Уолтем-Форест

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лондонский боро Уолтем-Форест
London Borough of Waltham Forest
Герб
Страна

Великобритания

Статус

Лондонский боро

Входит в

Большой Лондон

Административный центр

Уолтемстоу

Дата образования

1 апреля 1965

Население (2011)

259 700[1] (48-е место)

Плотность

6 700 чел./км²

Площадь

38,82[2] км²
(295-е место)

Часовой пояс

UTC+0
летом UTC+1

Телефонный код

+44 020

Почтовые индексы

E, IG

[www.walthamforest.gov.uk/ Официальный сайт]
Координаты: 51°34′00″ с. ш. 0°02′00″ з. д. / 51.56667° с. ш. 0.03333° з. д. / 51.56667; -0.03333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.56667&mlon=-0.03333&zoom=12 (O)] (Я)

Лондонский боро Уолтем-Форест (англ. London Borough of Waltham Forest) — один из 32 лондонских боро, часть так называемого, «Внешнего Лондона» — территории, не входившей до 1965 года в Графство Лондон. Площадь — 38,82 км². Исторически территория боро относится к графству Эссекс.





История

Район был образован 1 апреля 1965 года объединением районов Чингфорд, Лейтон и Уолтемстоу[3].

Население

По данным переписи 2011 года население боро Уолтем-Форест составляет 259 700 человек, из них 21,3 % составили дети (до 15 лет), 67,1 % лица трудоспособного возраста (от 16 до 64 лет) и 11,6 % лица пожилого возраста (от 65 лет и выше)[1].

Этнический состав

Основные этнические группы, согласно переписи 2011 года[4]:

52,1 % — белые, в том числе 36,0 % — белые британцы, 1,5 % — белые ирландцы, 0,1 — ирландские путешественники и 14,5 % — другие белые (поляки, русские, португальцы, греки-киприоты, итальянцы, боснийцы, сербы, южноафриканцы);

15,5 % — выходцы из Южной Азии, в том числе 10,2 % — пакистанцы, 3,5 % — индийцы и 1,8 % — бенгальцы;

1,0 % — китайцы;

4,5 % — другие азиаты (турки, турки-киприоты, афганцы);

17,4 % — чёрные, в том числе 7,3 % — чёрные африканцы (сомалийцы, нигерийцы, ганцы, суахили), 7,3 % — чёрные карибцы (ямайцы, доминиканцы) и 2,8 % — другие чёрные;

1,5 % — арабы;

3,7 % — метисы, в том числе 1,8 % — чёрные карибцы, смешавшиеся с белыми, 1,0 % — азиаты, смешавшиеся с белыми, 0,9 % — чёрные африканцы, смешавшиеся с белыми и 1,0 % — другие метисы;

2,6 % — другие (алжирцы, марокканцы).

Религия

Статистические данные по религии в боро Уолтем-Форест на 2011 год[5]:

Религия Уолтем-Форест
%
Лондон
%
Англия
%
Христианство 48,4 48,4 59,4
Ислам 21,9 12,4 5,0
Индуизм 2,3 5,0 1,5
Буддизм 0,8 1,0 0,5
Сикхизм 0,5 1,5 0,8
Иудаизм 0,5 1,8 0,5
Другие 0,4 0,6 0,4
Нет религии 18,0 20,7 24,7
Не указана 7,3 8,5 7,2

Транспорт

По территории Уолтем-Фореста проходят линии Виктория и Центральная Лондонского метрополитена, а также линии Госпел-Ок — Баркинг и Ливерпул-Стрит — Чингфорд Лондонской надземки.

Спорт

В боро базируется футбольный клуб Лейтон Ориент, играющий в Первой Футбольной лиге Англии, третьей по значимости футбольной лиге Англии.

Напишите отзыв о статье "Уолтем-Форест"

Примечания

  1. 1 2 [www.ons.gov.uk/ons/rel/pop-estimate/population-estimates-for-england-and-wales/mid-2011--2011-census-based-/rft---mid-2011--census-based--population-estimates-for-england-and-wales.zip "Table 8a Mid-2011 Population Estimates: Selected age groups for local authorities in England and Wales; estimated resident population;"] (англ.) Перепись населения Англии и Уэльса, 2011 год, ONS
  2. [www.ons.gov.uk/ons/guide-method/geography/products/other/uk-standard-area-measurements--sam-/index.html "Standard Area Measurements - Local Authorities - Dec 2010 (SAM_LAD_DEC_2010_UK)"], измерение площади земельных участков, не включая водные объекты площадью больше 1 км2, ONS
  3. [www.britannica.com/EBchecked/topic/635128 Waltham Forest] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 26 февраля 2014.
  4. Классификация этнических групп приведена Национальной статистической службой Великобритании (ONS), подробнее см. [www.ons.gov.uk/ons/rel/census/2011-census/key-statistics-for-local-authorities-in-england-and-wales/rft-table-ks201ew.xls ONS Population Estimates by Ethnic Group, 2011] (англ.) (2012).
  5. Neighbourhood Statistics. [www.neighbourhood.statistics.gov.uk/dissemination/LeadTableView.do?a=5&b=6275294&c=Waltham+Forest&d=13&e=62&g=6338537&i=1001x1003x1032x1004&o=362&m=0&r=1&s=1393699119374&enc=1&dsFamilyId=2479 Religions - 2011 Census - ONS] (англ.). Neighbourhood.statistics.gov.uk. Проверено 6 апреля 2012.

Ссылки

  • [www.walthamforest.gov.uk/ Официальный сайт совета Уолтем-Фореста].

Отрывок, характеризующий Уолтем-Форест

Два свидетеля – Хвостиков, бывший приказный, которого употреблял для игры Долохов и Макарин, отставной гусар, добродушный и слабый человек, питавший беспредельную любовь к Курагину – сидели в первой комнате за чаем.
В большом кабинете Долохова, убранном от стен до потолка персидскими коврами, медвежьими шкурами и оружием, сидел Долохов в дорожном бешмете и сапогах перед раскрытым бюро, на котором лежали счеты и пачки денег. Анатоль в расстегнутом мундире ходил из той комнаты, где сидели свидетели, через кабинет в заднюю комнату, где его лакей француз с другими укладывал последние вещи. Долохов считал деньги и записывал.
– Ну, – сказал он, – Хвостикову надо дать две тысячи.
– Ну и дай, – сказал Анатоль.
– Макарка (они так звали Макарина), этот бескорыстно за тебя в огонь и в воду. Ну вот и кончены счеты, – сказал Долохов, показывая ему записку. – Так?
– Да, разумеется, так, – сказал Анатоль, видимо не слушавший Долохова и с улыбкой, не сходившей у него с лица, смотревший вперед себя.
Долохов захлопнул бюро и обратился к Анатолю с насмешливой улыбкой.
– А знаешь что – брось всё это: еще время есть! – сказал он.
– Дурак! – сказал Анатоль. – Перестань говорить глупости. Ежели бы ты знал… Это чорт знает, что такое!
– Право брось, – сказал Долохов. – Я тебе дело говорю. Разве это шутка, что ты затеял?
– Ну, опять, опять дразнить? Пошел к чорту! А?… – сморщившись сказал Анатоль. – Право не до твоих дурацких шуток. – И он ушел из комнаты.
Долохов презрительно и снисходительно улыбался, когда Анатоль вышел.
– Ты постой, – сказал он вслед Анатолю, – я не шучу, я дело говорю, поди, поди сюда.
Анатоль опять вошел в комнату и, стараясь сосредоточить внимание, смотрел на Долохова, очевидно невольно покоряясь ему.
– Ты меня слушай, я тебе последний раз говорю. Что мне с тобой шутить? Разве я тебе перечил? Кто тебе всё устроил, кто попа нашел, кто паспорт взял, кто денег достал? Всё я.
– Ну и спасибо тебе. Ты думаешь я тебе не благодарен? – Анатоль вздохнул и обнял Долохова.
– Я тебе помогал, но всё же я тебе должен правду сказать: дело опасное и, если разобрать, глупое. Ну, ты ее увезешь, хорошо. Разве это так оставят? Узнается дело, что ты женат. Ведь тебя под уголовный суд подведут…
– Ах! глупости, глупости! – опять сморщившись заговорил Анатоль. – Ведь я тебе толковал. А? – И Анатоль с тем особенным пристрастием (которое бывает у людей тупых) к умозаключению, до которого они дойдут своим умом, повторил то рассуждение, которое он раз сто повторял Долохову. – Ведь я тебе толковал, я решил: ежели этот брак будет недействителен, – cказал он, загибая палец, – значит я не отвечаю; ну а ежели действителен, всё равно: за границей никто этого не будет знать, ну ведь так? И не говори, не говори, не говори!
– Право, брось! Ты только себя свяжешь…
– Убирайся к чорту, – сказал Анатоль и, взявшись за волосы, вышел в другую комнату и тотчас же вернулся и с ногами сел на кресло близко перед Долоховым. – Это чорт знает что такое! А? Ты посмотри, как бьется! – Он взял руку Долохова и приложил к своему сердцу. – Ah! quel pied, mon cher, quel regard! Une deesse!! [О! Какая ножка, мой друг, какой взгляд! Богиня!!] A?
Долохов, холодно улыбаясь и блестя своими красивыми, наглыми глазами, смотрел на него, видимо желая еще повеселиться над ним.
– Ну деньги выйдут, тогда что?
– Тогда что? А? – повторил Анатоль с искренним недоумением перед мыслью о будущем. – Тогда что? Там я не знаю что… Ну что глупости говорить! – Он посмотрел на часы. – Пора!
Анатоль пошел в заднюю комнату.
– Ну скоро ли вы? Копаетесь тут! – крикнул он на слуг.
Долохов убрал деньги и крикнув человека, чтобы велеть подать поесть и выпить на дорогу, вошел в ту комнату, где сидели Хвостиков и Макарин.
Анатоль в кабинете лежал, облокотившись на руку, на диване, задумчиво улыбался и что то нежно про себя шептал своим красивым ртом.
– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.