Культура Украины

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Украинская культура»)
Перейти к: навигация, поиск

Культура Украины — культура украинского народа, других народов и народностей Украины и государств, предшествующих УССР, современной Украины.

Для украинской национальной культуры основополагающей и базовой является народная культура, на основе которой постепенно сформировались профессиональные наука, литература, искусство. Своеобразие украинской культуры определили также влияния географических условий, особенности исторического пути, а также взаимодействие с другими этнокультурами. Важным историческим этапом развития культуры стало принятие христианства в X веке.





Общая характеристика

Украинский народ имеет богатую и бурную историю. Жить ему пришлось на распутье, через которое проходило много разных народов и племён. Почти каждый из них покушался на украинскую землю. В таких тяжёлых, сложных условиях приходилось защищать свою свободу от врагов, приходилось быть и порабощённым. Эта борьба воспитала в украинцах яркую, характерную черту — свободолюбие. Именно она привела к тому, что уже в конце XVI века на Украине осуществлялась самая первая в то время демократия. Запорожская Сечь стала мощнейшим бастионом демократии и свободы не только у себя, но и для соседних народов. Поэтому и всё творчество народа пронизано свободолюбивым характером. Не раз теряя свободу, независимость, украинцы тосковали по ней, и эту тоску и борьбу за свободу воспроизводили во всех проявлениях своего творчества — в безбрежном море задушевных песен, дум, легенд; в живописи, вышивке, гончарстве, ткачестве и так далее.

Вследствие трудностей исторического пути Украины (монголо-татарское завоевание в XIII веке, польско-литовская экспансия в XIV—XVI веках, зависимость от Российской и Австрийской империй в XIX—ХХ веках) в украинской традиции народная культура сыграла исключительную роль. Это произошло, так как в XVI веке, когда феодально-боярская знать приняла католичество и польскую культуру, и к концу XVIII века, когда верх казацкой старшины был русифицирован, украинское общество развивалось в значительной мере без полноценной национальной культурной элиты.

Истинными творцами и носителями культуры продолжали оставаться широкие массы общества — крестьяне, казаки, ремесленники. Украинская культура на протяжении длительных периодов своей истории развивалась как народная. В ней большое место занимали фольклор, народные традиции, которые придавали ей особое очарование и колорит. Особенно ярко это проявилось в искусстве — народных думах, песнях, танцах, декоративно-прикладном искусстве. Именно благодаря сохранению и продолжению традиций, корни которых восходят к культуре Киевской Руси, стал возможным подъём украинской культуры и в XVI—XVII вв., и культурное возрождение в XIX веке.

В то же время ощутимы и отрицательные последствия такого характера развития украинской национальной культуры. В течение длительного времени много талантливых людей, которые родились и выросли на Украине, затем покидали её, связывали свою дальнейшую жизнь и творчество с русской, польской и другими культурами. Кроме того, прогресс в области естественных наук был выражен слабее, чем в гуманитарной.

Вместе с тем, самобытная и старинная система образования, которая достигла своего расцвета во время Казачества и обеспечила практически сплошную грамотность населения, давняя традиция книгописания, ориентированность на ведущие центры Европы, в частности на византийские культурные традиции, а также как центра наук и высшего образования благодаря развитой сети коллегиумов, Острожской и Киево-Могилянской академии; меценатство и государственная поддержка культуры рядом выдающихся государственников — Константином Острожским, Петром Конашевичем-Сагайдачным, Иваном Мазепой и др. — всё это позволило поднять украинскую культуру на мировой уровень, создать ряд классических шедевров в области книгопечатания, архитектуры, литературы, достичь значительных успехов в науке.

Известный исследователь украинской культуры Иван Огиенко отмечал, что украинской культуре с самого начала были присущи открытость миру, отсутствие ксенофобии и гуманизм. Говоря о гуманистической сути украинской культуры, нужно отметить и то, что сама система ценностей данной культуры в период её активного развития (XVII—XIX века) была довольно специфической. Богатый материал для такого вывода даёт творческое наследие Григория Сковороды, Феофана Прокоповича, Пантелеймона Кулиша, Тараса Шевченко. В своих философских сочинениях они решали вопрос о сущности и условиях человеческого счастья, о смысле человеческого существования.

В отличие от общественного мнения других европейских стран, где проблемы бедности, болезней и бескультурья планировалось преодолеть путём технического прогресса, повышения производительности труда, с помощью усилий просвещённых монархов и социального экспериментирования, украинские мыслители призывают к другому. «Родственный труд» и самопознание, свобода, ради которой не жалко расстаться с благополучием, ограничение жизненных потребностей, предпочтение духовности, нежели материальности — вот те пути и рецепты счастья, которых придерживались и которые пропагандировали ведущие украинские мыслители в духе более позднего европейского экзистенциализма. Сегодня такие подходы имеют особое значение для всего человечества.

Исторический очерк

Истоки

На территории современной Украины археологами найдено многочисленное количество культур, охватывающее весь исторический период развития человечества — периоды палеолита, мезолита и неолита. Железный век на территории Украины представлен Черняховской культурой, а медный век — трипольской и ямной культурами.

Что касается истоков украинской культуры, то на сегодняшний день существует несколько гипотез украинского этногенеза:

  • Теория «извечности» — существует столько, сколько вообще существует человек современного типа, то есть от 30-40 тыс. до 2-3 млн лет;
  • Теория автохтонности (М. Грушевский), согласно которой украинскую этническую основу составляло население позднего палеолита, которое проживало на территории Украины, а россияне и белорусы имели свою отдельную этническую основу и территорию проживания;
  • Теория «единой колыбели» (которая была общепринятой в СССР): зарождение и развитие трех близких славянских народов с единой древнерусской народностью;
  • Теория «независимого развития отдельных восточнославянских народов», то есть украинского, русского, белорусского, получившая распространение в последнее время.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3708 дней]

Культура Руси

В IX веке в Восточной Европе возникло монархическое государство Русь, центром которого стал Киев. Основой культуры Руси стала самобытная культура восточнославянских племён. На момент её возникновения в хозяйственном укладе славян давно уже преобладало земледелие, важными промыслами стали скотоводство, охота, рыболовство и бортничество. Достаточно высокого уровня достигло к Х веку и ремесло — изготавливались изделия из железа и цветных металлов, развивались гончарное дело, ткачество, выделка и обработка кожи, резьба на камнях и дереве.

Рубежным событием стало принятие христианства, которое приходило на смену языческим верованиям русских племён, и было официально принято Владимиром Великим в 988 году. Принятие христианства значительно ускорило развитие письменности (некоторое время сосуществовали кириллица и глаголица), а также литературы, древние памятники которой написаны на церковнославянском языке. Важными стали влияния Византийской культуры, в частности распространился византийский стиль в архитектуре, в духовной музыке распространился знаменный распев.

XIII—XV века

Татаро-монгольское иго середины XIII века стало причиной затяжного экономического упадка. В ряде производств наблюдалось падение или забвения сложной техники, упрощалась ремесленная промышленность. На длительное время было приостановлено строительство. Центром духовной культуры была православная церковь, которая обладателями Орды оставалась нетронутой.

С упадком Киевского и Черниговского княжеств главным центром развития украинской культуры являлось Галицко-Волынское княжество, которое находилось в более благоприятном геополитическом положении. Ситуация стала постепенно меняться с вхождением украинских земель в состав Великого княжества Литовского. В культуре становится заметным западноевропейское влияние, Его сочетание с местными традициями определило культурное содержание эпохи. Значительных высот достигли научные знания в гуманитарных областях: философии, истории. Развивались светские мотивы в литературе. Архитектура храмов приобретает черты готического стиля, распространённого в городском строительстве Европы. Продолжалось развитие различных жанров народного искусства: декоративно-прикладного, музыкального, театрального. Народное творчество обогащалось героическими, освободительными мотивами.

XVI—XVIII века

В XVI веке продолжается стабилизация и оживление экономической жизни, рост количества городов. На Волыни и в Галичине всё шире практиковалось строительство светских сооружений не из дерева, а из камня и кирпича, в XV веке во Львове был построен водопровод.

С заключением Люблинской унии в 1569 году украинские земли оказались во власти Речи Посполитой. Позиция социальной элиты в новых условиях была неоднозначной. Своей меценатской деятельностью[прояснить] прославились князь Константин (Василий) Острожский, князь Юрий Слуцкий, Елизавета (Галшка) Гулечивна. Однако большинство украинских феодалов, верхушка духовенства в условиях господства Речи Посполитой удалялись от национальной культуры — языка, традиций, православной веры.

В этой исторической ситуации роль духовного лидера народа взяло на себя казачество — самобытное общественное положение, которое сформировалось в XV—XVI веках. Именно казачество подхватило традицию национальной государственности, выступило защитником православной церкви и украинского языка.

XIX век

ХХ — начало ХХI века

Украинское искусство

Напишите отзыв о статье "Культура Украины"

Литература

  • Теория и история мировой и отечественной культуры. Курс лекций. Киев: Лыбидь, 1993 .- 390 с.
  • Украинская и зарубежная культура. Донецк: Восточный издательский дом .- 2001—372 с.
  • [litopys.org.ua/cultur/cult16.htm Дмитрий Антонович. Украинское искусство] и [litopys.org.ua/cultur/cult03.htm культура]
  • [litopys.org.ua/krypcult/krcult.htm История украинской культуры] / Ред. И. Крипьякевича. Киев, 2002 (по изданию 1937 г.)

Ссылки

  • [www.youtube.com/user/UkrainianCulture Украинская культура] на YouTube
  • [izbornyk.org.ua/istkult2/ikult2.htm История украинской культуры. Том 2]
  • [etnolog.org.ua/ Сайт института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М. Т. Рыльского НАН Украины]
    • [etnolog.org.ua/vyd/nartv/2004/journ2004.html Журнал «Народное творчество и этнография»]
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Культура Украины

– Скажите! – сказала графиня.
– Он дурно выбирал свои знакомства, – вмешалась княгиня Анна Михайловна. – Сын князя Василия, он и один Долохов, они, говорят, Бог знает что делали. И оба пострадали. Долохов разжалован в солдаты, а сын Безухого выслан в Москву. Анатоля Курагина – того отец как то замял. Но выслали таки из Петербурга.
– Да что, бишь, они сделали? – спросила графиня.
– Это совершенные разбойники, особенно Долохов, – говорила гостья. – Он сын Марьи Ивановны Долоховой, такой почтенной дамы, и что же? Можете себе представить: они втроем достали где то медведя, посадили с собой в карету и повезли к актрисам. Прибежала полиция их унимать. Они поймали квартального и привязали его спина со спиной к медведю и пустили медведя в Мойку; медведь плавает, а квартальный на нем.
– Хороша, ma chere, фигура квартального, – закричал граф, помирая со смеху.
– Ах, ужас какой! Чему тут смеяться, граф?
Но дамы невольно смеялись и сами.
– Насилу спасли этого несчастного, – продолжала гостья. – И это сын графа Кирилла Владимировича Безухова так умно забавляется! – прибавила она. – А говорили, что так хорошо воспитан и умен. Вот всё воспитание заграничное куда довело. Надеюсь, что здесь его никто не примет, несмотря на его богатство. Мне хотели его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.
– Отчего вы говорите, что этот молодой человек так богат? – спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не слушают. – Ведь у него только незаконные дети. Кажется… и Пьер незаконный.
Гостья махнула рукой.
– У него их двадцать незаконных, я думаю.
Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое знание всех светских обстоятельств.
– Вот в чем дело, – сказала она значительно и тоже полушопотом. – Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет потерял, но этот Пьер любимый был.
– Как старик был хорош, – сказала графиня, – еще прошлого года! Красивее мужчины я не видывала.
– Теперь очень переменился, – сказала Анна Михайловна. – Так я хотела сказать, – продолжала она, – по жене прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю… так что никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию. Сорок тысяч душ и миллионы. Я это очень хорошо знаю, потому что мне сам князь Василий это говорил. Да и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по матери. Он и крестил Борю, – прибавила она, как будто не приписывая этому обстоятельству никакого значения.
– Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне говорили, – сказала гостья.
– Да, но, entre nous, [между нами,] – сказала княгиня, – это предлог, он приехал собственно к графу Кирилле Владимировичу, узнав, что он так плох.
– Однако, ma chere, это славная штука, – сказал граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к барышням. – Хороша фигура была у квартального, я воображаю.
И он, представив, как махал руками квартальный, опять захохотал звучным и басистым смехом, колебавшим всё его полное тело, как смеются люди, всегда хорошо евшие и особенно пившие. – Так, пожалуйста же, обедать к нам, – сказал он.


Наступило молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, впрочем, не скрывая того, что не огорчится теперь нисколько, если гостья поднимется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платье, вопросительно глядя на мать, как вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что то короткою кисейною юбкою, и остановилась по средине комнаты. Очевидно было, она нечаянно, с нерассчитанного бега, заскочила так далеко. В дверях в ту же минуту показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девочка и толстый румяный мальчик в детской курточке.
Граф вскочил и, раскачиваясь, широко расставил руки вокруг бежавшей девочки.
– А, вот она! – смеясь закричал он. – Именинница! Ma chere, именинница!
– Ma chere, il y a un temps pour tout, [Милая, на все есть время,] – сказала графиня, притворяясь строгою. – Ты ее все балуешь, Elie, – прибавила она мужу.
– Bonjour, ma chere, je vous felicite, [Здравствуйте, моя милая, поздравляю вас,] – сказала гостья. – Quelle delicuse enfant! [Какое прелестное дитя!] – прибавила она, обращаясь к матери.
Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими детскими открытыми плечиками, которые, сжимаясь, двигались в своем корсаже от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка. Вывернувшись от отца, она подбежала к матери и, не обращая никакого внимания на ее строгое замечание, спрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему то, толкуя отрывисто про куклу, которую вынула из под юбочки.
– Видите?… Кукла… Мими… Видите.
И Наташа не могла больше говорить (ей всё смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.
– Ну, поди, поди с своим уродом! – сказала мать, притворно сердито отталкивая дочь. – Это моя меньшая, – обратилась она к гостье.
Наташа, оторвав на минуту лицо от кружевной косынки матери, взглянула на нее снизу сквозь слезы смеха и опять спрятала лицо.
Гостья, принужденная любоваться семейною сценой, сочла нужным принять в ней какое нибудь участие.
– Скажите, моя милая, – сказала она, обращаясь к Наташе, – как же вам приходится эта Мими? Дочь, верно?
Наташе не понравился тон снисхождения до детского разговора, с которым гостья обратилась к ней. Она ничего не ответила и серьезно посмотрела на гостью.
Между тем всё это молодое поколение: Борис – офицер, сын княгини Анны Михайловны, Николай – студент, старший сын графа, Соня – пятнадцатилетняя племянница графа, и маленький Петруша – меньшой сын, все разместились в гостиной и, видимо, старались удержать в границах приличия оживление и веселость, которыми еще дышала каждая их черта. Видно было, что там, в задних комнатах, откуда они все так стремительно прибежали, у них были разговоры веселее, чем здесь о городских сплетнях, погоде и comtesse Apraksine. [о графине Апраксиной.] Изредка они взглядывали друг на друга и едва удерживались от смеха.
Два молодые человека, студент и офицер, друзья с детства, были одних лет и оба красивы, но не похожи друг на друга. Борис был высокий белокурый юноша с правильными тонкими чертами спокойного и красивого лица; Николай был невысокий курчавый молодой человек с открытым выражением лица. На верхней губе его уже показывались черные волосики, и во всем лице выражались стремительность и восторженность.
Николай покраснел, как только вошел в гостиную. Видно было, что он искал и не находил, что сказать; Борис, напротив, тотчас же нашелся и рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими куклу он знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарелась и как у ней по всему черепу треснула голова. Сказав это, он взглянул на Наташу. Наташа отвернулась от него, взглянула на младшего брата, который, зажмурившись, трясся от беззвучного смеха, и, не в силах более удерживаться, прыгнула и побежала из комнаты так скоро, как только могли нести ее быстрые ножки. Борис не рассмеялся.
– Вы, кажется, тоже хотели ехать, maman? Карета нужна? – .сказал он, с улыбкой обращаясь к матери.
– Да, поди, поди, вели приготовить, – сказала она, уливаясь.
Борис вышел тихо в двери и пошел за Наташей, толстый мальчик сердито побежал за ними, как будто досадуя на расстройство, происшедшее в его занятиях.


Из молодежи, не считая старшей дочери графини (которая была четырьмя годами старше сестры и держала себя уже, как большая) и гостьи барышни, в гостиной остались Николай и Соня племянница. Соня была тоненькая, миниатюрненькая брюнетка с мягким, отененным длинными ресницами взглядом, густой черною косой, два раза обвившею ее голову, и желтоватым оттенком кожи на лице и в особенности на обнаженных худощавых, но грациозных мускулистых руках и шее. Плавностью движений, мягкостью и гибкостью маленьких членов и несколько хитрою и сдержанною манерой она напоминала красивого, но еще не сформировавшегося котенка, который будет прелестною кошечкой. Она, видимо, считала приличным выказывать улыбкой участие к общему разговору; но против воли ее глаза из под длинных густых ресниц смотрели на уезжавшего в армию cousin [двоюродного брата] с таким девическим страстным обожанием, что улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого, и видно было, что кошечка присела только для того, чтоб еще энергичнее прыгнуть и заиграть с своим соusin, как скоро только они так же, как Борис с Наташей, выберутся из этой гостиной.
– Да, ma chere, – сказал старый граф, обращаясь к гостье и указывая на своего Николая. – Вот его друг Борис произведен в офицеры, и он из дружбы не хочет отставать от него; бросает и университет и меня старика: идет в военную службу, ma chere. А уж ему место в архиве было готово, и всё. Вот дружба то? – сказал граф вопросительно.
– Да ведь война, говорят, объявлена, – сказала гостья.
– Давно говорят, – сказал граф. – Опять поговорят, поговорят, да так и оставят. Ma chere, вот дружба то! – повторил он. – Он идет в гусары.
Гостья, не зная, что сказать, покачала головой.
– Совсем не из дружбы, – отвечал Николай, вспыхнув и отговариваясь как будто от постыдного на него наклепа. – Совсем не дружба, а просто чувствую призвание к военной службе.
Он оглянулся на кузину и на гостью барышню: обе смотрели на него с улыбкой одобрения.
– Нынче обедает у нас Шуберт, полковник Павлоградского гусарского полка. Он был в отпуску здесь и берет его с собой. Что делать? – сказал граф, пожимая плечами и говоря шуточно о деле, которое, видимо, стоило ему много горя.
– Я уж вам говорил, папенька, – сказал сын, – что ежели вам не хочется меня отпустить, я останусь. Но я знаю, что я никуда не гожусь, кроме как в военную службу; я не дипломат, не чиновник, не умею скрывать того, что чувствую, – говорил он, всё поглядывая с кокетством красивой молодости на Соню и гостью барышню.
Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и выказать всю свою кошачью натуру.
– Ну, ну, хорошо! – сказал старый граф, – всё горячится. Всё Бонапарте всем голову вскружил; все думают, как это он из поручиков попал в императоры. Что ж, дай Бог, – прибавил он, не замечая насмешливой улыбки гостьи.
Большие заговорили о Бонапарте. Жюли, дочь Карагиной, обратилась к молодому Ростову:
– Как жаль, что вас не было в четверг у Архаровых. Мне скучно было без вас, – сказала она, нежно улыбаясь ему.
Польщенный молодой человек с кокетливой улыбкой молодости ближе пересел к ней и вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор, совсем не замечая того, что эта его невольная улыбка ножом ревности резала сердце красневшей и притворно улыбавшейся Сони. – В середине разговора он оглянулся на нее. Соня страстно озлобленно взглянула на него и, едва удерживая на глазах слезы, а на губах притворную улыбку, встала и вышла из комнаты. Всё оживление Николая исчезло. Он выждал первый перерыв разговора и с расстроенным лицом вышел из комнаты отыскивать Соню.
– Как секреты то этой всей молодежи шиты белыми нитками! – сказала Анна Михайловна, указывая на выходящего Николая. – Cousinage dangereux voisinage, [Бедовое дело – двоюродные братцы и сестрицы,] – прибавила она.