Фенносарматия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

См. также Восточно-Европейская платформа

Фенносарматия (Балтика) — палеогеографическое название континентальной области, сформировавшейся в докембрийскую эру в результате многочисленных горообразований (орогенеза).

Название происходит от слов «Финляндия» и латинского названия польско-русской низменности «Сарматия». Этим обозначается и географическое расположение данной геологической плиты: на севере она охватывает Балтийский щит и старопалеозойский ороген Каледонидов, который в настоящее время образует норвежские горные массивы. Обе эти области объединяются под именем Фенноскандии.



География

Фенносарматия включает в себя территории Скандинавии и Русской равнины[1].

Исторический возраст

Фенносарматия является древнейшим предшественником континента (уркратона, щита).

Для определения геологического возраста использовали радиометрический метод анализа кристаллина, который на Фенноскандинавском щите выступает на земную поверхность и потому исследовался наиболее интенсивно. Кристаллин был проанализирован по петрографическим методикам и сделаны попытки классификации по возрасту образования горных пород. Так, исследование цепочек распада веществ (уран-свинец-калий-аргон и рубидий-стронций-метод) дало следующую картину: выявлено 3 периода горообразований, протекавших начиная с готландского времени, возраст 2,5 млрд лет и продолжаясь свекофеннским, возрастом в 1,75 млрд лет. На этом прекембрийское горообразование в целом было завершено. На материковой равнине образуются отложения песчаника (Jotnischer Sandstein). Третий период тектонического неспокойствия — около 1 млрд лет назад не внёс существенных изменений в уже сложившийся ландшафт.

Наступление моря Каледонской геосинклинали, затопившее этот район в период позднего палеозоя, оставило за собой сохранившиеся до сих пор плоско залегающие каменные слои-отложения.

Напишите отзыв о статье "Фенносарматия"

Примечания

  1. Акимушкин И.И. Занимательная биология. "Молодая Гвардия", 1967
К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Фенносарматия

– Тоже люди, – сказал один из них, уворачиваясь в шинель. – И полынь на своем кореню растет.
– Оо! Господи, господи! Как звездно, страсть! К морозу… – И все затихло.
Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, разыгрались в черном небе. То вспыхивая, то потухая, то вздрагивая, они хлопотливо о чем то радостном, но таинственном перешептывались между собой.

Х
Войска французские равномерно таяли в математически правильной прогрессии. И тот переход через Березину, про который так много было писано, была только одна из промежуточных ступеней уничтожения французской армии, а вовсе не решительный эпизод кампании. Ежели про Березину так много писали и пишут, то со стороны французов это произошло только потому, что на Березинском прорванном мосту бедствия, претерпеваемые французской армией прежде равномерно, здесь вдруг сгруппировались в один момент и в одно трагическое зрелище, которое у всех осталось в памяти. Со стороны же русских так много говорили и писали про Березину только потому, что вдали от театра войны, в Петербурге, был составлен план (Пфулем же) поимки в стратегическую западню Наполеона на реке Березине. Все уверились, что все будет на деле точно так, как в плане, и потому настаивали на том, что именно Березинская переправа погубила французов. В сущности же, результаты Березинской переправы были гораздо менее гибельны для французов потерей орудий и пленных, чем Красное, как то показывают цифры.
Единственное значение Березинской переправы заключается в том, что эта переправа очевидно и несомненно доказала ложность всех планов отрезыванья и справедливость единственно возможного, требуемого и Кутузовым и всеми войсками (массой) образа действий, – только следования за неприятелем. Толпа французов бежала с постоянно усиливающейся силой быстроты, со всею энергией, направленной на достижение цели. Она бежала, как раненый зверь, и нельзя ей было стать на дороге. Это доказало не столько устройство переправы, сколько движение на мостах. Когда мосты были прорваны, безоружные солдаты, московские жители, женщины с детьми, бывшие в обозе французов, – все под влиянием силы инерции не сдавалось, а бежало вперед в лодки, в мерзлую воду.