Улица Красной Армии (Иваново)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Красной Армии
улица
Иваново

на пересечении с улицей Театральной
Общая информация
Страна

Россия

Регион

Ивановская область

Город

Иваново

Район

Фрунзенский

Протяжённость

0,4 км

Прежние названия

Варварская, Кабацкая, Рождественская

Почтовый индекс

153000

[maps.yandex.ru/-/CNCBuhC на Яндекс.Картах]
Координаты: 56°59′40″ с. ш. 40°58′35″ в. д. / 56.99444° с. ш. 40.97639° в. д. / 56.99444; 40.97639 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=56.99444&mlon=40.97639&zoom=12 (O)] (Я)

У́лица Кра́сной А́рмии — одна из старейших улиц города Иванова. Располагается во Фрунзенском районе. Начинается от проспекта Ленина и идёт в юго-западном направлении до улицы Багаева. Пересекается с улицами: Степанова, Театральная, Варенцовой, Багаева, а также переулками: Аптечный и Степанова. Соединяет площадь Революции с площадью 40-летия Победы.





Происхождение названия

С момента своего образования улица поменяла много названий. С конца XVIII называлась Варварская, по располагавшемуся рядом Варваринскому женскому монастырю[1], затем Кабацкая по находившимся на улице по питейным заведениям. Интересно, что примыкавший переулок Степанова носил в то время название Пьяный переулок. В 1878 году переименована в Рождественскую. Своё современное название улица получила в 1922 году в честь 4-й годовщины Красной Армии.[2]

Архитектура

Застройка смешанная: дома от двух этажей и выше. Имеются памятники архитектуры.

Список зданий:

  • дом 1 — ТЦ Воздвиженка
  • дом 3/5 — бывший дом Г. И. Каурова
  • дом 4/2 — Магазин «Сувениры», бывший магазин «Проводник» М. А. Кошелева (архитектор А. Ф. Снурилов)
  • дом 5 — бывший дом П. И. Ерёминой
  • дом 6/1 — бывшая лавка городского общества
  • дом 8/2 — здание Ивановской государственной филармонии
  • дом 9 — Фотоателье, флигель усадьбы Н. А. Корунова
  • дом 10/1 — бывший Ивсельхозбанк
  • дом 11 — Финансовое управление Ивановской области, бывший «Соединенный банк»
  • дом 14 — бывший дом А. И. Кокуриной
  • дом 16 — бывший дом П. А. Виноградова
  • дом 18 — бывший дом М. В. Демидова
  • дом 20 — корпус усадьбы Хазова
  • дом 22а — корпус усадьбы Хазова

Транспорт

Улица Красной Армии является важнейшей транспортной артерией, связывающей северную и южную части города. По этой улице идет транспорт по направлению к Центральному рынку и находящейся за ним части города. За день по ней проходит очень большое количество общественного и личного транспорта. Улица испытывает на себе повышенную нагрузку, часто возникают заторы.[3]. С установкой светофора на перекрестке с проспектом Ленина и площадью Революции ситуация несколько улучшилась.

Троллейбусы: 3, 4, 5.

Автобусы и Маршрутное такси: 1Б, 17, 33, 34.

Напишите отзыв о статье "Улица Красной Армии (Иваново)"

Примечания

  1. [w3.ivanovo.ru/Eparx/Xram/xram1.htm Храмы Иванова]
  2. [curg.ivanovo.ru/_%F2%C5%C5%D3%D4%D2%20%D5%CC%C9%C3%2C%20%D0%CF%C9%CD%C5%CE%CF%D7%C1%CE%CE%D9%C8%20%D4%C5%D2%D2%C9%D4%CF%D2%C9%CA%20%C9%20%C9%CE%D9%C8%20%D0%CF%C9%CD%C5%CE%CF%D7%C1%CE%CE%D9%C8%20%CF%C2%DF%C5%CB%D4%CF%D7%20%D5%CC%C9%DE%CE%CF%CA%20%D3%C5%D4%C9%20%C7%CF%D2%CF%C4%C1%20%E9%D7%C1%CE%CF%D7%C1 Реестр улиц, поименованных территорий и иных поименованных объектов уличной сети города Иванова]
  3. [iv.tpi.ru/article.jsp?iid=97&aid=556&type=3 Эх, дороги]


Отрывок, характеризующий Улица Красной Армии (Иваново)

Наташа невольно вглядывалась в эту шею, плечи, жемчуги, прическу и любовалась красотой плеч и жемчугов. В то время как Наташа уже второй раз вглядывалась в нее, дама оглянулась и, встретившись глазами с графом Ильей Андреичем, кивнула ему головой и улыбнулась. Это была графиня Безухова, жена Пьера. Илья Андреич, знавший всех на свете, перегнувшись, заговорил с ней.
– Давно пожаловали, графиня? – заговорил он. – Приду, приду, ручку поцелую. А я вот приехал по делам и девочек своих с собой привез. Бесподобно, говорят, Семенова играет, – говорил Илья Андреич. – Граф Петр Кириллович нас никогда не забывал. Он здесь?
– Да, он хотел зайти, – сказала Элен и внимательно посмотрела на Наташу.
Граф Илья Андреич опять сел на свое место.
– Ведь хороша? – шопотом сказал он Наташе.
– Чудо! – сказала Наташа, – вот влюбиться можно! В это время зазвучали последние аккорды увертюры и застучала палочка капельмейстера. В партере прошли на места запоздавшие мужчины и поднялась занавесь.
Как только поднялась занавесь, в ложах и партере всё замолкло, и все мужчины, старые и молодые, в мундирах и фраках, все женщины в драгоценных каменьях на голом теле, с жадным любопытством устремили всё внимание на сцену. Наташа тоже стала смотреть.


На сцене были ровные доски по средине, с боков стояли крашеные картины, изображавшие деревья, позади было протянуто полотно на досках. В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках. Одна, очень толстая, в шелковом белом платье, сидела особо на низкой скамеечке, к которой был приклеен сзади зеленый картон. Все они пели что то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых, в обтяжку, панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками.
Мужчина в обтянутых панталонах пропел один, потом пропела она. Потом оба замолкли, заиграла музыка, и мужчина стал перебирать пальцами руку девицы в белом платье, очевидно выжидая опять такта, чтобы начать свою партию вместе с нею. Они пропели вдвоем, и все в театре стали хлопать и кричать, а мужчина и женщина на сцене, которые изображали влюбленных, стали, улыбаясь и разводя руками, кланяться.
После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, всё это было дико и удивительно ей. Она не могла следить за ходом оперы, не могла даже слышать музыку: она видела только крашеные картоны и странно наряженных мужчин и женщин, при ярком свете странно двигавшихся, говоривших и певших; она знала, что всё это должно было представлять, но всё это было так вычурно фальшиво и ненатурально, что ей становилось то совестно за актеров, то смешно на них. Она оглядывалась вокруг себя, на лица зрителей, отыскивая в них то же чувство насмешки и недоумения, которое было в ней; но все лица были внимательны к тому, что происходило на сцене и выражали притворное, как казалось Наташе, восхищение. «Должно быть это так надобно!» думала Наташа. Она попеременно оглядывалась то на эти ряды припомаженных голов в партере, то на оголенных женщин в ложах, в особенности на свою соседку Элен, которая, совершенно раздетая, с тихой и спокойной улыбкой, не спуская глаз, смотрела на сцену, ощущая яркий свет, разлитый по всей зале и теплый, толпою согретый воздух. Наташа мало по малу начинала приходить в давно не испытанное ею состояние опьянения. Она не помнила, что она и где она и что перед ней делается. Она смотрела и думала, и самые странные мысли неожиданно, без связи, мелькали в ее голове. То ей приходила мысль вскочить на рампу и пропеть ту арию, которую пела актриса, то ей хотелось зацепить веером недалеко от нее сидевшего старичка, то перегнуться к Элен и защекотать ее.