Фергана

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Фергана
узб. Fargʻona, Фарғона
Страна
Узбекистан
Вилоят
Ферганская область
Координаты
Внутреннее деление
11 районов
Хоким
Рахматов Дилшод Баходирович
Основан
Первое упоминание
Прежние названия
Новый Маргилан (1876—1907)
Скобелев (1907—1924)
Город с
Площадь
95,6 км² км²
Высота НУМ
580 м
Тип климата
Официальный язык
Население
350000[1] человек (2015)
Агломерация
470,2 тысяч
Национальный состав
Конфессиональный состав
Названия жителей
ферганец; ферганка; ферганцы
Часовой пояс
Телефонный код
+998 73
Почтовые индексы
712000-712200 (Новый индекс 150100 - центральный Главпочтамт)
Автомобильный код
15 (старого образца 1998—2008)
40 - 49 (нового образца с 01.10.2008)[2]
Официальный сайт
[www.ferghana.uz ghana.uz]
награды
К:Населённые пункты, основанные в 1876 году

Фергана́ (узб. Farg‘ona, Фарғона) — город в восточном Узбекистане в южной части Ферганской долины, административный центр Ферганской области.





История Ферганы

Название города Фергана возможно происходит от персидского слова «فرقانه» (Farghaneh), что значит «разнообразный».

Летопись Ферганы укладывается в три исторических периода: дореволюционный, советский и эпохи независимости. Город основан в 1876 году. 18 июня 1887 года был утверждён проект устройства нового города, названного Новый Маргелан. С 1907 года переименован в Скобелев, а с 1924 года именуется Ферганой. Инициатор создания города — русский генерал, «покоритель Туркестана» Михаил Дмитриевич Скобелев. Основатель, первый строитель — второй военный губернатор Александр Константинович Абрамов. Тип города — военно-административный центр. Планировка характерная для таких городов: крепость, эспланада и радиально-концентрически расходящиеся от них улицы. Специалисты, чьи постройки определили первоначальный внешний облик города: военный топограф Жилин, военные инженеры: Синклер, Корольков, архитекторы: С. В. Леханов, Э. А. Брун, И. Р. Сакович, Г. М. Сваричевский, И. И. Аксентович, А. И. Бот, Бардовский и др.

На первоначальном этапе облик нового города украсили возведенные тогда: офицерское собрание (1878—1879), областное управление, штаб войск, полицейское управление, казначейство, почта (1878—1880), резиденция губернатора (1879—1891), городской сад (парк) (1886—1887), Мариинское училище (1890), женская гимназия, аптека (1894), вокзал (1898), Александро-Невский собор (1899), мужская гимназия, грензавод (1903), электро-технический театр «Аполло», — (позже кинотеатр «Новая Эра») (1908), больница, тюрьма, базар и множество частных магазинов. Городу предписывалась важная функция — выполнять роль военно-стратегического и административного пункта по обеспечению наиболее надёжного контроля над территорией бывшего Кокандского ханства. Именно здесь и получила своё начало вновь образуемая область.
2 марта 1876 года военным губернатором области и командующим расположенными в Фергане войсками назначается генерал-майор М. Д. Скобелев.

Местность, где намечалось строительство города, находилась в 10-12 верстах от Старого Маргилана, в районе расположения кишлаков Ёр-Мозор, Сум и Чиримган. Явным неудобством оказалось наличие болот в северной и северо-западной части. Осушить их удалось не сразу. Поэтому долгое время малярийная лихорадка приносила городу немало бед.

Выбором названия нового города занималась канцелярия Туркестанского генерал-губернатора. Уже тогда предлагались наименования «Фергана» или «Ферганск». Остановились на компромиссном решении — Новый Маргилан. В декабре 1907 года в двадцатипятилетнюю годовщину смерти М. Д. Скобелева город был переименован в его честь. Установлена мраморная триумфальная колонна, увенчанная бронзовым бюстом Скобелева работы скульптора А. Л. Обера. Имя первого губернатора Ферганской области город носил до 1924 года.

Фергана росла медленно, являясь в первую очередь городом военных и чиновников. Мешало развитию города и то, что Фергана располагалась в стороне от основной железной дороги. До революции в городе не было водопровода и канализации, хотя к этому времени он уже существовал около 40 лет. Решение замостить основные улицы и базары Ферганы было принято только в 1909 году, а до этого времени в ней совсем не было дорог с твёрдым покрытием.

Заметный рост города начался только в XX веке и, в особенности, после Великой Отечественной Войны. 1 мая 1930 года был основан Ферганский государственный педагогический институт[3]. В период социализма в Фергане было построено значительное количество заводов и промышленных предприятий: нефтеперерабатывающий завод, заводы азотных удобрений, искусственных кож, завод химволокна, фурановых соединений, завод «Газаппарат», механический завод и др. Действовали крупные строительно-монтажные организации: СМУ-9, Узэлектромонтаж, КазмонтажавтоматикаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3750 дней], СМ Трест № 8 и многие другие. Были пущены троллейбусные линии. 12 декабря 1964 года Фергана награждена орденом Ленина.

После Ферганских событий 1989-90 годов и c оттоком русскоязычного населения из Узбекистана, производственный потенциал Ферганы упал более чем на 73 % по сравнению с 1985 годом. Многие заводы закрыты. Сейчас Фергана уже не является тем крупным индустриальным центром, каким являлась в конце 80-х гг. ХХ века. За последние 20-25 лет в городе построено лишь несколько современных сооружений — гостиница, теннисный корт, перестроен имевшийся городской рынок и парковая зона. Значительно сократилось и количество культурно-развлекательных центров. Из более чем 15 действовавших в 80-е годы кинотеатров и клубов действует лишь один, перепрофилированы библиотеки, закрыты большинство детских спортивных школ и спортклубов.

Проект реконструкции

В сентябре 2011 года состоялось обсуждение проекта перестройки Ферганы.

Разработке проекта предшествовала кропотливая работа на протяжении двух лет. При «УзшахарсозликЛИТИ» была создана специальная группа, в которую вошли самые лучшие проектировщики и градостроители. Генплан реконструкции областного центра рассчитан на поэтапное выполнение в течение 2012—2030 годов.

Внутри города планируется строительство малой кольцевой дороги, что позволит снизить транспортную нагрузку и упорядочить движение автомобилей. С этой целью произойдёт реконструкция улиц Кувасайской, Бахор, Ахмада аль Фаргоний и Сайилгох, а также строительство новых магистралей.

За черту города будут выведены АО «Фаргона ёг-мой», «Газоаппарат» и ферганский химический завод фурановых соединений, загрязняющие городскую среду. На их месте проектировщики предлагают построить объекты социального назначения.

Центральный стадион, рассчитанный на 20 тысяч мест, намечается перенести в махаллю Чекшура. Рядом с ним разместятся автокемпинг, торговый комплекс, зоны отдыха.

В соответствии с генпланом существенную модернизацию претерпит система инженерных коммуникаций, в работу которых будут внедрены современные и энергосберегающие технологии. Это позволит улучшить обеспечение населения чистой питьевой водой, газом, электроэнергией.

География

Фергана расположена на востоке Узбекистана, приблизительно в 420 км к востоку от Ташкента — столицы страны, и в 75 км к юго-западу от Андижана. В городе проживает более 340 000 человек, что делает его третьим по величине городом Ферганской долины. Территория Ферганы — 95,6 км². Расположен город на высоте 580 метров над уровнем моря.

Деление на внутренние районы

Фергана делится на пять внутренних районов, самый большой район считается центральный, после Киргилинский..


Неофициальные названия

  • Жемчужина Азии
  • Столица Ферганской долины
  • Город зелень

Население

Численность населения города по состоянию на 1 января 2014 года составляет 340,6 тыс. жителей[1].

Долгое время население города было в основном русскоязычным - по переписи 1926 года в городе из 14275 жителей русских было 7942 (55 %), украинцев 667 (4,6 %), евреев 514 (3,6 %), тогда как узбеков лишь 3011 (21,0 %)[4]. Но по состоянию на 2013 год Фергана практически моноэтнична: из 350 600 жителя города 316 268 узбеков (90,0 %), 12084 русских (3,4 %), 3114 таджиков (1,1 %), 2028 корейцев (0,7 %), 626 татар (0,2 %)[5]. Фергана, как и вся Ферганская область, густонаселённа. Помимо узбеков, в Фергане также проживают киргизы, таджики, русские, татары, украинцы, азербайджанцы, армяне, евреи, корейцы, немцы и представители других наций. Подавляющее большинство населения исповедуют ислам суннитского толка. Также проживают шииты, православные, протестанты, иудеи.

Климат

Климат Ферганы, как и всей долины, континентальный. Зима — мягкая. Средняя температура января +0,2°, абсолютный минимум —25,8°. Снеговой покров непродолжителен. В отдельные зимние дни бывает тёплая погода. Лето жаркое. Средняя температура июля +27,4°, максимальная +42,2°[6].

В июле нередко дует горячий сухой ветер гармсиль, особенно в западной части. Осадков мало.

Климат Ферганы
Показатель Янв. Фев. Март Апр. Май Июнь Июль Авг. Сен. Окт. Нояб. Дек. Год
Абсолютный максимум, °C 16,3 22,0 29,0 34,4 39,0 41,0 42,2 41,4 37,1 32,6 29,0 18,0 42,2
Средний максимум, °C 4,6 7,6 14,7 22,3 27,6 33,1 34,7 33,6 28,8 21,2 13,4 6,2 20,7
Средняя температура, °C 0,2 2,9 9,3 16,0 20,9 25,7 27,4 25,8 20,7 13,7 7,5 1,8 14,3
Средний минимум, °C −2,8 −0,6 4,9 10,5 14,6 18,5 20,3 18,6 13,7 8,0 3,2 −1,3 9,0
Абсолютный минимум, °C −25,8 −25,5 −17,9 −4,8 1,2 7,4 10,1 7,8 0,5 −7,4 −22,8 −27 −27
Норма осадков, мм 18 21 25 23 22 11 5 3 6 17 18 24 193
Источник: [pogoda.ru.net/climate/38618.htm Погода и климат].

Герб Ферганы

13 ноября 1973 года сессией Ферганского городского Совета депутатов трудящихся утверждён новый герб Ферганы.

Описание: «Геральдический щит окамлён с 3 сторон лентой с ферганским национальным орнаментом: на голубом поле декоративно переплетаются раскрытые коробочки хлопка. В центральной части на фоне Государственного флага Узбекской ССР помещены 2 символа: в верхней части — лист чинары, в нижней — силуэт химического промышленного предприятия. Над листом чинары золотыми буквами надпись на узбекском языке „Фаргона“. Лист чинары символизирует неповторимую прелесть зелёного убранства города, его своеобразие в обилии вековых чинар, надежно прикрывающих город от лучей палящего солнца. Силуэт промышленного предприятия характеризует Фергану как центр высокоразвитой химической и нефтеперерабатывающей промышленности. Голубая лента оригинального ферганского орнамента отражает культурные традиции города, вклад Ферганы в узбекское национальное искусство. Раскрытые коробочки хлопка, изображенные в орнаменте, указывают на неразрывную связь промышленного и культурного центра с основной сельскохозяйственной культурой плодородной Ферганской области».

Здравоохранение

В городе функционируют 10 больниц на 649 коек. Амбулаторно- поликлинических учреждений — 29, сельских врачебных пунктов — 6

Экономика

Фергана является относительно крупным промышленным центром Узбекистана, занимая по объёму производства второе место после Ташкента. В промышленном секторе особое место занимают химическая, нефтеперерабатывающая, пищевая, лёгкая, мебельная промышленность, производство строительных материалов, машиностроение и обработка металлов, электроника. Основными видами товаров индустрии являются нефтепродукты, сельскохозяйственные удобрения, стекло и изделия из него, цемент, различные электроприборы и механизмы, автозапчасти и т. д.

В Фергане функционируют 3-4 сравнительно крупных и около 20 малых и средних предприятий. Среди них «Ферганский нефтеперерабатывающий завод» (нефтяная промышленность), Азотный завод, суперфосфатный, «Электромаш» и другие. По итогам 2008 года все предприятия Ферганы произвели продукции почти на 639,1 млрд сумов (около $350 млн долларов США).

Образование

высшие учебные заведения
колледжи Ферганы
  • Киргулийский политехнический колледж
  • Ферганский агропромышленный колледж
  • Ферганский городской колледж искусств
  • Ферганский медицинский колледж
  • Ферганский налоговый колледж
  • Ферганский областной нефтегазовый профессиональный колледж
  • Ферганский профессионально-технический колледж инвалидов им. Т. Камбарова
  • Ферганский профессиональный колледж компьютерных технологий
  • Ферганский колледж работников бытового обслуживания
  • Ферганский промышленный колледж
  • Ферганский машиностроительный колледж
  • Киргулинский строительно-промышленный профессиональный колледж
  • Ферганский связной колледж

Достопримечательности

  • Ферганский областной краеведческий музей
  • Старая крепость
  • Областной театр (бывший Дом губернатора)
  • Дом офицеров (бывшее Военное собрание)
  • Административный корпус Ферганского университета (бывшая мужская гимназия)
  • Ферганская центральная тюрьма «ФЦС» (была офицерская конюшня)
  • Ферганская соборная мечеть «Жоме Масжид»
  • Памятник Аль-Фергани

Религия

Особенностью вероисповедания в Фергане становится разнообразие религий. Кроме мусульман, придерживающихся законов ислама, здесь проживают представители православной и католической церкви, христиане евангелистского толка, представители баптистской христианской церкви, иудеи, и даже буддисты.

На территории Ферганы и Ферганской области получили официальное разрешение о регистрации около десяти различных религиозных организаций, которые вполне успешно функционируют в этой многонациональной среде. Эти организации представлены Ферганской городской церковью евангелистских христиан «Надежда», Ферганским городским храмом Сергия Радонежского, Немецкой лютеранской общиной, Римской католической церковью, церковью баптистских христиан и прочими религиозными организациями.

  • Мечети:
  1. Центральная Джоме мечеть
  2. Ёр-мазарская мечеть
  3. Мечеть Шакар кишлака
  4. Мечеть в Джудаме
  5. Бешболинская мечеть

Зарегистрированные религиозные организации

  • Храм Преподобного Сергия Радонежского
  • Часовня Святого Александра Невского
  • Ферганская городская церковь Евангелистских христиан «Надежда».
  • Римская католическая церковь «Пресвятой Девы Марии».
  • Ферганская городская церковь Адвентистов седьмого дня.
  • Ферганская городская церковь Евангелистских Баптистских христиан.
  • Немецкая Евангельская — лютеранская община «Нело».
  • Ферганская городская церковь Христиан Веры Евангельской «Преображение».
  • Ферганская городская Еврейская община «ОР АВНЕР-ХАБАД»

Культура

дом офицеров

'дворец культуры

"дворец искусств"

"дворец дружба"

Дворец Культуры ДК Нефтяник находится в районе Киргили города Ферганы. Кроме того в центре города имеется дом культуры ДК ФЕРГАНА

театры

В городе работают два основных театра Узбекский драм театр им. Ю.К.Шакаржоновича и Русский драм театр им. Максима Горького

кукольный театр

Детский кукольный театр Ёшлик был построен и открыт в 2013 году ко дню детей..

кинотеатры

Спорт

Транспорт

Фильмы о Фергане

Известные исследователи Ферганы

Бронислав Людвигович Громбчевский (польск. Bronisław Grąbczewski; 1855—1926) — выдающийся российский разведчик и путешественник польского происхождения, военный стратег и мыслитель, востоковед и педагог, генерал-майор; занимался изучением стран и территорий Центральной Азии. Автор военно-стратегических, военно-географических, исторических и этнографических работ. Участник «Большой игры». В последние годы — преподаватель военной географии и востоковедения в польских военных учебных заведениях. Оставил литературные труды, где описана Фергана конца XIX — начала XX.

Известные ферганцы

См. Категория:Персоналии:Фергана

Города-побратимы

Напишите отзыв о статье "Фергана"

Примечания

  1. 1 2 [www.stat.uz/upload/str2.jpg Статистический буклет “О населении языком цифр”]
  2. [www.goldenpages.uz/avto/ Новые автомобильные номера Узбекистана]. Справочник Узбекистана — Золотые Страницы. [www.webcitation.org/6CRrtNN1e Архивировано из первоисточника 26 ноября 2012].
  3. [www.fdu.uz/ Ферганский государственный педагогический институт]
  4. Цыряпкина Ю.Н. Русские в Узбекистане: языковые практики и самоидентификации (на примере полевых исследований в Фергане) // Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. - 2015. - № 3 (9). - С. 20
  5. Цыряпкина Ю.Н. Русские в Узбекистане: языковые практики и самоидентификации (на примере полевых исследований в Фергане) // Томский журнал лингвистических и антропологических исследований. - 2015. - № 3 (9). - С. 22
  6. [www.pogoda.ru.net/climate/38618.htm Климат Ферганы]. [www.webcitation.org/683aB9BzR Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].

Ссылки

  • [www.fergana.info/gallery/categories.php?cat_id=53 Галерея старинных и современных фотографий Ферганы]

Отрывок, характеризующий Фергана

– Как придется, отвечал Ростов. – Карай, фюит! – крикнул он, отвечая этим призывом на слова дядюшки. Карай был старый и уродливый, бурдастый кобель, известный тем, что он в одиночку бирал матерого волка. Все стали по местам.
Старый граф, зная охотничью горячность сына, поторопился не опоздать, и еще не успели доезжачие подъехать к месту, как Илья Андреич, веселый, румяный, с трясущимися щеками, на своих вороненьких подкатил по зеленям к оставленному ему лазу и, расправив шубку и надев охотничьи снаряды, влез на свою гладкую, сытую, смирную и добрую, поседевшую как и он, Вифлянку. Лошадей с дрожками отослали. Граф Илья Андреич, хотя и не охотник по душе, но знавший твердо охотничьи законы, въехал в опушку кустов, от которых он стоял, разобрал поводья, оправился на седле и, чувствуя себя готовым, оглянулся улыбаясь.
Подле него стоял его камердинер, старинный, но отяжелевший ездок, Семен Чекмарь. Чекмарь держал на своре трех лихих, но также зажиревших, как хозяин и лошадь, – волкодавов. Две собаки, умные, старые, улеглись без свор. Шагов на сто подальше в опушке стоял другой стремянной графа, Митька, отчаянный ездок и страстный охотник. Граф по старинной привычке выпил перед охотой серебряную чарку охотничьей запеканочки, закусил и запил полубутылкой своего любимого бордо.
Илья Андреич был немножко красен от вина и езды; глаза его, подернутые влагой, особенно блестели, и он, укутанный в шубку, сидя на седле, имел вид ребенка, которого собрали гулять. Худой, со втянутыми щеками Чекмарь, устроившись с своими делами, поглядывал на барина, с которым он жил 30 лет душа в душу, и, понимая его приятное расположение духа, ждал приятного разговора. Еще третье лицо подъехало осторожно (видно, уже оно было учено) из за леса и остановилось позади графа. Лицо это был старик в седой бороде, в женском капоте и высоком колпаке. Это был шут Настасья Ивановна.
– Ну, Настасья Ивановна, – подмигивая ему, шопотом сказал граф, – ты только оттопай зверя, тебе Данило задаст.
– Я сам… с усам, – сказал Настасья Ивановна.
– Шшшш! – зашикал граф и обратился к Семену.
– Наталью Ильиничну видел? – спросил он у Семена. – Где она?
– Они с Петром Ильичем от Жаровых бурьяно встали, – отвечал Семен улыбаясь. – Тоже дамы, а охоту большую имеют.
– А ты удивляешься, Семен, как она ездит… а? – сказал граф, хоть бы мужчине в пору!
– Как не дивиться? Смело, ловко.
– А Николаша где? Над Лядовским верхом что ль? – всё шопотом спрашивал граф.
– Так точно с. Уж они знают, где стать. Так тонко езду знают, что мы с Данилой другой раз диву даемся, – говорил Семен, зная, чем угодить барину.
– Хорошо ездит, а? А на коне то каков, а?
– Картину писать! Как намеднись из Заварзинских бурьянов помкнули лису. Они перескакивать стали, от уймища, страсть – лошадь тысяча рублей, а седоку цены нет. Да уж такого молодца поискать!
– Поискать… – повторил граф, видимо сожалея, что кончилась так скоро речь Семена. – Поискать? – сказал он, отворачивая полы шубки и доставая табакерку.
– Намедни как от обедни во всей регалии вышли, так Михаил то Сидорыч… – Семен не договорил, услыхав ясно раздававшийся в тихом воздухе гон с подвыванием не более двух или трех гончих. Он, наклонив голову, прислушался и молча погрозился барину. – На выводок натекли… – прошептал он, прямо на Лядовской повели.
Граф, забыв стереть улыбку с лица, смотрел перед собой вдаль по перемычке и, не нюхая, держал в руке табакерку. Вслед за лаем собак послышался голос по волку, поданный в басистый рог Данилы; стая присоединилась к первым трем собакам и слышно было, как заревели с заливом голоса гончих, с тем особенным подвыванием, которое служило признаком гона по волку. Доезжачие уже не порскали, а улюлюкали, и из за всех голосов выступал голос Данилы, то басистый, то пронзительно тонкий. Голос Данилы, казалось, наполнял весь лес, выходил из за леса и звучал далеко в поле.
Прислушавшись несколько секунд молча, граф и его стремянной убедились, что гончие разбились на две стаи: одна большая, ревевшая особенно горячо, стала удаляться, другая часть стаи понеслась вдоль по лесу мимо графа, и при этой стае было слышно улюлюканье Данилы. Оба эти гона сливались, переливались, но оба удалялись. Семен вздохнул и нагнулся, чтоб оправить сворку, в которой запутался молодой кобель; граф тоже вздохнул и, заметив в своей руке табакерку, открыл ее и достал щепоть. «Назад!» крикнул Семен на кобеля, который выступил за опушку. Граф вздрогнул и уронил табакерку. Настасья Ивановна слез и стал поднимать ее.
Граф и Семен смотрели на него. Вдруг, как это часто бывает, звук гона мгновенно приблизился, как будто вот, вот перед ними самими были лающие рты собак и улюлюканье Данилы.
Граф оглянулся и направо увидал Митьку, который выкатывавшимися глазами смотрел на графа и, подняв шапку, указывал ему вперед, на другую сторону.
– Береги! – закричал он таким голосом, что видно было, что это слово давно уже мучительно просилось у него наружу. И поскакал, выпустив собак, по направлению к графу.
Граф и Семен выскакали из опушки и налево от себя увидали волка, который, мягко переваливаясь, тихим скоком подскакивал левее их к той самой опушке, у которой они стояли. Злобные собаки визгнули и, сорвавшись со свор, понеслись к волку мимо ног лошадей.
Волк приостановил бег, неловко, как больной жабой, повернул свою лобастую голову к собакам, и также мягко переваливаясь прыгнул раз, другой и, мотнув поленом (хвостом), скрылся в опушку. В ту же минуту из противоположной опушки с ревом, похожим на плач, растерянно выскочила одна, другая, третья гончая, и вся стая понеслась по полю, по тому самому месту, где пролез (пробежал) волк. Вслед за гончими расступились кусты орешника и показалась бурая, почерневшая от поту лошадь Данилы. На длинной спине ее комочком, валясь вперед, сидел Данила без шапки с седыми, встрепанными волосами над красным, потным лицом.
– Улюлюлю, улюлю!… – кричал он. Когда он увидал графа, в глазах его сверкнула молния.
– Ж… – крикнул он, грозясь поднятым арапником на графа.
– Про…ли волка то!… охотники! – И как бы не удостоивая сконфуженного, испуганного графа дальнейшим разговором, он со всей злобой, приготовленной на графа, ударил по ввалившимся мокрым бокам бурого мерина и понесся за гончими. Граф, как наказанный, стоял оглядываясь и стараясь улыбкой вызвать в Семене сожаление к своему положению. Но Семена уже не было: он, в объезд по кустам, заскакивал волка от засеки. С двух сторон также перескакивали зверя борзятники. Но волк пошел кустами и ни один охотник не перехватил его.


Николай Ростов между тем стоял на своем месте, ожидая зверя. По приближению и отдалению гона, по звукам голосов известных ему собак, по приближению, отдалению и возвышению голосов доезжачих, он чувствовал то, что совершалось в острове. Он знал, что в острове были прибылые (молодые) и матерые (старые) волки; он знал, что гончие разбились на две стаи, что где нибудь травили, и что что нибудь случилось неблагополучное. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Он делал тысячи различных предположений о том, как и с какой стороны побежит зверь и как он будет травить его. Надежда сменялась отчаянием. Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, говорил он Богу, – сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради Бога сделай, чтобы на меня вылез матерый, и чтобы Карай, на глазах „дядюшки“, который вон оттуда смотрит, влепился ему мертвой хваткой в горло». Тысячу раз в эти полчаса упорным, напряженным и беспокойным взглядом окидывал Ростов опушку лесов с двумя редкими дубами над осиновым подседом, и овраг с измытым краем, и шапку дядюшки, чуть видневшегося из за куста направо.
«Нет, не будет этого счастья, думал Ростов, а что бы стоило! Не будет! Мне всегда, и в картах, и на войне, во всем несчастье». Аустерлиц и Долохов ярко, но быстро сменяясь, мелькали в его воображении. «Только один раз бы в жизни затравить матерого волка, больше я не желаю!» думал он, напрягая слух и зрение, оглядываясь налево и опять направо и прислушиваясь к малейшим оттенкам звуков гона. Он взглянул опять направо и увидал, что по пустынному полю навстречу к нему бежало что то. «Нет, это не может быть!» подумал Ростов, тяжело вздыхая, как вздыхает человек при совершении того, что было долго ожидаемо им. Совершилось величайшее счастье – и так просто, без шума, без блеска, без ознаменования. Ростов не верил своим глазам и сомнение это продолжалось более секунды. Волк бежал вперед и перепрыгнул тяжело рытвину, которая была на его дороге. Это был старый зверь, с седою спиной и с наеденным красноватым брюхом. Он бежал не торопливо, очевидно убежденный, что никто не видит его. Ростов не дыша оглянулся на собак. Они лежали, стояли, не видя волка и ничего не понимая. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках.
– Улюлюлю! – шопотом, оттопыривая губы, проговорил Ростов. Собаки, дрогнув железками, вскочили, насторожив уши. Карай почесал свою ляжку и встал, насторожив уши и слегка мотнул хвостом, на котором висели войлоки шерсти.
– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.
– Караюшка! Отец!.. – плакал Николай…
Старый кобель, с своими мотавшимися на ляжках клоками, благодаря происшедшей остановке, перерезывая дорогу волку, был уже в пяти шагах от него. Как будто почувствовав опасность, волк покосился на Карая, еще дальше спрятав полено (хвост) между ног и наддал скоку. Но тут – Николай видел только, что что то сделалось с Караем – он мгновенно очутился на волке и с ним вместе повалился кубарем в водомоину, которая была перед ними.
Та минута, когда Николай увидал в водомоине копошащихся с волком собак, из под которых виднелась седая шерсть волка, его вытянувшаяся задняя нога, и с прижатыми ушами испуганная и задыхающаяся голова (Карай держал его за горло), минута, когда увидал это Николай, была счастливейшею минутою его жизни. Он взялся уже за луку седла, чтобы слезть и колоть волка, как вдруг из этой массы собак высунулась вверх голова зверя, потом передние ноги стали на край водомоины. Волк ляскнул зубами (Карай уже не держал его за горло), выпрыгнул задними ногами из водомоины и, поджав хвост, опять отделившись от собак, двинулся вперед. Карай с ощетинившейся шерстью, вероятно ушибленный или раненый, с трудом вылезал из водомоины.
– Боже мой! За что?… – с отчаянием закричал Николай.
Охотник дядюшки с другой стороны скакал на перерез волку, и собаки его опять остановили зверя. Опять его окружили.
Николай, его стремянной, дядюшка и его охотник вертелись над зверем, улюлюкая, крича, всякую минуту собираясь слезть, когда волк садился на зад и всякий раз пускаясь вперед, когда волк встряхивался и подвигался к засеке, которая должна была спасти его. Еще в начале этой травли, Данила, услыхав улюлюканье, выскочил на опушку леса. Он видел, как Карай взял волка и остановил лошадь, полагая, что дело было кончено. Но когда охотники не слезли, волк встряхнулся и опять пошел на утек. Данила выпустил своего бурого не к волку, а прямой линией к засеке так же, как Карай, – на перерез зверю. Благодаря этому направлению, он подскакивал к волку в то время, как во второй раз его остановили дядюшкины собаки.
Данила скакал молча, держа вынутый кинжал в левой руке и как цепом молоча своим арапником по подтянутым бокам бурого.
Николай не видал и не слыхал Данилы до тех пор, пока мимо самого его не пропыхтел тяжело дыша бурый, и он услыхал звук паденья тела и увидал, что Данила уже лежит в середине собак на заду волка, стараясь поймать его за уши. Очевидно было и для собак, и для охотников, и для волка, что теперь всё кончено. Зверь, испуганно прижав уши, старался подняться, но собаки облепили его. Данила, привстав, сделал падающий шаг и всей тяжестью, как будто ложась отдыхать, повалился на волка, хватая его за уши. Николай хотел колоть, но Данила прошептал: «Не надо, соструним», – и переменив положение, наступил ногою на шею волку. В пасть волку заложили палку, завязали, как бы взнуздав его сворой, связали ноги, и Данила раза два с одного бока на другой перевалил волка.
С счастливыми, измученными лицами, живого, матерого волка взвалили на шарахающую и фыркающую лошадь и, сопутствуемые визжавшими на него собаками, повезли к тому месту, где должны были все собраться. Молодых двух взяли гончие и трех борзые. Охотники съезжались с своими добычами и рассказами, и все подходили смотреть матёрого волка, который свесив свою лобастую голову с закушенною палкой во рту, большими, стеклянными глазами смотрел на всю эту толпу собак и людей, окружавших его. Когда его трогали, он, вздрагивая завязанными ногами, дико и вместе с тем просто смотрел на всех. Граф Илья Андреич тоже подъехал и потрогал волка.
– О, материщий какой, – сказал он. – Матёрый, а? – спросил он у Данилы, стоявшего подле него.
– Матёрый, ваше сиятельство, – отвечал Данила, поспешно снимая шапку.
Граф вспомнил своего прозеванного волка и свое столкновение с Данилой.
– Однако, брат, ты сердит, – сказал граф. – Данила ничего не сказал и только застенчиво улыбнулся детски кроткой и приятной улыбкой.


Старый граф поехал домой; Наташа с Петей обещались сейчас же приехать. Охота пошла дальше, так как было еще рано. В середине дня гончих пустили в поросший молодым частым лесом овраг. Николай, стоя на жнивье, видел всех своих охотников.
Насупротив от Николая были зеленя и там стоял его охотник, один в яме за выдавшимся кустом орешника. Только что завели гончих, Николай услыхал редкий гон известной ему собаки – Волторна; другие собаки присоединились к нему, то замолкая, то опять принимаясь гнать. Через минуту подали из острова голос по лисе, и вся стая, свалившись, погнала по отвершку, по направлению к зеленям, прочь от Николая.
Он видел скачущих выжлятников в красных шапках по краям поросшего оврага, видел даже собак, и всякую секунду ждал того, что на той стороне, на зеленях, покажется лисица.
Охотник, стоявший в яме, тронулся и выпустил собак, и Николай увидал красную, низкую, странную лисицу, которая, распушив трубу, торопливо неслась по зеленям. Собаки стали спеть к ней. Вот приблизились, вот кругами стала вилять лисица между ними, всё чаще и чаще делая эти круги и обводя вокруг себя пушистой трубой (хвостом); и вот налетела чья то белая собака, и вслед за ней черная, и всё смешалось, и звездой, врозь расставив зады, чуть колеблясь, стали собаки. К собакам подскакали два охотника: один в красной шапке, другой, чужой, в зеленом кафтане.
«Что это такое? подумал Николай. Откуда взялся этот охотник? Это не дядюшкин».
Охотники отбили лисицу и долго, не тороча, стояли пешие. Около них на чумбурах стояли лошади с своими выступами седел и лежали собаки. Охотники махали руками и что то делали с лисицей. Оттуда же раздался звук рога – условленный сигнал драки.
– Это Илагинский охотник что то с нашим Иваном бунтует, – сказал стремянный Николая.
Николай послал стремяного подозвать к себе сестру и Петю и шагом поехал к тому месту, где доезжачие собирали гончих. Несколько охотников поскакало к месту драки.
Николай слез с лошади, остановился подле гончих с подъехавшими Наташей и Петей, ожидая сведений о том, чем кончится дело. Из за опушки выехал дравшийся охотник с лисицей в тороках и подъехал к молодому барину. Он издалека снял шапку и старался говорить почтительно; но он был бледен, задыхался, и лицо его было злобно. Один глаз был у него подбит, но он вероятно и не знал этого.
– Что у вас там было? – спросил Николай.
– Как же, из под наших гончих он травить будет! Да и сука то моя мышастая поймала. Поди, судись! За лисицу хватает! Я его лисицей ну катать. Вот она, в тороках. А этого хочешь?… – говорил охотник, указывая на кинжал и вероятно воображая, что он всё еще говорит с своим врагом.
Николай, не разговаривая с охотником, попросил сестру и Петю подождать его и поехал на то место, где была эта враждебная, Илагинская охота.
Охотник победитель въехал в толпу охотников и там, окруженный сочувствующими любопытными, рассказывал свой подвиг.
Дело было в том, что Илагин, с которым Ростовы были в ссоре и процессе, охотился в местах, по обычаю принадлежавших Ростовым, и теперь как будто нарочно велел подъехать к острову, где охотились Ростовы, и позволил травить своему охотнику из под чужих гончих.
Николай никогда не видал Илагина, но как и всегда в своих суждениях и чувствах не зная середины, по слухам о буйстве и своевольстве этого помещика, всей душой ненавидел его и считал своим злейшим врагом. Он озлобленно взволнованный ехал теперь к нему, крепко сжимая арапник в руке, в полной готовности на самые решительные и опасные действия против своего врага.
Едва он выехал за уступ леса, как он увидал подвигающегося ему навстречу толстого барина в бобровом картузе на прекрасной вороной лошади, сопутствуемого двумя стремянными.
Вместо врага Николай нашел в Илагине представительного, учтивого барина, особенно желавшего познакомиться с молодым графом. Подъехав к Ростову, Илагин приподнял бобровый картуз и сказал, что очень жалеет о том, что случилось; что велит наказать охотника, позволившего себе травить из под чужих собак, просит графа быть знакомым и предлагает ему свои места для охоты.
Наташа, боявшаяся, что брат ее наделает что нибудь ужасное, в волнении ехала недалеко за ним. Увидав, что враги дружелюбно раскланиваются, она подъехала к ним. Илагин еще выше приподнял свой бобровый картуз перед Наташей и приятно улыбнувшись, сказал, что графиня представляет Диану и по страсти к охоте и по красоте своей, про которую он много слышал.
Илагин, чтобы загладить вину своего охотника, настоятельно просил Ростова пройти в его угорь, который был в версте, который он берег для себя и в котором было, по его словам, насыпано зайцев. Николай согласился, и охота, еще вдвое увеличившаяся, тронулась дальше.
Итти до Илагинского угоря надо было полями. Охотники разровнялись. Господа ехали вместе. Дядюшка, Ростов, Илагин поглядывали тайком на чужих собак, стараясь, чтобы другие этого не замечали, и с беспокойством отыскивали между этими собаками соперниц своим собакам.
Ростова особенно поразила своей красотой небольшая чистопсовая, узенькая, но с стальными мышцами, тоненьким щипцом (мордой) и на выкате черными глазами, краснопегая сучка в своре Илагина. Он слыхал про резвость Илагинских собак, и в этой красавице сучке видел соперницу своей Милке.
В середине степенного разговора об урожае нынешнего года, который завел Илагин, Николай указал ему на его краснопегую суку.
– Хороша у вас эта сучка! – сказал он небрежным тоном. – Резва?
– Эта? Да, эта – добрая собака, ловит, – равнодушным голосом сказал Илагин про свою краснопегую Ерзу, за которую он год тому назад отдал соседу три семьи дворовых. – Так и у вас, граф, умолотом не хвалятся? – продолжал он начатый разговор. И считая учтивым отплатить молодому графу тем же, Илагин осмотрел его собак и выбрал Милку, бросившуюся ему в глаза своей шириной.
– Хороша у вас эта чернопегая – ладна! – сказал он.
– Да, ничего, скачет, – отвечал Николай. «Вот только бы побежал в поле матёрый русак, я бы тебе показал, какая эта собака!» подумал он, и обернувшись к стремянному сказал, что он дает рубль тому, кто подозрит, т. е. найдет лежачего зайца.
– Я не понимаю, – продолжал Илагин, – как другие охотники завистливы на зверя и на собак. Я вам скажу про себя, граф. Меня веселит, знаете, проехаться; вот съедешься с такой компанией… уже чего же лучше (он снял опять свой бобровый картуз перед Наташей); а это, чтобы шкуры считать, сколько привез – мне всё равно!
– Ну да.
– Или чтоб мне обидно было, что чужая собака поймает, а не моя – мне только бы полюбоваться на травлю, не так ли, граф? Потом я сужу…
– Ату – его, – послышался в это время протяжный крик одного из остановившихся борзятников. Он стоял на полубугре жнивья, подняв арапник, и еще раз повторил протяжно: – А – ту – его! (Звук этот и поднятый арапник означали то, что он видит перед собой лежащего зайца.)
– А, подозрил, кажется, – сказал небрежно Илагин. – Что же, потравим, граф!
– Да, подъехать надо… да – что ж, вместе? – отвечал Николай, вглядываясь в Ерзу и в красного Ругая дядюшки, в двух своих соперников, с которыми еще ни разу ему не удалось поровнять своих собак. «Ну что как с ушей оборвут мою Милку!» думал он, рядом с дядюшкой и Илагиным подвигаясь к зайцу.
– Матёрый? – спрашивал Илагин, подвигаясь к подозрившему охотнику, и не без волнения оглядываясь и подсвистывая Ерзу…
– А вы, Михаил Никанорыч? – обратился он к дядюшке.
Дядюшка ехал насупившись.
– Что мне соваться, ведь ваши – чистое дело марш! – по деревне за собаку плачены, ваши тысячные. Вы померяйте своих, а я посмотрю!
– Ругай! На, на, – крикнул он. – Ругаюшка! – прибавил он, невольно этим уменьшительным выражая свою нежность и надежду, возлагаемую на этого красного кобеля. Наташа видела и чувствовала скрываемое этими двумя стариками и ее братом волнение и сама волновалась.
Охотник на полугорке стоял с поднятым арапником, господа шагом подъезжали к нему; гончие, шедшие на самом горизонте, заворачивали прочь от зайца; охотники, не господа, тоже отъезжали. Всё двигалось медленно и степенно.
– Куда головой лежит? – спросил Николай, подъезжая шагов на сто к подозрившему охотнику. Но не успел еще охотник отвечать, как русак, чуя мороз к завтрашнему утру, не вылежал и вскочил. Стая гончих на смычках, с ревом, понеслась под гору за зайцем; со всех сторон борзые, не бывшие на сворах, бросились на гончих и к зайцу. Все эти медленно двигавшиеся охотники выжлятники с криком: стой! сбивая собак, борзятники с криком: ату! направляя собак – поскакали по полю. Спокойный Илагин, Николай, Наташа и дядюшка летели, сами не зная как и куда, видя только собак и зайца, и боясь только потерять хоть на мгновение из вида ход травли. Заяц попался матёрый и резвый. Вскочив, он не тотчас же поскакал, а повел ушами, прислушиваясь к крику и топоту, раздавшемуся вдруг со всех сторон. Он прыгнул раз десять не быстро, подпуская к себе собак, и наконец, выбрав направление и поняв опасность, приложил уши и понесся во все ноги. Он лежал на жнивьях, но впереди были зеленя, по которым было топко. Две собаки подозрившего охотника, бывшие ближе всех, первые воззрились и заложились за зайцем; но еще далеко не подвинулись к нему, как из за них вылетела Илагинская краснопегая Ерза, приблизилась на собаку расстояния, с страшной быстротой наддала, нацелившись на хвост зайца и думая, что она схватила его, покатилась кубарем. Заяц выгнул спину и наддал еще шибче. Из за Ерзы вынеслась широкозадая, чернопегая Милка и быстро стала спеть к зайцу.