Утрехт

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Утрехт
нидерл. Utrecht
Флаг Герб
Страна
Нидерланды
Провинция
Утрехт
Община
Утрехт
Координаты
Бургомистр
Ян ван Занен (VVD)
Площадь
99,32 км²
Официальный язык
Население
312,634 человек (2011)
Плотность
3097 чел./км²
Часовой пояс
Телефонный код
+31 30
Почтовые индексы
3500-3585
Официальный сайт

[www.utrecht.nl/ echt.nl]  (нид.)</div>

Транспортные артерии
A2, A12, А27, А28

У́трехт (нидерл. Utrecht, МФА: [ˈytrɛxt]) — город и община в центре Нидерландов, столица одноименной провинции. В 1579 году здесь была заключена Утрехтская уния, положившая начало объединению нидерландских провинций в единую республику. С 1636 года в городе находится Утрехтский университет. Утрехт — крупнейший железнодорожный узел Нидерландов. Он также является центром римско-католической архиепархии.

Население города — 306 731 житель (на 1 января 2010), что делает его четвёртым по величине городом в стране, после Амстердама, Роттердама и Гааги, вместе с которыми он входит в конурбацию Рандстад.





История

В середине I века н. э. на берегу Рейна на месте батавского поселения Траектум (от лат. trajectus — переправа) появилась крепость, построенная из дерева и земли. Крепость была сооружена римским полководцем Корбулоном; в ней размещался гарнизон численностью до 500 солдат. С тех пор русло Рейна значительно сместилось, и сегодня на месте бывшей крепости находится площадь Домплейн (Domplein) и Домский собор.

Крепость служила одним из укреплений на границе Римской империи, занимала площадь 150х200 метров и была окружена частоколом с заострёнными сверху и ощетинившимся снизу пиками. Вокруг крепости находилась небольшая деревня, а внутри неё располагался храм, что отличало крепость Траектум от других подобных сооружений. Во II веке деревянные стены крепости были заменены на каменные, остатки которых до сих пор находятся под зданиями площади Домплейн.

После батавского восстания 69 года в крепости Траектум воцарился мир, однако около 270 года из-за участившихся нападений германских племён римляне покинули крепость.

После ухода римлян Утрехт оставался населённым пунктом. В VI—VIII веках наряду с Дорестадом являлся столицей королевства Фризия. В 696 году в нём была учреждена епископская кафедра, а в 1122 году он получил права города.

Спорт

В городе базируется профессиональный футбольный клуб «Утрехт», выступающий в высшем дивизионе чемпионата Нидерландов.


Достопримечательности

Известные уроженцы

См. также

Напишите отзыв о статье "Утрехт"

Ссылки

  • [www.geschiedenis.nl/index.php?go=home.showBericht&bericht_id=297 История Утрехта] (нид.)
  • [zyalt.livejournal.com/452276.html Фоторепортаж о городе]
  • [www.netherlands.russian-club.net/utrecht.html История Утрехта на Russian-Club.net]
  • [hogen-mogen.ru/cities/utrecht.htm Утрехт] на сайте «Королевство Нидерланды или Голландия»


Отрывок, характеризующий Утрехт

Слова ее были бессмысленны; но они достигли того результата, к которому она стремилась.
Графиня тяжело захлипав спрятала лицо на груди дочери, а Николай встал, схватился за голову и вышел из комнаты.
Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.
После отъезда Николая в доме Ростовых стало грустнее чем когда нибудь. Графиня от душевного расстройства сделалась больна.
Соня была печальна и от разлуки с Николаем и еще более от того враждебного тона, с которым не могла не обращаться с ней графиня. Граф более чем когда нибудь был озабочен дурным положением дел, требовавших каких нибудь решительных мер. Необходимо было продать московский дом и подмосковную, а для продажи дома нужно было ехать в Москву. Но здоровье графини заставляло со дня на день откладывать отъезд.
Наташа, легко и даже весело переносившая первое время разлуки с своим женихом, теперь с каждым днем становилась взволнованнее и нетерпеливее. Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает ее лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила ее. Письма его большей частью сердили ее. Ей оскорбительно было думать, что тогда как она живет только мыслью о нем, он живет настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки.
Здоровье графини все не поправлялось; но откладывать поездку в Москву уже не было возможности. Нужно было делать приданое, нужно было продать дом, и притом князя Андрея ждали сперва в Москву, где в эту зиму жил князь Николай Андреич, и Наташа была уверена, что он уже приехал.
Графиня осталась в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января поехал в Москву.



Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно ему было то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, – вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву.
В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал – проехав по городу – эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, эту Кремлевскую площадь с незаезженным снегом, этих извозчиков и лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и Московский Английский клуб, – он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате.
Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Для московского света, Пьер был самым милым, добрым, умным веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех.
Бенефисы, дурные картины, статуи, благотворительные общества, цыгане, школы, подписные обеды, кутежи, масоны, церкви, книги – никто и ничто не получало отказа, и ежели бы не два его друга, занявшие у него много денег и взявшие его под свою опеку, он бы всё роздал. В клубе не было ни обеда, ни вечера без него. Как только он приваливался на свое место на диване после двух бутылок Марго, его окружали, и завязывались толки, споры, шутки. Где ссорились, он – одной своей доброй улыбкой и кстати сказанной шуткой, мирил. Масонские столовые ложи были скучны и вялы, ежели его не было.
Когда после холостого ужина он, с доброй и сладкой улыбкой, сдаваясь на просьбы веселой компании, поднимался, чтобы ехать с ними, между молодежью раздавались радостные, торжественные крики. На балах он танцовал, если не доставало кавалера. Молодые дамы и барышни любили его за то, что он, не ухаживая ни за кем, был со всеми одинаково любезен, особенно после ужина. «Il est charmant, il n'a pas de seхе», [Он очень мил, но не имеет пола,] говорили про него.


Источник — «http://wiki-org.ru/wiki/index.php?title=Утрехт&oldid=81294896»