Тучков, Владимир Яковлевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Яковлевич Тучков

Влади́мир Я́ковлевич Тучко́в (26 апреля 1949, Мытищи Московской обл.) — поэт, прозаик, перформер.





Биография

  • В конце 80-х — начале 90-х годов был членом московского клуба «Поэзия», вплоть до прекращения деятельности этого клуба принимал участие в его поэтических акциях.

Творчество

Книги

  • Заблудившиеся в зеркалах. Стихи. — М.: Музей Сидура, 1995. Вып.15. Стихи.
  • Майор Азии. Стихи. — М.: Издательство Р.Элинина, 2009.
  • Записки из клинической палаты. — М.: МышЪ, 1992
  • Русская книга людей. — М.: НЛО, 1999
  • Смерть приходит по Интернету. — М.: НЛО, 2001
  • Танцор. — М.: Захаров, 2001. Роман Танцор-2. — М.: Захаров, 2001. Роман
  • Танцор-3. И на погосте бывают гости. — М.: Захаров, 2001. Роман
  • Танцор-4. Скованные одной целью. — М.: Захаров, 2002. Роман
  • Поющие в интернете. Сказки для взрослых. — М.: Захаров, 2002
  • И заработал много долларов... Новые русские сказки. — М.: НЛО, 2005
  • Блеск и нищета европейских монархов. — М.: Зебра Е, 2006
  • Последняя почка — СПб.: Лимбус-пресс, 2005
  • Русский эндшпиль — М.: НЛО, 2010
  • Wladimir Tutschkow. Der Retter der Taiga - Munchen: Deutscher Taschenbuch Verlag, 2003
  • Vlagyimir Tucskov. Az orosz szex vedelmezoje — Budapest: GABO, 2005.
  • Остров свободы и счастья

Избранные публикации

В антологиях: «Самидат века» - Минск-Москва: Полифакт, 1997; «Молодая поэзия 89» - М.: Советский писатель, 1989; «Антология русского верлибра» - М.: Прометей, 1991; «Crossing Centuries. The New Generation in Russian Poetry» - New Jersty: Talisman House Publishers, 1997; «Русская проза конца ХХ века. Хрестоматия» - М.: Академия, Филфак СПбГУ, 2002; «50 writers: an anthology of 20th century Russian short stories» - Boston: Academic Studies Press, 2011.

В журналах: «Akzente» (Мюнхен), «Kreschatik», «Magazine Жванецкого», «Svetovej literatuty» (Братислава), «Арион», «Вестник Европы», «Волга», «Дружба народов», «Знамя», «Золотой век», «Комментарии», «Новая юность», «Новое литературное обозрение», «Новый мир», «Остров» (Берлин), «Пушкин», «Радуга» (Киев), «Соло», «Стрелец» (Париж-Нью-Йорк-Москва), «Черновик» (Нью-Йорк), «Шо» (Киев).

Перформанс

Автор ряда акций, перформансов и экспозиций, которые в разные годы проходили в московских галереях «Велта» и «На Каширке», в клубах «Билингва» и «Жесть», в Зверевском центре современного искусства, на тольяттинском литературно-театральном фестивале, на Парижском книжном салоне.

Театр

В Учебном театре школы-студии МХАТ по произведению «Русский И Цзин» был поставлен спектакль «Книга перемен». Режиссёр — Марина Брусникина.

Кинематограф

По роману «Танцор» был снят одноименный сериал. ПродюсерАндрей Макаревич, режиссёрДмитрий Светозаров.

Признание

  • Лауреат премии московских литературных клубов «Бродячая собака».

Напишите отзыв о статье "Тучков, Владимир Яковлевич"

Ссылки

  • [www.litkarta.ru/russia/moscow/persons/tuchkov-v Страница В.Тучкова на сайте «Новая литературная карта России»]
  • [magazines.russ.ru/authors/t/tuchkov/ Страница В.Тучкова в «Журнальном зале»]
  • [www.levin.rinet.ru/FRIENDS/TUCHKOV/index.html Страница В.Тучкова на сайте Александра Левина]
  • [www.vavilon.ru/texts/prim/tuchkov0.html Страница В.Тучкова на сайте «Вавилон.ру»]

Отрывок, характеризующий Тучков, Владимир Яковлевич

– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.