Фаррохзад, Форуг

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Форуг Фаррохзад
Дата рождения:

5 января 1935(1935-01-05)

Место рождения:

Тегеран

Дата смерти:

14 февраля 1967(1967-02-14) (32 года)

Род деятельности:

поэт, кинорежиссёр

Форуг Фаррохзад (5 января 1935, Тегеран — 14 февраля 1967) — иранская поэтесса и кинорежиссёр.





Биография

Родилась в семье полковника Мохаммада Багера Фаррохзада. Училась в школе до 9-го класса, затем изучала рисование и вышивание в ремесленной школе для девушек. В возрасте около 17 лет вышла замуж за известного сатирика Парвиза Шапура. Переехала с супругом в Ахваз. Через год родился её единственный сын Камьяр.

В 1954 развелась с мужем, который получил право на воспитание ребёнка. Вернулась в Тегеран, где в 1955 опубликовала первый поэтический сборник. Её творчество вызвало противоречивые оценки, поскольку она была разведённой (что осуждалось в мусульманском обществе) и к тому же высказывалась за расширение прав женщин. В 1958 г. провела несколько месяцев в Европе, где познакомилась с кинопродюсером Эбрахимом Голестаном. В 1962 сняла фильм "В доме темно" про лепрозорий в Тебризе. Усыновила Хосейна Мансури, сына одной из прокажённых.

Погибла в автомобильной катастрофе.

Брат, певец и политический активист Ферейдун Фаррохзад, был убит в Бонне в 1992 году.

Напишите отзыв о статье "Фаррохзад, Форуг"

Литература

На русском языке

  • Фаррохзад Ф. [www.ng.ru/lit/2002-09-12/2_magazine.html Стихи (из книги «Новое рождение»)] // Иностранная литература / Пер. Виктора Полещука. — 2002. — №  8.

На других языках

  • Michael Craig Hillmann, A lonely woman: Forough Farrokhzad and her poetry (Three Continents Press, Washington, D.C., 1987). ISBN 0-934211-11-6, ISBN 978-093-42111-16.
  • Farzaneh Milani, Veils and words: the emerging voices of Iranian women writers (Syracuse University Press, Syracuse, N.Y., 1992). ISBN 0-8156-2557-X, ISBN 978-1-85043-574-7.
  • Manijeh Mannani, The Reader’s Experience and Forough Farrokhzad’s Poetry, Crossing Boundaries — an interdiciplinary journal, Vol. 1, pp. 49–65 (2001). [crossingboundaries.gsa.ualberta.ca/v1n1_04.pdf PDF]
  • Michael Craig Hillmann, An Autobiographical Voice: Forough Farrokhzad, in Women’s Autobiographies in Contemporary Iran, edited by Afsaneh Najmabadi (Harvard University Press, Cambridge, Massachusetts, 1990). ISBN 0-932885-05-5. This essay can be read here: [www.forughfarrokhzad.org/papers/papers2.htm].
  • Sholeh Wolpe, «Sin: Selected poems of Forugh Farrokhzad»(University of Arkansas Press, Fayetteville, Arkansas, 2007). ISBN 1-55728-861-5
  • Бехранги, Самад — переводчик стихов на азербайджанский.

Кино

  • Moon Sun Flower Game, German Documentary about Forough Farrokhzad’s adopted son Hossein Mansouri, by Claus Strigel, Denkmal-Film 2007, [www.denkmal-film.com/abstracts/MoonSun.html film resume at producer’s website]

Примечания

Ссылки

  • [magazines.russ.ru/inostran/2002/8/farrro.html Краткая биография на русском языке]
  • [www.forughfarrokhzad.org Мемориальный сайт]
  • [www.foroughfarrokhzad.org/ Мемориальный сайт]
  • [www.iranchamber.com/literature/ffarrokhzad/forough_farrokhzad.php Iran Chamber’s Article on Forugh]
  • [www.foroogh.de/ Мемориальный сайт]
  • [www.angelfire.com/rnb/bashiri/Poets/Forugh.html Биографический очерк профессора Ираджа Башири]  (англ.)
  • [www.iranian.com/Music/Forough/index.html Аудиозаписи авторского чтения на Iranian.com]

Отрывок, характеризующий Фаррохзад, Форуг

– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.
– Ах, да делайте, как хотите! Разве я мешаю кому нибудь! – сказала она, еще не вдруг сдаваясь.
– Маменька, голубушка, простите меня!
Но графиня оттолкнула дочь и подошла к графу.
– Mon cher, ты распорядись, как надо… Я ведь не знаю этого, – сказала она, виновато опуская глаза.
– Яйца… яйца курицу учат… – сквозь счастливые слезы проговорил граф и обнял жену, которая рада была скрыть на его груди свое пристыженное лицо.
– Папенька, маменька! Можно распорядиться? Можно?.. – спрашивала Наташа. – Мы все таки возьмем все самое нужное… – говорила Наташа.
Граф утвердительно кивнул ей головой, и Наташа тем быстрым бегом, которым она бегивала в горелки, побежала по зале в переднюю и по лестнице на двор.
Люди собрались около Наташи и до тех пор не могли поверить тому странному приказанию, которое она передавала, пока сам граф именем своей жены не подтвердил приказания о том, чтобы отдавать все подводы под раненых, а сундуки сносить в кладовые. Поняв приказание, люди с радостью и хлопотливостью принялись за новое дело. Прислуге теперь это не только не казалось странным, но, напротив, казалось, что это не могло быть иначе, точно так же, как за четверть часа перед этим никому не только не казалось странным, что оставляют раненых, а берут вещи, но казалось, что не могло быть иначе.
Все домашние, как бы выплачивая за то, что они раньше не взялись за это, принялись с хлопотливостью за новое дело размещения раненых. Раненые повыползли из своих комнат и с радостными бледными лицами окружили подводы. В соседних домах тоже разнесся слух, что есть подводы, и на двор к Ростовым стали приходить раненые из других домов. Многие из раненых просили не снимать вещей и только посадить их сверху. Но раз начавшееся дело свалки вещей уже не могло остановиться. Было все равно, оставлять все или половину. На дворе лежали неубранные сундуки с посудой, с бронзой, с картинами, зеркалами, которые так старательно укладывали в прошлую ночь, и всё искали и находили возможность сложить то и то и отдать еще и еще подводы.
– Четверых еще можно взять, – говорил управляющий, – я свою повозку отдаю, а то куда же их?
– Да отдайте мою гардеробную, – говорила графиня. – Дуняша со мной сядет в карету.