Уиган Атлетик

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Уиган Атлетик
Полное
название
Wigan Athletic Football Club
Прозвища «Лэтикс» (англ. Latics)
Основан 1932
Стадион Ди-дабл-ю
Вместимость 25 138
Владелец Дейв Уилан
Президент Дэвид Шарп
Тренер вакантно
Рейтинг 101-е место в рейтинге УЕФА
Соревнование Чемпионат Футбольной лиги
Сезон 2015/16 1-е место в Первой лиге
Основная
форма
Гостевая
форма

<td>

Резервная
форма
К:Футбольные клубы, основанные в 1932 годуУиган АтлетикУиган Атлетик

«Уи́ган Атле́тик» (англ. Wigan Athletic FC) — профессиональный английский футбольный клуб из города Уиган, графство Большой Манчестер. Выступал в период с 2005 по 2013 годы в Английской Премьер-лиге. Традиционная форма клуба, в которой команда выступает с первых своих дней, сине-белая майка с вертикальными полосами и синие трусы с белыми гетрами. 11 мая 2013 года «Уиган Атлетик» стал обладателем Кубка Англии после сенсационной победы над «Манчестер Сити» в финале Кубка Англии.





История клуба

Первые годы существования

«Уиган Атлетик» был основан в 1932 году и на сегодняшний день является одной из самых молодых команд, когда-либо выступавших в английской Премьер-лиге. К началу 30-х годов город Уиган славился только своими регбийными достижениями, благодаря местной команде «Уиган Уорриорз». Сформировать футбольный клуб удалось лишь после шести неудач, до этого распалось пять футбольных команд: «Уиган Каунти», «Уиган Юнайтед», «Уиган Таун», «Уиган Роверс» и «Уиган Боро». В итоге именно шестая попытка оказалось самой долговременной.

«Спрингфилд Парк», бывший стадион команды «Уиган Боро», в итоге стал домашней ареной «Уиган Атлетик», и вскоре после этого клуб был зачислен в Cheshire County League (Северо-западная местная футбольная лига). В своей ранней истории «Уиган Атлетик» добился своего самого значительного успеха в Кубке Англии. В сезоне 1934/35 годов клуб победил «Карлайл Юнайтед» со счётом 6:1, установив рекорд Кубка Англии — самый крупный счёт при победе любительской команды над профессиональной (Позже рекорд был повторён в 1955 году «Бостон Юнайтед» и в 1957 году «Херефорд Юнайтед». В 1945 году «Уиган Атлетик» пробился в Lancashire Combination.

Путь вверх

Попадания в систему английских профессиональных лиг клубу пришлось ждать более сорока лет, и всё это время команде пришлось выступать в различных полупрофессиональных дивизионах. в 1950 году «Уиган Атлетик» был близок к попаданию в Футбольную лигу, а в 1961 году клуб вернулся в Cheshire County League. В 1968 году «Уиган» был одним из основателей Northern Premier League, которая с 1994 года стала называться UniBond League.

В итоге после 34 проваленных выборов в принятии в Футбольную лигу Англии, включая отчаянную попытку попасть хотя бы во вторую лигу Шотландии в 1972 году, «Уиган Атлетик» в итоге был выбран в Футбольную лигу в 1978 году.

В 1995 году команду приобрел известный в прошлом футболист, а ныне местный бизнесмен Дэйв Уилан. Будучи уроженцем городка Уиган, новый президент клуба амбициозно заявил, что хочет видеть клуб в Премьер-лиге, что для многих звучало шуткой — средняя посещаемость матчей команды составляла около 1500 человек. Благодаря своим связям в Испании Уилану удалось привлечь в команду трёх игроков-испанцев — ими стали Исидро Диас, Хесус Себа и Роберто Мартинес. Тройка испанцев олицетворяла на поле амбиции клуба и вошла в историю клуба под именем «Три Амиго». Впоследствии Мартинес и Диас стали первыми испанцами, сыгравшими матчи в FA Cup.

В 1997 году команда добилась чемпионства в четвёртом дивизионе, а в 1999 году «Уиган» уступил «Манчестер Сити» в плэй-офф за выход во второй дивизион. Этот результат заставил руководство сменить главного тренера Рэя Матиаса. Но новый специалист так же не смог преодолеть финал плэй-офф, где команда на легендарном стадионе «Уэмбли» уступила «Джиллингему».

В 2001 году главным тренером был назначен специалист, который в прошлом пять лет отыграл в «Уигане» на позиции форварда — Пол Джуэлл. Первый сезон ушёл на адаптацию, но уже в сезоне 2002/03 команда в блистательном стиле завоевала золото Первой Футбольной лиги. В своём первом сезоне в Чемпионате Футбольной лиги клубу не хватило всё лишь одного гола, чтобы попасть в зону плэй-офф. Однако уже в следующем сезоне клуб смог финишировать вторым в турнирной таблице, тем самым обеспечив себе место в элите. Уилан добился своей цели ровно через 10 лет.

Премьер-лига и Кубок Англии

Новичок Премьер-лиги считался верным претендентом на вылет, но команде удалось сотворить чудо. «Уиган Атлетик» выдал впечатляющую серию победных матчей и к ноябрю 2005 года занимал второе место в турнирной таблице. Клуб также смог добраться до финала Кубка лиги, в котором, к сожалению своих болельщиков, проиграл. В конце сезона «Уиган» сбавил в игре и занял в итоге десятое место, которое нужно признать весьма достойным результатом. Следующий сезон 2006/07 годов команда провела менее успешно. На протяжении всего сезона команда боролась за выживание в элите, апогеем которого стал матч последнего тура в Шеффилде против местного клуба Шеффилд Юнайтед. Хозяевам для сохранения прописки в АПЛ нужно было хотя бы сыграть вничью, Уиган устраивала только победа. Драматичнейший поединок завершился со счётом 2:1 в пользу гостей, решающий гол забил Дэвид Ансуорт, который начинал сезон, будучи игроком «Шеффилд Юнайтед», а «Уиган Атлетик» остался в элите английского футбола. Менеджер Пол Джуэлл сразу после этого триумфа объявил об отставке. Вакантное место занял его помощник Хатчингс, который решил сделать ставку на известных игроков и их опыт, вследствие чего в команде появились Марио Мельхиот, Тайтус Брамбл, Денни Ландзат и другие. Однако, несмотря на приобретения, вскоре команда оказалась в опасной зоне вылета, и главный тренер был уволен. 19 ноября 2007 года команду возглавил Стив Брюс. Главной задачей для него было остаться в Премьер-лиге, и специалист выполнил её с успехом, гарантировав тем самым себе место в команде на будущий год, особенно после почётной выездной ничьей с лондонским «Челси». По итогам сезона 2007/08 «Уиган Атлетик» занял 14-е место.

В июле 2009 года команду возглавил легенда клуба Роберто Мартинес, который сыграл за клуб более 200 матчей за 6 лет. По итогам сезона команда заняла 16-е место. В следующем сезоне 2010-11 команда заняла тоже 16-е место. В сезоне 2011/12 годов несмотря на неудачный старт «атлеты» провели отличный финишный рывок, победив куда более сильные «Манчестер Юнайтед» 1:0 дома, «Арсенал» 2:1 на выезде, «Ньюкасл» 4:0 дома и «Ливерпуль» 2:1 на выезде, заняла 15-е место, опередив даже «Астон Виллу».

11 мая 2013 года «Уиган» выиграл первый трофей в своей истории — кубок Англии. В финале был повержен «Манчестер Сити» со счетом 1:0. Победный мяч в компенсированное ко второму тайму время (90+1) c углового забил Бен Уотсон.

Полоса неудач

Спустя 3 дня после победы в Кубке Англии «Уиган» проиграл на выезде «Арсеналу», который в это время боролся с Тоттенхэмом за четвёртое место в Премьер-Лиге, позволяющее квалифицироваться в Лигу Чемпионов, со счетом 1:4 и официально вылетел из Премьер-Лиги в Чемпионшип. Сезон 2013/14 в Чемпионшипе Уиган провёл достойно, заняв 5 место, но проиграл «Куинз Парк Рейнджерс» в серии плей-офф за выход в Премьер-лигу[1].

В сезоне 2014/15 у клуба начались проблемы — начались расистские скандалы[2][3], смена руководства[4] и тренеров по ходу сезона: Уве Реслер, Малки Маккай и Гэри Колдуэлл, который лишь зимой 2015 года, после 5 лет в клубе, прекратил выступать за «Уиган» как игрок и был назначен на роль главного тренера в апреле 2015 года, став самым молодым в истории лиги[5]. Клуб по итогам сезона вылетел в Первую лигу[6].

Посещаемость

Английская футбольная лига неоднократноК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4207 дней] подвергала критике руководство «Уигана», за скромную посещаемость домашних матчей. Население города Уиган не достигает 100 тысяч человек, при этом в пределах досягаемости расположено немало более именитых клубов, при том не только футбольных. Критика особенно обострилась, когда в 2007 году руководство клуба резко повысило цены на билеты, впоследствии владелец клуба Дэйв Уилан был вынужден существенно снизить стоимостьК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4207 дней].

Текущий состав

По состоянию на 17 октября 2016 года
Игрок Страна Дата рождения Бывший клуб Контракт
Вратари
1 Адам Богдан 27 сентября 1987 (36 лет) В аренде у Ливерпуля 2016—2017
22 Юсси Яаскеляйнен 19 апреля 1975 (49 лет) Вест Хэм Юнайтед 2015—2017
Дэн Лэверкомб 16 мая 1996 (28 лет) Торки Юнайтед 2016—2018
Защитники
2 Рис Джеймс 7 ноября 1993 (30 лет) Манчестер Юнайтед 2015—2018
3 Джейк Бакстон 4 марта 1985 (39 лет) Дерби Каунти 2016—2019
5 Донервон Дэниэлс 24 ноября 1993 (30 лет) Вест Бромвич Альбион 2015—2018
10 Натан Бирн 5 июня 1992 (32 года) Вулверхэмптон Уондерерс 2016—2019
12 Кайл Нойл 24 сентября 1996 (27 лет) В аренде у Вест Хэм Юнайтед 2016—2017
13 Энди Келлетт 10 ноября 1993 (30 лет) Болтон Уондерерс 2015—2018
19 Люк Гарбатт 21 мая 1993 (31 год) В аренде у Эвертона 2016—2017
20 Крэйг Морган 16 июня 1985 (39 лет) Ротерхэм Юнайтед 2015—2017
23 Стивен Уорнок 12 декабря 1981 (42 года) Дерби Каунти 2016—2017
32 Рис Бёрк 2 сентября 1996 (27 лет) В аренде у Вест Хэм Юнайтед 2016—2017
33 Дэн Бёрн 9 мая 1992 (32 года) Фулхэм 2016—2019
Полузащитники
4 Дэвид Перкинс 21 июня 1982 (42 года) Блэкпул 2015—2017
6 Макс Пауэр 27 июля 1993 (30 лет) Транмир Роверс 2015—2019
7 Алекс Гилби 9 декабря 1994 (29 лет) Колчестер Юнайтед 2016—2019
14 Жорди Гомес 24 мая 1985 (39 лет) Сандерленд 2016—2017
15 Джордан Флорес 4 октября 1995 (28 лет) Воспитанник клуба 2015—2017
16 Шон Макдональд 17 июня 1988 (36 лет) Борнмут 2016—2018
17 Майкл Джейкобс 4 ноября 1991 (32 года) Вулверхэмптон Уондерерс 2015—2018
Нападающие
9 Уилл Григг 3 июля 1991 (33 года) Брентфорд 2016—2018
11 Адам Ле Фондр 2 декабря 1986 (37 лет) В аренде у Кардифф Сити 2016—2017
18 Кайн Вулери 11 января 1995 (29 лет) Болтон Уондерерс 2016—2019
21 Крэйг Дэвис 9 января 1986 (38 лет) Болтон Уондерерс 2015—2017
25 Ник Пауэлл 23 марта 1994 (30 лет) Манчестер Юнайтед 2016—2019
31 Яник Вилдсхут 1 ноября 1991 (32 года) Мидлсбро 2016—2019

Известные игроки

Известные тренеры

Достижения

Напишите отзыв о статье "Уиган Атлетик"

Примечания

  1. [www.sports.ru/football/1020487817.html Чемпионшип. Плей-офф. Ответные матчи. «КПР» вырвал победу у «Уигана», «Дерби Каунти» обыграл «Брайтон»]
  2. [www.sports.ru/football/1026093907.html Владелец «Уигана» отстранен от футбольной деятельности на шесть недель за расистские высказывания]
  3. [www.sports.ru/football/1025113295.html Организация по борьбе с расизмом «Kick It Out»: "Мы недовольны назначением Маккэя в «Уиган»]
  4. [www.sports.ru/football/1027672587.html Уилан покидает пост председателя правления «Уигана» после 20 лет в клубе]
  5. [www.sports.ru/football/1028697020.html 32-летний Гари Колдуэлл возглавил «Уиган»]
  6. [www.sports.ru/football/1029282201.html «Уиган» вылетел из чемпионшипа]

Ссылки

  • [www.wiganlatics.co.uk Официальный сайт клуба]  (англ.)
  • [www.premierleague.com/wigan-athletic.html Профиль клуба на сайте АПЛ]  (англ.)
  • [www.skysports.com/football/teams/wiganathletic Профиль клуба на Sky Sports]  (англ.)
  • [www.cockneylatic.co.uk Сайт болельщиков]  (англ.)


Отрывок, характеризующий Уиган Атлетик

– Тиф, батюшка. Кто ни взойдет – смерть. Только мы двое с Макеевым (он указал на фельдшера) тут трепемся. Тут уж нашего брата докторов человек пять перемерло. Как поступит новенький, через недельку готов, – с видимым удовольствием сказал доктор. – Прусских докторов вызывали, так не любят союзники то наши.
Ростов объяснил ему, что он желал видеть здесь лежащего гусарского майора Денисова.
– Не знаю, не ведаю, батюшка. Ведь вы подумайте, у меня на одного три госпиталя, 400 больных слишком! Еще хорошо, прусские дамы благодетельницы нам кофе и корпию присылают по два фунта в месяц, а то бы пропали. – Он засмеялся. – 400, батюшка; а мне всё новеньких присылают. Ведь 400 есть? А? – обратился он к фельдшеру.
Фельдшер имел измученный вид. Он, видимо, с досадой дожидался, скоро ли уйдет заболтавшийся доктор.
– Майор Денисов, – повторил Ростов; – он под Молитеном ранен был.
– Кажется, умер. А, Макеев? – равнодушно спросил доктор у фельдшера.
Фельдшер однако не подтвердил слов доктора.
– Что он такой длинный, рыжеватый? – спросил доктор.
Ростов описал наружность Денисова.
– Был, был такой, – как бы радостно проговорил доктор, – этот должно быть умер, а впрочем я справлюсь, у меня списки были. Есть у тебя, Макеев?
– Списки у Макара Алексеича, – сказал фельдшер. – А пожалуйте в офицерские палаты, там сами увидите, – прибавил он, обращаясь к Ростову.
– Эх, лучше не ходить, батюшка, – сказал доктор: – а то как бы сами тут не остались. – Но Ростов откланялся доктору и попросил фельдшера проводить его.
– Не пенять же чур на меня, – прокричал доктор из под лестницы.
Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.
– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.
– Слушаю, ваше высокоблагородие, – с удовольствием проговорил солдат, еще старательнее выкатывая глаза и вытягиваясь, но не трогаясь с места.
– Нет, тут ничего не сделаешь, – подумал Ростов, опустив глаза, и хотел уже выходить, но с правой стороны он чувствовал устремленный на себя значительный взгляд и оглянулся на него. Почти в самом углу на шинели сидел с желтым, как скелет, худым, строгим лицом и небритой седой бородой, старый солдат и упорно смотрел на Ростова. С одной стороны, сосед старого солдата что то шептал ему, указывая на Ростова. Ростов понял, что старик намерен о чем то просить его. Он подошел ближе и увидал, что у старика была согнута только одна нога, а другой совсем не было выше колена. Другой сосед старика, неподвижно лежавший с закинутой головой, довольно далеко от него, был молодой солдат с восковой бледностью на курносом, покрытом еще веснушками, лице и с закаченными под веки глазами. Ростов поглядел на курносого солдата, и мороз пробежал по его спине.
– Да ведь этот, кажется… – обратился он к фельдшеру.
– Уж как просили, ваше благородие, – сказал старый солдат с дрожанием нижней челюсти. – Еще утром кончился. Ведь тоже люди, а не собаки…
– Сейчас пришлю, уберут, уберут, – поспешно сказал фельдшер. – Пожалуйте, ваше благородие.
– Пойдем, пойдем, – поспешно сказал Ростов, и опустив глаза, и сжавшись, стараясь пройти незамеченным сквозь строй этих укоризненных и завистливых глаз, устремленных на него, он вышел из комнаты.


Пройдя коридор, фельдшер ввел Ростова в офицерские палаты, состоявшие из трех, с растворенными дверями, комнат. В комнатах этих были кровати; раненые и больные офицеры лежали и сидели на них. Некоторые в больничных халатах ходили по комнатам. Первое лицо, встретившееся Ростову в офицерских палатах, был маленький, худой человечек без руки, в колпаке и больничном халате с закушенной трубочкой, ходивший в первой комнате. Ростов, вглядываясь в него, старался вспомнить, где он его видел.
– Вот где Бог привел свидеться, – сказал маленький человек. – Тушин, Тушин, помните довез вас под Шенграбеном? А мне кусочек отрезали, вот… – сказал он, улыбаясь, показывая на пустой рукав халата. – Василья Дмитриевича Денисова ищете? – сожитель! – сказал он, узнав, кого нужно было Ростову. – Здесь, здесь и Тушин повел его в другую комнату, из которой слышался хохот нескольких голосов.
«И как они могут не только хохотать, но жить тут»? думал Ростов, всё слыша еще этот запах мертвого тела, которого он набрался еще в солдатском госпитале, и всё еще видя вокруг себя эти завистливые взгляды, провожавшие его с обеих сторон, и лицо этого молодого солдата с закаченными глазами.
Денисов, закрывшись с головой одеялом, спал не постели, несмотря на то, что был 12 й час дня.
– А, Г'остов? 3до'ово, здо'ово, – закричал он всё тем же голосом, как бывало и в полку; но Ростов с грустью заметил, как за этой привычной развязностью и оживленностью какое то новое дурное, затаенное чувство проглядывало в выражении лица, в интонациях и словах Денисова.
Рана его, несмотря на свою ничтожность, все еще не заживала, хотя уже прошло шесть недель, как он был ранен. В лице его была та же бледная опухлость, которая была на всех гошпитальных лицах. Но не это поразило Ростова; его поразило то, что Денисов как будто не рад был ему и неестественно ему улыбался. Денисов не расспрашивал ни про полк, ни про общий ход дела. Когда Ростов говорил про это, Денисов не слушал.
Ростов заметил даже, что Денисову неприятно было, когда ему напоминали о полке и вообще о той, другой, вольной жизни, которая шла вне госпиталя. Он, казалось, старался забыть ту прежнюю жизнь и интересовался только своим делом с провиантскими чиновниками. На вопрос Ростова, в каком положении было дело, он тотчас достал из под подушки бумагу, полученную из комиссии, и свой черновой ответ на нее. Он оживился, начав читать свою бумагу и особенно давал заметить Ростову колкости, которые он в этой бумаге говорил своим врагам. Госпитальные товарищи Денисова, окружившие было Ростова – вновь прибывшее из вольного света лицо, – стали понемногу расходиться, как только Денисов стал читать свою бумагу. По их лицам Ростов понял, что все эти господа уже не раз слышали всю эту успевшую им надоесть историю. Только сосед на кровати, толстый улан, сидел на своей койке, мрачно нахмурившись и куря трубку, и маленький Тушин без руки продолжал слушать, неодобрительно покачивая головой. В середине чтения улан перебил Денисова.
– А по мне, – сказал он, обращаясь к Ростову, – надо просто просить государя о помиловании. Теперь, говорят, награды будут большие, и верно простят…
– Мне просить государя! – сказал Денисов голосом, которому он хотел придать прежнюю энергию и горячность, но который звучал бесполезной раздражительностью. – О чем? Ежели бы я был разбойник, я бы просил милости, а то я сужусь за то, что вывожу на чистую воду разбойников. Пускай судят, я никого не боюсь: я честно служил царю, отечеству и не крал! И меня разжаловать, и… Слушай, я так прямо и пишу им, вот я пишу: «ежели бы я был казнокрад…
– Ловко написано, что и говорить, – сказал Тушин. Да не в том дело, Василий Дмитрич, – он тоже обратился к Ростову, – покориться надо, а вот Василий Дмитрич не хочет. Ведь аудитор говорил вам, что дело ваше плохо.
– Ну пускай будет плохо, – сказал Денисов. – Вам написал аудитор просьбу, – продолжал Тушин, – и надо подписать, да вот с ними и отправить. У них верно (он указал на Ростова) и рука в штабе есть. Уже лучше случая не найдете.
– Да ведь я сказал, что подличать не стану, – перебил Денисов и опять продолжал чтение своей бумаги.
Ростов не смел уговаривать Денисова, хотя он инстинктом чувствовал, что путь, предлагаемый Тушиным и другими офицерами, был самый верный, и хотя он считал бы себя счастливым, ежели бы мог оказать помощь Денисову: он знал непреклонность воли Денисова и его правдивую горячность.
Когда кончилось чтение ядовитых бумаг Денисова, продолжавшееся более часа, Ростов ничего не сказал, и в самом грустном расположении духа, в обществе опять собравшихся около него госпитальных товарищей Денисова, провел остальную часть дня, рассказывая про то, что он знал, и слушая рассказы других. Денисов мрачно молчал в продолжение всего вечера.
Поздно вечером Ростов собрался уезжать и спросил Денисова, не будет ли каких поручений?
– Да, постой, – сказал Денисов, оглянулся на офицеров и, достав из под подушки свои бумаги, пошел к окну, на котором у него стояла чернильница, и сел писать.
– Видно плетью обуха не пег'ешибешь, – сказал он, отходя от окна и подавая Ростову большой конверт. – Это была просьба на имя государя, составленная аудитором, в которой Денисов, ничего не упоминая о винах провиантского ведомства, просил только о помиловании.
– Передай, видно… – Он не договорил и улыбнулся болезненно фальшивой улыбкой.


Вернувшись в полк и передав командиру, в каком положении находилось дело Денисова, Ростов с письмом к государю поехал в Тильзит.
13 го июня, французский и русский императоры съехались в Тильзите. Борис Друбецкой просил важное лицо, при котором он состоял, о том, чтобы быть причислену к свите, назначенной состоять в Тильзите.
– Je voudrais voir le grand homme, [Я желал бы видеть великого человека,] – сказал он, говоря про Наполеона, которого он до сих пор всегда, как и все, называл Буонапарте.
– Vous parlez de Buonaparte? [Вы говорите про Буонапарта?] – сказал ему улыбаясь генерал.
Борис вопросительно посмотрел на своего генерала и тотчас же понял, что это было шуточное испытание.
– Mon prince, je parle de l'empereur Napoleon, [Князь, я говорю об императоре Наполеоне,] – отвечал он. Генерал с улыбкой потрепал его по плечу.
– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.
– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.
Жилинский, видимо, не радостно принял это новое русское лицо в свой кружок и ничего не сказал Ростову. Борис, казалось, не замечал происшедшего стеснения от нового лица и с тем же приятным спокойствием и застланностью в глазах, с которыми он встретил Ростова, старался оживить разговор. Один из французов обратился с обыкновенной французской учтивостью к упорно молчавшему Ростову и сказал ему, что вероятно для того, чтобы увидать императора, он приехал в Тильзит.
– Нет, у меня есть дело, – коротко ответил Ростов.
Ростов сделался не в духе тотчас же после того, как он заметил неудовольствие на лице Бориса, и, как всегда бывает с людьми, которые не в духе, ему казалось, что все неприязненно смотрят на него и что всем он мешает. И действительно он мешал всем и один оставался вне вновь завязавшегося общего разговора. «И зачем он сидит тут?» говорили взгляды, которые бросали на него гости. Он встал и подошел к Борису.
– Однако я тебя стесняю, – сказал он ему тихо, – пойдем, поговорим о деле, и я уйду.