Умлаут (диакритический знак)

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
̈
Название символа

Комбинируемый диерезис

Юникод

U+308

HTML

̈

Заглавная форма

̈

Строчная форма

̈

Группа в Юникоде

Комбинируемые диакритические знаки

Дополнительная информация
  774  775  776  777  778

¨
Умлаут (диакритический знак)
Диакритики
акцент
акут(´)
двойной акут(˝)
гравис / вария(`)
двойной гравис( ̏)
кратка(˘)
перевёрнутая кратка( ̑)
гачек / háček(ˇ)
седиль / cédille(¸)
циркумфлекс / vokáň(ˆ)
умлаут(¨)
точка(·, ̣ )
крюк / dấu hỏi( ̉)
рожок / dấu móc( ̛)
макрон(¯)
знак ударения(  ́)
огонэк / nosinė(˛)
кружок / kroužek(˚, ˳)
апостроф()
густое придыхание / дасия()
тонкое придыхание / псили(᾿)
Знаки, иногда использующиеся как диакритические
апостроф()
перечёркивание(|)
двоеточие(:)
запятая(,)
дефис(˗)
тильда(~)
титло( ҃)
Диакритические знаки в других письменностях
Арабские диакритики
Диакритики в гурмукхи
Еврейские диакритики
Индийские диакритики
анусвара( )
чандрабинду()
нукта()
вирама()
Диакритики МФА
Японские диакритики
дакутэн(◌゙)
хандакутэн(◌゚)
Кхмерские диакритики
Сирийские диакритики
Тайские диакритики
Родственные темы
Пунктирный круг
Пунктуационные знаки

Умля́ут, или, реже, умла́ут (нем. Umlaut — «перегласовка»), — диакритический знак, указывающий на фонетическое явление умлаута гласных звуков в немецком и некоторых других языках. Обычно изображается в виде двух точек над буквой, в готическом шрифте мог выглядеть и как маленькая надстрочная буква e. В немецком присутствует в таких буквах, как Ää, Öö и Üü (называемых «A-умляут», «O-умляут» и «U-умляут», соответственно). При невозможности использования диакритических знаков буквы с умлаутом в немецком языке традиционно заменяются на диграфы: ä на «ae», ö на «oe», ü на «ue». В ряде имён собственных пишутся всегда диграфы, но не буквы с умляутом, например, Гёте — Goethe.

Знак умлаута следует отличать от надбуквенных двоеточий другого смысла, которые графически выглядят так же, как умлауты: так, трема́ (или диере́зис), над вторым из двух гласных подряд в греческом, грецизмах латыни и романских языках, иногда в английском, указывает на раздельное произношение двух гласных.



Произвольный умлаут в стилистических целях

В некоторых случаях умлаут не несёт никакого фонетического значения и используется, чтобы придать названиям «германский» или «скандинавский» вид. Встречается в названиях некоторых рок-групп (Mötley Crüe, Motörhead) и фирм (Häagen-Dazs), a также игр (Brütal Legend).

Использование графического знака умлаута в названии группы, играющей хеви-метал, называется хеви-метал-умлаут (англ. Metal umlaut, также röck döts). Умлауты и другие диакритические знаки придают названиям групп экзотический вид. Как правило, использование умлаута на произношение названий англоязычных групп не влияет. Нередко такие «умляуты» ставятся и над согласными буквами, что противоречит самому назначению умляута.

Введение произвольного умлаута приписывается группе Blue Öyster Cult (1970). Затем аналогичные символы в свои названия ввели группы Motörhead, Mötley Crüe и Znöwhite, Queensrÿche, Mägo de Oz. Умлаут в названии Motörhead был идеей графика, который создал обложку для первого альбома («Потому что это выглядит зло»). (Лемми, вокалист и основатель). Даже члены группы некоторое время писали свои имена с умлаутами: «Wizzö» (Фил Кэмпбел) и «Würzel» (Mick Burston) на альбоме «1916».

Напишите отзыв о статье "Умлаут (диакритический знак)"

Ссылки

  • [www.spiraling.com/words/umlaut.html Hell Holes: Spıal Tap’s main man explains the importance of the umlaut] (Lisa Gidley, CMJ, 2000)
  • [www.rockdots.com/thedots.html The Döts] (Dave Krinsky)
  • [www.clicknation.com/snoof/stuff/umlaut.pdf Would you like umlauts with that?] (PDF) by Bruce Campbell (79 kB)
  • [web.archive.org/web/20110706090805/liff.comegetsome.at/search.php?browsed=1&searchme=Doetinchem The Heavy Metal Umlaut in the Liff Dictionary]


Отрывок, характеризующий Умлаут (диакритический знак)


Следующий после театра день Ростовы никуда не ездили и никто не приезжал к ним. Марья Дмитриевна о чем то, скрывая от Наташи, переговаривалась с ее отцом. Наташа догадывалась, что они говорили о старом князе и что то придумывали, и ее беспокоило и оскорбляло это. Она всякую минуту ждала князя Андрея, и два раза в этот день посылала дворника на Вздвиженку узнавать, не приехал ли он. Он не приезжал. Ей было теперь тяжеле, чем первые дни своего приезда. К нетерпению и грусти ее о нем присоединились неприятное воспоминание о свидании с княжной Марьей и с старым князем, и страх и беспокойство, которым она не знала причины. Ей всё казалось, что или он никогда не приедет, или что прежде, чем он приедет, с ней случится что нибудь. Она не могла, как прежде, спокойно и продолжительно, одна сама с собой думать о нем. Как только она начинала думать о нем, к воспоминанию о нем присоединялось воспоминание о старом князе, о княжне Марье и о последнем спектакле, и о Курагине. Ей опять представлялся вопрос, не виновата ли она, не нарушена ли уже ее верность князю Андрею, и опять она заставала себя до малейших подробностей воспоминающею каждое слово, каждый жест, каждый оттенок игры выражения на лице этого человека, умевшего возбудить в ней непонятное для нее и страшное чувство. На взгляд домашних, Наташа казалась оживленнее обыкновенного, но она далеко была не так спокойна и счастлива, как была прежде.
В воскресение утром Марья Дмитриевна пригласила своих гостей к обедни в свой приход Успенья на Могильцах.
– Я этих модных церквей не люблю, – говорила она, видимо гордясь своим свободомыслием. – Везде Бог один. Поп у нас прекрасный, служит прилично, так это благородно, и дьякон тоже. Разве от этого святость какая, что концерты на клиросе поют? Не люблю, одно баловство!
Марья Дмитриевна любила воскресные дни и умела праздновать их. Дом ее бывал весь вымыт и вычищен в субботу; люди и она не работали, все были празднично разряжены, и все бывали у обедни. К господскому обеду прибавлялись кушанья, и людям давалась водка и жареный гусь или поросенок. Но ни на чем во всем доме так не бывал заметен праздник, как на широком, строгом лице Марьи Дмитриевны, в этот день принимавшем неизменяемое выражение торжественности.
Когда напились кофе после обедни, в гостиной с снятыми чехлами, Марье Дмитриевне доложили, что карета готова, и она с строгим видом, одетая в парадную шаль, в которой она делала визиты, поднялась и объявила, что едет к князю Николаю Андреевичу Болконскому, чтобы объясниться с ним насчет Наташи.
После отъезда Марьи Дмитриевны, к Ростовым приехала модистка от мадам Шальме, и Наташа, затворив дверь в соседней с гостиной комнате, очень довольная развлечением, занялась примериваньем новых платьев. В то время как она, надев сметанный на живую нитку еще без рукавов лиф и загибая голову, гляделась в зеркало, как сидит спинка, она услыхала в гостиной оживленные звуки голоса отца и другого, женского голоса, который заставил ее покраснеть. Это был голос Элен. Не успела Наташа снять примериваемый лиф, как дверь отворилась и в комнату вошла графиня Безухая, сияющая добродушной и ласковой улыбкой, в темнолиловом, с высоким воротом, бархатном платье.