Ураган на Украине и в Белоруссии (1997)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Ураган 1997- года на Украине и в Белоруссиистихийное бедствие, произошедшее на Украине и в Белоруссии в понедельник 23 июня 1997 года во второй половине дня (~ с 18:15 до 20:00 по местному времени) [1] и повлекшее за собой значительный материальный ущерб и человеческие жертвы.[2]





Хронология

На Волыни стояла жаркая погода свыше 30 °C. С запада пришёл холодный циклон, в результате чего столкнулись воздушные массы со значительной разницей температур [3] (23 июня во время стихии был зафиксирован резкий перепад температуры — с 31 °C до 16 °C). Зародившись, таким образом, над западными районами Украины, фронт начал распространяться с большой скоростью в северо-восточном направлении, сопровождаемый мощным шквалом. Скорость ветра местами достигала не менее 32 м/с.[1] [2] [4] Ураган быстро выводил из строя линии связи, поэтому повлиять на ситуацию практически не представлялось возможным.[2]

Аномальность явления

  • Для Беларуси нехарактерны ураганы такой силы.
  • Стихия имела характер своеобразной «волны» — при общей продолжительности в несколько часов (время, за которое стихия прокатилась от Волыни до Борисова) в каждом конкретном месте мощный ураганный шквал был непродолжительным (порядка нескольких минут), начинался внезапно, и быстро же спадал.
  • необычный характер некоторых последствий, например, в некоторых местах сосновый лес был словно «скошен» а стволы были сломлены примерно на одном уровне.[2]

Последствия

Украина

Масштабные разрушения и человеческие жертвы были также и на территории Украины.

Беларусь

Несмотря на то, что в отдельно взятых местах стихия длилась всего несколько минут, разрушения были очень значительными. Пострадали 695 населённых пункта, разрушено 376 жилых домов и 208 производственных зданий, повреждено 7200 жилых домов и 1959 производственных зданий.[5] Были сильно повреждены сельскохозяйственные посевы на территории 70 тыс. га,[2] по другим данным — 122759 гектаров посевов.[5] Было повреждено и подлежали уборке лесные насаждения общей площадью 6232 гектара с запасом древесины 730 тыс. куб. метров.[6] Было парализовано движение во многих направлениях — поваленные деревья перегородили автомобильные и железные дороги. Множество населённых пунктов и предприятий было обесточено, во многих местах отсутствовала связь.[5] Было повреждено 15 — 110-киловольтных линий электропередачи и 11 — 35-киловольтных.[4] В сложившейся ситуации страна испытывала нехватку топлива, кабельных линий, строительных материалов (в одном лишь только Ивацевичском районе для восстановления кровли потребовалось порядка 80000 листов шифера).[2] Погибли не менее 5 человек, ранено более 50 (во многих случаях травмы были очень тяжёлые).[2] [5] В Беларуси сильнее всего пострадали Брестская и Минская области. В Минской области стихией было затронуто 16 районов, в Брестской — 7 районов, а также был затронут Кореличский район Гродненской области.[1] Ураган был назван самым мощным в Беларуси.[2] [7]

Брестская область

Наиболее пострадавшими оказались Ивацевичский, Ивановский и Ганцевичский районы.[4]

Минская область

Наиболее пострадали Воложинский, Несвижский и Копыльский районы.[4]

Политическая реакция

Во время урагана президент Беларуси Александр Лукашенко находился в Сочи. В связи с бедствием он сократил свой визит в Россию, но запланированную поездку в Краснодарский край решил не отменять (это послужило основанием для критики со стороны оппозиции). По приезде Александр Лукашенко отправился в наиболее пострадавшие от стихии районы. Для оценки ситуации и определения размеров материальной помощи 25 июня из России прибыла делегация во главе с министром по чрезвычайным ситуациям России Сергеем Шойгу. Свою помощь предложила также Приднестровская Молдавская Республика, к ней присоединились Италия, Китай и Кыргызстан.[2]

Похожие события

Напишите отзыв о статье "Ураган на Украине и в Белоруссии (1997)"

Примечания

  1. 1 2 3 В. В. Перетрухин, Г. А. Чернушевич, В. Н. Босак, А. К. Гармаза, В. В. Терешко, А. И. Чутков. Защита населения и объектов в чрезвычайных ситуациях. (Основы гражданской обороны) / Рецензенты: Л. В. Мисун, С. А. Хорева, редактор П. В. Прохоровская. — Минск: Минск: БГТУ, 2012. — С. 20. — 118 с. — 150 экз. — ISBN 978-985-530-134-0.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 [90s.by/years/1997/1997-samyiy-moshhnyiy-uragan-v-belarusi.html Самый мощный ураган в Беларуси]. 90s.by. Проверено 29 ноября 2014.
  3. Ураган над Украиной и Белоруссией // Невское время : Газета. — 25 июня 1997. — № 111.
  4. 1 2 3 4 [www.belarus.net/minsk_ev/97/russia/n7/uragan25.htm Ураган над Беларусью]. Газета «Вечерний Минск». Проверено 29 ноября 2014.
  5. 1 2 3 4 [www.belarus.net/minsk_ev/97/russia/l1/shok1.htm Выходя из “стихийного шока”]. Газета «Вечерний Минск». Проверено 29 ноября 2014.
  6. [www.levonevski.net/pravo/razdel5/num7/5d7244.html Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 14 июля 1997 г. №884 "О неотложных мерах по ликвидации последствий урагана в лесах Республики Беларусь"]. Совет Министров Республики Беларусь. Проверено 29 ноября 2014.
  7. Людмила Кравчук [www.sb.by/strana/article/burya-mgloyu-nebo-kroet-2.html Буря мглою небо кроет] // Советская Белоруссия : Газета. — 26.06.2002.

Ссылки

  •  [youtube.com/watch?v=UO1GbfVU-U4 Телепередача «Катастрофы недели» — Ураган в Белоруссии 23.06.1997]

Отрывок, характеризующий Ураган на Украине и в Белоруссии (1997)

– В нынешнем веке не помнят старых друзей, – говорила графиня вслед за упоминанием о Борисе.
Анна Михайловна, в последнее время реже бывавшая у Ростовых, тоже держала себя как то особенно достойно, и всякий раз восторженно и благодарно говорила о достоинствах своего сына и о блестящей карьере, на которой он находился. Когда Ростовы приехали в Петербург, Борис приехал к ним с визитом.
Он ехал к ним не без волнения. Воспоминание о Наташе было самым поэтическим воспоминанием Бориса. Но вместе с тем он ехал с твердым намерением ясно дать почувствовать и ей, и родным ее, что детские отношения между ним и Наташей не могут быть обязательством ни для нее, ни для него. У него было блестящее положение в обществе, благодаря интимности с графиней Безуховой, блестящее положение на службе, благодаря покровительству важного лица, доверием которого он вполне пользовался, и у него были зарождающиеся планы женитьбы на одной из самых богатых невест Петербурга, которые очень легко могли осуществиться. Когда Борис вошел в гостиную Ростовых, Наташа была в своей комнате. Узнав о его приезде, она раскрасневшись почти вбежала в гостиную, сияя более чем ласковой улыбкой.
Борис помнил ту Наташу в коротеньком платье, с черными, блестящими из под локон глазами и с отчаянным, детским смехом, которую он знал 4 года тому назад, и потому, когда вошла совсем другая Наташа, он смутился, и лицо его выразило восторженное удивление. Это выражение его лица обрадовало Наташу.
– Что, узнаешь свою маленькую приятельницу шалунью? – сказала графиня. Борис поцеловал руку Наташи и сказал, что он удивлен происшедшей в ней переменой.
– Как вы похорошели!
«Еще бы!», отвечали смеющиеся глаза Наташи.
– А папа постарел? – спросила она. Наташа села и, не вступая в разговор Бориса с графиней, молча рассматривала своего детского жениха до малейших подробностей. Он чувствовал на себе тяжесть этого упорного, ласкового взгляда и изредка взглядывал на нее.
Мундир, шпоры, галстук, прическа Бориса, всё это было самое модное и сomme il faut [вполне порядочно]. Это сейчас заметила Наташа. Он сидел немножко боком на кресле подле графини, поправляя правой рукой чистейшую, облитую перчатку на левой, говорил с особенным, утонченным поджатием губ об увеселениях высшего петербургского света и с кроткой насмешливостью вспоминал о прежних московских временах и московских знакомых. Не нечаянно, как это чувствовала Наташа, он упомянул, называя высшую аристократию, о бале посланника, на котором он был, о приглашениях к NN и к SS.
Наташа сидела всё время молча, исподлобья глядя на него. Взгляд этот всё больше и больше, и беспокоил, и смущал Бориса. Он чаще оглядывался на Наташу и прерывался в рассказах. Он просидел не больше 10 минут и встал, раскланиваясь. Всё те же любопытные, вызывающие и несколько насмешливые глаза смотрели на него. После первого своего посещения, Борис сказал себе, что Наташа для него точно так же привлекательна, как и прежде, но что он не должен отдаваться этому чувству, потому что женитьба на ней – девушке почти без состояния, – была бы гибелью его карьеры, а возобновление прежних отношений без цели женитьбы было бы неблагородным поступком. Борис решил сам с собою избегать встреч с Наташей, нo, несмотря на это решение, приехал через несколько дней и стал ездить часто и целые дни проводить у Ростовых. Ему представлялось, что ему необходимо было объясниться с Наташей, сказать ей, что всё старое должно быть забыто, что, несмотря на всё… она не может быть его женой, что у него нет состояния, и ее никогда не отдадут за него. Но ему всё не удавалось и неловко было приступить к этому объяснению. С каждым днем он более и более запутывался. Наташа, по замечанию матери и Сони, казалась по старому влюбленной в Бориса. Она пела ему его любимые песни, показывала ему свой альбом, заставляла его писать в него, не позволяла поминать ему о старом, давая понимать, как прекрасно было новое; и каждый день он уезжал в тумане, не сказав того, что намерен был сказать, сам не зная, что он делал и для чего он приезжал, и чем это кончится. Борис перестал бывать у Элен, ежедневно получал укоризненные записки от нее и всё таки целые дни проводил у Ростовых.


Однажды вечером, когда старая графиня, вздыхая и крехтя, в ночном чепце и кофточке, без накладных буклей, и с одним бедным пучком волос, выступавшим из под белого, коленкорового чепчика, клала на коврике земные поклоны вечерней молитвы, ее дверь скрипнула, и в туфлях на босу ногу, тоже в кофточке и в папильотках, вбежала Наташа. Графиня оглянулась и нахмурилась. Она дочитывала свою последнюю молитву: «Неужели мне одр сей гроб будет?» Молитвенное настроение ее было уничтожено. Наташа, красная, оживленная, увидав мать на молитве, вдруг остановилась на своем бегу, присела и невольно высунула язык, грозясь самой себе. Заметив, что мать продолжала молитву, она на цыпочках подбежала к кровати, быстро скользнув одной маленькой ножкой о другую, скинула туфли и прыгнула на тот одр, за который графиня боялась, как бы он не был ее гробом. Одр этот был высокий, перинный, с пятью всё уменьшающимися подушками. Наташа вскочила, утонула в перине, перевалилась к стенке и начала возиться под одеялом, укладываясь, подгибая коленки к подбородку, брыкая ногами и чуть слышно смеясь, то закрываясь с головой, то взглядывая на мать. Графиня кончила молитву и с строгим лицом подошла к постели; но, увидав, что Наташа закрыта с головой, улыбнулась своей доброй, слабой улыбкой.
– Ну, ну, ну, – сказала мать.
– Мама, можно поговорить, да? – сказала Hаташa. – Ну, в душку один раз, ну еще, и будет. – И она обхватила шею матери и поцеловала ее под подбородок. В обращении своем с матерью Наташа выказывала внешнюю грубость манеры, но так была чутка и ловка, что как бы она ни обхватила руками мать, она всегда умела это сделать так, чтобы матери не было ни больно, ни неприятно, ни неловко.
– Ну, об чем же нынче? – сказала мать, устроившись на подушках и подождав, пока Наташа, также перекатившись раза два через себя, не легла с ней рядом под одним одеялом, выпростав руки и приняв серьезное выражение.