Тюрингия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Freistaat Thüringen
Свободное государство Тюрингия
Флаг
Герб
Административный центр:   Эрфурт
Площадь:   16 172,50 км²
Население:   2 156 759 (31.12.2014)[1] чел.
Плотность населения:   133,36 чел./км²
Официальный код:   DE-TH
Премьер-министр:   Бодо Рамелов (Левые)
Правящая партия:   коалиция из Левых, СДПГ и Зелёных
Распределение голосов
в земельном собрании:
  ХДС 34
Левые 28
СДПГ 12
АдГ 11
Зелёные 6
Последние выборы:   14 сентября 2014
Следующие выборы:   2019
Голосов в бундесрате:   4
Сайт:   www.thueringen.de/

Тюрингия (нем. Freistaat Thüringen), (произношение ) — федеральная земля Германии. Земля известна как «Зелёное сердце Германии». Столица — город Эрфурт.

Наряду c Саксонией является одной из наиболее экономически развитых федеральных земель на востоке Германии.





География

Тюрингия граничит с федеральными землями Гессен (270 км), Бавария (381 км), Саксония (265 км), Саксония-Анхальт (296 км) и Нижняя Саксония (112 км).

История

Тюрингия - историческая область в Германии. В раннем Средневековье - легендарное королевство, затем герцогство. После этого область была подчинена Каролингами, затем входила в состав Священной Римской империи (во многие периоды -лишь номинально), будучи разделённой между владетельными аристократами, среди которых особо выделялись Веттины Эрнестинской линии. После 1871 года - в составе единой Германии, однако прежние тюрингские государства пользовались определённой автономией. В Веймарской республике в 1920-1934 годах была регионом со статусом так называемого Свободного государства. В Третьем Рейхе и затем в ГДР фактически не имела автономии. Ныне - автономный регион (федеральная земля) современной Германии.

Земля Тюрингия

В ХХ веке земля Тюрингия впервые появилась на политической карте современной Германии в 1920 году в результате объединения восьми бывших немецких княжеств, до революции самостоятельно входивших в состав Германской империи:

Столицей новой земли стал Веймар.

После Второй мировой войны и упразднения союзниками Прусского государства, в состав земли были включены ряд бывших прусских территорий (Административный округ Эрфурт от провинции Саксония-Анхальт, район Шмалькальден от провинции Гессен-Нассау), столицей земли стал Эрфурт.

В 1949 году Тюрингия вошла в состав Германской Демократической Республики. В 1950 году районы Лангензальца и Вайсензе были присоединены к району Зондерхаузен, Шмалькальден к району Зуль, из района Штадтрода был выделен район Йена, а оставвшаяся часть была присоединена к району Гера. В 1952 году, в ходе проводившейся в ГДР административной реформы, земля Тюрингия была упразднена и разделена на административные округа Эрфурт, Гера и Зуль.

В 1990 году после объединения Германии Тюрингия была восстановлена в качестве федеральной земли.

Советские войска в Тюрингии

После окончания Великой Отечественной войны, во многих городах Тюрингии дислоцировались советские войска, входящие в Группу советских войск в Германии. Например, в городах Ордруф, Гота и Майнинген располагались части 39-й гвардейской мотострелковой дивизии. Группа была выведена в 1994 году в соответствии с Договором об окончательном урегулировании в отношении Германии.

Государственный строй

Законодательный орган — Тюрингенский ландтаг (нем. Thüringer Landtag), избираемый населением, исполнительный орган — Тюрингенское земельное правительство (Thüringische Landesregierung), состоящее из премьер-министра земли Тюрингия и министров земли Тюрингия. Исполнительным органом до 1934 года было государственное министерство (Staatsministerium, штатс-министерство), состоявшее из членов земельного правительства (Mitglieder der Landesregierung), орган конституционного надзора — Тюрингенский конституционный суд (Thüringer Verfassungsgerichtshof), высшая судебная инстанция — Тюрингенский высший земельный суд (Thüringer Oberlandesgericht), высшая судебная инстанция административной юстиции — Тюрингенский высший административный суд (Thüringer Oberverwaltungsgericht).

С 2004 года премьер-министром Тюрингии был Дитер Альтхаус (ХДС). 30 августа 2009 года состоялись очередные выборы в ландтаг, в ходе которых ХДС потерял своё лидирующее положение в местном парламенте.[2] Дитер Альтхаус был вынужден уйти со своего поста.[3] 19 октября 2009 между ХДС и СДПГ было заключено соглашение о создании коалиционного правительства.[4] Новым лидером ХДС стала Кристина Либеркнехт, которая займёт пост премьер-министра Тюрингии.

Административное деление

Территория Тюрингии делится на районы (нем. Landkreis) и районные свободные города (нем. Kreisfreie Stadt), районы на города (нем. Stadt) и общины (нем. Gemeinde), города на местные кварталы (нем. Ortsreil), общины на местечки (нем. Ortschaft).

Районы в Тюрингии

  1. Альтенбург
  2. Айхсфельд
  3. Гота
  4. Грайц
  5. Хильдбургхаузен
  6. Ильм
  1. Кифхойзер
  2. Нордхаузен
  3. Заале-Хольцланд
  4. Заале-Орла
  5. Заальфельд-Рудольштадт
  6. Шмалькальден-Майнинген
  1. Зёммерда
  2. Зоннеберг
  3. Унструт-Хайних
  4. Вартбург
  5. Ваймарер-Ланд

Свободные города (Kreisfreie Städte)

Города

Города с количеством жителей выше 15 тысяч
по состоянию на 31 декабря 2010 года
Эрфурт 205,0 Рудольштадт 23,8
Йена 105,1 Зондерсхаузен 23,1
Гера 99,3 Апольда 23,1
Веймар 65,5 Зоннеберг 22,4
Гота 45,6 Грайц 21,8
Нордхаузен 44,3 Майнинген 21,6
Айзенах 42,8 Шмалькальден 20,0
Зуль 38,8 Зёммерда 19,9
Мюльхаузен 36,0 Лайнефельде-Ворбис 19,7
Альтенбург 35,0 Бад-Лангензальца 18,0
Зальфельд 26,8 Хайлигенштадт 16,6
Ильменау 26,0 Цойленрода-Трибес 16,1
Арнштадт 25,0 Бад-Зальцунген 15,9

Местные органы государственной власти

Представительные органы районов — крейстаги (нем. Kreistag), состоящие из ландрата, который ведёт заседания, и членов крейстага (Kreistagsmitglied), избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в районах осуществляют ландраты, избираемые населением.

Представительные органы городов — штадтраты (Stadtrat), состоящие из обер-бургомистра (Oberbürgermeister), который ведёт заседания, и членов штадтрата (Stadtratsmitglied), избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в городах осуществляют обер-бургомистры, избираемые населением.

Представительные органы общин — гемайндераты (Gemeinderat), состоящий из бургомистра (Bürgermeister), который ведёт заседания, и членов гемайндерата (Gemeinderatsmitglied), избираемых населением по пропорциональной системе с открытым списком, исполнительную власть в общинах осуществляют бургомистры, избираемые населением.

Представительные органы местных кварталов — местные квартальные советы (Ortsteilrat), исполнительные — местные квартальные бургомистры (Ortsteilbürgermeister).

Представительные органы местечек — советы местечек (Ortschaftsrat), исполнительные — бургомистры местечек (Ortschaftsbuergermeister).

Религия

Большинство верующих — лютеране, крупнейшая лютеранская деноминация — Евангелическая Церковь в Центральной Германии (нем. Evangelische Kirche in Mitteldeutschland).

Финансы

  • Задолженность: 6325 € на душу населения (2002)
  • Общая задолженность: 15,2 миллиардов. € (2002)

Наука и образование

Высшие учебные заведения Тюрингии представлены четырьмя университетами и двумя университетами прикладных наук (Fachhochschule).

  • Технический университет Ильменау был основан в 1952 году. Техническое образование в Ильменау опирается на многолетние и богатые традиции, начало которым было положено ещё в 1894 году. В университете обучается 6 200 студентов по 17 бакалаврским и 22 магистерским специальностям в областях машиностроения, математики, естественных, экономических и социальных наук. Основой университетского обучения и научного образования молодых специалистов является исследование. Университет занимает ведущее положение внутри страны и на международной арене в фундаментальных и прикладных исследованиях.
  • Йенский университет имени Фридриха Шиллера был основан в 1558 году курфюрстом Саксонии Иоганом Фридрихом I. На сегодняшний день это крупнейший научно-образовательный центр в Тюрингии и восточной Германии с десятью факультетами и единственным в Тюрингии университетским медицинским центром. В университете учится более 20 000 студентов и работает 340 профессоров. Йенский университет — один из четырёх университетов Германии, входящих в Коимбрскую группу.
  • Эрфуртский университет (en) — это один из самых старых университетов на территории современной Германии. Изначально был основан в 1379 году, но в 1816 был закрыт и открылся заново только в 1994. Обучение имеет гуманитарную направленность.
  • Веймарский университет Баухаус (en) был основан в 1910 году. Имеет четыре факультета искусствоведческой и архитектурной направленности. На сегодняшний день количество студентов университета составляет приблизительно 4000.
  • Веймарская Высшая школа музыки имени Листа была открыта в 1872 году Карлом Мюллерхартунгом. Школа предоставляет программы по всем оркестровым музыкальным инструментам, фортепиано, вокалу, дирижерству и композиции.
  • Университет прикладных наук Эрфурта (de)
  • Йенский университет прикладных наук (de)

В астрономии

В честь Тюрингии назван астероид (934) Тюрингия, открытый в 1920 году.

Напишите отзыв о статье "Тюрингия"

Примечания

  1. [www.statistik.thueringen.de/datenbank/TabAnzeige.asp?tabelle=gg000102 Bevölkerung der Gemeinden vom Thüringer Landesamt für Statistik] (Hilfe dazu)  (нем.)
  2. [event.faz.net/event/landtagswahlen_thueringen/live/ Wahlergebnisse]  (нем.)
  3. [www.nytimes.com/2009/09/04/world/europe/04iht-germany.html?_r=2 Merkel Loyalist Resigns]  (англ.)
  4. [www.mdr.de/thueringen/wahlen/landtagswahl/6784590.html Schwarz-roter Koalitionsvertrag steht]

Ссылки

  • [www.thueringen.de/ www.thueringen.de] — официальный сайт
  • [www.thueringenweb.de/ Тюрингия (Немецкий язык)]

Отрывок, характеризующий Тюрингия

– Да, да, именно. Левый фланг наш теперь очень, очень силен.
Несмотря на то, что Кутузов выгонял всех лишних из штаба, Борис после перемен, произведенных Кутузовым, сумел удержаться при главной квартире. Борис пристроился к графу Бенигсену. Граф Бенигсен, как и все люди, при которых находился Борис, считал молодого князя Друбецкого неоцененным человеком.
В начальствовании армией были две резкие, определенные партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при этой последней партии, и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном. Теперь наступила решительная минута сражения, которая должна была или уничтожить Кутузова и передать власть Бенигсену, или, ежели бы даже Кутузов выиграл сражение, дать почувствовать, что все сделано Бенигсеном. Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день.
За Кайсаровым к Пьеру еще подошли другие из его знакомых, и он не успевал отвечать на расспросы о Москве, которыми они засыпали его, и не успевал выслушивать рассказов, которые ему делали. На всех лицах выражались оживление и тревога. Но Пьеру казалось, что причина возбуждения, выражавшегося на некоторых из этих лиц, лежала больше в вопросах личного успеха, и у него не выходило из головы то другое выражение возбуждения, которое он видел на других лицах и которое говорило о вопросах не личных, а общих, вопросах жизни и смерти. Кутузов заметил фигуру Пьера и группу, собравшуюся около него.
– Позовите его ко мне, – сказал Кутузов. Адъютант передал желание светлейшего, и Пьер направился к скамейке. Но еще прежде него к Кутузову подошел рядовой ополченец. Это был Долохов.
– Этот как тут? – спросил Пьер.
– Это такая бестия, везде пролезет! – отвечали Пьеру. – Ведь он разжалован. Теперь ему выскочить надо. Какие то проекты подавал и в цепь неприятельскую ночью лазил… но молодец!..
Пьер, сняв шляпу, почтительно наклонился перед Кутузовым.
– Я решил, что, ежели я доложу вашей светлости, вы можете прогнать меня или сказать, что вам известно то, что я докладываю, и тогда меня не убудет… – говорил Долохов.
– Так, так.
– А ежели я прав, то я принесу пользу отечеству, для которого я готов умереть.
– Так… так…
– И ежели вашей светлости понадобится человек, который бы не жалел своей шкуры, то извольте вспомнить обо мне… Может быть, я пригожусь вашей светлости.
– Так… так… – повторил Кутузов, смеющимся, суживающимся глазом глядя на Пьера.
В это время Борис, с своей придворной ловкостью, выдвинулся рядом с Пьером в близость начальства и с самым естественным видом и не громко, как бы продолжая начатый разговор, сказал Пьеру:
– Ополченцы – те прямо надели чистые, белые рубахи, чтобы приготовиться к смерти. Какое геройство, граф!
Борис сказал это Пьеру, очевидно, для того, чтобы быть услышанным светлейшим. Он знал, что Кутузов обратит внимание на эти слова, и действительно светлейший обратился к нему:
– Ты что говоришь про ополченье? – сказал он Борису.
– Они, ваша светлость, готовясь к завтрашнему дню, к смерти, надели белые рубахи.
– А!.. Чудесный, бесподобный народ! – сказал Кутузов и, закрыв глаза, покачал головой. – Бесподобный народ! – повторил он со вздохом.
– Хотите пороху понюхать? – сказал он Пьеру. – Да, приятный запах. Имею честь быть обожателем супруги вашей, здорова она? Мой привал к вашим услугам. – И, как это часто бывает с старыми людьми, Кутузов стал рассеянно оглядываться, как будто забыв все, что ему нужно было сказать или сделать.
Очевидно, вспомнив то, что он искал, он подманил к себе Андрея Сергеича Кайсарова, брата своего адъютанта.
– Как, как, как стихи то Марина, как стихи, как? Что на Геракова написал: «Будешь в корпусе учитель… Скажи, скажи, – заговорил Кутузов, очевидно, собираясь посмеяться. Кайсаров прочел… Кутузов, улыбаясь, кивал головой в такт стихов.
Когда Пьер отошел от Кутузова, Долохов, подвинувшись к нему, взял его за руку.
– Очень рад встретить вас здесь, граф, – сказал он ему громко и не стесняясь присутствием посторонних, с особенной решительностью и торжественностью. – Накануне дня, в который бог знает кому из нас суждено остаться в живых, я рад случаю сказать вам, что я жалею о тех недоразумениях, которые были между нами, и желал бы, чтобы вы не имели против меня ничего. Прошу вас простить меня.
Пьер, улыбаясь, глядел на Долохова, не зная, что сказать ему. Долохов со слезами, выступившими ему на глаза, обнял и поцеловал Пьера.
Борис что то сказал своему генералу, и граф Бенигсен обратился к Пьеру и предложил ехать с собою вместе по линии.
– Вам это будет интересно, – сказал он.
– Да, очень интересно, – сказал Пьер.
Через полчаса Кутузов уехал в Татаринову, и Бенигсен со свитой, в числе которой был и Пьер, поехал по линии.


Бенигсен от Горок спустился по большой дороге к мосту, на который Пьеру указывал офицер с кургана как на центр позиции и у которого на берегу лежали ряды скошенной, пахнувшей сеном травы. Через мост они проехали в село Бородино, оттуда повернули влево и мимо огромного количества войск и пушек выехали к высокому кургану, на котором копали землю ополченцы. Это был редут, еще не имевший названия, потом получивший название редута Раевского, или курганной батареи.
Пьер не обратил особенного внимания на этот редут. Он не знал, что это место будет для него памятнее всех мест Бородинского поля. Потом они поехали через овраг к Семеновскому, в котором солдаты растаскивали последние бревна изб и овинов. Потом под гору и на гору они проехали вперед через поломанную, выбитую, как градом, рожь, по вновь проложенной артиллерией по колчам пашни дороге на флеши [род укрепления. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ], тоже тогда еще копаемые.
Бенигсен остановился на флешах и стал смотреть вперед на (бывший еще вчера нашим) Шевардинский редут, на котором виднелось несколько всадников. Офицеры говорили, что там был Наполеон или Мюрат. И все жадно смотрели на эту кучку всадников. Пьер тоже смотрел туда, стараясь угадать, который из этих чуть видневшихся людей был Наполеон. Наконец всадники съехали с кургана и скрылись.
Бенигсен обратился к подошедшему к нему генералу и стал пояснять все положение наших войск. Пьер слушал слова Бенигсена, напрягая все свои умственные силы к тому, чтоб понять сущность предстоящего сражения, но с огорчением чувствовал, что умственные способности его для этого были недостаточны. Он ничего не понимал. Бенигсен перестал говорить, и заметив фигуру прислушивавшегося Пьера, сказал вдруг, обращаясь к нему:
– Вам, я думаю, неинтересно?
– Ах, напротив, очень интересно, – повторил Пьер не совсем правдиво.
С флеш они поехали еще левее дорогою, вьющеюся по частому, невысокому березовому лесу. В середине этого
леса выскочил перед ними на дорогу коричневый с белыми ногами заяц и, испуганный топотом большого количества лошадей, так растерялся, что долго прыгал по дороге впереди их, возбуждая общее внимание и смех, и, только когда в несколько голосов крикнули на него, бросился в сторону и скрылся в чаще. Проехав версты две по лесу, они выехали на поляну, на которой стояли войска корпуса Тучкова, долженствовавшего защищать левый фланг.
Здесь, на крайнем левом фланге, Бенигсен много и горячо говорил и сделал, как казалось Пьеру, важное в военном отношении распоряжение. Впереди расположения войск Тучкова находилось возвышение. Это возвышение не было занято войсками. Бенигсен громко критиковал эту ошибку, говоря, что было безумно оставить незанятою командующую местностью высоту и поставить войска под нею. Некоторые генералы выражали то же мнение. Один в особенности с воинской горячностью говорил о том, что их поставили тут на убой. Бенигсен приказал своим именем передвинуть войска на высоту.
Распоряжение это на левом фланге еще более заставило Пьера усумниться в его способности понять военное дело. Слушая Бенигсена и генералов, осуждавших положение войск под горою, Пьер вполне понимал их и разделял их мнение; но именно вследствие этого он не мог понять, каким образом мог тот, кто поставил их тут под горою, сделать такую очевидную и грубую ошибку.
Пьер не знал того, что войска эти были поставлены не для защиты позиции, как думал Бенигсен, а были поставлены в скрытое место для засады, то есть для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на подвигавшегося неприятеля. Бенигсен не знал этого и передвинул войска вперед по особенным соображениям, не сказав об этом главнокомандующему.


Князь Андрей в этот ясный августовский вечер 25 го числа лежал, облокотившись на руку, в разломанном сарае деревни Князькова, на краю расположения своего полка. В отверстие сломанной стены он смотрел на шедшую вдоль по забору полосу тридцатилетних берез с обрубленными нижними сучьями, на пашню с разбитыми на ней копнами овса и на кустарник, по которому виднелись дымы костров – солдатских кухонь.
Как ни тесна и никому не нужна и ни тяжка теперь казалась князю Андрею его жизнь, он так же, как и семь лет тому назад в Аустерлице накануне сражения, чувствовал себя взволнованным и раздраженным.
Приказания на завтрашнее сражение были отданы и получены им. Делать ему было больше нечего. Но мысли самые простые, ясные и потому страшные мысли не оставляли его в покое. Он знал, что завтрашнее сражение должно было быть самое страшное изо всех тех, в которых он участвовал, и возможность смерти в первый раз в его жизни, без всякого отношения к житейскому, без соображений о том, как она подействует на других, а только по отношению к нему самому, к его душе, с живостью, почти с достоверностью, просто и ужасно, представилась ему. И с высоты этого представления все, что прежде мучило и занимало его, вдруг осветилось холодным белым светом, без теней, без перспективы, без различия очертаний. Вся жизнь представилась ему волшебным фонарем, в который он долго смотрел сквозь стекло и при искусственном освещении. Теперь он увидал вдруг, без стекла, при ярком дневном свете, эти дурно намалеванные картины. «Да, да, вот они те волновавшие и восхищавшие и мучившие меня ложные образы, – говорил он себе, перебирая в своем воображении главные картины своего волшебного фонаря жизни, глядя теперь на них при этом холодном белом свете дня – ясной мысли о смерти. – Вот они, эти грубо намалеванные фигуры, которые представлялись чем то прекрасным и таинственным. Слава, общественное благо, любовь к женщине, самое отечество – как велики казались мне эти картины, какого глубокого смысла казались они исполненными! И все это так просто, бледно и грубо при холодном белом свете того утра, которое, я чувствую, поднимается для меня». Три главные горя его жизни в особенности останавливали его внимание. Его любовь к женщине, смерть его отца и французское нашествие, захватившее половину России. «Любовь!.. Эта девочка, мне казавшаяся преисполненною таинственных сил. Как же я любил ее! я делал поэтические планы о любви, о счастии с нею. О милый мальчик! – с злостью вслух проговорил он. – Как же! я верил в какую то идеальную любовь, которая должна была мне сохранить ее верность за целый год моего отсутствия! Как нежный голубок басни, она должна была зачахнуть в разлуке со мной. А все это гораздо проще… Все это ужасно просто, гадко!
Отец тоже строил в Лысых Горах и думал, что это его место, его земля, его воздух, его мужики; а пришел Наполеон и, не зная об его существовании, как щепку с дороги, столкнул его, и развалились его Лысые Горы и вся его жизнь. А княжна Марья говорит, что это испытание, посланное свыше. Для чего же испытание, когда его уже нет и не будет? никогда больше не будет! Его нет! Так кому же это испытание? Отечество, погибель Москвы! А завтра меня убьет – и не француз даже, а свой, как вчера разрядил солдат ружье около моего уха, и придут французы, возьмут меня за ноги и за голову и швырнут в яму, чтоб я не вонял им под носом, и сложатся новые условия жизни, которые будут также привычны для других, и я не буду знать про них, и меня не будет».
Он поглядел на полосу берез с их неподвижной желтизной, зеленью и белой корой, блестящих на солнце. «Умереть, чтобы меня убили завтра, чтобы меня не было… чтобы все это было, а меня бы не было». Он живо представил себе отсутствие себя в этой жизни. И эти березы с их светом и тенью, и эти курчавые облака, и этот дым костров – все вокруг преобразилось для него и показалось чем то страшным и угрожающим. Мороз пробежал по его спине. Быстро встав, он вышел из сарая и стал ходить.