Убийство британских инженеров в Чечне

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Убийство британских инженеров в Чечне
Способ убийства

Обезглавливание

Оружие

Холодное оружие

Место

в Ачхой-Мартановском районе ЧРИ

Дата

8 декабря 1998

Нападавшие

около 20 боевиков ИПОН

Убийцы

боевики ИПОН

Убитые

Трое британских и один новозеландский инженеры

Раненые

отсутствуют

Число убийц

неизвестно

Убийство британских инженеров в Чечне — убийство в декабре 1998 года четверых инженеров британской компании «Granger Telecom» чеченской бандой. В октябре 1998 года сотрудники компании были похищены в Чечне, 7 декабря им отрубили головы.





Похищение и убийство

В сентябре 1998 года после подписания контракта на сумму 300 млн долл. между телекоммуникационной компанией «Granger Telecom» и компанией «Чечентелеком» в Чечню прибыли четверо инженеров — новозеландец Стенли Шоу (англ. Stan Shaw) и три британца: Рудольф Петчи (англ. Rudi Petschi), Питер Кеннеди (англ. Peter Kennedy) и Даррен Хики (англ. Darren Hickey).

4 октября в Грозном инженеры были похищены, в дом на улице Лермонтова ворвались около 20 вооружённых бандитов, которые, связав инженеров, увезли их в Ачхой-Мартановский район. Заложников содержали в комнате площадью три на три метра на голом бетонном полу. Похищенные подвергались пыткам, террористы обвиняли их в шпионаже. В ночь с 7 на 8 декабря заложники были обезглавлены. Их головы обнаружили на трассе Ростов-Баку у станицы Ассиновская.

Расследование

В 2001 году телекомпания Би-Би-Си показала документальный фильм, где журналисты увязывают убийство инженеров с Усамой бен Ладеном, который предложил боевику Арби Бараеву 30 млн долларов[1].

В 2002 году в Наурском районе правоохранительными органами задержан террорист Хусейн Идиев — один из участников похищения инженеров, член незаконного вооружённого бандитского формирования Арби Бараева[2].

В 2003 году в британской газете «Sunday Times» был опубликован рассказ профессора Магомеда Чагучиева, который также находился в плену с инженерами[3]. Он показал, что их привезли в подземную камеру сильно избитыми. Во время пребывания в плену их избивали прикладами автоматов, дубинками и цепями. Бандиты демонстрировали инженерам видеосъёмки пыток и убийств других заложников. В неделю инженерам выдавали буханку хлеба и ведро воды на четверых.

По словам Чагучиева, его жена обратилась с просьбой о помощи к Ахмеду Закаеву (министру культуры правительства Масхадова), однако тот в грубой форме ответил ей отказом. Организация «Фонд гражданских свобод», осуществляющая защиту Закаева и финансируемая Борисом Березовским, заявила, что публикация в «Sunday Times» имеет признаки фальсификации[4]. Вдова одного из инженеров Луиза Петчи сказала, что за заключение контракта с «Granger Telecom» отвечали министр информации Мовлади Удугов и министр культуры Ахмед Закаев. Как сообщает РИА Новости, она выразила недоумение тем, что «Великобритания позволяет чеченским боевикам приезжать в страну, находиться здесь и даже просить политического убежища». «Я не понимаю — они что, собираются продолжать свою бандитскую деятельность здесь, на Западе?» — сказала Петчи[5].

Напишите отзыв о статье "Убийство британских инженеров в Чечне"

Примечания

  1. [www.newsru.com/world/21nov2001/bbc2_print.html Телекомпания ВВС покажет сегодня фильм об убийстве британских инженеров в 1998 году // NEWSru.com, 21 ноября 2001]
  2. [www.newsru.com/russia/07aug2002/boevik.html В Чечне задержан убийца трех британцев и новозеландца // NEWSru.com, 7 августа 2002]
  3. [www.timesonline.co.uk/tol/news/article1142112.ece My days of hell with the doomed Britons // The Sunday Times. June 15, 2003]
  4. [www.zakaev.ru/news/35582.html Фонд гражданских свобод: Sunday Times дискредитирует Закаева по заказу Кремля]
  5. [rian.ru/defense_safety/20030615/393840.html Чеченский профессор рассказал правду о Закаеве // РИА Новости, 15 июня 2003]

Ссылки

  • [news.bbc.co.uk/hi/russian/news/newsid_2959000/2959128.stm Дело о гибели британцев в Чечне: суд идет]
  • [lenta.ru/vojna/2003/06/15/story/ Бывший заложник рассказал Sunday Times о казненных в Чечне британских инженерах]
  • [www.vesti7.ru/archive/news?id=109 Головы трех британцев были нужны бен Ладену]

Отрывок, характеризующий Убийство британских инженеров в Чечне

– Что прикажете, ваше благородие? – спросил фейерверкер, близко стоявший около него и слышавший, что он бормотал что то.
– Ничего, гранату… – отвечал он.
«Ну ка, наша Матвевна», говорил он про себя. Матвевной представлялась в его воображении большая крайняя, старинного литья пушка. Муравьями представлялись ему французы около своих орудий. Красавец и пьяница первый номер второго орудия в его мире был дядя ; Тушин чаще других смотрел на него и радовался на каждое его движение. Звук то замиравшей, то опять усиливавшейся ружейной перестрелки под горою представлялся ему чьим то дыханием. Он прислушивался к затиханью и разгоранью этих звуков.
– Ишь, задышала опять, задышала, – говорил он про себя.
Сам он представлялся себе огромного роста, мощным мужчиной, который обеими руками швыряет французам ядра.
– Ну, Матвевна, матушка, не выдавай! – говорил он, отходя от орудия, как над его головой раздался чуждый, незнакомый голос:
– Капитан Тушин! Капитан!
Тушин испуганно оглянулся. Это был тот штаб офицер, который выгнал его из Грунта. Он запыхавшимся голосом кричал ему:
– Что вы, с ума сошли. Вам два раза приказано отступать, а вы…
«Ну, за что они меня?…» думал про себя Тушин, со страхом глядя на начальника.
– Я… ничего… – проговорил он, приставляя два пальца к козырьку. – Я…
Но полковник не договорил всего, что хотел. Близко пролетевшее ядро заставило его, нырнув, согнуться на лошади. Он замолк и только что хотел сказать еще что то, как еще ядро остановило его. Он поворотил лошадь и поскакал прочь.
– Отступать! Все отступать! – прокричал он издалека. Солдаты засмеялись. Через минуту приехал адъютант с тем же приказанием.
Это был князь Андрей. Первое, что он увидел, выезжая на то пространство, которое занимали пушки Тушина, была отпряженная лошадь с перебитою ногой, которая ржала около запряженных лошадей. Из ноги ее, как из ключа, лилась кровь. Между передками лежало несколько убитых. Одно ядро за другим пролетало над ним, в то время как он подъезжал, и он почувствовал, как нервическая дрожь пробежала по его спине. Но одна мысль о том, что он боится, снова подняла его. «Я не могу бояться», подумал он и медленно слез с лошади между орудиями. Он передал приказание и не уехал с батареи. Он решил, что при себе снимет орудия с позиции и отведет их. Вместе с Тушиным, шагая через тела и под страшным огнем французов, он занялся уборкой орудий.
– А то приезжало сейчас начальство, так скорее драло, – сказал фейерверкер князю Андрею, – не так, как ваше благородие.
Князь Андрей ничего не говорил с Тушиным. Они оба были и так заняты, что, казалось, и не видали друг друга. Когда, надев уцелевшие из четырех два орудия на передки, они двинулись под гору (одна разбитая пушка и единорог были оставлены), князь Андрей подъехал к Тушину.
– Ну, до свидания, – сказал князь Андрей, протягивая руку Тушину.
– До свидания, голубчик, – сказал Тушин, – милая душа! прощайте, голубчик, – сказал Тушин со слезами, которые неизвестно почему вдруг выступили ему на глаза.


Ветер стих, черные тучи низко нависли над местом сражения, сливаясь на горизонте с пороховым дымом. Становилось темно, и тем яснее обозначалось в двух местах зарево пожаров. Канонада стала слабее, но трескотня ружей сзади и справа слышалась еще чаще и ближе. Как только Тушин с своими орудиями, объезжая и наезжая на раненых, вышел из под огня и спустился в овраг, его встретило начальство и адъютанты, в числе которых были и штаб офицер и Жерков, два раза посланный и ни разу не доехавший до батареи Тушина. Все они, перебивая один другого, отдавали и передавали приказания, как и куда итти, и делали ему упреки и замечания. Тушин ничем не распоряжался и молча, боясь говорить, потому что при каждом слове он готов был, сам не зная отчего, заплакать, ехал сзади на своей артиллерийской кляче. Хотя раненых велено было бросать, много из них тащилось за войсками и просилось на орудия. Тот самый молодцоватый пехотный офицер, который перед сражением выскочил из шалаша Тушина, был, с пулей в животе, положен на лафет Матвевны. Под горой бледный гусарский юнкер, одною рукой поддерживая другую, подошел к Тушину и попросился сесть.
– Капитан, ради Бога, я контужен в руку, – сказал он робко. – Ради Бога, я не могу итти. Ради Бога!
Видно было, что юнкер этот уже не раз просился где нибудь сесть и везде получал отказы. Он просил нерешительным и жалким голосом.