Федеральный институт оценки рисков

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Федеральный институт оценки рисков (BfR) – это правоспособное учреждение публично-правового характера, находящееся в непосредственном подчинении Федерального правительства Германии. Институт относится к ведомству Федерального министерства продовольствия и сельского хозяйства Германии (BMEL) и выполняет задачу научного консультирования федерального правительства по вопросам безопасности пищевой и непищевой продукции, контаминантов в пищевой цепи, защиты животных и охраны здоровья потребителей. Профессиональный надзор также осуществляет Федеральное министерство окружающей среды, охраны природы и безопасности ядерных реакторов Германии (безопасность химических веществ, вещества, загрязняющие окружающую среду, в продуктах питания и кормах) и Федеральное министерство транспорта (перевозка опасных грузов, Международная конвенция о контроле судовых балластных вод и осадков и управлении ими, Центральное управление по чрезвычайным ситуациям на море).





Сферы деятельности

Работа Федерального института оценки рисков основывается на многочисленных нормативных актах Германии, в частности, на Законе о создании Федерального института оценки рисков ("BfR-Gesetz"[www.gesetze-im-internet.de/bundesrecht/bfrg/gesamt.pdf]), Кодексе Законов о продовольственных товарах и кормах (LFGB) (Lebensmittel- und Futtermittelgesetzbuch), Законе о защите от инфекционных болезней (IfSG) (Infektionsschutzgesetz), Законе о защите растений (Pflanzenschutzgesetz), Законе о химикатах (Chemikaliengesetz), Законе о стиральных и моющих средствах (Wasch- und Reinigungsmittelgesetz), Законе о генной инженерии (Gentechnikgesetz).

В рамках реструктуризации охраны здоровья потребителей и безопасности пищевой продукции, проведенной после кризиса, вызванного вспышкой КГЭ (BSE), институт был сформирован, наряду с Федеральным ведомством защиты прав потребителей и безопасности пищевой продукции (BVL) (Bundesamt für Verbraucherschutz und Lebensmittelsicherheit), в 2002 году из Федерального института охраны здоровья потребителей и ветеринарной медицины (Bundesinstitut für gesundheitlichen Verbraucherschutz und Veterinärmedizin), а также некоторых подразделений Федерального биологического ведомства. Коллектив Федерального института оценки рисков насчитывает более 750 сотрудников, институт располагает бюджетом (Budget) в размере около 80 миллионов евро.[1]

Три основных области задач института: безопасность пищевой продукции (Lebensmittelsicherheit), безопасность непищевых продуктов и безопасность химикатов, включают в себя широкий спектр тем.

Сотрудничество[2]

  • Россия: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) и Научно-исследовательский институт питания и Российской академии медицинских наук (договор подписан в 2009 году)
  • Болгария: Болгарское агентство по безопасности продуктов питания (БАБХ)(договор подписан в 2014 году)
  • Дания: Национальный институт продовольствия Дании при Техническом университете Дании (ДТУ) (договор подписан в 2010 году, подписание нового договора в 2013, вместе с ANSES, Франция)
  • Франция: Французское национальное агентство санитарной безопасности питания, окружающей среды и труда (договор подписан в 2010 году, подписание нового договора в 2013, вместе с ДТУ, Дания)
  • Китай: Китайская академия по инспекции и карантину (договор подписан в 2009 году), Национальный центр продовольственной оценки рисков и стандартизации КНР(договор подписан в 2012 году), Китайская академия сельскохозяйственных наук (договор подписан в 2012 году)
  • Китайский центр здоровья животных и эпидемиологии (договор подписан в 2013 году)
  • Хорватия: Хорватское агентство по вопросам продуктов питания (договор подписан в 2009 году)
  • Австрия: Австрийское агентство по вопросам здоровья и безопасности пищевых продуктов (договор подписан в 2006 году)
  • Уругвай: Департамент по планированию и координированию безопасности продуктов питания Министерства сельского хозяйства и рыбных промыслов Уругвая (договор подписан в 2014 году)

С 2005 года институт активно сотрудничает с немецким институтом сравнительных испытаний Штифтунг Варентест Берлине ради прогресса в сфере защиты здоровья потребителей.

Напишите отзыв о статье "Федеральный институт оценки рисков"

Примечания

  1. Сайт BfR www.bfr.bund.de/en/facts_und_figures-54273.html
  2. Сайт BfR www.bfr.bund.de/en/european_and_international_co_operations-10361.html

Ссылки

  • [www.bfr.bund.de/en/home.html Официальный сайт]


Отрывок, характеризующий Федеральный институт оценки рисков

Человек этот, согнувшись, проскочил мимо купцов и офицера. Офицер напустился на солдат, бывших в лавке. Но в это время страшные крики огромной толпы послышались на Москворецком мосту, и офицер выбежал на площадь.
– Что такое? Что такое? – спрашивал он, но товарищ его уже скакал по направлению к крикам, мимо Василия Блаженного. Офицер сел верхом и поехал за ним. Когда он подъехал к мосту, он увидал снятые с передков две пушки, пехоту, идущую по мосту, несколько поваленных телег, несколько испуганных лиц и смеющиеся лица солдат. Подле пушек стояла одна повозка, запряженная парой. За повозкой сзади колес жались четыре борзые собаки в ошейниках. На повозке была гора вещей, и на самом верху, рядом с детским, кверху ножками перевернутым стульчиком сидела баба, пронзительно и отчаянно визжавшая. Товарищи рассказывали офицеру, что крик толпы и визги бабы произошли оттого, что наехавший на эту толпу генерал Ермолов, узнав, что солдаты разбредаются по лавкам, а толпы жителей запружают мост, приказал снять орудия с передков и сделать пример, что он будет стрелять по мосту. Толпа, валя повозки, давя друг друга, отчаянно кричала, теснясь, расчистила мост, и войска двинулись вперед.


В самом городе между тем было пусто. По улицам никого почти не было. Ворота и лавки все были заперты; кое где около кабаков слышались одинокие крики или пьяное пенье. Никто не ездил по улицам, и редко слышались шаги пешеходов. На Поварской было совершенно тихо и пустынно. На огромном дворе дома Ростовых валялись объедки сена, помет съехавшего обоза и не было видно ни одного человека. В оставшемся со всем своим добром доме Ростовых два человека были в большой гостиной. Это были дворник Игнат и казачок Мишка, внук Васильича, оставшийся в Москве с дедом. Мишка, открыв клавикорды, играл на них одним пальцем. Дворник, подбоченившись и радостно улыбаясь, стоял пред большим зеркалом.
– Вот ловко то! А? Дядюшка Игнат! – говорил мальчик, вдруг начиная хлопать обеими руками по клавишам.
– Ишь ты! – отвечал Игнат, дивуясь на то, как все более и более улыбалось его лицо в зеркале.
– Бессовестные! Право, бессовестные! – заговорил сзади их голос тихо вошедшей Мавры Кузминишны. – Эка, толсторожий, зубы то скалит. На это вас взять! Там все не прибрано, Васильич с ног сбился. Дай срок!
Игнат, поправляя поясок, перестав улыбаться и покорно опустив глаза, пошел вон из комнаты.
– Тетенька, я полегоньку, – сказал мальчик.
– Я те дам полегоньку. Постреленок! – крикнула Мавра Кузминишна, замахиваясь на него рукой. – Иди деду самовар ставь.
Мавра Кузминишна, смахнув пыль, закрыла клавикорды и, тяжело вздохнув, вышла из гостиной и заперла входную дверь.
Выйдя на двор, Мавра Кузминишна задумалась о том, куда ей идти теперь: пить ли чай к Васильичу во флигель или в кладовую прибрать то, что еще не было прибрано?
В тихой улице послышались быстрые шаги. Шаги остановились у калитки; щеколда стала стучать под рукой, старавшейся отпереть ее.
Мавра Кузминишна подошла к калитке.
– Кого надо?
– Графа, графа Илью Андреича Ростова.
– Да вы кто?
– Я офицер. Мне бы видеть нужно, – сказал русский приятный и барский голос.
Мавра Кузминишна отперла калитку. И на двор вошел лет восемнадцати круглолицый офицер, типом лица похожий на Ростовых.
– Уехали, батюшка. Вчерашнего числа в вечерни изволили уехать, – ласково сказала Мавра Кузмипишна.
Молодой офицер, стоя в калитке, как бы в нерешительности войти или не войти ему, пощелкал языком.
– Ах, какая досада!.. – проговорил он. – Мне бы вчера… Ах, как жалко!..
Мавра Кузминишна между тем внимательно и сочувственно разглядывала знакомые ей черты ростовской породы в лице молодого человека, и изорванную шинель, и стоптанные сапоги, которые были на нем.
– Вам зачем же графа надо было? – спросила она.
– Да уж… что делать! – с досадой проговорил офицер и взялся за калитку, как бы намереваясь уйти. Он опять остановился в нерешительности.
– Видите ли? – вдруг сказал он. – Я родственник графу, и он всегда очень добр был ко мне. Так вот, видите ли (он с доброй и веселой улыбкой посмотрел на свой плащ и сапоги), и обносился, и денег ничего нет; так я хотел попросить графа…
Мавра Кузминишна не дала договорить ему.
– Вы минуточку бы повременили, батюшка. Одною минуточку, – сказала она. И как только офицер отпустил руку от калитки, Мавра Кузминишна повернулась и быстрым старушечьим шагом пошла на задний двор к своему флигелю.