Урбанизация

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Урбаниза́ция (от лат. urbanus — городской) — процесс повышения роли городов в развитии общества, увеличение численности городского населения, по сравнению с сельским. Предпосылки урбанизации — рост в городах промышленности, развитие их культурных и политических функций, углубление территориального разделения. Урбанизации характерны приток в города сельского населения и возрастающее маятниковое движение населения из сельского окружения и ближайших малых городов в крупные города (на работу, по культурно-бытовым надобностям и пр.). Процесс, обратный урбанизации, называется рурализацией.

Процесс урбанизации идёт за счёт:

  • преобразования сельских населённых пунктов в городские;
  • формирования широких пригородных зон;
  • миграции из сельской местности (провинции) в городскую.

Явление трансформации естественных природных ландшафтов в искусственные, под влиянием застройки, обозначают понятием «урбанизация природы». Процесс ко- или соэволюции искусственных и природных факторов развития называют геоурбанизацией, его изучает геоурбанистика.

Урбанизация тесно связана со многими политическими процессами в государстве (а часто и собственно появлением этого института). Например Р. Адамс[1] считает наличие городов непременным признаком государства. Гринин и Коротаев указывают на тесную взаимосвязь между урбанизацией и эволюцией государственности[2]. Так, первая фаза урбанизации наблюдались в IV — нач. III тыс. до н. э. и была связана со становлением ранних государств. Появление первого развитого государства (в середине II тыс. до н. э. в Египте) оказало заметное влияние на динамику урбанизации: в XIII в. до н. э. численность городского населения мира впервые превысила 1 млн чел.[3] Урбанизационный взрыв XIX-ХХ вв. и мегаурбанизация (то есть роста численности населения сверхкрупных городов в общем населении мира) в сфере политического развития соотносятся с повсеместным распространением зрелой государственности[4].

Приток сельского населения в города опережает потребность в рабочей силе, что часто приводит к росту безработицы, обострению социально-экономических проблем. В то же время, урбанизация, благодаря быстрому снижению рождаемости в индустриальном обществе, способствует сглаживанию отрицательных последствий демографического взрыва в развивающихся странах[5].

По состоянию на 2014 г., более половины населения Земли проживает в городах - 3,9 млрд человек, количество горожан продолжает расти[6].





Субурбанизация

Субурбанизация — процесс роста и развития пригородной зоны крупных городов. В результате происходит формирование городских агломераций. При субурбанизации темпы роста населения пригородов по сравнению с городами-центрами агломераций выше[7].

Растущее благосостояние позволяет людям строить дома «сельского типа» в пригородах, избегая таких «прелестей» больших городов как шум, загрязнение воздуха, недостаток зелени и т. д. Однако население пригородов ни в коей мере не становится сельским, практически все продолжают работать в городе. Субурбанизация невозможна без массовой автомобилизации, т. к. в пригородах практически отсутствует инфраструктура (магазины, школы и др.), а главное — места приложения труда.

В России первые проявления субурбанизации наблюдаются в первую очередь в районе Москвы, однако здесь этот процесс приобрёл одну отличительную особенность: не решаясь отказаться от городской квартиры, многие жители мегаполиса большую часть времени проводят на загородных дачах.

В Западной Европе и Северной Америке процесс субурбанизации начался в 1950-х годах.

В процессе компьютеризации экономики в последнее десятилетие появился эффект отрыва места работы (номинального) от места исполнения трудовых задач: человек за компьютером может выполнять работу для фирмы на другом конце земного шара. Транспортная проблема, тормозящая процесс субурбанизации, таким образом ослабляется (для некоторых видов работ становится неважно, в какой точке земного шара находится исполнитель), и возникает концепция «всемирной деревни»: все (а точнее — информационно-коммуникативные типы деятелей) рано или поздно переедут в экологически чистые пригородыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1363 дня] и рост городов остановитсяК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1363 дня].

К понятию субурбанизации близко понятие рурбанизация (от англ. Rural — сельский, лат. urbanus — городской) — распространение городских форм и условий жизни на сельские поселения, составная часть процесса урбанизации в его широком понимании. Рурбанизация может сопровождаться миграцией городского населения в сельские поселения, переносом в сельскую местность форм хозяйственной деятельности, характерных для городов. В России с начала XXI века это явление наблюдается главным образом в Московской области. Во многих формально сельских населенных пунктах строятся промышленные предприятия и склады, выводимые из Москвы, подавляющее большинство населения ведет городской образ жизни, население увеличивается за счет переселенцев из Москвы и других регионов.

Негативные последствия субурбанизации

Жители пригородов зачастую становятся «заложниками автомобиля», так как общественный транспорт в пригородах, как правило, отсутствует. К тому же в небольших странах с высокой плотностью населения, например Бельгии и Нидерландах, пригороды занимают почти всё свободное пространство, вытесняя природные ландшафты. В Соединённых Штатах Америки, ЮАР, Британии субурбанизация сопровождается так называемым бегством белых (англ. White flight): центральные районы городов заселяются представителями негроидной расы, в то время как белое население перемещается в пригороды[8].

Часовая миграция жителей пригородов в города приводит к заторам на дорогах, что ведёт к загрязнению воздуха, потере времени и другим проблемам. Для борьбы с этим во многих развитых странах ведётся политика развития в пригородах общественного транспорта, например пригородного железнодорожного и легкорельсового, например система RER в Париже.

Развитие инфраструктуры под личный автотранспорт ведёт к высокой запечатанности почвы, что нарушает гидро- и термо- режимы, сама по себе застройка отчуждает природные территории (в т.ч. вырубка лесов), сам по себе автотранспорт загрязняет воздух и, опосредованно, водоёмы. Загрязнение атмосферы состоит из парниковых газов[9], которые вносят свой вклад в глобальное потепление, и выбросов оксидов азота (33% загрязнения от ЛАТ), пыли и аэрозолей (20%), угарного газа (58%), летучих органических соединений (18%), которые негативно сказываются на здоровье жителей[10][11][12]. Хотя в пригороде воздух зачастую чище, чем в центре, наибольшие концентрации загрязнителей всегда на автотрассах, где жители пригородов проводят больше времени. По причине "жизни в машине" жители пригородов также чаще гибнут в автокатастрофах[13][14], чаще страдают от ожирения и гиподинамии[15].

Скорая помощь и пожарные спасатели дольше едут до места ЧП[16].

Обслуживание личного автотранспорта приводит к росту инфраструктурных издержек для города[17], и личных затрат для человека[18].

Дезурбанизация (рурализация)

Дезурбанизация (рурализация) — процесс деконцентрации населения и расселения его вне городов, в определённой мере — процесс противоположный урбанизации.[voluntary.ru/dictionary/590/word/dezurbanizacija]

Ложная урбанизация

Она же трущобная урбанизация. В связи с демографическим взрывом в развивающихся странах, в первую очередь, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии возникло понятие ложная урбанизация. Она представляет собой стремительный рост численности городского населения, не сопровождаемый достаточным ростом числа рабочих мест. Отличие от истинной урбанизации состоит в том, что не происходит развития городских функций, характеризующих мировой процесс урбанизации. Происходит «выталкивание» в города сельского населения из перенаселенных аграрных районов. Доля городского населения намного превышает долю экономически активного городского населения, занятого в производственной и непроизводственной сферах. Прибывающее в города сельское население пополняет армию безработных, а недостаток жилья вызывает появление неблагоустроенных городских окраин с антисанитарными условиями жизни[19][20].

Урбанизация в России

Низкий уровень механизации, традиционное натуральное хозяйство в России начала XX века требовали, чтобы большинство людей жило в сельской местности, а не в городах, поэтому ещё в начале 20-го века в селах жило 87 % населения России. В связи с аграрным перенаселением, нехваткой земельных наделов[21], всё больше безземельных крестьян, в поисках заработка, переселялись в города. Советская власть с 1920-х годов стала снабжать колхозы и совхозы тракторами и машинами, в рамках политики коллективизации и "смычки города и деревни", производительность труда выросла и необходимость в значительном числе сельского населения уменьшилась. В 1887 году в России насчитывалось 16 городов с населением более 50 000 чел., в 1989 году в СССР был 1001 город, в 170 городах проживало 70 % населения. На 2010 год процент городского населения составил 73,7 % (высокий уровень урбанизации)[22], безработица среди сельского населения, по состоянию на 2016 г., в 1,7 раза выше, чем среди городского[23].

Наука

Изучением процессов урбанизации занимается новая для XX и XXI веков дисциплина геоурбанистика.

См. также

Напишите отзыв о статье "Урбанизация"

Примечания

  1. Adams, R. 1966. The Evolution of Urban Society: Early Mesopotamia and Prehistoric Mexico. Chicago: Aldine
  2. [www.socionauki.ru/authors/grinin_l_e/publ_rus/#2007 А. В. Коротаев, Л. Е. Гринин. Урбанизация и политическое развитие Мир-Системы: сравнительный количественный анализ // История и математика.2007]
  3. Modelski, G. 2003. World Cities: −3000 to 2000. Washington, DC: FAROS 2000
  4. Гринин, Л. Е. 2006. О стадиях эволюции государства. Проблемы теории. История и современность (1): 3-44
  5. Виктор Дольник. [ethology.ru/library/?id=321 НЕПОСЛУШНОЕ ДИТЯ БИОСФЕРЫ (Библиотека)]. ethology.ru. — «У людей скучивание принимает несколько форм, но самая мощная из них — урбанизация, собирание в городах. Достойно удивления, что у многих народов плодовитость жителей гигантских городов (в отличие от маленьких) уже во втором поколении падает настолько, что не обеспечивает воспроизводство. Город засасывает из деревни молодёжь с высокой потенциальной плодовитостью и снижает её обычно до очень низкого уровня (в среднем это 0,7 дочери на мать).»  Проверено 27 сентября 2016.
  6. [www.vestifinance.ru/articles/41515 ООН: население Земли достигло 7,2 млрд человек], vestifinance.ru. Проверено 22 октября 2016.
  7. [dic.academic.ru/dic.nsf/socio/4050/ Субурбанизация]
  8. Eduardo Bonilla-Silva and David G. Embrick "Every Place Has a Ghetto...": The Significance of Whites' Social and Residential Segregation : Symbolic Interaction. — Summer 2007. — № Vol. 30, No. 3. — С. Pages 323-345.
  9. Spatial Distribution of U.S. Household Carbon Footprints Reveals Suburbanization Undermines Greenhouse Gas Benefits of Urban Population Density Christopher Jones and Daniel M. Kammen Environ. Sci. Technol., 2014, 48 (2), pp 895–902.
  10. «Климат, качество атмосферного воздуха и здоровье москвичей» под ред. Б.А.Ревича, изд.НИЦ-Принт Москва 2006.
  11. www.cdc.gov/healthyplaces/articles/Urban_Sprawl_and_Public_Health_PHR.pdf.
  12. vk.com/doc-91950628_387432161.
  13. vk.com/doc-91950628_387435218. — С. 203-204.
  14. Thomas E. Lambert and Peter B. Meyer Ex-Urban Sprawl as a Factor in Traffic Fatalities and EMS Response Times in the Southeastern United States // JOURNAL OF ECONOMIC ISSUES Vol. XL No. 4 December, 2006.
  15. vk.com/doc-91950628_387449724?dl=37dcf5aaad0a94b5c3.
  16. Lambert, T. E.; Meyer, P. B. (2008). "Practitioner's Corner: New and Fringe Residential Development and Emergency Medical Services Response Times in the United States". State 40 (2): 115–124..
  17. vk.com/doc-91950628_387452296?dl=2eb41a9106a7d2f590.
  18. www.theguardian.com/technology/2003/feb/15/motoring2.
  19. [igras.ru/index.php?r=98&id=1313 Трущобная урбанизация]
  20. [www.newsite.osngrad.info/node/26 Понятия "урбанизация" и "ложная урбанизация"]
  21. Ярослав КОРОБАТОВ | Сайт «Комсомольской правды». [www.kp.ru/daily/26490/3360307/ На Европу идет демографическое цунами] (9 февраля 2016). Проверено 26 сентября 2016.
  22. [www.rg.ru/2011/03/27/perepis-rosstat-site.html Росстат подвел итоги переписи населения 2010 года — Александр Суринов — «Кем мы себя считаем» — Российская Газета — Росстат представил в "Российской га …]
  23. [www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d06/57.htm Занятость и безработица в Российской Федерации в феврале 2016 года]. www.gks.ru. Проверено 27 сентября 2016.

Ссылки

  • [www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/sociologiya/URBANIZATSIYA.html Статья «Урбанизация» в энциклопедии Кругосвет]
  • [cliodynamics.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=25&Itemid=1 Макродинамика урбанизации Мир-Системы]
  • [demoscope.ru/weekly/2007/0273/barom02.php Статья о росте мирового городского населения на demoscope.ru]
  • [mx.esc.ru/~assur/ocr/suburbia/suburbia.htm А. В. Никифоров. Рождение пригородной Америки]
  • [ecsocman.hse.ru/data/777/303/1218/008pIWOWAROWx20x60.l..pdf Ю.Пивоваров. Урбанизация России в XX веке: представления и реальность]
  • [demoscope.ru/weekly/knigi/gorod/gorod.html Город и деревня в Европейской России: сто лет перемен. ОГИ, Москва, 2001]

Отрывок, характеризующий Урбанизация

Он поглядел на небо. И небо было такое же волшебное, как и земля. На небе расчищало, и над вершинами дерев быстро бежали облака, как будто открывая звезды. Иногда казалось, что на небе расчищало и показывалось черное, чистое небо. Иногда казалось, что эти черные пятна были тучки. Иногда казалось, что небо высоко, высоко поднимается над головой; иногда небо спускалось совсем, так что рукой можно было достать его.
Петя стал закрывать глаза и покачиваться.
Капли капали. Шел тихий говор. Лошади заржали и подрались. Храпел кто то.
– Ожиг, жиг, ожиг, жиг… – свистела натачиваемая сабля. И вдруг Петя услыхал стройный хор музыки, игравшей какой то неизвестный, торжественно сладкий гимн. Петя был музыкален, так же как Наташа, и больше Николая, но он никогда не учился музыке, не думал о музыке, и потому мотивы, неожиданно приходившие ему в голову, были для него особенно новы и привлекательны. Музыка играла все слышнее и слышнее. Напев разрастался, переходил из одного инструмента в другой. Происходило то, что называется фугой, хотя Петя не имел ни малейшего понятия о том, что такое фуга. Каждый инструмент, то похожий на скрипку, то на трубы – но лучше и чище, чем скрипки и трубы, – каждый инструмент играл свое и, не доиграв еще мотива, сливался с другим, начинавшим почти то же, и с третьим, и с четвертым, и все они сливались в одно и опять разбегались, и опять сливались то в торжественно церковное, то в ярко блестящее и победное.
«Ах, да, ведь это я во сне, – качнувшись наперед, сказал себе Петя. – Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй моя музыка! Ну!..»
Он закрыл глаза. И с разных сторон, как будто издалека, затрепетали звуки, стали слаживаться, разбегаться, сливаться, и опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу», – сказал себе Петя. Он попробовал руководить этим огромным хором инструментов.
«Ну, тише, тише, замирайте теперь. – И звуки слушались его. – Ну, теперь полнее, веселее. Еще, еще радостнее. – И из неизвестной глубины поднимались усиливающиеся, торжественные звуки. – Ну, голоса, приставайте!» – приказал Петя. И сначала издалека послышались голоса мужские, потом женские. Голоса росли, росли в равномерном торжественном усилии. Пете страшно и радостно было внимать их необычайной красоте.
С торжественным победным маршем сливалась песня, и капли капали, и вжиг, жиг, жиг… свистела сабля, и опять подрались и заржали лошади, не нарушая хора, а входя в него.
Петя не знал, как долго это продолжалось: он наслаждался, все время удивлялся своему наслаждению и жалел, что некому сообщить его. Его разбудил ласковый голос Лихачева.
– Готово, ваше благородие, надвое хранцуза распластаете.
Петя очнулся.
– Уж светает, право, светает! – вскрикнул он.
Невидные прежде лошади стали видны до хвостов, и сквозь оголенные ветки виднелся водянистый свет. Петя встряхнулся, вскочил, достал из кармана целковый и дал Лихачеву, махнув, попробовал шашку и положил ее в ножны. Казаки отвязывали лошадей и подтягивали подпруги.
– Вот и командир, – сказал Лихачев. Из караулки вышел Денисов и, окликнув Петю, приказал собираться.


Быстро в полутьме разобрали лошадей, подтянули подпруги и разобрались по командам. Денисов стоял у караулки, отдавая последние приказания. Пехота партии, шлепая сотней ног, прошла вперед по дороге и быстро скрылась между деревьев в предрассветном тумане. Эсаул что то приказывал казакам. Петя держал свою лошадь в поводу, с нетерпением ожидая приказания садиться. Обмытое холодной водой, лицо его, в особенности глаза горели огнем, озноб пробегал по спине, и во всем теле что то быстро и равномерно дрожало.
– Ну, готово у вас все? – сказал Денисов. – Давай лошадей.
Лошадей подали. Денисов рассердился на казака за то, что подпруги были слабы, и, разбранив его, сел. Петя взялся за стремя. Лошадь, по привычке, хотела куснуть его за ногу, но Петя, не чувствуя своей тяжести, быстро вскочил в седло и, оглядываясь на тронувшихся сзади в темноте гусар, подъехал к Денисову.
– Василий Федорович, вы мне поручите что нибудь? Пожалуйста… ради бога… – сказал он. Денисов, казалось, забыл про существование Пети. Он оглянулся на него.
– Об одном тебя пг'ошу, – сказал он строго, – слушаться меня и никуда не соваться.
Во все время переезда Денисов ни слова не говорил больше с Петей и ехал молча. Когда подъехали к опушке леса, в поле заметно уже стало светлеть. Денисов поговорил что то шепотом с эсаулом, и казаки стали проезжать мимо Пети и Денисова. Когда они все проехали, Денисов тронул свою лошадь и поехал под гору. Садясь на зады и скользя, лошади спускались с своими седоками в лощину. Петя ехал рядом с Денисовым. Дрожь во всем его теле все усиливалась. Становилось все светлее и светлее, только туман скрывал отдаленные предметы. Съехав вниз и оглянувшись назад, Денисов кивнул головой казаку, стоявшему подле него.
– Сигнал! – проговорил он.
Казак поднял руку, раздался выстрел. И в то же мгновение послышался топот впереди поскакавших лошадей, крики с разных сторон и еще выстрелы.
В то же мгновение, как раздались первые звуки топота и крика, Петя, ударив свою лошадь и выпустив поводья, не слушая Денисова, кричавшего на него, поскакал вперед. Пете показалось, что вдруг совершенно, как середь дня, ярко рассвело в ту минуту, как послышался выстрел. Он подскакал к мосту. Впереди по дороге скакали казаки. На мосту он столкнулся с отставшим казаком и поскакал дальше. Впереди какие то люди, – должно быть, это были французы, – бежали с правой стороны дороги на левую. Один упал в грязь под ногами Петиной лошади.
У одной избы столпились казаки, что то делая. Из середины толпы послышался страшный крик. Петя подскакал к этой толпе, и первое, что он увидал, было бледное, с трясущейся нижней челюстью лицо француза, державшегося за древко направленной на него пики.
– Ура!.. Ребята… наши… – прокричал Петя и, дав поводья разгорячившейся лошади, поскакал вперед по улице.
Впереди слышны были выстрелы. Казаки, гусары и русские оборванные пленные, бежавшие с обеих сторон дороги, все громко и нескладно кричали что то. Молодцеватый, без шапки, с красным нахмуренным лицом, француз в синей шинели отбивался штыком от гусаров. Когда Петя подскакал, француз уже упал. Опять опоздал, мелькнуло в голове Пети, и он поскакал туда, откуда слышались частые выстрелы. Выстрелы раздавались на дворе того барского дома, на котором он был вчера ночью с Долоховым. Французы засели там за плетнем в густом, заросшем кустами саду и стреляли по казакам, столпившимся у ворот. Подъезжая к воротам, Петя в пороховом дыму увидал Долохова с бледным, зеленоватым лицом, кричавшего что то людям. «В объезд! Пехоту подождать!» – кричал он, в то время как Петя подъехал к нему.
– Подождать?.. Ураааа!.. – закричал Петя и, не медля ни одной минуты, поскакал к тому месту, откуда слышались выстрелы и где гуще был пороховой дым. Послышался залп, провизжали пустые и во что то шлепнувшие пули. Казаки и Долохов вскакали вслед за Петей в ворота дома. Французы в колеблющемся густом дыме одни бросали оружие и выбегали из кустов навстречу казакам, другие бежали под гору к пруду. Петя скакал на своей лошади вдоль по барскому двору и, вместо того чтобы держать поводья, странно и быстро махал обеими руками и все дальше и дальше сбивался с седла на одну сторону. Лошадь, набежав на тлевший в утреннем свето костер, уперлась, и Петя тяжело упал на мокрую землю. Казаки видели, как быстро задергались его руки и ноги, несмотря на то, что голова его не шевелилась. Пуля пробила ему голову.
Переговоривши с старшим французским офицером, который вышел к нему из за дома с платком на шпаге и объявил, что они сдаются, Долохов слез с лошади и подошел к неподвижно, с раскинутыми руками, лежавшему Пете.
– Готов, – сказал он, нахмурившись, и пошел в ворота навстречу ехавшему к нему Денисову.
– Убит?! – вскрикнул Денисов, увидав еще издалека то знакомое ему, несомненно безжизненное положение, в котором лежало тело Пети.
– Готов, – повторил Долохов, как будто выговаривание этого слова доставляло ему удовольствие, и быстро пошел к пленным, которых окружили спешившиеся казаки. – Брать не будем! – крикнул он Денисову.
Денисов не отвечал; он подъехал к Пете, слез с лошади и дрожащими руками повернул к себе запачканное кровью и грязью, уже побледневшее лицо Пети.
«Я привык что нибудь сладкое. Отличный изюм, берите весь», – вспомнилось ему. И казаки с удивлением оглянулись на звуки, похожие на собачий лай, с которыми Денисов быстро отвернулся, подошел к плетню и схватился за него.
В числе отбитых Денисовым и Долоховым русских пленных был Пьер Безухов.


О той партии пленных, в которой был Пьер, во время всего своего движения от Москвы, не было от французского начальства никакого нового распоряжения. Партия эта 22 го октября находилась уже не с теми войсками и обозами, с которыми она вышла из Москвы. Половина обоза с сухарями, который шел за ними первые переходы, была отбита казаками, другая половина уехала вперед; пеших кавалеристов, которые шли впереди, не было ни одного больше; они все исчезли. Артиллерия, которая первые переходы виднелась впереди, заменилась теперь огромным обозом маршала Жюно, конвоируемого вестфальцами. Сзади пленных ехал обоз кавалерийских вещей.
От Вязьмы французские войска, прежде шедшие тремя колоннами, шли теперь одной кучей. Те признаки беспорядка, которые заметил Пьер на первом привале из Москвы, теперь дошли до последней степени.
Дорога, по которой они шли, с обеих сторон была уложена мертвыми лошадьми; оборванные люди, отсталые от разных команд, беспрестанно переменяясь, то присоединялись, то опять отставали от шедшей колонны.
Несколько раз во время похода бывали фальшивые тревоги, и солдаты конвоя поднимали ружья, стреляли и бежали стремглав, давя друг друга, но потом опять собирались и бранили друг друга за напрасный страх.
Эти три сборища, шедшие вместе, – кавалерийское депо, депо пленных и обоз Жюно, – все еще составляли что то отдельное и цельное, хотя и то, и другое, и третье быстро таяло.
В депо, в котором было сто двадцать повозок сначала, теперь оставалось не больше шестидесяти; остальные были отбиты или брошены. Из обоза Жюно тоже было оставлено и отбито несколько повозок. Три повозки были разграблены набежавшими отсталыми солдатами из корпуса Даву. Из разговоров немцев Пьер слышал, что к этому обозу ставили караул больше, чем к пленным, и что один из их товарищей, солдат немец, был расстрелян по приказанию самого маршала за то, что у солдата нашли серебряную ложку, принадлежавшую маршалу.
Больше же всего из этих трех сборищ растаяло депо пленных. Из трехсот тридцати человек, вышедших из Москвы, теперь оставалось меньше ста. Пленные еще более, чем седла кавалерийского депо и чем обоз Жюно, тяготили конвоирующих солдат. Седла и ложки Жюно, они понимали, что могли для чего нибудь пригодиться, но для чего было голодным и холодным солдатам конвоя стоять на карауле и стеречь таких же холодных и голодных русских, которые мерли и отставали дорогой, которых было велено пристреливать, – это было не только непонятно, но и противно. И конвойные, как бы боясь в том горестном положении, в котором они сами находились, не отдаться бывшему в них чувству жалости к пленным и тем ухудшить свое положение, особенно мрачно и строго обращались с ними.
В Дорогобуже, в то время как, заперев пленных в конюшню, конвойные солдаты ушли грабить свои же магазины, несколько человек пленных солдат подкопались под стену и убежали, но были захвачены французами и расстреляны.
Прежний, введенный при выходе из Москвы, порядок, чтобы пленные офицеры шли отдельно от солдат, уже давно был уничтожен; все те, которые могли идти, шли вместе, и Пьер с третьего перехода уже соединился опять с Каратаевым и лиловой кривоногой собакой, которая избрала себе хозяином Каратаева.
С Каратаевым, на третий день выхода из Москвы, сделалась та лихорадка, от которой он лежал в московском гошпитале, и по мере того как Каратаев ослабевал, Пьер отдалялся от него. Пьер не знал отчего, но, с тех пор как Каратаев стал слабеть, Пьер должен был делать усилие над собой, чтобы подойти к нему. И подходя к нему и слушая те тихие стоны, с которыми Каратаев обыкновенно на привалах ложился, и чувствуя усилившийся теперь запах, который издавал от себя Каратаев, Пьер отходил от него подальше и не думал о нем.
В плену, в балагане, Пьер узнал не умом, а всем существом своим, жизнью, что человек сотворен для счастья, что счастье в нем самом, в удовлетворении естественных человеческих потребностей, и что все несчастье происходит не от недостатка, а от излишка; но теперь, в эти последние три недели похода, он узнал еще новую, утешительную истину – он узнал, что на свете нет ничего страшного. Он узнал, что так как нет положения, в котором бы человек был счастлив и вполне свободен, так и нет положения, в котором бы он был бы несчастлив и несвободен. Он узнал, что есть граница страданий и граница свободы и что эта граница очень близка; что тот человек, который страдал оттого, что в розовой постели его завернулся один листок, точно так же страдал, как страдал он теперь, засыпая на голой, сырой земле, остужая одну сторону и пригревая другую; что, когда он, бывало, надевал свои бальные узкие башмаки, он точно так же страдал, как теперь, когда он шел уже босой совсем (обувь его давно растрепалась), ногами, покрытыми болячками. Он узнал, что, когда он, как ему казалось, по собственной своей воле женился на своей жене, он был не более свободен, чем теперь, когда его запирали на ночь в конюшню. Из всего того, что потом и он называл страданием, но которое он тогда почти не чувствовал, главное были босые, стертые, заструпелые ноги. (Лошадиное мясо было вкусно и питательно, селитренный букет пороха, употребляемого вместо соли, был даже приятен, холода большого не было, и днем на ходу всегда бывало жарко, а ночью были костры; вши, евшие тело, приятно согревали.) Одно было тяжело в первое время – это ноги.