Укртелефильм

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Укртелефильм
Тип

Государственное специализированное предприятие

Основание

1965

Расположение

Туманяна Ованеса, ул., 15, Киев, Украина, тел/факс: 2924088

Ключевые фигуры

Сторожук, Юрий Анатольевич, Бийма, Олег Иванович, Пономаренко, Сергей Алексеевич

Отрасль

кинематограф

Продукция

кинофильмы, телесериалы, фильмы-спектакли, музыкальные фильмы, видеоклипы, рекламные ролики

Сайт

[www.ukrtelefilm.com/ Официальный сайт «Укртелефильма»]

К:Компании, основанные в 1965 году

Укртелефильм (укр. Укртелефільм) — советская республиканская, а с 1991 года украинская студия телевизионных фильмов.





История

Основана согласно Постановлению Совета Министров УССР 1 января 1965 года.

За время существования на «Укртелефильме» создано около трех тысяч фильмов разных жанров, в том числе более 1200 документальных и более 200 — художественных фильмов, фильмов-спектаклей и почти 1,5 тысячи музыкальных кинолент с участием корифеев украинской сцены.

«Укртелефильм» — одна из немногих студий, которая почти в полном объёме фиксировала «живых» национальных поэтов и писателей, которые перед камерой читали свои лучшие произведения, композиторов, музыкантов и вокалистов мирового уровня, исполнявших как свои произведения, так и шедевры украинской и мировой классики.

В июле 2015 года сотрудниками телерадиокомпании «Крым» была обнаружена информация на сайте Госкомтелерадио Украины о том, что на базе Укртелефильма планируется возобновление вещания ГТРК «Крым» в качестве украинского СМИ с привлечением оборудования областных телерадиокомпаний Донецкой и Луганской областей, попавшего под контроль ДНР и ЛНР[1]. 22 июля 2015 года сюжет был показан в эфире телеканала «Первый Крымский»[2]

Избранные музыкальные фильмы

Избранные документально-биографические фильмы

Цикл документальных фильмов «Немеркнущие звёзды» (укр. Немеркнучі зірки) (1997) о звездах культуры (до настоящего времени реализовано 40 фильмов), в частности: «Л. Кадочникова» (2 фильма), «З. Дехтярёва», «Б. Которович» (2 фильма), «Ю. Ткаченко» (2 фильма), «К. Степанков» (3 фильма), «А. Соловьяненко» (2 фильма), «О. Басистюк» (2 фильма), «Е. Станкович» (2 фильма), «В. Гуцал», «Ю. Мушкетик», «Е. Мирошниченко» (4 фильма), «Ф. Стригун», «Сестри Байко» (2 фильма), «О. Гай», «М. Стефюк» (2 фильма), «Микола Стороженко», «Раиса Кириченко» (2 фильма), «Богдан Ступка» (3 фильма) и другие.

Избранные художественные фильмы

Награды

Фильмы студии трижды награждались Национальной премией Украины имени Тараса Шевченко, отмечены многочисленными наградами и призами престижных телевизионных фестивалей и конкурсов.

В числе таких картин производства студии «Укртелефильм», киноленты «Слепой дождь» (режиссёр В. Гресь; Гран-при Международного кинофестиваля во Франции, 1969 г.), «Познай себя» (режиссёр Р. Юхименко; Гран-при Международного кинофестиваля в Варне, 1971 г.), «Чернобыль: два цвета времени» (режиссёр И. Кобрин; Национальная премия Украины имени Т. Шевченко, 1992), «Западня» и «Преступление со многими неизвестными» (режиссёр О. Бийма; Национальная премия Украины имени Т. Шевченко, 1996), телесериалы «Остров любви» (режиссёр О. Бийма) и «Роксолана» (режиссёр Б. Небиеридзе) и многие другие документальные, музыкальные и художественные телефильмы.

Реквизиты

Украина, г. Киев, ул. Туманяна, 15 тел/факс: 2924088.
Генеральный директор — Сторожук Юрий Анатольевич. Художественный руководитель — О. Бийма.

Напишите отзыв о статье "Укртелефильм"

Примечания

  1. [ru.krymr.com/content/news/27129414.html ГТРК «Крым» заработает на базе «Укртелефильма» – глава Гостелерадио Украины]
  2. [1tvcrimea.ru/pages/news/045461-gtrk-krym-vozobnovit-rabotu-v-parallelnoj-realnosti-ukrainy] — Первый Крымский

Ссылки

  • [www.yadres.com/pages/1/171/16242 Укртелефильм украинская студия телевизионных фильмов]
  • [www.ukrtelefilm.com/ Сайт «Укртелефильма»](недоступная ссылка с 21-03-2016 (3038 дней))

Отрывок, характеризующий Укртелефильм

«Неужели он умер в том злобном настроении, в котором он был тогда? Неужели не открылось ему перед смертью объяснение жизни?» – думал Пьер. Он вспомнил о Каратаеве, о его смерти и невольно стал сравнивать этих двух людей, столь различных и вместе с тем столь похожих по любви, которую он имел к обоим, и потому, что оба жили и оба умерли.
В самом серьезном расположении духа Пьер подъехал к дому старого князя. Дом этот уцелел. В нем видны были следы разрушения, но характер дома был тот же. Встретивший Пьера старый официант с строгим лицом, как будто желая дать почувствовать гостю, что отсутствие князя не нарушает порядка дома, сказал, что княжна изволили пройти в свои комнаты и принимают по воскресеньям.
– Доложи; может быть, примут, – сказал Пьер.
– Слушаю с, – отвечал официант, – пожалуйте в портретную.
Через несколько минут к Пьеру вышли официант и Десаль. Десаль от имени княжны передал Пьеру, что она очень рада видеть его и просит, если он извинит ее за бесцеремонность, войти наверх, в ее комнаты.
В невысокой комнатке, освещенной одной свечой, сидела княжна и еще кто то с нею, в черном платье. Пьер помнил, что при княжне всегда были компаньонки. Кто такие и какие они, эти компаньонки, Пьер не знал и не помнил. «Это одна из компаньонок», – подумал он, взглянув на даму в черном платье.
Княжна быстро встала ему навстречу и протянула руку.
– Да, – сказала она, всматриваясь в его изменившееся лицо, после того как он поцеловал ее руку, – вот как мы с вами встречаемся. Он и последнее время часто говорил про вас, – сказала она, переводя свои глаза с Пьера на компаньонку с застенчивостью, которая на мгновение поразила Пьера.
– Я так была рада, узнав о вашем спасенье. Это было единственное радостное известие, которое мы получили с давнего времени. – Опять еще беспокойнее княжна оглянулась на компаньонку и хотела что то сказать; но Пьер перебил ее.
– Вы можете себе представить, что я ничего не знал про него, – сказал он. – Я считал его убитым. Все, что я узнал, я узнал от других, через третьи руки. Я знаю только, что он попал к Ростовым… Какая судьба!
Пьер говорил быстро, оживленно. Он взглянул раз на лицо компаньонки, увидал внимательно ласково любопытный взгляд, устремленный на него, и, как это часто бывает во время разговора, он почему то почувствовал, что эта компаньонка в черном платье – милое, доброе, славное существо, которое не помешает его задушевному разговору с княжной Марьей.
Но когда он сказал последние слова о Ростовых, замешательство в лице княжны Марьи выразилось еще сильнее. Она опять перебежала глазами с лица Пьера на лицо дамы в черном платье и сказала:
– Вы не узнаете разве?
Пьер взглянул еще раз на бледное, тонкое, с черными глазами и странным ртом, лицо компаньонки. Что то родное, давно забытое и больше чем милое смотрело на него из этих внимательных глаз.
«Но нет, это не может быть, – подумал он. – Это строгое, худое и бледное, постаревшее лицо? Это не может быть она. Это только воспоминание того». Но в это время княжна Марья сказала: «Наташа». И лицо, с внимательными глазами, с трудом, с усилием, как отворяется заржавелая дверь, – улыбнулось, и из этой растворенной двери вдруг пахнуло и обдало Пьера тем давно забытым счастием, о котором, в особенности теперь, он не думал. Пахнуло, охватило и поглотило его всего. Когда она улыбнулась, уже не могло быть сомнений: это была Наташа, и он любил ее.
В первую же минуту Пьер невольно и ей, и княжне Марье, и, главное, самому себе сказал неизвестную ему самому тайну. Он покраснел радостно и страдальчески болезненно. Он хотел скрыть свое волнение. Но чем больше он хотел скрыть его, тем яснее – яснее, чем самыми определенными словами, – он себе, и ей, и княжне Марье говорил, что он любит ее.
«Нет, это так, от неожиданности», – подумал Пьер. Но только что он хотел продолжать начатый разговор с княжной Марьей, он опять взглянул на Наташу, и еще сильнейшая краска покрыла его лицо, и еще сильнейшее волнение радости и страха охватило его душу. Он запутался в словах и остановился на середине речи.
Пьер не заметил Наташи, потому что он никак не ожидал видеть ее тут, но он не узнал ее потому, что происшедшая в ней, с тех пор как он не видал ее, перемена была огромна. Она похудела и побледнела. Но не это делало ее неузнаваемой: ее нельзя было узнать в первую минуту, как он вошел, потому что на этом лице, в глазах которого прежде всегда светилась затаенная улыбка радости жизни, теперь, когда он вошел и в первый раз взглянул на нее, не было и тени улыбки; были одни глаза, внимательные, добрые и печально вопросительные.
Смущение Пьера не отразилось на Наташе смущением, но только удовольствием, чуть заметно осветившим все ее лицо.


– Она приехала гостить ко мне, – сказала княжна Марья. – Граф и графиня будут на днях. Графиня в ужасном положении. Но Наташе самой нужно было видеть доктора. Ее насильно отослали со мной.
– Да, есть ли семья без своего горя? – сказал Пьер, обращаясь к Наташе. – Вы знаете, что это было в тот самый день, как нас освободили. Я видел его. Какой был прелестный мальчик.
Наташа смотрела на него, и в ответ на его слова только больше открылись и засветились ее глаза.
– Что можно сказать или подумать в утешенье? – сказал Пьер. – Ничего. Зачем было умирать такому славному, полному жизни мальчику?
– Да, в наше время трудно жить бы было без веры… – сказала княжна Марья.
– Да, да. Вот это истинная правда, – поспешно перебил Пьер.
– Отчего? – спросила Наташа, внимательно глядя в глаза Пьеру.
– Как отчего? – сказала княжна Марья. – Одна мысль о том, что ждет там…
Наташа, не дослушав княжны Марьи, опять вопросительно поглядела на Пьера.
– И оттого, – продолжал Пьер, – что только тот человек, который верит в то, что есть бог, управляющий нами, может перенести такую потерю, как ее и… ваша, – сказал Пьер.
Наташа раскрыла уже рот, желая сказать что то, но вдруг остановилась. Пьер поспешил отвернуться от нее и обратился опять к княжне Марье с вопросом о последних днях жизни своего друга. Смущение Пьера теперь почти исчезло; но вместе с тем он чувствовал, что исчезла вся его прежняя свобода. Он чувствовал, что над каждым его словом, действием теперь есть судья, суд, который дороже ему суда всех людей в мире. Он говорил теперь и вместе с своими словами соображал то впечатление, которое производили его слова на Наташу. Он не говорил нарочно того, что бы могло понравиться ей; но, что бы он ни говорил, он с ее точки зрения судил себя.