Унирема

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Унирема или монера (лат. uniremis от Unus — один и Remus — весло; греч. μονερις) — боевой гребной беспалубный корабль с одним рядом вёсел. Униремы использовались во флотах античных греческих полисов, Финикии, Карфагена и Древнего Рима[1].

Обыкновенно унирема имела 12 пар вёсел, при этом на каждое весло приходилось по два гребца. Дополнительно униремы оснащались прямоугольным парусом, размещавшемся на небольшой мачте[2] при попутном ветре. Водоизмещение этого типа корабля не превышало 50 тонн[1].

Унирема представляла собой продолговатое, плоскодонное, одномачтовое судно с одним рядом весел. В носовой части судно было снабжено тараном, средняя часть его, где помещались гребцы, была открыта, а на носу и корме находились возвышенные площадки для воинов. Так как главным оружием этих военных кораблей являлся таран, который можно было использовать только при значительном преобладании в ходе, то всё внимание было обращено на увеличение последнего. С этой целью греки стали увеличивать число весел, помещая их в два (бирема) и три (трирема) ряда[3].



См. также

Напишите отзыв о статье "Унирема"

Примечания

  1. 1 2 «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — С. 199. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>
  2. Унирема // Военно-морской словарь / Чернавин В. Н.. — М.: Воениздат, 1990. — С. 444. — 511 с. — ISBN 5-203-00174-X.
  3. Бирема // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  4. </ol>

Литература

  • [военная-энциклопедия.рф/советская-военная-энциклопедия/У/Унирема Унирема] // «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>

Отрывок, характеризующий Унирема

Возвращаясь домой, князь Андрей не мог удержаться, чтобы не спросить молчаливо сидевшего подле него Кутузова, о том, что он думает о завтрашнем сражении?
Кутузов строго посмотрел на своего адъютанта и, помолчав, ответил:
– Я думаю, что сражение будет проиграно, и я так сказал графу Толстому и просил его передать это государю. Что же, ты думаешь, он мне ответил? Eh, mon cher general, je me mele de riz et des et cotelettes, melez vous des affaires de la guerre. [И, любезный генерал! Я занят рисом и котлетами, а вы занимайтесь военными делами.] Да… Вот что мне отвечали!


В 10 м часу вечера Вейротер с своими планами переехал на квартиру Кутузова, где и был назначен военный совет. Все начальники колонн были потребованы к главнокомандующему, и, за исключением князя Багратиона, который отказался приехать, все явились к назначенному часу.
Вейротер, бывший полным распорядителем предполагаемого сражения, представлял своею оживленностью и торопливостью резкую противоположность с недовольным и сонным Кутузовым, неохотно игравшим роль председателя и руководителя военного совета. Вейротер, очевидно, чувствовал себя во главе.движения, которое стало уже неудержимо. Он был, как запряженная лошадь, разбежавшаяся с возом под гору. Он ли вез, или его гнало, он не знал; но он несся во всю возможную быстроту, не имея времени уже обсуждать того, к чему поведет это движение. Вейротер в этот вечер был два раза для личного осмотра в цепи неприятеля и два раза у государей, русского и австрийского, для доклада и объяснений, и в своей канцелярии, где он диктовал немецкую диспозицию. Он, измученный, приехал теперь к Кутузову.