Убийство Джона Кеннеди

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Убийство Джона Фицджеральда Кеннеди

Джон Кеннеди со своей женой в лимузине за несколько минут до обстрела
Место атаки

Даллас, штат Техас, США
Координаты: 32°46′44″ с. ш. 96°48′31″ з. д. / 32.7790194° с. ш. 96.8086694° з. д. / 32.7790194; -96.8086694 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=32.7790194&mlon=-96.8086694&zoom=14 (O)] (Я)

Цель атаки

Джон Кеннеди

Дата

22 ноября 1963
12:30 (по местному)

Способ атаки

снайперский выстрел

Оружие

Винтовка «Каркано»

Погибшие

1

Раненые

1

Число террористов

неизвестно

Число заложников

0

Подозреваемые

Ли Харви Освальд

Убийство 35-го президента США Джона Кеннеди было совершено в пятницу 22 ноября 1963 года в Далласе (штат Техас) в 12:30 по местному времени. Кеннеди был смертельно ранен выстрелом из винтовки, когда он вместе со своей женой Жаклин ехал в президентском кортеже по Элм-Стрит.

Убийство в течение десяти месяцев расследовала специально созванная комиссия во главе с председателем Верховного суда США Эрлом УорреномКомиссия Уоррена»), которая пришла к заключению, что убийство было совершено преступником-одиночкой Ли Харви Освальдом. Последующие официальные расследования подтвердили, что убийцей был Освальд, но, вероятно, за ним стояли некие заговорщики. Существует ряд конспирологических теорий, подвергающих сомнению выводы комиссии Уоррена и представляющих альтернативные версии убийства, в том числе заговор американских или советских спецслужб, однако ни одна из них не была доказана. Социологические опросы показывают, что подавляющее большинство американцев (свыше 70 %) не верит в официальную версию убийства[1][2].





Последовательность событий

Визит в Даллас

Решение о визите Кеннеди в Техас как одном из этапов кампании по подготовке к президентским выборам 1964 года было принято 5 июня 1963 года, когда Кеннеди, вице-президент Линдон Джонсон и губернатор Техаса Джон Конналли встретились в отеле «Кортез» в Эль-Пасо[3]. Осенью Кеннеди совершил несколько поездок по штатам. 12 ноября он заявил о важности победы во Флориде и Техасе и о своих планах совершить визит в оба штата в ближайшие две недели[4]. На предыдущих выборах в 1960 году Кеннеди победил в Техасе республиканца Никсона в том числе и благодаря тому, что кандидат в вице-президенты Линдон Джонсон был уроженцем Техаса и представлял этот штат в Сенате.

В октябре, за месяц до запланированного визита, представителя США при ООН Эдлая Стивенсона, который выступал в Далласе с речью, атаковала группа правых активистов с антиооновскими лозунгами. Одна из демонстранток ударила его плакатом[5][6]. Агенты Секретной службы, посещавшие город перед визитом Кеннеди, собирали данные об этом инциденте[7].

Подготовка визита была поручена губернатору Техаса, маршрут движения кортежа по Далласу разрабатывали агенты Секретной службы. 19 ноября в далласских газетах был опубликован маршрут кортежа[8]. Пунктом назначения кортежа был выставочный центр Далласа, где был намечен торжественный банкет.[9] В час тридцать дня 21 ноября Борт номер один с супругами Кеннеди прибыл в аэропорт Сан-Антонио. Кеннеди посетил расположенную там Школу аэрокосмической медицины ВВС США и вечером того же дня вылетел в Хьюстон. В Хьюстоне он выступил в Университете Райса и посетил банкет на 3200 персон в честь члена Палаты представителей от Демократической партии Альберта Томаса[10]. Ночь президент провёл в отеле в Форт-Уэрте; утром Борт номер один вылетел в Даллас.

Убийство

22 ноября 1963 года в 11:35 по местному времени в далласском аэропорту Лав-Филд приземлился самолёт ВВС США, в котором находился вице-президент США Линдон Джонсон. В 11:40 там же приземлился самолёт, в котором был Кеннеди (президент и вице-президент США традиционно летают на разных самолётах с тем, чтобы в случае катастрофы страна не осталась сразу без обоих руководителей). В 11:50 по местному времени президентский кортеж направился с аэродрома в город[11]. Президентский лимузин, в котором находились агенты Секретной службы США Уильям Грир (за рулём) и Рой Келлерман (на пассажирском сиденье рядом с водителем), супруги Кеннеди (на двух задних сиденьях) и губернатор Техаса Джон Конналли с женой Нелли (на двух дополнительных средних пассажирских сиденьях), ехал ближе к голове кортежа. За ним двигалась машина с агентами Секретной службы, за ней — машина, в которой ехал Линдон Джонсон. Дальше двигались многочисленные автомобили с остальными членами делегации и журналистами. Погода в Далласе была солнечная и тёплая. Пластиковую съемную крышу с президентского автомобиля сняли, чтобы горожане могли видеть своего президента. Двигаясь по Мэйн-стрит, кортеж въехал в район Далласа под названием Дили Плаза и повернул направо, на Хьюстон-стрит. В этот момент Нелли Конналли повернулась к Джону Кеннеди и сказала: «Мистер президент, согласитесь, что Даллас вас любит», на что Кеннеди ответил: «Разумеется»[12][13]. На следующем перекрестке лимузин свернул налево, на Элм-стрит.

После того, как лимузин проехал мимо расположенного на углу Хьюстон-стрит и Элм-стрит школьного книгохранилища, ровно в 12:30[14], раздались выстрелы. Большинство свидетелей утверждают, что слышали три выстрела[15][16], хотя отдельные свидетели говорили о двух или четырёх, или, возможно, даже пяти или шести выстрелах[16]. Первая пуля, по официальной версии, попала Джону Кеннеди в спину, прошла насквозь и вышла через шею, также ранив в спину и запястье сидевшего впереди него Джона Конналли[17]. В то же время, давая показания комиссии Уоррена, Конналли говорил, что был уверен, что он был ранен вторым выстрелом, которого он не слышал[18]. Через пять секунд был сделан второй выстрел[19][20]. Пуля попала Кеннеди в голову, проделав в правой части его головы выходное отверстие размером с кулак, так что часть салона была забрызгана фрагментами мозга. Сразу после выстрела из автомобиля, ехавшего сразу за президентским лимузином, выскочил агент Клинт Хилл, который догнал президентский лимузин и попытался запрыгнуть в машину. Ему удалось это сделать только после второго выстрела[20]. Кортеж президента немедленно ускорился и через пять минут Кеннеди был доставлен в Парклендский госпиталь, расположенный в четырёх милях от места ранения[21]. Осмотревший Кеннеди врач определил, что он ещё был жив, и предпринял первые меры по оказанию экстренной помощи[22]. Чуть позже прибыл личный доктор Кеннеди Джордж Грегори Баркли, но в этот момент уже было очевидно, что попытки спасти Кеннеди были безрезультатны. В 13:00 была официально зафиксирована смерть, наступившая в результате ранения головы, свидетельство о смерти подписал Баркли[23]. В 13:31 в Парклендском госпитале была созвана пресс-конференция и исполняющий обязанности пресс-секретаря Белого дома Малколм Килдафф сообщил о смерти президента[24]. Через 10 минут Сенат США прекратил работу, минутой позже закрылась Нью-Йоркская биржа. В 15:41 гроб с телом президента был погружен в самолёт, направляющийся в Вашингтон, и доставлен туда ещё через 2 часа. Через 1 час 20 минут после выстрела в Кеннеди был арестован подозреваемый Ли Харви Освальд. В 20:00 ему было предъявлено официальное обвинение.

После смерти Кеннеди вице-президент США Линдон Джонсон автоматически стал президентом. Он принёс присягу на борту президентского самолёта в аэропорту Далласа и в тот же день приступил к исполнению обязанностей президента.

Ли Харви Освальд

Один из очевидцев, Говард Бреннан, в момент стрельбы находившийся напротив книгохранилища, сказал полицейским, что после первого выстрела взглянул на книгохранилище, где, по его мнению, находился источник шума, и увидел в окне шестого этажа стрелявшего человека[25]. Когда Бреннан давал показания полиции, из книгохранилища вышел служащий по фамилии Джармен, который подтвердил, что слышал выстрелы изнутри[26]. Другой сотрудник, Рой Трули, сообщил полиции, что его подчинённый Ли Харви Освальд покинул здание сразу после выстрелов. Он же сообщил его имя и домашний адрес[27].

Как установила комиссия Уоррена, Освальд оставил оружие за ящиками и сразу покинул здание незадолго до того, как оно было оцеплено полицией. Примерно в час дня Освальд добрался домой, но пробыл там недолго[28]. Когда Освальд шёл по одной улице, его остановил патрульный Дж. Д. Типпит. Он вышел из машины, и Освальд убил его четырьмя выстрелами из револьвера. Вскоре после этого Освальд был задержан в кинотеатре. С момента ранения Кеннеди прошли час и двадцать минут. Освальд пытался выстрелить в полицейского, но был обезврежен[29]. Той же ночью ему были предъявлены обвинения в убийстве Кеннеди и Типпита. Он полностью отрицал свою вину. Два дня спустя, 24 ноября 1963 года, Освальд, выходивший из полицейского участка в сопровождении полицейских, был застрелен владельцем ночного клуба Джеком Руби. Поэтому виновность Освальда никогда не была доказана или опровергнута в суде.

Орудие убийства

Орудием убийства Кеннеди считается карабин Каркано M91/38 калибра 6,5 мм итальянского производства с телескопическим прицелом (нередко не совсем правильно называемый Манлихер—Каркано). Он был обнаружен полицейским Сеймуром Вайцманом и помощником шерифа Юджином Буном на шестом этаже книгохранилища среди коробок с книгами[30].

Освальд приобрёл подержанную винтовку в марте 1963 года под фальшивым именем А. Хайделл (англ. A. Hidell) по почте. Винтовка была доставлена в абонентский ящик, который Освальд арендовал в Далласе с октября 1962 года[31]. Также в январе 1963 года он приобрёл револьвер, из которого был застрелен Типпит. На допросе в полицейском участке Далласа Освальд отрицал, что когда-либо приобретал винтовку[32].

В Лаборатории баллистических исследований Армии США проводились испытания, целью которых было определить, может ли стрелок с той подготовкой, какую получил Освальд во время службы в морской пехоте, и с такими результатами, какие на тренировках показывал Освальд, за сопоставимое время произвести три выстрела с сопоставимого расстояния по мишени[33]. В эксперименте участвовали трое стрелков (двое гражданских и один военный), не знакомых с этой моделью винтовки. Им предстояло выполнить по два выстрела по трём мишеням, находившимся на расстоянии 175 фут (53 м), 240 фут (73 м) и 265 фут (81 м). Результатом были шесть из шести попаданий по первой мишени, два из шести — по второй и пять из шести — по третьей. В первой серии три стрелка затратили 4,6, 6,75 и 8,25 секунд соответственно, во второй — 5,15, 6,75 и 8,25 секунд[34].

Похороны

После проведения вскрытия тело Кеннеди было доставлено в Белый дом, и в течение следующих 24 часов оно находилось в Восточном зале. По решению Жаклин Кеннеди во время церемонии прощания и похорон тело находилось в закрытом гробу и до похорон рядом с телом оставались два католических священника. В 10:30 утра в субботу была отслужена месса. После этого к телу были допущены родственники, близкие друзья и высокопоставленные политики, в том числе экс-президенты Трумэн и Эйзенхауэр.

В воскресенье 24 ноября конный экипаж доставил гроб в здание Капитолия, где состоялось прощание с президентом. К установленному в Капитолии гробу выстроилась живая очередь из примерно 250 000 человек, из-за чего двери Капитолия оставались открытыми всю ночь. Церемонию также посетили многие главы государств и правительств. Единственной страной социалистического лагеря, направившей своего представителя, был Советский Союз, от которого в церемонии участвовал первый заместитель председателя Совета министров Анастас Микоян[35].

Похороны состоялись в понедельник 25 ноября, который был объявлен общенациональным днём траура. Процессия от Капитолия направилась к собору Святого Матфея; вдоль улиц по маршруту катафалка выстроилось около 800 000 человек[35]. Во главе шли Жаклин Кеннеди и братья президента Роберт и Эдвард. Маленькие дети президента, Каролина и Джон Кеннеди-младший, которому в день похорон исполнилось три года, ехали в лимузине немного позади. После мессы в соборе процессия двинулась к Арлингтонскому национальному кладбищу. Гроб был доставлен на пушечном лафете, перед которым вели чёрного жеребца. В стременах были сапоги, направленные шпорами вперёд, а носком назад. Именно так хоронили Авраама Линкольна. Гроб был опущен в землю в 15:34 по местному времени, тогда же Жаклин Кеннеди зажгла на могиле вечный огонь. Вся церемония, начиная с движения процессии от Капитолия и заканчивая похоронами, транслировалась тремя общенациональными каналами.

Свидетели, съёмки и записи с места убийства

Во время движения кортежа по Далласу не велось прямых радио- или телетрансляций, поскольку большинство журналистов ожидало кортеж у выставочного центра. Немногочисленные журналисты, сопровождавшие кортеж, размещались в его хвосте в нескольких машинах с прессой. Ближе всех к месту убийства были 22-летние Гейл и Билл Ньюманы. Они стояли с двумя детьми на тротуаре в нескольких метрах от президента, когда раздались выстрелы. Дядя Гейла Стив Эллис (Steve Ellis) был сержантом во главе мотоциклистов кортежа. Ньюманы махали ему рукой, когда раздались два выстрела, которые они приняли за петарды. Президент странно махнул рукой, но когда машина подошла поближе, Билл увидел, что губернатор Конналли в крови. Тут же раздался третий выстрел, от головы президента за ухом отлетел кусок. Никто другой не видел прямого попадания своими глазами так близко[36][37].

Убийство было заснято на бытовую кинокамеру очевидцем Абрахамом Запрудером. Его 26-секундная съёмка получила известность как «фильм Запрудера». Фильм был практически сразу приобретён журналом «Лайф», и в номере от 29 ноября было опубликовано около тридцати кадров. Первая демонстрация фильма по телевидению состоялась в 1975 году.

Кроме Запрудера достоверно известно о не менее чем тридцати людях, фотографировавших и снимавших на киноплёнку движение президентского кортежа в то время, когда началась стрельба. Трое очевидцев (Орвилл Никс, Мэри Мачмор и Чарльз Бронсон) тоже сняли на плёнку момент, когда Кеннеди получил смертельное ранение, но они находились на менее выгодной позиции по сравнению с Запрудером. Единственным профессиональным фотографом, не находившимся в кортеже, был репортёр Ассошиэйтед Пресс Джеймс «Айк» Олтджен (англ.). Когда раздался второй выстрел, Олтджен находился близко к лимузину и настроил фотоаппарат, чтобы сделать снимок. Но он был настолько поражён увиденным, что не смог нажать на кнопку спуска[38].

Полиция Далласа записывала переговоры по радио. В день визита Кеннеди полицейские использовали две частоты: одна — для связи по текущим вопросам, а вторая была специально выделена для обеспечения движения президентского кортежа. В последующих расследованиях важную роль сыграла аудиозапись, сделанная с установленной на одном из полицейских мотоциклов радиостанции. Эксперты по акустике, изучившие плёнку, сделали вывод, что на ней может быть запечатлён ещё один выстрел, сделанный кем-то ещё между вторым и третьим выстрелами Освальда, но пуля пролетела мимо цели. В качестве наиболее вероятного местонахождения второго снайпера указывалась изгородь на травяном холме справа от Элм-стрит[39][40]. В частности, на основании этой записи Комитет Палаты представителей США по убийствам заключил, что преступление было организовано группой, в которой Освальд был одним из исполнителей.

Расследование убийства

ФБР

В первые дни после убийства расследование параллельно вели Секретная служба США и ФБР. После того, как указом Джонсона была создана комиссия Уоррена, все полномочия по делу были переданы ФБР[41]. За время изучения обстоятельств убийства в Даллас было направлено более 80 сотрудников ФБР, которые провели более 25 000 допросов и составили около 2300 докладов на 25 400 страниц[42]. 9 декабря 1963 года окончательный отчёт ФБР был составлен и передан комиссии Уоррена. В дальнейшем во время работы комиссии на ФБР лежали основные обязанности по ведению следствия.

Позднее отмечалось, что ФБР с самого начала рассматривало только версию о том, что Освальд действовал без сообщников. Директор ФБР Джон Эдгар Гувер уже 24 ноября (через два дня после убийства) в телефонном разговоре с Джонсоном говорил, что ему «требовалось что-нибудь, что можно было бы представить публике в доказательство того, что убийцей был Освальд»[43].

Комиссия Уоррена

29 ноября 1963 года, через неделю после убийства Кеннеди, была создана специальная комиссия по расследованию обстоятельств убийства президента. В неё вошли 7 человек, во главе комиссии был поставлен председатель Верховного суда США Эрл Уоррен. Работа комиссии продолжалась 10 месяцев. 24 сентября 1964 года комиссия предоставила Белому дому доклад об убийстве Джона Кеннеди. Согласно ему, единственным исполнителем убийства был Ли Харви Освальд, который действовал без сообщников. Расследования, проводившиеся специально созданными государственными комиссиями после комиссии Уоррена, подтверждали основные положения доклада, хотя в докладе Комитета Палаты представителей США по убийствам было сделано заключение, что Освальд действовал не один, а в составе некоей преступной группы. К настоящему времени было издано огромное количество исследований, содержащих критику доклада комиссии Уоррена и предлагающих альтернативные версии убийства.

По версии комиссии, Освальд, находясь на шестом этаже школьного книгохранилища, совершил три выстрела, один из которых (какой именно по счёту, комиссия не определила) не достиг цели. Интервал между выстрелом, ранившим президента в верхнюю часть спины, и смертельным выстрелом составил от 4,8 до 5,6 секунд[44]. Это, в частности, подтверждалось тем, что на месте, откуда Освальд предположительно вёл огонь, было обнаружено три гильзы, и что выстрелы, согласно экспертизе, были произведены из обнаруженного там же карабина Каркано M91/38. Согласно докладу, пуля, ранившая Кеннеди в спину, вышла через шею и ранила Конналли. Выпущенная снайпером сзади и справа от Кеннеди пуля могла, пройдя навылет через президента, ранить сидевшего впереди него губернатора, потому что в момент выстрела Кеннеди, приветствовавший толпу, сместился к самому краю лимузина, а дополнительное сиденье, на котором сидел Конналли, и без того расположено ниже основных и смещено к центру машины. Кроме того, эксперты по баллистике установили, что пуля, ранившая губернатора, на момент попадания сильно потеряла скорость, что скорее всего было вызвано прохождением через ткани тела другого человека[45]. Поскольку конструкция автомобиля необычна для обывателей, привыкших что все сиденья точно друг за другом и на одной высоте, этот вывод неоднократно критиковался в жёлтой прессе, траектория пули зигзагом была невероятной, поэтому среди оппонентов официальной теории убийства Кеннеди возник иронический термин magic bullet («магическая» или «волшебная» пуля).

Расследование Гаррисона

В 1966 году окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон начал собственное расследование убийства. Основными подозреваемыми он считал бывшего пилота авиакомпании Eastern Air Lines Дэвида Ферри и новоорлеанского банкира Клея Шоу. По его версии, убийство было организовано военизированной группой ультраправых активистов, имевшей связи с ЦРУ и созданными и финансируемыми ЦРУ антикастровскими диверсионными группами, состоявшими из кубинских эмигрантов. Причиной убийства могло быть недовольство курсом администрации Кеннеди (провал операции в Заливе Свиней и потепление отношений с СССР и режимом Кастро после Карибского кризиса, смягчение межрасовых противоречий)[46]. Гаррисон полагал, что убийцы вели огонь с трёх точек (один — из книгохранилища, двое — с травяного холма), а Освальда он считал «козлом отпущения», на которого «повесили» убийства Кеннеди и Типпита и которого затем устранили[46]. Выводы Гаррисона основывались на анализе фильма Запрудера и других фотокиноматериалов с места покушения на Дж. Кеннеди, которым занимался Ричард Спраг (Richard Sprague), специалист по информационным технологиям, долгое время сотрудничавший с правоохранительными органами США в качестве эксперта. Сопоставив фильм Запрудера с другими фото- и киноматериалами, Спраг обнаружил признаки шести выстрелов с трех разных направлений.

17 февраля 1967 года сведения о расследовании просочились в прессу, а 22 февраля Ферри был обнаружен мёртвым у себя дома. Единственным подозреваемым остался Шоу. 11 марта Гаррисон предъявил ему обвинение в соучастии в убийстве Кеннеди. Со стороны обвинения выступило несколько свидетелей, утверждавших, что Ферри, Освальд и Шоу были знакомы и вместе обсуждали план преступления. Слушания продолжались два года, и 1 марта 1969 года присяжные признали Шоу невиновным. Дело Шоу стало единственным судебным процессом, в ходе которого кому-либо официально было предъявлено обвинение в убийстве Кеннеди. Полученные Гаррисоном данные позднее были предметом анализа со стороны Комитета Палаты представителей США по убийствам. При этом Комитет отмечал, что Гаррисона критиковали за «сомнительные методы»[47].

Комиссия Рокфеллера

В январе 1975 года президент Джеральд Форд создал комиссию, задачей которой было расследование многочисленных обвинений ЦРУ в злоупотреблениях и незаконных операциях. Комиссию возглавил вице-президент Нельсон Рокфеллер, поэтому комиссия получила известность как комиссия Рокфеллера. Комиссия рассматривала убийство Кеннеди только как один из эпизодов, в связи с которым упоминалось ЦРУ, и, соответственно, затрагивала только те вопросы, которые касались возможного участия ЦРУ в убийстве.

Доклад комиссии был опубликован в том же году. Комиссия изучала возможные связи ЦРУ с Освальдом и Руби и циркулировавшие слухи о причастности к убийству агентов Говарда Ханта и Фрэнка Стурджиса, и в обоих случаях не нашла доказательств. Кроме этого, исследовались данные баллистических экспертиз и вскрытия тела Кеннеди. Здесь комиссия подтвердила выводы комиссии Уоррена о преступнике-одиночке Освальде[48].

Комитет Палаты представителей США по убийствам

Комитет Палаты представителей США по убийствам был создан в 1976 году, чтобы расследовать убийство Кеннеди и произошедшее в 1968 году убийство Мартина Лютера Кинга. Итоговый доклад Комитета был опубликован в 1979 году. Большая часть доклада была посвящена критике выводов комиссии Уоррена и расследования ФБР, в первую очередь, их пренебрежению или сознательному игнорированию версий о заговоре, в котором Освальд был только исполнителем. Также Комитет отмечал недоработки Секретной службы при подготовке и проведении визита Кеннеди в Даллас[49][50] и недостаточное сотрудничество между комиссией Уоррена и различными органами (ФБР, ЦРУ, Министерством юстиции)[51].

По версии Комитета, Освальд выпустил три пули. Первым выстрелом он промахнулся, а второй и третий достигли цели (третий оказался смертельным). Члены Комитета согласились с тем, что одна и та же пуля ранила Кеннеди и губернатора Конналли. Выводы Комитета разошлись с выводами комиссии Уоррена в вопросе о том, был ли Освальд убийцей-одиночкой. На основании аудиозаписи, сделанной с установленной на мотоцикле сопровождения радиостанции, и заключения изучавших её экспертов по акустике, Комитет пришёл к выводу, что кроме Освальда действовал второй стрелок, который сделал один выстрел мимо цели[39][40]. В итоговом докладе Комитета отмечалось, что убийство Кеннеди было спланировано и осуществлено организованной группой, но личность второго снайпера осталась неустановленной, и кто конкретно стоял за убийством, выяснить не удалось[52]. Комитет подробно рассматривал возможность организации убийства советскими спецслужбами, кубинским правительством, антикастровскими кубинскими организациями, организованной преступностью и спецслужбами США, но не нашёл убедительных аргументов в пользу какой-либо из этих версий[53].

Хранение материалов расследований

Все материалы комиссии Уоррена в 1964 году были переданы в Национальное управление архивов и документации (Национальные архивы). Не опубликованные ранее документы, согласно правилам Управления, могли быть преданы гласности не ранее, чем через 75 лет (то есть в 2039 году), поскольку все они касались расследования, проводимого федеральными органами. В 1966 году был принят Акт о свободе информации, который устанавливал общие правила доступа к правительственным документам и случаи, когда доступ мог быть ограничен.

В 1992 году Конгресс США принял Акт о собрании материалов об убийстве президента Джона Фицджеральда Кеннеди (President John F. Kennedy Assassination Records Collection Act). Этот акт обязывал Национальные архивы собрать и опубликовать все материалы расследований. Допускалась отсрочка публикации сведений, которые могли нанести ущерб военной безопасности, деятельности спецслужб, правоохранительным органам или внешней политике, могли раскрыть личность тайного информатора или нарушить тайну частной жизни[54]. Акт предусматривал создание Совета по пересмотру материалов убийства (Assassination Records Review Board), в обязанности которого входила публикация относящихся к убийству документов и анализ запросов государственных органов об отложении публикации документов. Когда поступал подобный запрос, Совет решал, подпадает ли изложенная в документе информация под один из установленных Актом случаев. За время работы Совет опубликовал около 60 000 документов на более чем 4 000 000 страниц[55].

К 1992 году, ещё до создания Совета по пересмотру материалов убийства, 98 % документов комиссии Уоррена было рассекречено, и в архивах находилось только около 3000 страниц[56]. В ходе работы Совета были опубликованы все материалы комиссии, за исключением тех, которые касались возврата налогов[56]. Минимальные изъятия касались имён агентов и секретных методов спецслужб. Не были опубликованы фотографии и рентгеновские снимки, сделанные во время вскрытия тела Кеннеди, которые не входили в отчёт комиссии Уоррена. Все остальные документы предполагается опубликовать до 2017 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3731 день]. Известно, что отдельные документы были уничтожены: например, досье на Освальда, составленное военной разведкой, было уничтожено в 1973 году[57].

Альтернативные версии

Доклад комиссии Уоррена, в котором единственным убийцей был назван Ли Харви Освальд, оставил много вопросов. За время, прошедшее с убийства, возникло большое количество конспирологических теорий, авторы которых предлагают реконструкцию событий, не совпадающую с результатами официального расследования[58]. Среди возможных заказчиков, стоявших за убийством, назывались американские (ЦРУ, ФБР) и советские (КГБ) спецслужбы, вице-президент США Линдон Джонсон, кубинское правительство, финансируемые американским правительством формирования антикастровских кубинских эмигрантов и организованные преступные группировки.

Количество стрелявших

Большинство конспирологических теорий включают утверждение о том, что в Кеннеди стрелял не только Освальд. Теория о втором стрелке тесно увязана с проблемой «волшебной пули»: если допустить, что одна и та же пуля не могла ранить Кеннеди, изменить траекторию и ранить Конналли, а Освальд, как установили эксперты, не имел времени, чтобы сделать более трёх выстрелов, то единственным возможным объяснением будет наличие как минимум ещё одного стрелка, которому и принадлежал недостающий выстрел. Другой аргумент состоит в том, что в теле Конналли якобы было обнаружено больше металлических частиц, чем могла оставить единственная пуля. Однако этот аргумент был опровергнут: в реальности все найденные частицы вполне могли принадлежать одной пуле[59]. Губернатор Техаса Джон Конналли говорил на допросе комиссии Уоррена, что он был ранен вторым выстрелом (первый выстрел — ранение Кеннеди в спину)[18]. Его жена Нелли в мемуарах From Love Field: Our Final Hours утверждала то же самое[60].

Ранение президента первым выстрелом было оценено врачами из Далласа (опытными специалистами, постоянно имеющими дело с огнестрельными ранениями), как ранение в горло с выходом в спине. Косвенно это подтверждается отсутствием частиц пули в горле и наличием их на одежде в районе спины. Кроме того, сложно объяснить раневой канал, где рана в спине находится ниже раны в горле, если выстрел производился сзади с большой высоты. На этом основании советский эмигрант, писатель Игорь Ефимов выдвинул теорию, что не только третий, но и первый выстрел был сделан спереди, а рана в горле была входной. Освальд же сделал только один выстрел из здания книгохранилища — тот, который ранил губернатора Конналли. Все ранения губернатора соответствуют выстрелу сверху-сзади.

Проверка этой теории осложняется тем, что ранение президента первой пулей не зафиксировано в фильме Запрудера и других видеоматериалах (машина президента находилась за дорожным знаком), а при попытке реанимации Кеннеди надрез для трахеотомии был сделан прямо по ране в горле, и раневой канал оказалось невозможно исследовать.

Официальный отчет о вскрытии тела президента трактует первую рану, как результат выстрела сверху сзади, с входной раной в спине и выходной в горле. Более того, именно эта пуля считается той самой «волшебной пулей», которая нанесла ещё и все раны губернатору Конналли (хотя в фильме Запрудера ясно видно, что ещё более секунды после появления машины президента из-за дорожного знака губернатор не демонстрирует никаких признаков ранения).

Третий выстрел отбрасывает голову президента резко назад, что также может служить косвенным свидетельством, что пуля прилетела спереди.

Из записанных полицейских радиопереговоров известно, что шериф округа в первые минуты после выстрелов послал своих сотрудников на железнодорожный переезд и другие возвышения, которые в момент стрельбы находились перед президентским автомобилем. Обследование же здания книгохранилища, где на шестом этаже затем нашли винтовку Освальда, началось позже; спустя сорок минут после стрельбы здание даже ещё не было оцеплено.

Очевидцы, находившиеся на пути президентского кортежа в момент начала стрельбы, давали противоречивые показания о том, откуда вёлся огонь. Разные исследователи, по разному оценивая показания очевидцев, насчитывают до пятидесяти человек, которые утверждали, что слышали выстрелы со стороны травяного холма[15][61]. В докладе Комитета Палаты представителей США по убийствам приводятся следующие данные: 49 человек слышали выстрелы со стороны книгохранилища, 21 человек — со стороны травяного холма, 4 человека показали, что выстрелы были произведены из двух точек[62].

Гипотезы об организаторах убийства

Гипотезы о причастности ЦРУ и кубинских эмигрантов

В начале 1960-х ЦРУ неоднократно проводило операции по устранению политических деятелей за рубежом. Среди проведённых в 1960—1963 годах покушений и переворотов, причастность к которым ЦРУ была доказана, были свержение и убийство премьер-министра ДР Конго Патриса Лумумбы[63] и несколько попыток свергнуть Фиделя Кастро. В 1961 году состоялась организованная ЦРУ провальная операция в Заливе Свиней. В ходе операции был высажен десант из прошедших подготовку в центрах ЦРУ кубинских эмигрантов. Из-за недостаточной подготовки десанта кубинские правительственные войска за несколько дней разгромили формирования эмигрантов.


В расследовании Комитета Палаты представителей США по убийствам большое внимание было уделено тому, что с декабря 1960 года в ЦРУ было заведено досье на Освальда[64]. Однако, согласно докладу, не было никаких свидетельств в пользу того, что Освальд имел с ЦРУ какие-то связи[64].

Месть за неудачу в Заливе Свиней могла стать мотивом убийства и для связанных с ЦРУ кубинских эмигрантов, которые рассчитывали свергнуть режим Кастро. Известно, что на момент покушения президент был крайне непопулярен среди них[65].

Признание Ханта

В 2007 году вышла автобиография умершего в январе того же года агента ЦРУ, одного из организаторов операции PBSUCCESS в Гватемале и фигуранта Уотергейтского скандала Говарда Ханта[66] Хант утверждал, что заказчиком убийства был Линдон Джонсон, а непосредственно операцию организовали агенты ЦРУ[67]. Позже сын Ханта рассказал журналу Rolling Stone о признании, которое Хант сделал перед смертью: Хант заявил, что за убийством стояли Джонсон, руководитель операций ЦРУ на Кубе Дэвид Этли Филипс, агенты ЦРУ Корд Мейер, Уильям Харви и Давид Санчес Моралес, будущий соучастник Ханта по Уотергейтскому скандалу Фрэнк Стурджис и некий «французский стрелок на травяном холме» (считается, что имелся в виду уроженец Корсики, наёмный убийца и наркоторговец Люсьен Сарти)[68]. По словам Ханта, он сам не участвовал в операции.

Имя Ханта всплывало в связи с убийством Кеннеди ещё раньше в связи с тремя таинственными бездомными, которых видели на Дили Плаза во время убийства и которые были задержаны и вскоре отпущены полицией. Многие теории заговора включают предположение, что они были сообщниками убийц, а их арест и исчезновение — частью плана по сокрытию следов. Сохранилось несколько фотографий этих бездомных, и двух из них часто идентифицировали как Ханта и Стурджиса (кроме них, существовало ещё несколько кандидатов на роль бездомных, но Хант и Стурджис упоминались в большинстве теорий)[69]. Подробный антропологический анализ фигур бездомных на фотографиях, проведённый Комитетом Палаты представителей США по убийствам, показал, что ни Хант, ни Стурджис не были кем-либо из них[70]. В 1989 году были опубликованы архивные материалы полиции Далласа. Среди них были обнаружены записи с именами и личными данными задержанных 22 ноября бездомных. Двое из них ещё были живы на момент публикации и смогли подтвердить, что именно они были на Дили Плаза в день убийства[69].

Гипотезы о причастности организованной преступности

Ещё одним возможным организатором убийства считается мафия (по некоторым версиям, в союзе с ЦРУ). Мотивом могла быть месть за преследование мафиозных группировок, которое усилилось в период президентства Кеннеди: за это время количество обвинительных приговоров для членов мафиозных группировок выросло на 800 %[71]. Важную роль в этом сыграл брат президента Роберт Кеннеди, занимавший в администрации пост генерального прокурора (Роберт был убит в 1968 году).

В начале 1960-х между руководством ЦРУ и мафией существовали контакты: рассекреченные позднее документы свидетельствуют, что ЦРУ и мафия вместе работали над операцией по устранению Фиделя Кастро[72]. По некоторым данным, мафия была связана и с кланом Кеннеди. Ходили слухи, что мафия профинансировала победу Кеннеди на праймериз в Западной Виргинии во время предыдущей предвыборной кампании[73], знаменитый певец Фрэнк Синатра подозревался в том, что играет роль «связного» между мафией и главой семьи Кеннеди Джозефом[73][74].

В распоряжении комитета Палаты представителей США по убийствам были сделанные ФБР записи совещаний лидеров преступных группировок, на которых они обсуждали вопросы общенационального значения. На этих совещаниях периодически поднимался вопрос о ликвидации Джона и/или Роберта Кеннеди, но до разработки конкретного плана дело ни разу не доходило[75]. Однако комитет счёл вполне вероятным, что кто-то из криминальных авторитетов мог самостоятельно организовать убийство[76]. Как отмечено в докладе комитета, тесные связи с преступностью имел Джек Руби[77].

Среди возможных организаторов убийства назывались имена профсоюзного босса Джимми Хоффа, имевшего обширные связи с преступностью, мафиозных боссов Карлоса Марселло, Сэма Джанканы и Санто Трафиканте.

В 1994 году в убийстве Кеннеди признался Джеймс Файлз, который с 1991 года отбывает срок в тюрьме за убийство полицейского. Он заявил, что получил приказ от Чарльза, одного из подчинённых Сэма Джанканы[78][79][80].


Убийство Джона Кеннеди в культуре

Убийство Кеннеди как событие, имевшее колоссальное историческое значение и при этом оставившее много загадок, часто фигурировало в литературе, кино и музыке. Некоторые произведения были полностью посвящены убийству и связанным с ним событиям, в других оно упоминалось вскользь, иногда события, явно напоминающие обстоятельства убийства, происходили в вымышленной реальности с вымышленными персонажами.

  • Венгерский художественный телефильм «Рыцари „Золотой перчатки“» (Az aranykesztyü lovagjai, 1968)[81] повествует о расследовании Гаррисона.
  • В советском телефильме «Вашингтонский корреспондент» (1972) убийство Дж. Кеннеди показано с точки зрения советского журналиста, работающего в США.
  • В 1970-х годах выходили фильмы «Привести в исполнение» («Executive Action» (1973), в котором убийство показано от лица заговорщиков, и «Заговор „Параллакс“» (1974) об убийстве сенатора, детали которого отдалённо напоминают убийство Кеннеди.
  • «Зима — сезон убийств» (Winter Kills (1979) — по одноимённой книге 1974 года Ричарда Кондона («Маньчжурский кандидат»), в сюжете которой явные аллюзии с событиями в Далласе 1963-го, когда был убит Джон Кеннеди.
  • Французский фильм «И… как Икар» (1979) рассказывает об убийстве президента вымышленной страны и расследовании специально созванной комиссии, один из членов которой не соглашается с официальными выводами и проводит собственное расследование.
  • В Call of Duty: Black Ops Кеннеди был убит Алексом Мэйсоном, главным героем игры. Об этом говорится в концовке.
  • В фильме «Вспышка» (1984) два сотрудника пограничной службы находят в пустыне на границе США с Мексикой засыпанную песком машину, а в ней скелет, снайперскую винтовку и огромную сумму денег; они выясняют, что обнаружили тело настоящего убийцы президента Кеннеди, после чего за ними начинают охоту спецслужбы.
  • Широкую известность получил фильм «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» Оливера Стоуна (1991 год), поставленный по книге Гаррисона. В фильме представлена версия событий Гаррисона: Кеннеди был убит в результате заговора, в который так или иначе были вовлечены спецслужбы и вице-президент Джонсон; во время расследования на Гаррисона и его свидетелей оказывалось давление; Шоу был оправдан, несмотря на доказательства его вины. Фильм, в котором главные роли исполнили звёзды Голливуда, собрал более 200 млн долларов по всему миру и вызвал всплеск популярности конспирологических теорий убийства. Резонанс от фильма сыграл свою роль в принятии Конгрессом Акта о собрании материалов об убийстве президента Джона Фицджеральда Кеннеди, в соответствии с которым были опубликованы тысячи документов, касавшихся расследования убийства президента[82].
  • «Руби» (1992) — художественный фильм о Джеке Руби, убийце Ли Харви Освальда.
  • В фильме «На линии огня» (1993) главный герой в исполнении Клинта Иствуда — бывший телохранитель Кеннеди, не сумевший предотвратить убийство.
  • В сериале «Секретные материалы» в эпизоде «Мечты Курильщика» выясняется, что Кеннеди застрелил Курильщик — один из постоянных персонажей сериала, работающий в секретных службах.
  • В нескольких эпизодах телесериала «Квантовый скачок» главный герой перемещался во времени в день убийства Кеннеди, сначала в тело Ли Харви Освальда, потом в одного из телохранителей президента.
  • В фильме «Скала» (1996) герой Николаса Кейджа в конце фильма находит микрофильмы, спрятанные в заброшенной церкви, после просмотра которых говорит, что знает, кто убил Кеннеди.
  • В фильме Мела Гибсона «Человек без лица» (1993) некоторые местных жители городка уверены, что Маклауд — выживший Кеннеди.
  • В фильме «Timequest» (2000) путешественник во времени отправляется в прошлое в Форт-Уэрт, Техас, 22 ноября 1963 года и предотвращает убийство Дж. Кеннеди, таким образом изменяя курс истории: прекращается гонка вооружений, американцы и русские вместе высаживаются на Луну, Роберт Кеннеди после Джона становится президентом США и т. д.
  • Игра «JFK Reloaded» (2004) британской фирмы Traffic (Глазго) является «симулятором» убийства Кеннеди. За основу взята версия комиссии Уоррена и, чтобы получить максимум очков, необходимо, управляя 3D моделью Освальда, воссоздать три его выстрела, в точности повторив изложенную комиссией последовательность фактов.
  • В фильме «Хранители» (2009) убийцей был Комедиант, супергерой, который по сюжету работал на спецслужбы США.
  • В фильме «Солт» (2010) Кеннеди пал жертвой заговора спецслужб СССР от руки двойника Ли Харви Освальда, советского секретного агента.
  • Знаменитая песня фолк-рокового дуэта Simon and Garfunkel The Sounds of Silence была написана под впечатлением от преступления: песня символизирует скорбь о безразличии, охватившем людей.[83] На альбоме Лу Рида The Blue Mask есть песня под названием The Day John Kennedy Died, а в песне The Rolling Stones Sympathy for the Devil есть строки I shouted out/Who killed the Kennedys?/When after all/It was you and me. Убийство Джона Кеннеди фигурировало в видеоклипах Ministry («Reload») и Marilyn MansonComa White»; в нём Мэрилин Мэнсон и его тогдашняя партнёрша Роуз Макгоуэн исполнили роль супругов Кеннеди), так же Мэнсон посвятил Holy Wood альбом Джону Кеннеди, в песне Civil War группы Guns N’ Roses, а также на обложке мини-альбома Bullet и в тексте одноимённой песни группы The Misfits. Основанная в 1978 году панк-группа Dead Kennedys взяла название в честь Джона и Роберта Кеннеди. Также известна песня группы Saxon Dallas 1pm.
  • В клипе National Anthem певица Лана Дель Рей играет Жаклин Кеннеди, а ASAP Rocky — президента Кеннеди.
  • В эпизоде 5х12 («Доказательство в пудинге») американского телесериала «Кости», команда антропологов изолированна группой правительственных агентов, которые требуют установить причину смерти неопознанного трупа. По ранению черепа учёные устанавливают, что останки принадлежат Джону Кеннеди. Они реконструируют его убийство и приходят к выводу, что стрелявших было двое.
  • В романе «Извлечение троих» (Стивен Кинг, цикл «Тёмная башня», ч. 2.) убийство Кеннеди описывается так: «погиб последний стрелок этого мира».
  • Попытке предотвратить убийство Джона Кеннеди посвящён фантастический роман Стивена Кинга «11/22/63». В 2016 году вышел мини-сериал, главную роль которого сыграл Джеймс Франко.
  • Главный герой фильма «Боже, благослови Америку» во сне видит себя и свою соучастницу Рокси в образе едущих в лимузине Джона и Жаклин Кеннеди.
  • О событиях, произошедших после выстрелов в Кеннеди, попытке спасти его на операционном столе госпиталя «Парклэнд» и аресте Освальда снят кинофильм «Парклэнд» (2013).
  • В фильме «Люди Икс: Дни минувшего будущего» (2014) Эрик Леншерр, он же Магнето говорит, что он пытался отклонить пулю, чтобы спасти президента, так как Кеннеди был мутантом.
  • Заговор и убийство Джона Кеннеди являются центральным эпизодом одной из сюжетных арок манги «Billy Bat», персонажами которой являются Ли Харви Освальд и его жена, Марина.
  • В 1975 г. английский писатель Норман Льюис опубликовал роман "Сицилийский специалист" о заговоре итальянской, американской мафии и ЦРУ с целью убийства президента США Джона Кеннеди и других аналогичных политических убийствах 40 - 50 годов XX века[84].

См. также

Напишите отзыв о статье "Убийство Джона Кеннеди"

Примечания

  1. Gary Langer. [abcnews.go.com/sections/wnt/US/JFK_poll_031116.html Legacy of Suspicion]. ABC (16 ноября 2004). Проверено 4 октября 2008. [www.webcitation.org/65nkhh1zN Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  2. Jarrett Murphy. [www.cbsnews.com/stories/2003/11/20/national/main584668.shtml 40 Years Later: Who Killed JFK?]. CBS (21 ноября 2003). Проверено 8 октября 2008. [www.webcitation.org/65nkiaN31 Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  3. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#planning Доклад комиссии Уоррена: Планирование визита в Техас]
  4. [www.jfklibrary.org/Historical+Resources/JFK+in+History/Death+of+the+President.htm November 22, 1963: Death of the President]. John F. Kennedy Library. Проверено 10 октября 2008. [www.webcitation.org/65nkjNRAF Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  5. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#dallas Доклад комиссии Уоррена: Даллас накануне визита]
  6. Peter Applebom. [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=940DE4D8133EF932A15752C1A96E948260&sec=&spon= 25 Years After the Death of Kennedy, Dallas Looks at Its Changed Image]. John F. Kennedy Library (21 ноября 1988). Проверено 10 октября 2008. [www.webcitation.org/65nkkBAMV Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  7. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#preventive Доклад комиссии Уоррена: Действия спецслужб накануне поездки]
  8. [mcadams.posc.mu.edu/route.htm Changed Motorcade Route in Dallas?]
  9. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#luncheon Доклад комиссии Уоррена: Банкет]
  10. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#visits Доклад комиссии Уоррена: Посещение других городов Техаса]
  11. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#arrival Доклад комиссии Уоррена: Прибытие в Даллас]
  12. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh4/html/WC_Vol4_0078a.htm Показания Нелли Конналли комиссии Уоррена], том 4, стр. 147.
  13. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh4/html/WC_Vol4_0070a.htm Показания Джона Конналли комиссии Уоррена], том 4, стр. 131—132.
  14. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#time Доклад комиссии Уоррена] Chapter 2: The Assassination (англ.). The U.S. National Archives and Records Administration (24 September 1964). Проверено 8 августа 2015. [web.archive.org/web/20051227130045/www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html Архивировано из первоисточника 27 декабря 2005].
  15. 1 2 [mcadams.posc.mu.edu/shots.htm Dealey Plaza Earwitnesses]
  16. 1 2 [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-3.html#number Доклад комиссии Уоррена: количество выстрелов]
  17. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-3.html#first Доклад комиссии Уоррена: Первая пуля]
  18. 1 2 [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh4/html/WC_Vol4_0071a.htm Показания Джона Конналли комиссии Уоррена], том 4, стр. 133.
  19. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh2/html/WC_Vol2_0042b.htm Показания Роя Келлермана комиссии Уоррена], том 2, стр. 76
  20. 1 2 [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh2/html/WC_Vol2_0074a.htm Показания Клинтона Хилла комиссии Уоррена], том 2, стр. 139
  21. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#race Доклад комиссии Уоррена: движение до госпиталя]
  22. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-2.html#treatment Доклад комиссии Уоррена: Уход за Кеннеди в госпитале]
  23. [history-matters.com/archive/jfk/arrb/master_med_set/md6/html/Image0.htm Свидетельство о смерти Джона Кеннеди]
  24. [www.arlingtoncemetery.net/mmkiluffjr.htm Биография Малколма Килдаффа]
  25. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0076a.htm Показания Ховарда Бреннана комиссии Уоррена], том 3, стр.143-144
  26. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0108a.htm Показания Джеймса Джармена комиссии Уоррена], том 3, стр. 207—208
  27. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0119b.htm Показания Роя Трули комиссии Уоррена], том 3 стр. 230
  28. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-4.html#tippit Доклад комиссии Уоррена: Перемещения Освальда после того, как он покинул книгохранилище]
  29. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-4.html#arrest Доклад комиссии Уоррена: Арест Освальда]
  30. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0151a.htm Показания Юджина Буна комиссии Уоррена], том 3, стр. 293
  31. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-4.html#purchase Доклад комиссии Уоррена: Приобретение винтовки]
  32. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-4.html#denial Доклад комиссии Уоррена: Освальд о приобретении винтовки]
  33. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0225a.htm Показания Роналда Симмонса комиссии Уоррена], том 4, стр. 441—451
  34. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh3/html/WC_Vol3_0227b.htm Показания Роналда Симмонса комиссии Уоррена], том 4, стр. 446
  35. 1 2 [news.bbc.co.uk/onthisday/hi/dates/stories/november/25/newsid_3211000/3211440.stm 1963: John F Kennedy is laid to rest]. BBC. — On this day: November, 25. Проверено 6 ноября 2008. [www.webcitation.org/65nkkjVOy Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  36. [www.jfk.org/go/collections/oral-histories/interviews-by-name?letter=N The Sixth Floor Museum at Dealey Plaza. Interviews by Name]
  37. Ilta Sanomat Teema Kennedy JFK/2013-43. Интервью с участниками событий в 2013 [www.iltasanomat.fi/ulkomaat/art-1288623826098.html Они видели всю драму в Далласе (фин.)]
  38. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/wc/wcvols/wh7/html/WC_Vol7_0263b.htm Показания Джеймса Олтджена комиссии Уоррена], том 7, с. 518.
  39. 1 2 [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1b.html#analysis Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], с. 68—71.
  40. 1 2 [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1b.html#other Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], с. 80—84.
  41. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#secret Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], стр. 235—237.
  42. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#fbi Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], стр. 242.
  43. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#fbi Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], с. 244.
  44. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-3.html#timespan Доклад комиссии Уоррена: хронология выстрелов]
  45. [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/chapter-3.html#first Доклад комиссии Уоррена: траектория первой пули], с. 107.
  46. 1 2 [www.jfklancer.com/Garrison3.html Интервью Гаррисона] журналу Playboy, #10, октябрь 1967 года
  47. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#clinton Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], Часть C, с. 142.
  48. [www.ford.utexas.edu/LIBRARY/guides/Finding%20Aids%5CU.S.%20President’s%20Commission%20on%20CIA%20Activities%20within%20the%20United%20States%20-%20Files.htm U.S. President’s Commission on CIA activities within the United States], Gerald R. Ford Library
  49. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#secret Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 228.
  50. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#inspection5 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 234—235.
  51. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1d.html#fbi Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 241—246.
  52. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1b.html#certain Доклад комитета Палаты Представителей США по убийствам], с. 91—92.
  53. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам, часть C]
  54. [www.accessreports.com/statutes/JFK.ACT.htm President John F. Kennedy Assassination Records Collection Act], Sec. 6
  55. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/arrb/report/html/arrb_fin_064.htm Final Report of the Assassination Records Review Board], с. 39
  56. 1 2 [www.aarclibrary.org/publib/jfk/arrb/report/html/arrb_fin_027.htm Final Report of the Assassination Records Review Board], с. 2
  57. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#milintell Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], Часть C, с. 222—224.
  58. [video.bigmir.net/show/267613/ Американская Мечта / The American Dream]
  59. Josiah Thompson. [mcadams.posc.mu.edu/wound5.txt Six Seconds in Dallas: A Micro-Study of the Kennedy Assassination]. — Bernard Geis / Random House Inc, 1967. — С. 147—151. — 323 с. — ISBN 978-0394445717.
  60. [news.bbc.co.uk/2/hi/americas/5309638.stm JFK assassination survivor dies]. BBC (3 сентября 2006). Проверено 24 ноября 2008. [www.webcitation.org/65nkldHlC Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  61. [mcadams.posc.mu.edu/earwitnesses.htm Earwitness Tabulation]
  62. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1b.html#witness Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], Часть B, с. 87.
  63. Martin Kettle. [www.guardian.co.uk/Archive/Article/0,4273,4049783,00.html President 'ordered murder' of Congo leader]. The Guardian (10 августа 2000). Проверено 4 декабря 2008. [www.webcitation.org/65nkmpjKB Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  64. 1 2 [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#file5 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам, Часть C, с. 200.]
  65. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#attitude3 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 132.
  66. E. Howard Hunt. American Spy: My Secret History in the CIA, Watergate and Beyond. — Wiley, 2007. — 352 с. — ISBN 0471789828.
  67. [www.nypost.com/seven/01142007/gossip/pagesix/pagesix.htm Hunt Blames LBJ Hit on JFK]. New York Post (14 января 2007). Проверено 5 декабря 2008. [www.webcitation.org/65nknv8tn Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  68. Erik Hedegaard. [www.rollingstone.com/politics/story/13893143/the_last_confessions_of_e_howard_hunt/print The Last Confessions of E. Howard Hunt](недоступная ссылка — история). Rolling Stone (5 апреля 2007). Проверено 5 декабря 2008. [web.archive.org/20080709072336/www.rollingstone.com/politics/story/13893143/the_last_confessions_of_e_howard_hunt/print Архивировано из первоисточника 9 июля 2008].
  69. 1 2 [mcadams.posc.mu.edu/3tramps.htm The Three Tramps], Kennedy Assassination Home Page
  70. [mcadams.posc.mu.edu/tramps_hsca.htm Three Tramps Photos Examined by Experts]
  71. [www.jfklibrary.org/Historical+Resources/Biographies+and+Profiles/Biographies/bio_kennedy_Robert_F.htm Биография Роберта Кеннеди], The John F. Kennedy Presidential Library and Museum
  72. [www.udel.edu/leipzig/texts2/cnn03077.htm CIA offered mafia $150,000 to kill Castro], Associated Press, 1997
  73. 1 2 Louis Liebovich. Myths of the 1960 Election // [books.google.ru/books?id=Af2oRNJU_P0C&printsec=frontcover#PPA8,M1 The Press and the Modern Presidency]. — Greenwood Publishing Group, 2001. — С. 8. — 282 с. — ISBN 0275974049.
  74. Michael Ellison. [www.guardian.co.uk/world/2000/oct/07/michaelellison Sinatra was 'go-between for Mafia and JFK']. The Guardian (7 октября 2000). Проверено 21 декабря 2008. [www.webcitation.org/65nkouWqu Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  75. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#involvement4 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 164—165.
  76. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#involvement4 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 166—167.
  77. [www.archives.gov/research/jfk/select-committee-report/part-1c.html#ruby4 Доклад комитета Палаты представителей США по убийствам], с. 149.
  78. [www.jfkmurdersolved.com/confession2.htm Расшифровка интервью Джеймса Файлса Роберту Вернону 22 марта 1994 года (англ.)]
  79. [mcadams.posc.mu.edu/files.htm The Assassin From Blockbuster Video: The James Files «Confession»]
  80. [www.youtube.com/watch?v=WdsXe0cpNFo Интервью Джеймса Файлза (англ.)]
  81. [www.imdb.com/title/tt0171979/ Az aranykesztyü lovagjai]
  82. [www.aarclibrary.org/publib/jfk/arrb/report/html/arrb_fin_020.htm Report of the Assassination Records Review Board], с. xxiii
  83. Sarah Boyes. [www.culturewars.org.uk/2007-12/silence.htm The Sounds (and Politics) of Silence]. Cilture Wars (12 декабря 2007). Проверено 6 ноября 2008. [www.webcitation.org/65nkpuBMT Архивировано из первоисточника 29 февраля 2012].
  84. Сицилийский специалист, 1990, с. 267.

Литература

  • Реконструкция обстоятельств убийства президента Кеннеди.//В кн.: Попов В. Л., Шигеев В. Б., Кузнецов Л. Е. Судебно-медицинская баллистика. — СПб.: Гиппократ, 2002, ISBN 5-8232-0242-3? c. 611—623
  • Быков Валентин. Выстрел в сердце Америки.//«Техника — молодежи», 1970, № 9, с. 38-42
  • Норман Льюис. Сицилийский специалист // Цель - президент. — М.: Политиздат, 1990. — 543 с. — ISBN 5-250-01190-X.

Ссылки

[www.jfk.org/go/home The Sixth Floor Museum at Dealey Plaza.]

Материалы официальных расследований

  • [www.archives.gov/research/jfk/ Материалы об убийстве Джона Кеннеди] на сайте Национального управления архивов и документации США
  • [www.archives.gov/research/jfk/warren-commission-report/index.html Доклад комиссии Уоррена]
  • [history-matters.com/archive/church/rockcomm/html/Rockefeller_0132a.htm Глава об убийстве Кеннеди] в докладе комиссии Рокфеллера

Прочие

  • [mcadams.posc.mu.edu/home.htm The Kennedy Assassination Page] by John McAdams
  • [www.jfk-online.com/ JFK Online: JFK Assassination Resources Online] by David A. Reitzes
  • [www.jfk-assassination.com The John F. Kennedy Assassination Homepage] by Ralph Schuster
  • [www.chayka.org/article.php?id=303 Виктор Балан. Убийство Кеннеди: как и почему?], статья в журнале «Чайка»
  • [www.diletant.ru/interview/8922570/ Валентин Зорин. Убийство Кеннеди: все-таки это был заговор?], статья в журнале «Дилетант»
  • [www.youtube.com/watch?v=6htAsOxdNOU Документальный фильм «Кто убил Кеннеди?»]
  • [video.mail.ru/inbox/s2176/4/1209.html Документальный фильм «Убийство Кеннеди 13 версия (фильм 1)»]
  • [video.mail.ru/mail/aleksei1110/82/86.html Документальный фильм «Убийство Кеннеди 13 версия (фильм 2)»]
  • [www.youtube.com/watch?v=eBMSFZ5DjrQ&feature=related Уэсли Свиринген идентифицирует второго стрелка на трявяном холме (англ.)]
  • [www.youtube.com/watch?v=vRpBtkqbT7c&feature=related JFK Assassination 2011 New Find]
  • [www.youtube.com/watch?v=OgqZ8w5RtXg&NR=1 Показания Мэри Мурман (англ.)]
  • [www.youtube.com/watch?v=cKz3v6bVcO8&NR=1 Этот человек стрелял в Кеннеди. документальные съемки (англ.)]
  • [www.youtube.com/watch?v=I_wP-kCdQPE&NR=1 Показания очевидца Ли Бауерса (англ.)]
  • [www.youtube.com/watch?v=c69tZw5Uytw&NR=1 JFK shooter seen running from picket fence]
  • [www.youtube.com/watch?v=a1QECm8Rww0&feature=related JFK — Altgens Photo: Джони Розелли и Дэвид Моралес на Дили Плаза 22 ноября 1963 — Photo Comparison]
  • [inosmi.ru/world/20120320/188703654.html Убийство Кеннеди: знал ли о нём Кастро заранее?]

Отрывок, характеризующий Убийство Джона Кеннеди

– Последний раз говорю вам: обратите всё ваше внимание на самого себя, наложите цепи на свои чувства и ищите блаженства не в страстях, а в своем сердце. Источник блаженства не вне, а внутри нас…
Пьер уже чувствовал в себе этот освежающий источник блаженства, теперь радостью и умилением переполнявший его душу.


Скоро после этого в темную храмину пришел за Пьером уже не прежний ритор, а поручитель Вилларский, которого он узнал по голосу. На новые вопросы о твердости его намерения, Пьер отвечал: «Да, да, согласен», – и с сияющею детскою улыбкой, с открытой, жирной грудью, неровно и робко шагая одной разутой и одной обутой ногой, пошел вперед с приставленной Вилларским к его обнаженной груди шпагой. Из комнаты его повели по коридорам, поворачивая взад и вперед, и наконец привели к дверям ложи. Вилларский кашлянул, ему ответили масонскими стуками молотков, дверь отворилась перед ними. Чей то басистый голос (глаза Пьера всё были завязаны) сделал ему вопросы о том, кто он, где, когда родился? и т. п. Потом его опять повели куда то, не развязывая ему глаз, и во время ходьбы его говорили ему аллегории о трудах его путешествия, о священной дружбе, о предвечном Строителе мира, о мужестве, с которым он должен переносить труды и опасности. Во время этого путешествия Пьер заметил, что его называли то ищущим, то страждущим, то требующим, и различно стучали при этом молотками и шпагами. В то время как его подводили к какому то предмету, он заметил, что произошло замешательство и смятение между его руководителями. Он слышал, как шопотом заспорили между собой окружающие люди и как один настаивал на том, чтобы он был проведен по какому то ковру. После этого взяли его правую руку, положили на что то, а левою велели ему приставить циркуль к левой груди, и заставили его, повторяя слова, которые читал другой, прочесть клятву верности законам ордена. Потом потушили свечи, зажгли спирт, как это слышал по запаху Пьер, и сказали, что он увидит малый свет. С него сняли повязку, и Пьер как во сне увидал, в слабом свете спиртового огня, несколько людей, которые в таких же фартуках, как и ритор, стояли против него и держали шпаги, направленные в его грудь. Между ними стоял человек в белой окровавленной рубашке. Увидав это, Пьер грудью надвинулся вперед на шпаги, желая, чтобы они вонзились в него. Но шпаги отстранились от него и ему тотчас же опять надели повязку. – Теперь ты видел малый свет, – сказал ему чей то голос. Потом опять зажгли свечи, сказали, что ему надо видеть полный свет, и опять сняли повязку и более десяти голосов вдруг сказали: sic transit gloria mundi. [так проходит мирская слава.]
Пьер понемногу стал приходить в себя и оглядывать комнату, где он был, и находившихся в ней людей. Вокруг длинного стола, покрытого черным, сидело человек двенадцать, всё в тех же одеяниях, как и те, которых он прежде видел. Некоторых Пьер знал по петербургскому обществу. На председательском месте сидел незнакомый молодой человек, в особом кресте на шее. По правую руку сидел итальянец аббат, которого Пьер видел два года тому назад у Анны Павловны. Еще был тут один весьма важный сановник и один швейцарец гувернер, живший прежде у Курагиных. Все торжественно молчали, слушая слова председателя, державшего в руке молоток. В стене была вделана горящая звезда; с одной стороны стола был небольшой ковер с различными изображениями, с другой было что то в роде алтаря с Евангелием и черепом. Кругом стола было 7 больших, в роде церковных, подсвечников. Двое из братьев подвели Пьера к алтарю, поставили ему ноги в прямоугольное положение и приказали ему лечь, говоря, что он повергается к вратам храма.
– Он прежде должен получить лопату, – сказал шопотом один из братьев.
– А! полноте пожалуйста, – сказал другой.
Пьер, растерянными, близорукими глазами, не повинуясь, оглянулся вокруг себя, и вдруг на него нашло сомнение. «Где я? Что я делаю? Не смеются ли надо мной? Не будет ли мне стыдно вспоминать это?» Но сомнение это продолжалось только одно мгновение. Пьер оглянулся на серьезные лица окружавших его людей, вспомнил всё, что он уже прошел, и понял, что нельзя остановиться на половине дороги. Он ужаснулся своему сомнению и, стараясь вызвать в себе прежнее чувство умиления, повергся к вратам храма. И действительно чувство умиления, еще сильнейшего, чем прежде, нашло на него. Когда он пролежал несколько времени, ему велели встать и надели на него такой же белый кожаный фартук, какие были на других, дали ему в руки лопату и три пары перчаток, и тогда великий мастер обратился к нему. Он сказал ему, чтобы он старался ничем не запятнать белизну этого фартука, представляющего крепость и непорочность; потом о невыясненной лопате сказал, чтобы он трудился ею очищать свое сердце от пороков и снисходительно заглаживать ею сердце ближнего. Потом про первые перчатки мужские сказал, что значения их он не может знать, но должен хранить их, про другие перчатки мужские сказал, что он должен надевать их в собраниях и наконец про третьи женские перчатки сказал: «Любезный брат, и сии женские перчатки вам определены суть. Отдайте их той женщине, которую вы будете почитать больше всех. Сим даром уверите в непорочности сердца вашего ту, которую изберете вы себе в достойную каменьщицу». И помолчав несколько времени, прибавил: – «Но соблюди, любезный брат, да не украшают перчатки сии рук нечистых». В то время как великий мастер произносил эти последние слова, Пьеру показалось, что председатель смутился. Пьер смутился еще больше, покраснел до слез, как краснеют дети, беспокойно стал оглядываться и произошло неловкое молчание.
Молчание это было прервано одним из братьев, который, подведя Пьера к ковру, начал из тетради читать ему объяснение всех изображенных на нем фигур: солнца, луны, молотка. отвеса, лопаты, дикого и кубического камня, столба, трех окон и т. д. Потом Пьеру назначили его место, показали ему знаки ложи, сказали входное слово и наконец позволили сесть. Великий мастер начал читать устав. Устав был очень длинен, и Пьер от радости, волнения и стыда не был в состоянии понимать того, что читали. Он вслушался только в последние слова устава, которые запомнились ему.
«В наших храмах мы не знаем других степеней, – читал „великий мастер, – кроме тех, которые находятся между добродетелью и пороком. Берегись делать какое нибудь различие, могущее нарушить равенство. Лети на помощь к брату, кто бы он ни был, настави заблуждающегося, подними упадающего и не питай никогда злобы или вражды на брата. Будь ласков и приветлив. Возбуждай во всех сердцах огнь добродетели. Дели счастье с ближним твоим, и да не возмутит никогда зависть чистого сего наслаждения. Прощай врагу твоему, не мсти ему, разве только деланием ему добра. Исполнив таким образом высший закон, ты обрящешь следы древнего, утраченного тобой величества“.
Кончил он и привстав обнял Пьера и поцеловал его. Пьер, с слезами радости на глазах, смотрел вокруг себя, не зная, что отвечать на поздравления и возобновления знакомств, с которыми окружили его. Он не признавал никаких знакомств; во всех людях этих он видел только братьев, с которыми сгорал нетерпением приняться за дело.
Великий мастер стукнул молотком, все сели по местам, и один прочел поучение о необходимости смирения.
Великий мастер предложил исполнить последнюю обязанность, и важный сановник, который носил звание собирателя милостыни, стал обходить братьев. Пьеру хотелось записать в лист милостыни все деньги, которые у него были, но он боялся этим выказать гордость, и записал столько же, сколько записывали другие.
Заседание было кончено, и по возвращении домой, Пьеру казалось, что он приехал из какого то дальнего путешествия, где он провел десятки лет, совершенно изменился и отстал от прежнего порядка и привычек жизни.


На другой день после приема в ложу, Пьер сидел дома, читая книгу и стараясь вникнуть в значение квадрата, изображавшего одной своей стороною Бога, другою нравственное, третьею физическое и четвертою смешанное. Изредка он отрывался от книги и квадрата и в воображении своем составлял себе новый план жизни. Вчера в ложе ему сказали, что до сведения государя дошел слух о дуэли, и что Пьеру благоразумнее бы было удалиться из Петербурга. Пьер предполагал ехать в свои южные имения и заняться там своими крестьянами. Он радостно обдумывал эту новую жизнь, когда неожиданно в комнату вошел князь Василий.
– Мой друг, что ты наделал в Москве? За что ты поссорился с Лёлей, mon сher? [дорогой мoй?] Ты в заблуждении, – сказал князь Василий, входя в комнату. – Я всё узнал, я могу тебе сказать верно, что Элен невинна перед тобой, как Христос перед жидами. – Пьер хотел отвечать, но он перебил его. – И зачем ты не обратился прямо и просто ко мне, как к другу? Я всё знаю, я всё понимаю, – сказал он, – ты вел себя, как прилично человеку, дорожащему своей честью; может быть слишком поспешно, но об этом мы не будем судить. Одно ты помни, в какое положение ты ставишь ее и меня в глазах всего общества и даже двора, – прибавил он, понизив голос. – Она живет в Москве, ты здесь. Помни, мой милый, – он потянул его вниз за руку, – здесь одно недоразуменье; ты сам, я думаю, чувствуешь. Напиши сейчас со мною письмо, и она приедет сюда, всё объяснится, а то я тебе скажу, ты очень легко можешь пострадать, мой милый.
Князь Василий внушительно взглянул на Пьера. – Мне из хороших источников известно, что вдовствующая императрица принимает живой интерес во всем этом деле. Ты знаешь, она очень милостива к Элен.
Несколько раз Пьер собирался говорить, но с одной стороны князь Василий не допускал его до этого, с другой стороны сам Пьер боялся начать говорить в том тоне решительного отказа и несогласия, в котором он твердо решился отвечать своему тестю. Кроме того слова масонского устава: «буди ласков и приветлив» вспоминались ему. Он морщился, краснел, вставал и опускался, работая над собою в самом трудном для него в жизни деле – сказать неприятное в глаза человеку, сказать не то, чего ожидал этот человек, кто бы он ни был. Он так привык повиноваться этому тону небрежной самоуверенности князя Василия, что и теперь он чувствовал, что не в силах будет противостоять ей; но он чувствовал, что от того, что он скажет сейчас, будет зависеть вся дальнейшая судьба его: пойдет ли он по старой, прежней дороге, или по той новой, которая так привлекательно была указана ему масонами, и на которой он твердо верил, что найдет возрождение к новой жизни.
– Ну, мой милый, – шутливо сказал князь Василий, – скажи же мне: «да», и я от себя напишу ей, и мы убьем жирного тельца. – Но князь Василий не успел договорить своей шутки, как Пьер с бешенством в лице, которое напоминало его отца, не глядя в глаза собеседнику, проговорил шопотом:
– Князь, я вас не звал к себе, идите, пожалуйста, идите! – Он вскочил и отворил ему дверь.
– Идите же, – повторил он, сам себе не веря и радуясь выражению смущенности и страха, показавшемуся на лице князя Василия.
– Что с тобой? Ты болен?
– Идите! – еще раз проговорил дрожащий голос. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения.
Через неделю Пьер, простившись с новыми друзьями масонами и оставив им большие суммы на милостыни, уехал в свои именья. Его новые братья дали ему письма в Киев и Одессу, к тамошним масонам, и обещали писать ему и руководить его в его новой деятельности.


Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.
Борис за это время своей службы, благодаря заботам Анны Михайловны, собственным вкусам и свойствам своего сдержанного характера, успел поставить себя в самое выгодное положение по службе. Он находился адъютантом при весьма важном лице, имел весьма важное поручение в Пруссию и только что возвратился оттуда курьером. Он вполне усвоил себе ту понравившуюся ему в Ольмюце неписанную субординацию, по которой прапорщик мог стоять без сравнения выше генерала, и по которой, для успеха на службе, были нужны не усилия на службе, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только уменье обращаться с теми, которые вознаграждают за службу, – и он часто сам удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого. Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Он был не богат, но последние свои деньги он употреблял на то, чтобы быть одетым лучше других; он скорее лишил бы себя многих удовольствий, чем позволил бы себе ехать в дурном экипаже или показаться в старом мундире на улицах Петербурга. Сближался он и искал знакомств только с людьми, которые были выше его, и потому могли быть ему полезны. Он любил Петербург и презирал Москву. Воспоминание о доме Ростовых и о его детской любви к Наташе – было ему неприятно, и он с самого отъезда в армию ни разу не был у Ростовых. В гостиной Анны Павловны, в которой присутствовать он считал за важное повышение по службе, он теперь тотчас же понял свою роль и предоставил Анне Павловне воспользоваться тем интересом, который в нем заключался, внимательно наблюдая каждое лицо и оценивая выгоды и возможности сближения с каждым из них. Он сел на указанное ему место возле красивой Элен, и вслушивался в общий разговор.
– Vienne trouve les bases du traite propose tellement hors d'atteinte, qu'on ne saurait y parvenir meme par une continuite de succes les plus brillants, et elle met en doute les moyens qui pourraient nous les procurer. C'est la phrase authentique du cabinet de Vienne, – говорил датский charge d'affaires. [Вена находит основания предлагаемого договора до того невозможными, что достигнуть их нельзя даже рядом самых блестящих успехов: и она сомневается в средствах, которые могут их нам доставить. Это подлинная фраза венского кабинета, – сказал датский поверенный в делах.]
– C'est le doute qui est flatteur! – сказал l'homme a l'esprit profond, с тонкой улыбкой. [Сомнение лестно! – сказал глубокий ум,]
– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.
Весьма естественно, говоря о положении Пруссии, Анна Павловна попросила Бориса рассказать свое путешествие в Глогау и положение, в котором он нашел прусское войско. Борис, не торопясь, чистым и правильным французским языком, рассказал весьма много интересных подробностей о войсках, о дворе, во всё время своего рассказа старательно избегая заявления своего мнения насчет тех фактов, которые он передавал. На несколько времени Борис завладел общим вниманием, и Анна Павловна чувствовала, что ее угощенье новинкой было принято с удовольствием всеми гостями. Более всех внимания к рассказу Бориса выказала Элен. Она несколько раз спрашивала его о некоторых подробностях его поездки и, казалось, весьма была заинтересована положением прусской армии. Как только он кончил, она с своей обычной улыбкой обратилась к нему:
– Il faut absolument que vous veniez me voir, [Необходимо нужно, чтоб вы приехали повидаться со мною,] – сказала она ему таким тоном, как будто по некоторым соображениям, которые он не мог знать, это было совершенно необходимо.
– Mariedi entre les 8 et 9 heures. Vous me ferez grand plaisir. [Во вторник, между 8 и 9 часами. Вы мне сделаете большое удовольствие.] – Борис обещал исполнить ее желание и хотел вступить с ней в разговор, когда Анна Павловна отозвала его под предлогом тетушки, которая желала его cлышать.
– Вы ведь знаете ее мужа? – сказала Анна Павловна, закрыв глаза и грустным жестом указывая на Элен. – Ах, это такая несчастная и прелестная женщина! Не говорите при ней о нем, пожалуйста не говорите. Ей слишком тяжело!


Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит.
Он, выдвинувшись вперед на кресле, сказал: Le Roi de Prusse! [Прусский король!] и сказав это, засмеялся. Все обратились к нему: Le Roi de Prusse? – спросил Ипполит, опять засмеялся и опять спокойно и серьезно уселся в глубине своего кресла. Анна Павловна подождала его немного, но так как Ипполит решительно, казалось, не хотел больше говорить, она начала речь о том, как безбожный Бонапарт похитил в Потсдаме шпагу Фридриха Великого.
– C'est l'epee de Frederic le Grand, que je… [Это шпага Фридриха Великого, которую я…] – начала было она, но Ипполит перебил ее словами:
– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.
Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. В конце вечера он особенно оживился, когда дело зашло о наградах, пожалованных государем.
– Ведь получил же в прошлом году NN табакерку с портретом, – говорил l'homme a l'esprit profond, [человек глубокого ума,] – почему же SS не может получить той же награды?
– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».
«Le Marieechal se fache contre l'Empereur et nous punit tous; n'est ce pas que с'est logique!
«Voila le premier acte. Aux suivants l'interet et le ridicule montent comme de raison. Apres le depart du Marieechal il se trouve que nous sommes en vue de l'ennemi, et qu'il faut livrer bataille. Boukshevden est general en chef par droit d'anciennete, mais le general Benigsen n'est pas de cet avis; d'autant plus qu'il est lui, avec son corps en vue de l'ennemi, et qu'il veut profiter de l'occasion d'une bataille „aus eigener Hand“ comme disent les Allemands. Il la donne. C'est la bataille de Poultousk qui est sensee etre une grande victoire, mais qui a mon avis ne l'est pas du tout. Nous autres pekins avons, comme vous savez, une tres vilaine habitude de decider du gain ou de la perte d'une bataille. Celui qui s'est retire apres la bataille, l'a perdu, voila ce que nous disons, et a ce titre nous avons perdu la bataille de Poultousk. Bref, nous nous retirons apres la bataille, mais nous envoyons un courrier a Petersbourg, qui porte les nouvelles d'une victoire, et le general ne cede pas le commandement en chef a Boukshevden, esperant recevoir de Petersbourg en reconnaissance de sa victoire le titre de general en chef. Pendant cet interregne, nous commencons un plan de man?uvres excessivement interessant et original. Notre but ne consiste pas, comme il devrait l'etre, a eviter ou a attaquer l'ennemi; mais uniquement a eviter le general Boukshevden, qui par droit d'ancnnete serait notre chef. Nous poursuivons ce but avec tant d'energie, que meme en passant une riviere qui n'est рas gueable, nous brulons les ponts pour nous separer de notre ennemi, qui pour le moment, n'est pas Bonaparte, mais Boukshevden. Le general Boukshevden a manque etre attaque et pris par des forces ennemies superieures a cause d'une de nos belles man?uvres qui nous sauvait de lui. Boukshevden nous poursuit – nous filons. A peine passe t il de notre cote de la riviere, que nous repassons de l'autre. A la fin notre ennemi Boukshevden nous attrappe et s'attaque a nous. Les deux generaux se fachent. Il y a meme une provocation en duel de la part de Boukshevden et une attaque d'epilepsie de la part de Benigsen. Mais au moment critique le courrier, qui porte la nouvelle de notre victoire de Poultousk, nous apporte de Petersbourg notre nomination de general en chef, et le premier ennemi Boukshevden est enfonce: nous pouvons penser au second, a Bonaparte. Mais ne voila t il pas qu'a ce moment se leve devant nous un troisieme ennemi, c'est le православное qui demande a grands cris du pain, de la viande, des souchary, du foin, – que sais je! Les magasins sont vides, les сhemins impraticables. Le православное se met a la Marieaude, et d'une maniere dont la derieniere campagne ne peut vous donner la moindre idee. La moitie des regiments forme des troupes libres, qui parcourent la contree en mettant tout a feu et a sang. Les habitants sont ruines de fond en comble, les hopitaux regorgent de malades, et la disette est partout. Deux fois le quartier general a ete attaque par des troupes de Marieaudeurs et le general en chef a ete oblige lui meme de demander un bataillon pour les chasser. Dans une de ces attaques on m'a еmporte ma malle vide et ma robe de chambre. L'Empereur veut donner le droit a tous les chefs de divisions de fusiller les Marieaudeurs, mais je crains fort que cela n'oblige une moitie de l'armee de fusiller l'autre.
[Со времени наших блестящих успехов в Аустерлице, вы знаете, мой милый князь, что я не покидаю более главных квартир. Решительно я вошел во вкус войны, и тем очень доволен; то, что я видел эти три месяца – невероятно.
«Я начинаю аb ovo. Враг рода человеческого , вам известный, аттакует пруссаков. Пруссаки – наши верные союзники, которые нас обманули только три раза в три года. Мы заступаемся за них. Но оказывается, что враг рода человеческого не обращает никакого внимания на наши прелестные речи, и с своей неучтивой и дикой манерой бросается на пруссаков, не давая им времени кончить их начатый парад, вдребезги разбивает их и поселяется в потсдамском дворце.
«Я очень желаю, пишет прусской король Бонапарту, чтобы ваше величество были приняты в моем дворце самым приятнейшим для вас образом, и я с особенной заботливостью сделал для того все нужные распоряжения на сколько позволили обстоятельства. Весьма желаю, чтоб я достигнул цели». Прусские генералы щеголяют учтивостью перед французами и сдаются по первому требованию. Начальник гарнизона Глогау, с десятью тысячами, спрашивает у прусского короля, что ему делать, если ему придется сдаваться. Всё это положительно верно. Словом, мы думали внушить им страх только положением наших военных сил, но кончается тем, что мы вовлечены в войну, на нашей же границе и, главное, за прусского короля и заодно с ним. Всего у нас в избытке, недостает только маленькой штучки, а именно – главнокомандующего. Так как оказалось, что успехи Аустерлица могли бы быть положительнее, если б главнокомандующий был бы не так молод, то делается обзор осьмидесятилетних генералов, и между Прозоровским и Каменским выбирают последнего. Генерал приезжает к нам в кибитке по Суворовски, и его принимают с радостными и торжественными восклицаниями.
4 го приезжает первый курьер из Петербурга. Приносят чемоданы в кабинет фельдмаршала, который любит всё делать сам. Меня зовут, чтобы помочь разобрать письма и взять те, которые назначены нам. Фельдмаршал, предоставляя нам это занятие, ждет конвертов, адресованных ему. Мы ищем – но их не оказывается. Фельдмаршал начинает волноваться, сам принимается за работу и находит письма от государя к графу Т., князю В. и другим. Он приходит в сильнейший гнев, выходит из себя, берет письма, распечатывает их и читает письма Императора, адресованные другим… Затем пишет знаменитый суточный приказ генералу Бенигсену.
Фельдмаршал сердится на государя, и наказывает всех нас: неправда ли это логично!
Вот первое действие. При следующих интерес и забавность возрастают, само собой разумеется. После отъезда фельдмаршала оказывается, что мы в виду неприятеля, и необходимо дать сражение. Буксгевден, главнокомандующий по старшинству, но генерал Бенигсен совсем не того же мнения, тем более, что он с своим корпусом находится в виду неприятеля, и хочет воспользоваться случаем дать сражение самостоятельно. Он его и дает.
Это пултуская битва, которая считается великой победой, но которая совсем не такова, по моему мнению. Мы штатские имеем, как вы знаете, очень дурную привычку решать вопрос о выигрыше или проигрыше сражения. Тот, кто отступил после сражения, тот проиграл его, вот что мы говорим, и судя по этому мы проиграли пултуское сражение. Одним словом, мы отступаем после битвы, но посылаем курьера в Петербург с известием о победе, и генерал Бенигсен не уступает начальствования над армией генералу Буксгевдену, надеясь получить из Петербурга в благодарность за свою победу звание главнокомандующего. Во время этого междуцарствия, мы начинаем очень оригинальный и интересный ряд маневров. План наш не состоит более, как бы он должен был состоять, в том, чтобы избегать или атаковать неприятеля, но только в том, чтобы избегать генерала Буксгевдена, который по праву старшинства должен бы был быть нашим начальником. Мы преследуем эту цель с такой энергией, что даже переходя реку, на которой нет бродов, мы сжигаем мост, с целью отдалить от себя нашего врага, который в настоящее время не Бонапарт, но Буксгевден. Генерал Буксгевден чуть чуть не был атакован и взят превосходными неприятельскими силами, вследствие одного из таких маневров, спасавших нас от него. Буксгевден нас преследует – мы бежим. Только что он перейдет на нашу сторону реки, мы переходим на другую. Наконец враг наш Буксгевден ловит нас и атакует. Оба генерала сердятся и дело доходит до вызова на дуэль со стороны Буксгевдена и припадка падучей болезни со стороны Бенигсена. Но в самую критическую минуту курьер, который возил в Петербург известие о пултуской победе, возвращается и привозит нам назначение главнокомандующего, и первый враг – Буксгевден побежден. Мы теперь можем думать о втором враге – Бонапарте. Но оказывается, что в эту самую минуту возникает перед нами третий враг – православное , которое громкими возгласами требует хлеба, говядины, сухарей, сена, овса, – и мало ли чего еще! Магазины пусты, дороги непроходимы. Православное начинает грабить, и грабёж доходит до такой степени, о которой последняя кампания не могла вам дать ни малейшего понятия. Половина полков образуют вольные команды, которые обходят страну и все предают мечу и пламени. Жители разорены совершенно, больницы завалены больными, и везде голод. Два раза мародеры нападали даже на главную квартиру, и главнокомандующий принужден был взять баталион солдат, чтобы прогнать их. В одно из этих нападений у меня унесли мой пустой чемодан и халат. Государь хочет дать право всем начальникам дивизии расстреливать мародеров, но я очень боюсь, чтобы это не заставило одну половину войска расстрелять другую.]
Князь Андрей сначала читал одними глазами, но потом невольно то, что он читал (несмотря на то, что он знал, на сколько должно было верить Билибину) больше и больше начинало занимать его. Дочитав до этого места, он смял письмо и бросил его. Не то, что он прочел в письме, сердило его, но его сердило то, что эта тамошняя, чуждая для него, жизнь могла волновать его. Он закрыл глаза, потер себе лоб рукою, как будто изгоняя всякое участие к тому, что он читал, и прислушался к тому, что делалось в детской. Вдруг ему показался за дверью какой то странный звук. На него нашел страх; он боялся, не случилось ли чего с ребенком в то время, как он читал письмо. Он на цыпочках подошел к двери детской и отворил ее.
В ту минуту, как он входил, он увидал, что нянька с испуганным видом спрятала что то от него, и что княжны Марьи уже не было у кроватки.
– Мой друг, – послышался ему сзади отчаянный, как ему показалось, шопот княжны Марьи. Как это часто бывает после долгой бессонницы и долгого волнения, на него нашел беспричинный страх: ему пришло в голову, что ребенок умер. Всё, что oн видел и слышал, казалось ему подтверждением его страха.
«Всё кончено», подумал он, и холодный пот выступил у него на лбу! Он растерянно подошел к кроватке, уверенный, что он найдет ее пустою, что нянька прятала мертвого ребенка. Он раскрыл занавески, и долго его испуганные, разбегавшиеся глаза не могли отыскать ребенка. Наконец он увидал его: румяный мальчик, раскидавшись, лежал поперек кроватки, спустив голову ниже подушки и во сне чмокал, перебирая губками, и ровно дышал.
Князь Андрей обрадовался, увидав мальчика так, как будто бы он уже потерял его. Он нагнулся и, как учила его сестра, губами попробовал, есть ли жар у ребенка. Нежный лоб был влажен, он дотронулся рукой до головы – даже волосы были мокры: так сильно вспотел ребенок. Не только он не умер, но теперь очевидно было, что кризис совершился и что он выздоровел. Князю Андрею хотелось схватить, смять, прижать к своей груди это маленькое, беспомощное существо; он не смел этого сделать. Он стоял над ним, оглядывая его голову, ручки, ножки, определявшиеся под одеялом. Шорох послышался подле него, и какая то тень показалась ему под пологом кроватки. Он не оглядывался и всё слушал, глядя в лицо ребенка, его ровное дыханье. Темная тень была княжна Марья, которая неслышными шагами подошла к кроватке, подняла полог и опустила его за собою. Князь Андрей, не оглядываясь, узнал ее и протянул к ней руку. Она сжала его руку.
– Он вспотел, – сказал князь Андрей.
– Я шла к тебе, чтобы сказать это.
Ребенок во сне чуть пошевелился, улыбнулся и потерся лбом о подушку.
Князь Андрей посмотрел на сестру. Лучистые глаза княжны Марьи, в матовом полусвете полога, блестели более обыкновенного от счастливых слёз, которые стояли в них. Княжна Марья потянулась к брату и поцеловала его, слегка зацепив за полог кроватки. Они погрозили друг другу, еще постояли в матовом свете полога, как бы не желая расстаться с этим миром, в котором они втроем были отделены от всего света. Князь Андрей первый, путая волосы о кисею полога, отошел от кроватки. – Да. это одно что осталось мне теперь, – сказал он со вздохом.


Вскоре после своего приема в братство масонов, Пьер с полным написанным им для себя руководством о том, что он должен был делать в своих имениях, уехал в Киевскую губернию, где находилась большая часть его крестьян.
Приехав в Киев, Пьер вызвал в главную контору всех управляющих, и объяснил им свои намерения и желания. Он сказал им, что немедленно будут приняты меры для совершенного освобождения крестьян от крепостной зависимости, что до тех пор крестьяне не должны быть отягчаемы работой, что женщины с детьми не должны посылаться на работы, что крестьянам должна быть оказываема помощь, что наказания должны быть употребляемы увещательные, а не телесные, что в каждом имении должны быть учреждены больницы, приюты и школы. Некоторые управляющие (тут были и полуграмотные экономы) слушали испуганно, предполагая смысл речи в том, что молодой граф недоволен их управлением и утайкой денег; другие, после первого страха, находили забавным шепелявенье Пьера и новые, неслыханные ими слова; третьи находили просто удовольствие послушать, как говорит барин; четвертые, самые умные, в том числе и главноуправляющий, поняли из этой речи то, каким образом надо обходиться с барином для достижения своих целей.
Главноуправляющий выразил большое сочувствие намерениям Пьера; но заметил, что кроме этих преобразований необходимо было вообще заняться делами, которые были в дурном состоянии.
Несмотря на огромное богатство графа Безухого, с тех пор, как Пьер получил его и получал, как говорили, 500 тысяч годового дохода, он чувствовал себя гораздо менее богатым, чем когда он получал свои 10 ть тысяч от покойного графа. В общих чертах он смутно чувствовал следующий бюджет. В Совет платилось около 80 ти тысяч по всем имениям; около 30 ти тысяч стоило содержание подмосковной, московского дома и княжон; около 15 ти тысяч выходило на пенсии, столько же на богоугодные заведения; графине на прожитье посылалось 150 тысяч; процентов платилось за долги около 70 ти тысяч; постройка начатой церкви стоила эти два года около 10 ти тысяч; остальное около 100 та тысяч расходилось – он сам не знал как, и почти каждый год он принужден был занимать. Кроме того каждый год главноуправляющий писал то о пожарах, то о неурожаях, то о необходимости перестроек фабрик и заводов. И так, первое дело, представившееся Пьеру, было то, к которому он менее всего имел способности и склонности – занятие делами.
Пьер с главноуправляющим каждый день занимался . Но он чувствовал, что занятия его ни на шаг не подвигали дела. Он чувствовал, что его занятия происходят независимо от дела, что они не цепляют за дело и не заставляют его двигаться. С одной стороны главноуправляющий выставлял дела в самом дурном свете, показывая Пьеру необходимость уплачивать долги и предпринимать новые работы силами крепостных мужиков, на что Пьер не соглашался; с другой стороны, Пьер требовал приступления к делу освобождения, на что управляющий выставлял необходимость прежде уплатить долг Опекунского совета, и потому невозможность быстрого исполнения.
Управляющий не говорил, что это совершенно невозможно; он предлагал для достижения этой цели продажу лесов Костромской губернии, продажу земель низовых и крымского именья. Но все эти операции в речах управляющего связывались с такою сложностью процессов, снятия запрещений, истребований, разрешений и т. п., что Пьер терялся и только говорил ему:
– Да, да, так и сделайте.
Пьер не имел той практической цепкости, которая бы дала ему возможность непосредственно взяться за дело, и потому он не любил его и только старался притвориться перед управляющим, что он занят делом. Управляющий же старался притвориться перед графом, что он считает эти занятия весьма полезными для хозяина и для себя стеснительными.
В большом городе нашлись знакомые; незнакомые поспешили познакомиться и радушно приветствовали вновь приехавшего богача, самого большого владельца губернии. Искушения по отношению главной слабости Пьера, той, в которой он признался во время приема в ложу, тоже были так сильны, что Пьер не мог воздержаться от них. Опять целые дни, недели, месяцы жизни Пьера проходили так же озабоченно и занято между вечерами, обедами, завтраками, балами, не давая ему времени опомниться, как и в Петербурге. Вместо новой жизни, которую надеялся повести Пьер, он жил всё тою же прежней жизнью, только в другой обстановке.