Фейли, Паям

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Паям Фейли (перс. پیام فیلی‎; род. 1985, Керманшах) — иранский поэт и писатель, автор девяти книг[1], открытый гей.





Биография

Преследования

Паям Фейли был трижды арестован в Иране, причём один раз находился под стражей без предъявления обвинений 44 дня. Он не скрывает своей ориентации. За гомосексуализм ему угрожает смертная казнь. Эти события вынудили Фейли покинуть страну и искать убежища в других государствах.

Эмиграция

Изначально поэт переехал в Турцию, но в конце 2015 году направился в Израиль, где попросил политического убежища, утверждая, что влюбился в эту страну[1]. Его запрос рассматривается и израильские власти склоняются к удовлетворению прошения из-за безвыходного положения, в котором оказался Паям. В интервью Kanal10 он говорил о том, что простые иранцы не будут ненавидеть израильтян, а его визит может способствовать пониманию между народами[2].

Творчество

Начал писать стихи в подростковом возрасте, первую книгу опубликовал в девятнадцать лет[3]. Она называлась The Sun’s Platform и подверглась беспощадной цензуре. Первый роман, Tower and Pond и сборник коротких рассказов появились в 2006 году, будучи опубликованы в электронном виде. Всего Паям Фейли написал девять книг. По его новелле «Я вырасту, я буду собирать финики» в Тель-Авивском театре была поставлена и сыграна пьеса. Эта новелла стала первым его произведением, изданным за рубежом (немецким издательством). Она рассказывает о запретной любви двух друзей на фоне Ирано-иракской войны. Книга была переведена на иврит[2].

См. также

Напишите отзыв о статье "Фейли, Паям"

Примечания

  1. 1 2 [mignews.com/news/disasters/240216_85524_07567.html MIGnews | Происшествия | Поэт-гей из Ирана просит убежище в Израиле]
  2. 1 2 [www.israelreport.ru/culture/10397/izgnannyi-iranskii-poet-pribyl-v-izrail Новости Израиля. Изгнанный иранский поэт прибыл в Израиль]
  3. www.wordswithoutborders.org/contributor/payam-feili

Ссылки

  • [www.timesofisrael.com/how-a-gay-iranian-poet-fleeing-persecution-fell-in-love-with-israel/ Статья в The Times of Israel]
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Фейли, Паям

– Да я его взял сперва наперво на зорьке еще, – продолжал Тихон, переставляя пошире плоские, вывернутые в лаптях ноги, – да и свел в лес. Вижу, не ладен. Думаю, дай схожу, другого поаккуратнее какого возьму.
– Ишь, шельма, так и есть, – сказал Денисов эсаулу. – Зачем же ты этого не пг'ивел?
– Да что ж его водить то, – сердито и поспешно перебил Тихон, – не гожающий. Разве я не знаю, каких вам надо?
– Эка бестия!.. Ну?..
– Пошел за другим, – продолжал Тихон, – подполоз я таким манером в лес, да и лег. – Тихон неожиданно и гибко лег на брюхо, представляя в лицах, как он это сделал. – Один и навернись, – продолжал он. – Я его таким манером и сграбь. – Тихон быстро, легко вскочил. – Пойдем, говорю, к полковнику. Как загалдит. А их тут четверо. Бросились на меня с шпажками. Я на них таким манером топором: что вы, мол, Христос с вами, – вскрикнул Тихон, размахнув руками и грозно хмурясь, выставляя грудь.
– То то мы с горы видели, как ты стречка задавал через лужи то, – сказал эсаул, суживая свои блестящие глаза.
Пете очень хотелось смеяться, но он видел, что все удерживались от смеха. Он быстро переводил глаза с лица Тихона на лицо эсаула и Денисова, не понимая того, что все это значило.
– Ты дуг'ака то не представляй, – сказал Денисов, сердито покашливая. – Зачем пег'вого не пг'ивел?
Тихон стал чесать одной рукой спину, другой голову, и вдруг вся рожа его растянулась в сияющую глупую улыбку, открывшую недостаток зуба (за что он и прозван Щербатый). Денисов улыбнулся, и Петя залился веселым смехом, к которому присоединился и сам Тихон.
– Да что, совсем несправный, – сказал Тихон. – Одежонка плохенькая на нем, куда же его водить то. Да и грубиян, ваше благородие. Как же, говорит, я сам анаральский сын, не пойду, говорит.
– Экая скотина! – сказал Денисов. – Мне расспросить надо…
– Да я его спрашивал, – сказал Тихон. – Он говорит: плохо зн аком. Наших, говорит, и много, да всё плохие; только, говорит, одна названия. Ахнете, говорит, хорошенько, всех заберете, – заключил Тихон, весело и решительно взглянув в глаза Денисова.