Туркестан

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Туркестан (регион)»)
Перейти к: навигация, поиск

Туркеста́н (азерб. Türküstan, каз. Түркістан, تۇركىستان, туркм. Türküstan, узб. Turkiston, тур. Türkistan, уйг. توركىستان — «Страна тюрков»)[1] — название самобытного историко-географического региона Центральной Евразии и Центральной Азии, широко употреблявшееся в XIX веке и начале XX века[2].

Самое раннее упоминание топонима «Туркестан» содержится в документе на бумаге 639 г., представляющем собой письмо на согдийском языке из 25 строк о продаже в рабство самаркандской девушки. Документ был найден в 1969 г. вместе с китайским документом 628 года близ Турфана[3]. В скандинавской Саге об Инглингах (XIII век) упомянут Тюркланд (исл. Tyrkland) к востоку от Асгарда (страны асов или ясов).

С понятием Туркестан обычно связывают земли таких современных государств как Узбекистан, Туркмения, Киргизия и Казахстан, Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая, тюркоязычные регионы юга Сибири, а также север Афганистана и Ирана.

Во второй половине XIX века Туркестан нередко делился (достаточно условно) на Западный (Русский), Восточный (Китайский) и Южный (северная часть Афганистана и Ирана). В Западном и Восточном Туркестане проживало преимущественно тюркское население, в Южном — ираноязычное.

В середине 1920-х годов термин Туркестан постепенно вышел из употребления и был заменён первоначально в русской географической традиции термином Средняя Азия, затем этот термин стал употребим в географической литературе всех 15 советских республик и был канонизирован советской цензурой. В мировой географической традиции регион имеет название Центральная Азия. После распада СССР состоялось несколько научных конференций, где было предложено отказаться от употребления термина Средняя Азия в пользу общепринятого в мире термина Центральная Азия.





Западный Туркестан

На территории Западного Туркестана, присоединённого к Российской империи, в 1867 году было образовано Туркестанское генерал-губернаторство. С 1886 года официальное название «Туркестанский край». В апреле 1918, на территории Русского Туркестана была образована Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика. После национально-государственного размежевания советских республик Средней Азии 19241925 годов на территории Туркестана были образованы Советские Республики. Со временем слово «Туркестан» заменено термином Центральная Азия, часто также используется термин «Средняя Азия», хотя в Среднюю Азию обычно не включают Казахстан, являющийся по сути частью тюркского мира.

Под именем «Туркестана» в Российской империи чаще всего подразумевали три области: Самаркандскую, Ферганскую и Сырдарьинскую. Но весь Туркестан включал пять областей, расположенных одна за другой к востоку от Каспийского моря по границе Российской империи с Персией, Афганистаном и Китаем, а именно: Закаспийскую, Самаркандскую, Ферганскую, Сырдарьинскую и Семиреченскую, а также Бухарское и Хивинское ханства.

Восточный Туркестан

Восточный Туркестан на данный момент представлен тюркоязычным Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая. В его составе имеются казахское и киргизское национально-территориальные образования.

В русской литературе для обозначения Восточного Тур­кестана нередко употреблялся также термин Кашгария, под которым обычно понимается область, включающая обширную Таримскую равнину и обращенные к ней скло­ны окружающих её горных хребтов Тань-Шаня, Памира, Куэнь-Луня и Бэй-Шаня. Равнина эта вытянута с запада на восток примерно на 1200 километров, с юга на север — на 500 километров.

В сочинениях мусульманских авторов XVIII, XIX и начала XX веков для обозначения «Китайского Туркестана» употребляются термины «Торт-шехр» (Четыре города), «Алты-шехр» (Шесть городов) и «Йети-шехр» (Семь городов), но чаще всего — «Алты-шехр». Под шестью городами Восточного Туркестана обычно имеются в виду: Куч, Аксу, Уч-Турфан, Кашгар, Яркенд и Хотан. В качестве седьмого города позднейшие авторы добавляют Янги-Хисар, расположенный между Кашгаром и Яркендом.

Афганский Туркестан

Территория от реки Мургаб до Гиндукуша, которая во второй половине XIX веке составила провинцию Афганского государства, стала называться Афганским Туркестаном.

См. также

Напишите отзыв о статье "Туркестан"

Ссылки

  • Туркестан (историко-географич. область) // Большая советская энциклопедия (3-е издание). — Советская энциклопедия, 1969—1978.
  • Туркестан // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Басханов М.К. "У ворот английского могущества". А.Е.Снесарев в Туркестане, 1899-1904 гг. СПб., Нестор-История, 2015. — 328 с., ил., карты. — 978-5-4469-0728-1.
  • [www.loc.gov/rr/print/coll/287_turkestan.html «Туркестанский альбом» на сайте библиотеки Конгресса США]  (англ.)
  • Туркестан начала XX века на дореволюционных цветных фотографиях С. М. Прокудина-Горского: современные [prokudin-gorskiy.ru/tree.php?ID=60 Туркменистан], [prokudin-gorskiy.ru/tree.php?ID=46 Узбекистан], [prokudin-gorskiy.ru/tree.php?ID=396 Киргизия]
  • [book-old.ru/BookLibrary/87000-Turkestanskiy-kray.html Библиотека Царское Село, книги по истории Туркестанского края, PDF]

Примечания

  1. Следует отметить, что до прихода тюркских племён в Среднюю Азию у восточных иранцев регион, лежащий в междуречье рек Амударьи и Сырдарьи, назывался Туран. В сасанидских источниках также использовалось название Турестан, то есть страна туров. После появления в этом регионе тюркских народов в этом регионе название «Туркестан» вытеснило название «Туран», хотя географически понятие «Туркестан» охватывает больший регион, чем Туран. Тураном в авестийскую эпоху называли степь и пустыни, окружающие междуречье Амударьи и Сырдарьи, а в средние века и вплоть до начала XX в. — само аму-сырдарьинское междуречье, то есть историческую Согдиану, более известную под названием Мавераннахр. Мавераннахр является калькой с пехл. «Farārōd» — «заречье», которое восходит к др.-перс. «*pāra-» ‘(противоположный) берег’ + «rautah-» ‘река’.{{подст:АИ}} Согдийским эквивалентом ср.-перс. «Farārōd» является «Pāryāp» от «*pāra-» + "«p» ‘вода, река’, то есть «противоположный берег реки».{{подст:АИ}} Город с согдийским названием Фараб существовал на месте городища Отрар, на правом, противоположном, по отношению к Согду, берегу Сырдарьи. «Заречьем» правобережье Амударьи назвали жители левобережья, то есть Хорасана, так как соседствовали с Согдом и имели с согдийцами весьма тесные родственные, культурные, экономические, духовные и иные связи. Так, например, толковый словарь персидского языка «Фарханге Анандрадж», составленный в 1888 г. Мохаммадом Падшахом в Индии, уточняет:

    «И Туран не идентичен Туркестану … Когда эта область была завоевана арабами, стала называться Мавераннахром… Мавераннахр — это область, восточным пределом которой является Фергана, западным — Хорезм, северным — Ташкент, южным — Балх и Самарканд и является крупнейшим регионом Турана».

    Мохаммад Падшах, «Фарханге Анандрадж», т. 1. стр. 1224

  2. Определение границ этого региона, основывающееся на его климатических особенностях, позволяло некоторым исследователям включать в этот регион территории современной Монголии, Западного Китая, Пенджаба, северной Индии и северного Пакистана, северо-восточные районы Афганистан и районы азиатской России южнее, а также территории нынешних среднеазиатских государств и Казахстана. При определении границ Туркестана, исходя из принципа этнического состава населения, когда за основу берутся районы, населённые восточно-тюркскими народами и монголами, позволяло включать в состав этого региона Синьцзян-Уйгурский автономный округ, тюркоязычные регионы Южной Сибири, четыре бывшие советские среднеазиатские республики (при том, что Таджикистан населён ираноязычными народами) и Казахстан, а также афганский и иранский Туркестан.
  3. Султанов Т. И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть /Турсун Икрамович Султанов. — М.: АСТ МОСКВА, 2007. — 446,[2]с. — (Историческая библиотека). — ISBN 5-17-035804-0 — С. 123. (Перевод согдийского документа на русский язык с лингвистическим анализом осуществлен иранистом В. А. Ливщицем // Петербургское востоковедение. — СПб., 1994. — Вып. 6, стр. 693.)

Отрывок, характеризующий Туркестан

Она грациозно, но всё улыбаясь, отстранилась, повернулась и взглянула на мужа. У князя Андрея глаза были закрыты: так он казался усталым и сонным.
– Вы готовы? – спросил он жену, обходя ее взглядом.
Князь Ипполит торопливо надел свой редингот, который у него, по новому, был длиннее пяток, и, путаясь в нем, побежал на крыльцо за княгиней, которую лакей подсаживал в карету.
– Рrincesse, au revoir, [Княгиня, до свиданья,] – кричал он, путаясь языком так же, как и ногами.
Княгиня, подбирая платье, садилась в темноте кареты; муж ее оправлял саблю; князь Ипполит, под предлогом прислуживания, мешал всем.
– Па звольте, сударь, – сухо неприятно обратился князь Андрей по русски к князю Ипполиту, мешавшему ему пройти.
– Я тебя жду, Пьер, – ласково и нежно проговорил тот же голос князя Андрея.
Форейтор тронулся, и карета загремела колесами. Князь Ипполит смеялся отрывисто, стоя на крыльце и дожидаясь виконта, которого он обещал довезти до дому.

– Eh bien, mon cher, votre petite princesse est tres bien, tres bien, – сказал виконт, усевшись в карету с Ипполитом. – Mais tres bien. – Он поцеловал кончики своих пальцев. – Et tout a fait francaise. [Ну, мой дорогой, ваша маленькая княгиня очень мила! Очень мила и совершенная француженка.]
Ипполит, фыркнув, засмеялся.
– Et savez vous que vous etes terrible avec votre petit air innocent, – продолжал виконт. – Je plains le pauvre Mariei, ce petit officier, qui se donne des airs de prince regnant.. [А знаете ли, вы ужасный человек, несмотря на ваш невинный вид. Мне жаль бедного мужа, этого офицерика, который корчит из себя владетельную особу.]
Ипполит фыркнул еще и сквозь смех проговорил:
– Et vous disiez, que les dames russes ne valaient pas les dames francaises. Il faut savoir s'y prendre. [А вы говорили, что русские дамы хуже французских. Надо уметь взяться.]
Пьер, приехав вперед, как домашний человек, прошел в кабинет князя Андрея и тотчас же, по привычке, лег на диван, взял первую попавшуюся с полки книгу (это были Записки Цезаря) и принялся, облокотившись, читать ее из середины.
– Что ты сделал с m lle Шерер? Она теперь совсем заболеет, – сказал, входя в кабинет, князь Андрей и потирая маленькие, белые ручки.
Пьер поворотился всем телом, так что диван заскрипел, обернул оживленное лицо к князю Андрею, улыбнулся и махнул рукой.
– Нет, этот аббат очень интересен, но только не так понимает дело… По моему, вечный мир возможен, но я не умею, как это сказать… Но только не политическим равновесием…
Князь Андрей не интересовался, видимо, этими отвлеченными разговорами.
– Нельзя, mon cher, [мой милый,] везде всё говорить, что только думаешь. Ну, что ж, ты решился, наконец, на что нибудь? Кавалергард ты будешь или дипломат? – спросил князь Андрей после минутного молчания.
Пьер сел на диван, поджав под себя ноги.
– Можете себе представить, я всё еще не знаю. Ни то, ни другое мне не нравится.
– Но ведь надо на что нибудь решиться? Отец твой ждет.
Пьер с десятилетнего возраста был послан с гувернером аббатом за границу, где он пробыл до двадцатилетнего возраста. Когда он вернулся в Москву, отец отпустил аббата и сказал молодому человеку: «Теперь ты поезжай в Петербург, осмотрись и выбирай. Я на всё согласен. Вот тебе письмо к князю Василью, и вот тебе деньги. Пиши обо всем, я тебе во всем помога». Пьер уже три месяца выбирал карьеру и ничего не делал. Про этот выбор и говорил ему князь Андрей. Пьер потер себе лоб.
– Но он масон должен быть, – сказал он, разумея аббата, которого он видел на вечере.
– Всё это бредни, – остановил его опять князь Андрей, – поговорим лучше о деле. Был ты в конной гвардии?…
– Нет, не был, но вот что мне пришло в голову, и я хотел вам сказать. Теперь война против Наполеона. Ежели б это была война за свободу, я бы понял, я бы первый поступил в военную службу; но помогать Англии и Австрии против величайшего человека в мире… это нехорошо…
Князь Андрей только пожал плечами на детские речи Пьера. Он сделал вид, что на такие глупости нельзя отвечать; но действительно на этот наивный вопрос трудно было ответить что нибудь другое, чем то, что ответил князь Андрей.
– Ежели бы все воевали только по своим убеждениям, войны бы не было, – сказал он.
– Это то и было бы прекрасно, – сказал Пьер.
Князь Андрей усмехнулся.
– Очень может быть, что это было бы прекрасно, но этого никогда не будет…
– Ну, для чего вы идете на войну? – спросил Пьер.
– Для чего? я не знаю. Так надо. Кроме того я иду… – Oн остановился. – Я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!


В соседней комнате зашумело женское платье. Как будто очнувшись, князь Андрей встряхнулся, и лицо его приняло то же выражение, какое оно имело в гостиной Анны Павловны. Пьер спустил ноги с дивана. Вошла княгиня. Она была уже в другом, домашнем, но столь же элегантном и свежем платье. Князь Андрей встал, учтиво подвигая ей кресло.
– Отчего, я часто думаю, – заговорила она, как всегда, по французски, поспешно и хлопотливо усаживаясь в кресло, – отчего Анет не вышла замуж? Как вы все глупы, messurs, что на ней не женились. Вы меня извините, но вы ничего не понимаете в женщинах толку. Какой вы спорщик, мсье Пьер.
– Я и с мужем вашим всё спорю; не понимаю, зачем он хочет итти на войну, – сказал Пьер, без всякого стеснения (столь обыкновенного в отношениях молодого мужчины к молодой женщине) обращаясь к княгине.
Княгиня встрепенулась. Видимо, слова Пьера затронули ее за живое.
– Ах, вот я то же говорю! – сказала она. – Я не понимаю, решительно не понимаю, отчего мужчины не могут жить без войны? Отчего мы, женщины, ничего не хотим, ничего нам не нужно? Ну, вот вы будьте судьею. Я ему всё говорю: здесь он адъютант у дяди, самое блестящее положение. Все его так знают, так ценят. На днях у Апраксиных я слышала, как одна дама спрашивает: «c'est ca le fameux prince Andre?» Ma parole d'honneur! [Это знаменитый князь Андрей? Честное слово!] – Она засмеялась. – Он так везде принят. Он очень легко может быть и флигель адъютантом. Вы знаете, государь очень милостиво говорил с ним. Мы с Анет говорили, это очень легко было бы устроить. Как вы думаете?
Пьер посмотрел на князя Андрея и, заметив, что разговор этот не нравился его другу, ничего не отвечал.
– Когда вы едете? – спросил он.
– Ah! ne me parlez pas de ce depart, ne m'en parlez pas. Je ne veux pas en entendre parler, [Ах, не говорите мне про этот отъезд! Я не хочу про него слышать,] – заговорила княгиня таким капризно игривым тоном, каким она говорила с Ипполитом в гостиной, и который так, очевидно, не шел к семейному кружку, где Пьер был как бы членом. – Сегодня, когда я подумала, что надо прервать все эти дорогие отношения… И потом, ты знаешь, Andre? – Она значительно мигнула мужу. – J'ai peur, j'ai peur! [Мне страшно, мне страшно!] – прошептала она, содрогаясь спиною.
Муж посмотрел на нее с таким видом, как будто он был удивлен, заметив, что кто то еще, кроме его и Пьера, находился в комнате; и он с холодною учтивостью вопросительно обратился к жене:
– Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, – сказал он.
– Вот как все мужчины эгоисты; все, все эгоисты! Сам из за своих прихотей, Бог знает зачем, бросает меня, запирает в деревню одну.
– С отцом и сестрой, не забудь, – тихо сказал князь Андрей.
– Всё равно одна, без моих друзей… И хочет, чтобы я не боялась.
Тон ее уже был ворчливый, губка поднялась, придавая лицу не радостное, а зверское, беличье выраженье. Она замолчала, как будто находя неприличным говорить при Пьере про свою беременность, тогда как в этом и состояла сущность дела.
– Всё таки я не понял, de quoi vous avez peur, [Чего ты боишься,] – медлительно проговорил князь Андрей, не спуская глаз с жены.
Княгиня покраснела и отчаянно взмахнула руками.
– Non, Andre, je dis que vous avez tellement, tellement change… [Нет, Андрей, я говорю: ты так, так переменился…]
– Твой доктор велит тебе раньше ложиться, – сказал князь Андрей. – Ты бы шла спать.
Княгиня ничего не сказала, и вдруг короткая с усиками губка задрожала; князь Андрей, встав и пожав плечами, прошел по комнате.
Пьер удивленно и наивно смотрел через очки то на него, то на княгиню и зашевелился, как будто он тоже хотел встать, но опять раздумывал.
– Что мне за дело, что тут мсье Пьер, – вдруг сказала маленькая княгиня, и хорошенькое лицо ее вдруг распустилось в слезливую гримасу. – Я тебе давно хотела сказать, Andre: за что ты ко мне так переменился? Что я тебе сделала? Ты едешь в армию, ты меня не жалеешь. За что?
– Lise! – только сказал князь Андрей; но в этом слове были и просьба, и угроза, и, главное, уверение в том, что она сама раскается в своих словах; но она торопливо продолжала:
– Ты обращаешься со мной, как с больною или с ребенком. Я всё вижу. Разве ты такой был полгода назад?
– Lise, я прошу вас перестать, – сказал князь Андрей еще выразительнее.
Пьер, всё более и более приходивший в волнение во время этого разговора, встал и подошел к княгине. Он, казалось, не мог переносить вида слез и сам готов был заплакать.