Учебник

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Учебник — книга, содержащая систематическое изложение знаний в определённой области и используемая как в системе образования, на различных её уровнях, так и для самостоятельного обучения.

Учебники составляются с учётом возрастных и социальных особенностей их потенциальной читательской аудитории. Учебная литература выпускается как государственными, так и частными издательствами и находится под контролем государственных служб[1].

От простоты, понятности, правильности написания текста учебника при его составлении зависит успеваемость обучающихся по нему учеников.

Развитие идеи учебника привело к созданию новых его форм, не имеющих воплощения в виде книги. Примером могут служить следующие виды учебников:

  • учебники на основе технологии HTML,
  • викиучебник - бесплатный интернет-ресурс, где каждый может читать, копировать, издавать и изменять содержимое учебников,
  • аудиоучебник - художественное или познавательное произведение, аудиокурсы, записанные в аудиоформате профессиональным актёром или группой актеров,
  • электронный учебник – электронный вариант бумажного учебника; устанавливается на планшет учащегося и является интерактивным: содержит гиперссылки на встроенные энциклопедии, более развернутое иллюстрирование с возможностью его прокрутки, кросс-ссылки между разными разделами учебника, а также позволяет использовать аудио- и видеоматериалы, графики[2].




История учебника

Учебники, то есть учебные тексты, используемые для целенаправленного обучения, существуют с незапамятных времён; их история насчитывает несколько тысячелетий. Например, в древнешумерской цивилизации роль учебников выполняли глиняные дощечки. В настоящее время считается, что первым письменным учебником в истории была древнеегипетская книга Кемит. В античном мире было создано большое количество учебников, традиция их написания сохранилась в средневековой Европе. Например, «Commentarium grammaticorum libri XVII» Присциана (V век) находил применение в XII—XIII веках, а учебник грамматики Доната (VI век) во Франции и Германии учили наизусть ещё десять столетий спустя. В Средние века в качестве учебников зачастую использовались тексты Священного Писания, в том числе Псалтырь и Часослов. Одним из первых учебников, приближенных к современному образцу, был «Мир чувственных вещей в картинках» Яна Коменского, изданный в 1658 году. Именно этот великий педагог предложил рассматривать учебник в качестве инструмента массового образования.

Учебники в России

В России первый учебник (азбука) был напечатан Иваном Федоровым в 1574 году.

Во второй половине XVII века один только Печатный двор выпустил более 300 тысяч букварей и около 150 тысяч церковных учебных книг, что для того времени было огромным количеством. Большинство этих книг были доступны для разных слоёв населения (буквари стоили, например, одну копейку).

«Родное слово» К. Д. Ушинского, впервые вышедшее в свет в 1864 году, выдержало 146 изданий.

В СССР содержанию образования, а, следовательно, и содержанию учебников, придавалось очень высокое значение. Период с 1917 по 1933 год можно назвать временем педагогических экспериментов. В эти годы в стране издавалось множество учебников с различными методическими и содержательными уклонами. Однако в 1934 году ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР приняли постановление об унификации учебной литературы,[3] и всё многообразие учебников было сведено к единственному варианту по каждой учебной дисциплине. Процессом создания новых учебников занимались Министерство просвещения и Академия педагогических наук. Единственным издательством, имевшим право выпускать учебную литературу в РСФСР, был «Учпедгиз», впоследствии переименованный в «Просвещение». Каждый школьный учебник был рассчитан на эксплуатацию в течение 4-5 лет; учебники для вузов, вероятно, служили ещё дольше. Единая система учебников действовала на всём пространстве Советского Союза; впрочем, для школ с неродным русским языком разрабатывались специальные учебники. Адаптированная литература выпускалась и для лиц с нарушениями здоровья.

С распадом СССР в начале 1990-х годов в системе образования произошли существенные изменения. Было принято решение об отмене единой системы учебников;К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5349 дней] по каждому предмету для каждого уровня образования могло быть выпущено несколько версий. Демонополизация рынка учебного книгоиздания привела к появлению множества издательских домов, специализирующихся на образовательной литературе. Государство осуществляет контроль качества учебников. На основе экспертизы учебнику присваивается гриф «Рекомендовано» или «Допущено», и только в этом случае он может использоваться в школе или высшем учебном заведении. Учебники, имеющие гриф, составляют Федеральный перечень, который обновляется каждый год. До недавнего времени оценкой учебников занимался Федеральный экспертный совет (ФЭС); теперь эта функция частично передана Российской Академии Наук. Контролем качества учебников занимается также Департамент государственной политики в сфере образования.

Развитие современных технологий постепенно меняет форму и методы преподавания в России и мире. Так, согласно закону об образовании, с 1 января 2015 года российские школы должны преподавать только по учебникам, для которых выпускается электронная версия. Содержание учебника в электронной форме должно соответствовать печатной версии и дополнять её мультимедийными и интерактивными элементами. Только отвечающие этим требованиям издания будут внесены в федеральный перечень учебников.[4]

Пока что предполагается, что электронные учебники не полностью вытеснят, а дополнят бумажные и заменят их в некоторых случаях, открывая дополнительные возможности для образовательного процесса. 

Учебники в других странах

Плюрализм или унификация учебников во многом зависит от типа образовательной системы. Например, во Франции эта система централизована, как и в России, поэтому разнообразие учебников там не слишком велико. В США, напротив, система образования децентрализована, поэтому каждый штат выпускает свои учебники. Этим заведуют специальные департаменты в управлении штатом. В процесс создания учебников нередко вмешивается общественность (например, родители школьников или представители общественных движений — феминистических, экологических и пр.).

См. также

В Викисловаре есть статья «учебник»

Напишите отзыв о статье "Учебник"

Примечания

  1. [gazeta.ru/education/2007/01/17_a_1266629.shtml Газета. Ru | На школьные учебники налетели грифы]
  2. [www.ug.ru/news/15143 В Москве журналисты оценили использование планшетов и интерактивной доски в школе] / Учительская газета. — М., 2015.
  3. [sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=1370251224&archive=1370251635&start_from=&ucat=14& ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЦК ВКП(б) "Об учебниках для начальной и средней школы" 12 февраля 1933 года].
  4. [ria.ru/society/20150326/1054571717.html#ixzz3YWPN4CAH Минобрнауки: электронные учебники поступят в школы с 1 сентября], РИАновости.

Литература

  • Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке / пер. с англ. Я. Ю. Старцева при участии В. А. Бабинцева. Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 1999.
  • [ps.1september.ru/topic.php?TopicID=15&Page=1 Газета «Первое сентября», раздел «Учебники»]

Ссылки

  • [sferaznaniy.ru/ Бесплатные учебники для вузов]
  • [ndce.ru/ndce/Min_Edu.html Документы по учебному книгоизданию] [ndce.ru/ndce/Links.html Издательство учебной литературы]
  • [CompuLenta.ru/284898/ Бесплатные учебники] Компьюлента, 2006
  • [net.compulenta.ru/287383/ Йельский университет выложит лекции в Сеть] Компьюлента, 2006
  • [compulenta.ru/288213/ Университет Калифорнии в Беркли], «…видео-лекции общей длительностью свыше 250 часов», Компьюлента, 2006
  • Рецензии на современные учебники по [scepsis.ru/tags/id_130.html литературе], [scepsis.ru/tags/id_81.html истории], [scepsis.ru/tags/id_120.html естествознанию] и [scepsis.ru/tags/id_111.html обществознанию] на страницах научно-просветительского журнала «Скепсис»
  • [voennizdat.ru/index/literatura/0-27 Военная учебная литература]
  • [xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D1%83%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B/4983/%D1%84%D0%B0%D0%B9%D0%BB/3980/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7%20%E2%84%96%201559%20%D0%BE%D1%82%2008.12.2014.pdf О формировании федерального перечня рекомендуемых учебников] / Министерство образования и науки Российской федерации
  • [uchebnik.mos.ru Об электронном учебнике] / Департамент образования города Москвы. — М., 2015.

Отрывок, характеризующий Учебник


Когда Наташа вышла из гостиной и побежала, она добежала только до цветочной. В этой комнате она остановилась, прислушиваясь к говору в гостиной и ожидая выхода Бориса. Она уже начинала приходить в нетерпение и, топнув ножкой, сбиралась было заплакать оттого, что он не сейчас шел, когда заслышались не тихие, не быстрые, приличные шаги молодого человека.
Наташа быстро бросилась между кадок цветов и спряталась.
Борис остановился посереди комнаты, оглянулся, смахнул рукой соринки с рукава мундира и подошел к зеркалу, рассматривая свое красивое лицо. Наташа, притихнув, выглядывала из своей засады, ожидая, что он будет делать. Он постоял несколько времени перед зеркалом, улыбнулся и пошел к выходной двери. Наташа хотела его окликнуть, но потом раздумала. «Пускай ищет», сказала она себе. Только что Борис вышел, как из другой двери вышла раскрасневшаяся Соня, сквозь слезы что то злобно шепчущая. Наташа удержалась от своего первого движения выбежать к ней и осталась в своей засаде, как под шапкой невидимкой, высматривая, что делалось на свете. Она испытывала особое новое наслаждение. Соня шептала что то и оглядывалась на дверь гостиной. Из двери вышел Николай.
– Соня! Что с тобой? Можно ли это? – сказал Николай, подбегая к ней.
– Ничего, ничего, оставьте меня! – Соня зарыдала.
– Нет, я знаю что.
– Ну знаете, и прекрасно, и подите к ней.
– Соооня! Одно слово! Можно ли так мучить меня и себя из за фантазии? – говорил Николай, взяв ее за руку.
Соня не вырывала у него руки и перестала плакать.
Наташа, не шевелясь и не дыша, блестящими главами смотрела из своей засады. «Что теперь будет»? думала она.
– Соня! Мне весь мир не нужен! Ты одна для меня всё, – говорил Николай. – Я докажу тебе.
– Я не люблю, когда ты так говоришь.
– Ну не буду, ну прости, Соня! – Он притянул ее к себе и поцеловал.
«Ах, как хорошо!» подумала Наташа, и когда Соня с Николаем вышли из комнаты, она пошла за ними и вызвала к себе Бориса.
– Борис, подите сюда, – сказала она с значительным и хитрым видом. – Мне нужно сказать вам одну вещь. Сюда, сюда, – сказала она и привела его в цветочную на то место между кадок, где она была спрятана. Борис, улыбаясь, шел за нею.
– Какая же это одна вещь ? – спросил он.
Она смутилась, оглянулась вокруг себя и, увидев брошенную на кадке свою куклу, взяла ее в руки.
– Поцелуйте куклу, – сказала она.
Борис внимательным, ласковым взглядом смотрел в ее оживленное лицо и ничего не отвечал.
– Не хотите? Ну, так подите сюда, – сказала она и глубже ушла в цветы и бросила куклу. – Ближе, ближе! – шептала она. Она поймала руками офицера за обшлага, и в покрасневшем лице ее видны были торжественность и страх.
– А меня хотите поцеловать? – прошептала она чуть слышно, исподлобья глядя на него, улыбаясь и чуть не плача от волненья.
Борис покраснел.
– Какая вы смешная! – проговорил он, нагибаясь к ней, еще более краснея, но ничего не предпринимая и выжидая.
Она вдруг вскочила на кадку, так что стала выше его, обняла его обеими руками, так что тонкие голые ручки согнулись выше его шеи и, откинув движением головы волосы назад, поцеловала его в самые губы.
Она проскользнула между горшками на другую сторону цветов и, опустив голову, остановилась.
– Наташа, – сказал он, – вы знаете, что я люблю вас, но…
– Вы влюблены в меня? – перебила его Наташа.
– Да, влюблен, но, пожалуйста, не будем делать того, что сейчас… Еще четыре года… Тогда я буду просить вашей руки.
Наташа подумала.
– Тринадцать, четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать… – сказала она, считая по тоненьким пальчикам. – Хорошо! Так кончено?
И улыбка радости и успокоения осветила ее оживленное лицо.
– Кончено! – сказал Борис.
– Навсегда? – сказала девочка. – До самой смерти?
И, взяв его под руку, она с счастливым лицом тихо пошла с ним рядом в диванную.


Графиня так устала от визитов, что не велела принимать больше никого, и швейцару приказано было только звать непременно кушать всех, кто будет еще приезжать с поздравлениями. Графине хотелось с глазу на глаз поговорить с другом своего детства, княгиней Анной Михайловной, которую она не видала хорошенько с ее приезда из Петербурга. Анна Михайловна, с своим исплаканным и приятным лицом, подвинулась ближе к креслу графини.
– С тобой я буду совершенно откровенна, – сказала Анна Михайловна. – Уж мало нас осталось, старых друзей! От этого я так и дорожу твоею дружбой.
Анна Михайловна посмотрела на Веру и остановилась. Графиня пожала руку своему другу.
– Вера, – сказала графиня, обращаясь к старшей дочери, очевидно, нелюбимой. – Как у вас ни на что понятия нет? Разве ты не чувствуешь, что ты здесь лишняя? Поди к сестрам, или…
Красивая Вера презрительно улыбнулась, видимо не чувствуя ни малейшего оскорбления.
– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.
Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis [мадам Жанлис] (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро.
– Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком…
– Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую.
Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты.
– Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера.
– Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери.
Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее.

В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n'est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, [не всё розы. – при нашем образе жизни,] нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.