Удельное имение

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск

Уде́льное име́ние — недвижимые имущества, доходы от которых были предназначены для содержания членов российской императорской семьи. Понятие введено в законодательство Российской империи 5 апреля 1797 года в изданном императором Павлом I «Учреждении об Императорской фамилии».





Основные положения об удельных имениях

«Учреждение об Императорской фамилии» вводило различие между членами императорской семьи, имевшими право на престол, и прочими членами семьи. Первые получали содержание из государственных доходов (см. Цивильный лист), вторые — из доходов от предоставленных им недвижимых имуществ, получивших название «удельных имений». Управление удельными имениями было поручено Департаменту уделов с министром во главе. Основным источником доходов от удельных имений был оброк, выплачиваемый проживающими в этих имениях удельными крестьянами.

Содержание членов императорской семьи на основе удельных имений составляло особенность Российской империи по сравнению с европейскими монархиями, где данный вопрос решался на основе апанажа.

Известные удельные имения

Среди известных удельных имений можно назвать:

Напишите отзыв о статье "Удельное имение"

Примечания

  1. [www.tsaritsyno-museum.ru/encyclopedia/departments/domain/index.php Царицынское удельное имение — - Государственный историко-архитектурный, художественный и ландшафтный музей-заповедник «Царицыно»]
  2. [krasnoeselo.clan.su/publ/o_l_bozhkova_quot_udelnoe_imenie_imperatorskoj_familii_iz_istorii_vozniknovenija_i_razvitija_krasnogo_sela_quot_chast_1/1-1-0-96 О. Л. Божкова «Удельное имение императорской фамилии: из истории возникновения и развития Красного села». Часть 1]
  3. [massandra.net.ua/ru/history/ Массандра. Официальный сайт].

Литература

  • История уделов за столетие их существования. 1797—1897, т. 1—3, СПБ, 1901—02.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Удельное имение

8 го ноября последний день Красненских сражений; уже смерклось, когда войска пришли на место ночлега. Весь день был тихий, морозный, с падающим легким, редким снегом; к вечеру стало выясняться. Сквозь снежинки виднелось черно лиловое звездное небо, и мороз стал усиливаться.
Мушкатерский полк, вышедший из Тарутина в числе трех тысяч, теперь, в числе девятисот человек, пришел одним из первых на назначенное место ночлега, в деревне на большой дороге. Квартиргеры, встретившие полк, объявили, что все избы заняты больными и мертвыми французами, кавалеристами и штабами. Была только одна изба для полкового командира.
Полковой командир подъехал к своей избе. Полк прошел деревню и у крайних изб на дороге поставил ружья в козлы.
Как огромное, многочленное животное, полк принялся за работу устройства своего логовища и пищи. Одна часть солдат разбрелась, по колено в снегу, в березовый лес, бывший вправо от деревни, и тотчас же послышались в лесу стук топоров, тесаков, треск ломающихся сучьев и веселые голоса; другая часть возилась около центра полковых повозок и лошадей, поставленных в кучку, доставая котлы, сухари и задавая корм лошадям; третья часть рассыпалась в деревне, устраивая помещения штабным, выбирая мертвые тела французов, лежавшие по избам, и растаскивая доски, сухие дрова и солому с крыш для костров и плетни для защиты.
Человек пятнадцать солдат за избами, с края деревни, с веселым криком раскачивали высокий плетень сарая, с которого снята уже была крыша.
– Ну, ну, разом, налегни! – кричали голоса, и в темноте ночи раскачивалось с морозным треском огромное, запорошенное снегом полотно плетня. Чаще и чаще трещали нижние колья, и, наконец, плетень завалился вместе с солдатами, напиравшими на него. Послышался громкий грубо радостный крик и хохот.
– Берись по двое! рочаг подавай сюда! вот так то. Куда лезешь то?
– Ну, разом… Да стой, ребята!.. С накрика!
Все замолкли, и негромкий, бархатно приятный голос запел песню. В конце третьей строфы, враз с окончанием последнего звука, двадцать голосов дружно вскрикнули: «Уууу! Идет! Разом! Навались, детки!..» Но, несмотря на дружные усилия, плетень мало тронулся, и в установившемся молчании слышалось тяжелое пыхтенье.