Фармацевтика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фармаце́втика — часть фармации, связанная непосредственно с производственно-технологическими проблемами процесса изготовления лекарственных средств и субстанций.

Известно, что многие химические соединения, обладающие фармакологическими свойствами, в необработанном состоянии бесполезны либо вредны. Фармацевтика придает подобному веществу уникальную дозированную форму, пригодную для проведения лечения конкретной группы больных при определенном пути его введения и режиме применения.

Термин «фармацевтика» не является синонимом термина «фармация».





История

«Фармацию» и «фармацевтику» можно рассматривать, как разные исторические этапы, два разных подхода к изготовлению лекарственных средств. Традиционный, веками применяемый фармацией метод заключается в малопроизводительном ручном труде (в большей степени направленным на удовлетворение локальных нужд в медикаментах) в "тиши" «фармации» (аптеки) по приготовлению и отпуску ограниченного количества доз лекарства для небольшого круга больных. Полученные таким способом лекарства отличаются недостаточной стандартностью, нередко дают нежелательные побочные реакции у принимавших их больных (ссылка?).

Несовершенство этого неэффективного (для целей глобальной торговли) метода стало очевидно в начале ХIX века, когда впервые (в США) началось массовое стандартизованное, высокопроизводительное и экономически более выгодное промышленное производство лекарственных средств — «фармацевтик», на существенно более масштабных предприятиях фармацевтической отрасли. Фармацевтика стала новым технологическим этапом развития фармации, современным методом производства лекарств и лекарственных веществ.

Отличие фармацевтики от фармации

  • «Фармация» и «фармацевтика» — это два разных конечных результата. Если в настоящее время «фармация» готовит лишь 3 % всех потребляемых лекарств, то «фармацевтика» и стоящая за ней фармацевтическая промышленность — 97 % потребляемых в мире лекарств, имеющих готовую лекарственную форму.
  • За рубежом термин «фармация» ассоциируют с теми местами розничной торговли в населённых пунктах, где можно приобрести необходимое лекарственное средство или средство по уходу за больным человеком, получить медицинский совет, стать обладателем средства косметики, шампуня, офисных принадлежностей, сладостей и просто что-то перекусить. Что касается фармацевтики, то она торговлей не занимается.
  • Разница между терминами «фармация» и «фармацевтика» подчёркнута в Оксфордском словаре английского языка. «Фармация» (pharmacy) определяется как место для приготовления и продажи лекарств, а также деятельность по приготовлению лекарств. «Фармацевтика» (pharmaceutics) означает деятельность, связанную с производством лекарственных средств и лекарственных веществ на промышленных предприятиях. Аналогичные различия в определении этих терминов существуют в промышленно развитых странах, в Индии и Китае.
  • Другим возражением против синонимного применения терминов «фармация» и «фармацевтика» в международном сообществе является то, что фармация служит названием целого комплекса научно-практических дисциплин. Напротив, фармацевтика является одной из дисциплин фармации. Последняя помимо фармацевтики включает в себя также химию лекарственных веществ, фармакогнозию, технологию приготовления лекарственных форм, практическую деятельность в розничных и стационарных подразделениях, реализующих лекарственные средства и предметы ухода за больными, рекомендует сочетания лекарственных средств, схемы лечения и следит за их безопасностью и эффективностью.
  • Более того, объединение терминов «фармация» и «фармацевтика» ведёт к международной изоляции соответствующей производственной, технологической области знания и практики, осуществляемых на русском языке, и препятствует международной гармонизации знаний и экономической деятельности.
  • Ещё один довод в пользу различения этих терминов является многозначность термина «фармация» в международном сообществе, что показано ниже. Фармация в стационарах, больницах или госпиталях существенно отличается от розничной фармации. Специалисты, работающие в стационарной фармации, именуемые в России «клиническими фармакологами», как правило, обладают большей специальной подготовкой и опытом работы. Они разрабатывают сложные схемы медикаментозного лечения стационарных больных, рассматривают показания и противопоказания к комплексному применению высокоэффективных лекарственных средств у конкретного тяжёлого больного. Нередко они имеют специализацию в отдельных лечебных дисциплинах, таких, как гематология/онкология, ВИЧ/СПИД, инфекционные болезни, интенсивная и неотложная терапия, токсикология, радионуклидная терапия, обезболивающая терапия, неврология/психиатрия, антикоагулянтная терапия, лечение лекарственными травами, педиатрия/неонатология, гериатрия.

Экстемпоральная фармация занимается ручным приготовлением и отпуском скоропортящихся лекарственных средств и лекарственных форм по индивидуальным рецептам. Специалисты, практикующие консультативную фармацию действуют в интернатах для инвалидов и в домах для престарелых. В настоящее время интернет-фармация, поставляющая лекарственные средства по весьма приемлемым ценам, обладает многомиллионными оборотами розничных продаж. Нельзя не упомянуть о ветеринарной фармации, фармации с применением радионуклидов и фармации, функционирующей в вооружённых силах.

Разделы фармацевтики

Она является областью знания и практической деятельности, исследующей роль фармацевтических факторов, которые определяют эффективность, которую лекарственные средства проявляют в организме. В их числе:

  1. химическая природа лекарственного вещества и его концентрация;
  2. физическое состояние лекарственного вещества (размер частиц, форма кристаллов, наличие или отсутствие заряда на поверхности частиц и др.);
  3. вспомогательные вещества, их природа, физическое состояние, концентрация;
  4. вид лекарственной формы и пути её введения;
  5. фармацевтическая технология и оборудование, применяемое в производстве.

Не всегда ясны границы между собственно фармацевтикой, фармацией, химией лекарственных веществ и практической деятельностью с использованием лекарственных средств отчетливы. Часто группа специалистов работает над решением конкретной задачи. Но тем не менее, и в русском языке выглядит вполне оправданным применение международного термина «фармацевтика», подчеркивающего промышленно ориентированную, технологическую часть фармации.

Фармацевтика(Ошибка? " клиническая фармакология подразделяется на три отдела:фармакокинетику..." [1]) имеет следующие ветви :

См. также

Напишите отзыв о статье "Фармацевтика"

Примечания

  1. [ru.wikipedia.org/w/index.php?title=%D0%A4%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F&oldid=76929056 Фармакология] (рус.) // Википедия.

Литература

  • Liebenau J. Medical science and medical industry. Baltimore: Johns Hopkins University Press, 1987
  • Making Medicines: A Brief History of Pharmacy and Pharmaceutics. London, Pharmaceutical Press, 2005
  • Oxford Dictionary of English Language, OUP, 2008

Отрывок, характеризующий Фармацевтика

Доктор посоветовал Безухову прямо обратиться к светлейшему.
– Что же вам бог знает где находиться во время сражения, в безызвестности, – сказал он, переглянувшись с своим молодым товарищем, – а светлейший все таки знает вас и примет милостиво. Так, батюшка, и сделайте, – сказал доктор.
Доктор казался усталым и спешащим.
– Так вы думаете… А я еще хотел спросить вас, где же самая позиция? – сказал Пьер.
– Позиция? – сказал доктор. – Уж это не по моей части. Проедете Татаринову, там что то много копают. Там на курган войдете: оттуда видно, – сказал доктор.
– И видно оттуда?.. Ежели бы вы…
Но доктор перебил его и подвинулся к бричке.
– Я бы вас проводил, да, ей богу, – вот (доктор показал на горло) скачу к корпусному командиру. Ведь у нас как?.. Вы знаете, граф, завтра сражение: на сто тысяч войска малым числом двадцать тысяч раненых считать надо; а у нас ни носилок, ни коек, ни фельдшеров, ни лекарей на шесть тысяч нет. Десять тысяч телег есть, да ведь нужно и другое; как хочешь, так и делай.
Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера.
Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов.
«Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой.
У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам.
Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою.
Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая.
Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты.


Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения.
Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму.
Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.
Все, что видел Пьер направо и налево, было так неопределенно, что ни левая, ни правая сторона поля не удовлетворяла вполне его представлению. Везде было не доле сражения, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, войска, леса, дымы костров, деревни, курганы, ручьи; и сколько ни разбирал Пьер, он в этой живой местности не мог найти позиции и не мог даже отличить ваших войск от неприятельских.
«Надо спросить у знающего», – подумал он и обратился к офицеру, с любопытством смотревшему на его невоенную огромную фигуру.
– Позвольте спросить, – обратился Пьер к офицеру, – это какая деревня впереди?
– Бурдино или как? – сказал офицер, с вопросом обращаясь к своему товарищу.
– Бородино, – поправляя, отвечал другой.
Офицер, видимо, довольный случаем поговорить, подвинулся к Пьеру.
– Там наши? – спросил Пьер.
– Да, а вон подальше и французы, – сказал офицер. – Вон они, вон видны.
– Где? где? – спросил Пьер.
– Простым глазом видно. Да вот, вот! – Офицер показал рукой на дымы, видневшиеся влево за рекой, и на лице его показалось то строгое и серьезное выражение, которое Пьер видел на многих лицах, встречавшихся ему.
– Ах, это французы! А там?.. – Пьер показал влево на курган, около которого виднелись войска.
– Это наши.
– Ах, наши! А там?.. – Пьер показал на другой далекий курган с большим деревом, подле деревни, видневшейся в ущелье, у которой тоже дымились костры и чернелось что то.
– Это опять он, – сказал офицер. (Это был Шевардинский редут.) – Вчера было наше, а теперь его.
– Так как же наша позиция?
– Позиция? – сказал офицер с улыбкой удовольствия. – Я это могу рассказать вам ясно, потому что я почти все укрепления наши строил. Вот, видите ли, центр наш в Бородине, вот тут. – Он указал на деревню с белой церковью, бывшей впереди. – Тут переправа через Колочу. Вот тут, видите, где еще в низочке ряды скошенного сена лежат, вот тут и мост. Это наш центр. Правый фланг наш вот где (он указал круто направо, далеко в ущелье), там Москва река, и там мы три редута построили очень сильные. Левый фланг… – и тут офицер остановился. – Видите ли, это трудно вам объяснить… Вчера левый фланг наш был вот там, в Шевардине, вон, видите, где дуб; а теперь мы отнесли назад левое крыло, теперь вон, вон – видите деревню и дым? – это Семеновское, да вот здесь, – он указал на курган Раевского. – Только вряд ли будет тут сраженье. Что он перевел сюда войска, это обман; он, верно, обойдет справа от Москвы. Ну, да где бы ни было, многих завтра не досчитаемся! – сказал офицер.
Старый унтер офицер, подошедший к офицеру во время его рассказа, молча ожидал конца речи своего начальника; но в этом месте он, очевидно, недовольный словами офицера, перебил его.
– За турами ехать надо, – сказал он строго.