Улыбка медузы (фильм)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Улыбка медузы
Жанр

драма

Режиссёр

Николай Маликов

Автор
сценария

Анна Мар

В главных
ролях

Амо Бек-Назаров, Мария Горичева

Оператор

Григорий Гибер, Фридрих Вериго-Даровский

Кинокомпания

Акц. о-во «Биохром»

Длительность

5 частей

Страна

Российская империя Российская империя

Год

1918

К:Фильмы 1918 годаК:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

«Улыбка медузы» (1918) — немой художественный фильм Николая Маликова по посмертному сценарию Анны Мар[1]. Метраж фильма, дата выпуска на экран, сюжет неизвестны[1]. Фильм не сохранился.



Актёры

Художественные особенности

«Чтобы создать большее впечатление глубины и воздуха, режиссёры поднимали аппарат выше обычной точки зрения человеческого глаза и тем самым как бы опрокидывали в кадр огромные плоскости пола гостиных и зал», «этот приём вносил в фильм каждый раз неожиданный изобразительный эффект, придавая объёмность сцене и рельефность действующим персонажам».[2]

Напишите отзыв о статье "Улыбка медузы (фильм)"

Примечания

  1. 1 2 «Советские художественные фильмы. Приложения» - М., 1961, стр. 301
  2. Короткий В. Режиссёры и операторы русского игрового кино (1897-1921). — М.: НИИ киноискусства, 2009. — С. 227.

Отрывок, характеризующий Улыбка медузы (фильм)

Это было для великой цели, для конца случайностей и для начала спокойствия. Новый горизонт, новые труды открывались бы, полные благосостояния и благоденствия всех. Система европейская была бы основана, вопрос заключался бы уже только в ее учреждении.
Удовлетворенный в этих великих вопросах и везде спокойный, я бы тоже имел свой конгресс и свой священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В этом собрании великих государей мы обсуживали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином.
Европа действительно скоро составила бы таким образом один и тот же народ, и всякий, путешествуя где бы то ни было, находился бы всегда в общей родине.
Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные, большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей и т.д.
Возвратясь во Францию, на родину, великую, сильную, великолепную, спокойную, славную, я провозгласил бы границы ее неизменными; всякую будущую войну защитительной; всякое новое распространение – антинациональным; я присоединил бы своего сына к правлению империей; мое диктаторство кончилось бы, в началось бы его конституционное правление…
Париж был бы столицей мира и французы предметом зависти всех наций!..
Потом мои досуги и последние дни были бы посвящены, с помощью императрицы и во время царственного воспитывания моего сына, на то, чтобы мало помалу посещать, как настоящая деревенская чета, на собственных лошадях, все уголки государства, принимая жалобы, устраняя несправедливости, рассевая во все стороны и везде здания и благодеяния.]
Он, предназначенный провидением на печальную, несвободную роль палача народов, уверял себя, что цель его поступков была благо народов и что он мог руководить судьбами миллионов и путем власти делать благодеяния!