Фиджи

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Республика Фиджи
англ. Republic of Fiji
фидж. Matanitu Tugalala o Viti
фидж. хинди Fidźi Ganaradźja / फ़िजी गणराज्य
Флаг Герб
Девиз: «Rerevaka na Kalou ka Doka na Tui
(Бойся Бога и почитай Королеву)»
Гимн: «Боже, Благослови Фиджи»
Дата независимости 10 октября 1970 (от Великобритании)
Официальные языки английский, фиджийский, хиндустани
Столица Сува
Крупнейший город Сува
Форма правления парламентская республика
Президент
Премьер-министр
Джиойе Конроте
Фрэнк Мбаинимарама
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
151-я в мире
18 274 км²
незначительно
Население
• Оценка (2009)
Плотность

849 000[1] чел. (156-е)
46,4 чел./км²
ВВП
  • Итого (2008)
  • На душу населения

3,678 млрд[2] долл. (153-й)
4196[2] долл.
ИЧР (2013) 0,702[3] (средний) (96-е место)
Валюта фиджийский доллар (FJD, код 242)
Интернет-домен .fj
Телефонный код +679
Часовой пояс +12
Координаты: 17°48′48″ ю. ш. 179°24′44″ в. д. / 17.81333° ю. ш. 179.41222° в. д. / -17.81333; 179.41222 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=-17.81333&mlon=179.41222&zoom=9 (O)] (Я)

Респу́блика Фи́джи (англ. Republic of Fiji, фидж. Matanitu Tugalala o Viti, фидж. хинди Fidźi Ganaradźja / फ़िजी गणराज्य) расположена на архипелаге Фиджи в южной части Тихого океана, к северу от Новой Зеландии, к востоку от Вануату, к югу от Тувалу и к западу от Тонга.

Официальное название страны в разные годы:

  • Королевство Фиджи (1871—1970).
  • Фиджи (1970—1987).
  • Республика Фиджи (1987—1990 и с 2010).
  • Суверенная Демократическая Республика Фиджи (1990—1998).
  • Республика Островов Фиджи (1998—2010).




Название

Современное название Фиджи происходит от искажённого названия главного острова страны, Вити-Леву, а именно его тонганского произношения. Жители островов Тонга издревле имели тесные связи с фиджийцами, которые считались в регионе храбрыми воинами и жестокими каннибалами, а их оружие и другие изделия пользовались большим спросом. Фиджийцы называли свою родину «Вити» (фидж. Viti), однако тонганцы произносили её как «Фиси» (тонг. Fisi). Впоследствии это слово было искажено уже европейцами, а именно британским мореплавателем Джеймсом Куком, который впервые нанёс на карты современное название островов — Фиджи (англ. Fiji)[4].

Физико-географическая характеристика

Географическое положение

Меланезийское государство Фиджи представляет собой скопление вулканических и коралловых островов, расположенных в юго-западной части Тихого океана. Столица страны, город Сува, расположена примерно в 1770 км к северу от Новой Зеландии и примерно в 4450 км к юго-западу от американского штата Гавайи[5]. Ближайшие архипелаги — острова Футуна (Хорн), принадлежащие французской территории Уоллис и Футуна и расположенные к северо-востоку от островов Фиджи, острова Тонга, лежащие к востоку и принадлежащие одноимённому государству, а также Новые Гебриды, расположенные к западу и принадлежащие Вануату.

Общая площадь Фиджи составляет 18 274 км²[6] ( — 18 074 км²). Страна расположилась на 332 островах, из которых обитаема только треть островов[7]. Крупнейшие из них — острова Вити-Леву и Вануа-Леву, площадь которых соответственно составляет 10 429 км² и 5556 км²[7]. На острове Вити-Леву проживает около 70 % населения страны. На нём расположены три крупнейших города Фиджи (Сува, Нанди и Лаутока), а также главный аэропорт. Другие крупные острова — Тавеуни (470 км²), Кандаву (411 км²), Нгау (140 км²) и Коро (104 км²). Большинство островов Фиджи сгруппировано в островные группы, крупнейшие из которых острова Вануа-Леву, Вити-Леву, Кандаву, Ломаивити, Ясава, Маманута, Лау и Моала. В состав страны также входит остров Ротума (43 км²), расположенный примерно в 650 км к северо-западу от города Сува[7]. С северо-запада на юго-восток острова Фиджи тянутся на 595 км (не включая остров Ротума), а с северо-востока на юго-запад — на 454 км[5]. Высшая точка страны, гора Томаниви, достигает 1324 м и расположена на острове Вити-Леву[6].

Самым северным островом Фиджи является остров Уэа, входящий в состав островной группы Ротума, самым западным и одновременно самым южным — риф Теваира, самым восточным — Ватоа.

Геология

Острова Фиджи расположены посередине между зонами конвергенции Тонга-Кермадек и Новые Гебриды, от которых они отделены двумя обширными задуговыми котловинами — Северо-Фиджийской котловиной на западе и котловиной Лау на востоке, а также целой группой трансформных разломов, в том числе Фиджийской зоной разлома и хребтом Мэтью-Хантер. На основе изучения тектоники и строения Тихого океана можно предположить, что в относительно недалёком прошлом Фиджи были неотъемлемой частью Тихоокеанского вулканического огненного кольца[8].

В целом же история геологических процессов в регионе Фиджи остаётся достаточно малоизученной ввиду многочисленных сложностей, возникающих при исследовании этих процессов. Вплоть до недавнего времени считалось, что острова Фиджи возникли на небольшом участке континентальной коры, расположенном в северо-восточной части Австралийской плиты, где жёлоб Витязя образует зону субдукции, а Тихоокеанская плита пододвигается под континентальную плиту[9]. Согласно более ранним исследованиям, архипелаг образовался около 50 млн лет назад в результате вулканических процессов, в ходе которых океанические горные породы (офиолиты) смешались с континентальными породами[10]. Однако, по данным более современных работ, острова Фиджи сформировались около 48—40 млн лет назад на Тихоокеанской плите, на восточной окраине внешней островодужной системы, немного к югу от Онтонг-Джава[11]. Тем не менее в тот исторический период острова Фиджи находились в другом районе Тихого океана. Так, согласно Круку (англ. Crook) и Белбину (англ. Belbin), Фиджи являются частью подводного хребта Вануату-Фиджи-Лау-Тонга, который в течение раннего эоцена (около 50 млн лет назад) целиком перемещался в восточном направлении в несколько этапов от своего изначального месторасположения недалеко от современного хребта Норфолк[12]. Основным инструментом геологических преобразований в регионе был так называемый спрединг океанского дна, в ходе которого подводные хребты и внешние островные дуги двигались в восточном направлении, а вслед за ним происходило образование океанических впадин.

Известно, что до наступления позднего миоцена, около 8 млн лет назад Тихоокеанская плита двигалась в западном направлении. Современные же острова Фиджи в этот исторический период были частью Внешнемеланезийской островодужной системы, дуги Витязя, которая включала в себя также дуги Соломоновых островов, Новых Гебрид и Тонга. Следы этой зоны субдукции сохранились в виде жёлоба Витязя, а эоцено-миоценовое ядро древней островодужной системы формирует часть геологического фундамента островов Тонга (Эуа), Фиджи (Вити-Леву) и Вануату[8]. Субдукция вдоль жёлобной системы Витязя была частично заблокирована в результате незначительного напластывания океанической коры (плато Онтонг-Джава) в некоторых районах жёлоба вдоль Соломоновых островов и северной части Новых Гебрид. Впоследствии субдукция в этой районе совсем прекратилась, а затем возобновилась, но уже в северном и западном по отношению к Фиджийской дуге направлении[8]. В результате напряжения, возникшего из-за движения друг на друга Австралийской и Тихоокеанской тектонических плит, в районе современных островов Фиджи произошло формирование Фиджийской зоны разлома на севере и зоны разлома Хантер на юге. В то же время спрединг океанского дна привёл к расхождению пластов и образованию Северофиджийской впадины и впадины Лау[13]. С тех пор в районе архипелага отсутствует вулканическая активность, которая теперь проявляется в районе островов Тонга и Новых Гебрид. Тем не менее геологические изменения в районе Фиджи продолжаются до сих пор. Активный спрединг океанского дна в восточном направлении отмечен во впадине Лау, а в западном — в Северофиджийской впадине[13].

Среди островов Фиджи преобладают крупные гористые острова, которые имеют преимущественно вулканическое происхождение (например, Вити-Леву и Вануа-Леву), многочисленные небольшие вулканические острова, низменные атоллы и выступающие из воды рифы[14]. Геологическое строение островов архипелага сложное. Только острова Ясава и южная треть острова Вити-Леву имеют эоценовое происхождение и состоят из вулканических осадочных, метаморфических и плутоно-интрузивных горных пород[15]. Центральная западная и юго-восточная части Вити-Леву сложены из андезитов периода плиоцена, а северная часть — из базальта с примесью андезита периода плейстоцена. Остров Вануа-Леву сложен из относительно молодых горных пород периода плиоцена, Кандаву — из андезитовых вулканических пород позднего плиоцена, Тавеуни — базальтовых вулканических пород периода плейстоцена[15].

Вулканические острова, как правило, характеризуются крайне неровным рельефом и наличием высоких гор и пересечённых хребтов вулканического происхождения. Так, холмистые местности, склоны которых находятся под углом свыше 18°, занимают 67 % поверхности Вити-Леву, 72 % — Вануа-Леву, 49 % — Тавеуни и 78 % — Кандаву[16]. Крупнейшая гора, Томаниви, расположенная на острове Вити-Леву, достигает высоты в 1322 м. В целом же на территории Фиджи находится 30 вершин, высота которых превышает 1000 м[16]. Высшая точка островов Ясава, расположенная на острове Навити, достигает 388 м, а высшая точка островов Лау, которая находится на острове Вату-Вара, достигает 314 м[17].

Лишь небольшое количество островов, входящих в состав Фиджи, относится к настоящим атоллам как, например, Ваиланги-Лала и Нгелеву. В то же время более широко распространены так называемые поднятые атоллы, у которых отсутствуют лагуны (к ним относятся острова Фуланга, Онгеа и Камбара)[16].

Полезные ископаемые

На островах Фиджи находятся месторождения меди, золота, свинца, цинка и ряда других металлов. К примеру, в результате проведённых в начале 1970-х годов исследований в районе городов Сингатока и Мба на острове Вити-Леву были обнаружены месторождения железистого песчаника с содержанием железа в 57-58 %, оксида титана — 6,7-7,5 %, оксида ванадия(V) — 0,7-0,1 %, оксида хрома(III) — 0,3-0,35 %[18].

Тем не менее ввиду нерентабельности их разработок в настоящее время из металлов в стране добывается только золото и сопутствующее ему серебро. Золото добывается и экспортируется из страны с 1933 года. Кроме того, среди других минеральных ресурсов выделяются бут и штучный камень, фосфаты, песок, гравий и цементное сырьё (в Суве расположен единственный в стране завод по производству портландцемента)[19]. Основные компоненты местного цемента — карбонатный (коралловый) и кремнистый песок, которые добываются в прибрежной зоне (карбонатный песок — в бухте Лаутала, а также вдоль побережья к западу от Сувы; кремнистый песок — устье реки Вунидава, впадающей в бухту Лаутала)[18]. Месторождения фосфоритов имеются на островах Лау, в первую очередь на острове Тувута[18].

Помимо имеющихся на островах Фиджи месторождений полезных ископаемых существует высокая вероятность присутствия нефти в прибрежных районах страны. Как известно, архипелаг является частью Юго-Западной Тихоокеанской островодужной системы, являющейся границей между Австралийской и Тихоокеанской литосферными плитами. В границах же территориальных вод Фиджи находятся два мелководных осадочных бассейна третичного периода, которые обладают огромным потенциалом нахождения на их территории крупных месторождений нефти, объёмы которой оцениваются в 5,4—20 млрд баррелей[20][21].

Климат

Климатограмма Сувы
ЯФМАМИИАСОНД
 
 
315
 
30.6
23.6
 
 
288
 
31.0
23.8
 
 
371
 
30.6
23.5
 
 
390
 
29.7
23.1
 
 
267
 
28.3
21.9
 
 
164
 
27.6
21.4
 
 
142
 
26.5
20.4
 
 
159
 
26.6
20.5
 
 
184
 
27.0
20.9
 
 
234
 
27.8
21.7
 
 
264
 
28.8
22.5
 
 
263
 
29.8
23.2
Температура в °CСумма осадков в мм
Источник: [www.met.gov.fj/climate_fiji.html Fiji Meteorological Services]

Климат на островах Фиджи океанический тропический[22]. В непосредственной близости от архипелага, к северо-востоку и юго-западу от него, расположена Южнотихоокеанская зона конвергенции, которая характеризуется большим количеством осадков в виде дождя. Эта зона оказывает значительное влияние на межсезонные изменения климата, прежде всего на количество осадков, которые выпадают на островах[22]. В засушливый период, который длится с мая по октябрь, эта зона конвергенции, как правило, располагается к северо-востоку от Фиджи, а в период дождей с ноября по апрель — непосредственно накрывает этот регион[23]. Другим немаловажным фактором, оказывающим влияние на режим осадков, являются юго-восточные пассаты, которые приносят на острова Фиджи насыщенный влагой воздух. На крупных гористых островах, прежде всего Вити-Леву и Вануа-Леву, чётко выделяются районы с большим количеством осадков (это юго-восточная, или наветренная, сторона островов) и районы с более засушливым климатом (это западная, или подветренная, сторона)[23]. Например, на восточном побережье Вити-Леву, где расположен город Сува, среднегодовое количество осадков варьируется от 3000 до 5000 мм, в то время как в западной части, где находятся города Мба, Лаутока, Нанди и Сингатока, ежегодно выпадает от 2000 до 3000 мм[23]. Основной же причиной засух на островах Фиджи служит явление Эль-Ниньо. Как правило, наиболее засушливые и тёплые условия в ходе этого явления наблюдаются с декабря по февраль, а наиболее засушливые и прохладные — с июня по август. При этом негативному воздействию засухи больше всего подвержены западные районы Фиджи[24].

Среднесуточная температура колеблется в зависимости от сезона. В период засухи она варьируется от 23 до 25 °C, а в сезон дождей — от 26 до 27 °C. В целом температуры в самые холодные (июль-август) и самые тёплые месяцы (январь-февраль) различаются друг от друга в пределах от 3 до 4 °C. Объясняется это сильным воздействием океана[25]. Вблизи побережья средняя ночная температура может опускаться до 18 °C, а дневная наоборот подниматься до 32 °C. Во внутренних районах островов ночная температура может опуститься до 15 °C, хотя минимальная температура, когда-либо зарегистрированная в Фиджи, составляет 8 °C, а максимальная — 39,4 °C[25]. Преобладающими ветрами в стране являются пассаты, дующие с востока и юго-востока. На побережье двух главных островов, Вити-Леву и Вануа-Леву, обычным явлением считаются бризы. Скорость ветров, как правило, небольшая. Сильные порывы регистрируются только с июня по ноябрь[25].

Фиджи подвержены негативному воздействию тропических циклонов, которые зачастую достигают разрушительной силы, вызывая мощные наводнения и оползни. Наибольшее число циклонов обычно регистрируется с ноября по апрель[26], причём наиболее разрушительные случаются в январе—феврале[25]. В целом же в течение десятилетия на Фиджи обрушивается от десяти до пятнадцати циклонов, из которых два—четыре причиняют серьёзный ущерб[25].

Почвы

Большинство почв на островах Фиджи имеет вулканическое происхождение, чем объясняется их высокое плодородие. В то же время часть из них имеет примеси кораллов и других отложений, а вдоль рек расположились аллювиальные равнины с аллохтонными почвами[27]. Почвы низменностей, характерные для пляжей, морских маршей, равнин и пенеплен, сформированы из относительно молодых и подвергнувшихся выветриванию вулканических материалов и вулканического пепла, нанесённого поверх кораллового известняка, известнякового туфа и глины. Почвы возвышенностей (свыше 600 м) состоят преимущественно из бедных аллювиальных отложений, вулканических материалов и основных горных пород. Пастбищные почвы, как правило, характеризуются низким содержанием натрия, фосфора, серы и калия[28]. Самые плодородные почвы в Фиджи расположены в поймах таких рек как Сингатока, Рева, Нанди, Мба, Навуа и Ламбаса[28].

Гидрология

На большинстве островов Фиджи имеется ограниченное количество постоянных источников пресной воды. Поэтому ввиду того, что вода долго не задерживается в почве из-за её пористости, жители в основном используют либо дождевую воду, собранную в бетонные цистерны с крыш, либо воду из небольших колодцев, благодаря которым возможно добраться до небольших линз слегка солоноватой воды.

Тем не менее на крупных вулканических островах имеются многочисленные речушки и ручьи, а на острове Вити-Леву даже полноводные реки. Примерно на 70 % площади этого острова находятся бассейны трёх крупнейших речных систем страны — Рева, Навуа и Сингатока, которые впадают в море в южной части Вити-Леву[29]. Крупнейшая река страны, Рева, достигает длины в 145 км (из них судоходны около 100 км), а площадь её речного бассейна составляет около 3000 км². Однако, с точки зрения экономики, наибольшую ценность представляют реки Мба и Нанди. Реки острова Вануа-Леву, как правило, не отличаются большой длиной. Исключением является река Дрекети, длина которой достигает 55 км[29].

Озёра являются большой редкостью для островов Фиджи. Несколько небольших водоёмов в основном сосредоточено в гористых районах. Крупнейшее из озёр, Тангимаутиа (фидж. Tagimaucia), расположено на острове Тавеуни. Его площадь составляет всего 23 га. Другие примечательные озёра (как правило, с солоноватой или солёной водой) — Нгалонгало, Нгасаува и Ндрано на острове Вануа-Леву[29].

Флора и фауна

Ввиду различного геологического строения островов, их большого количества, различных климатических условий и изолированности некоторых островов архипелага экосистемы Фиджи отличаются большим разнообразием. Большинство островов Фиджи покрыто густой растительностью. В прибрежных районах встречаются мангровые заросли, многочисленные рифовые образования[14]. Представлены влажные тропические леса и саванны. Исходя из флористического деления суши, местная флора является частью Фиджийской области Индо-Малезийского подцарства Палеотропического флористического царства[30]. Таким образом, около 90 % всех семенных растений встречается также на острове Новая Гвинея[31]. Кроме того, присутствуют также виды растений, произрастающие в Австралии, на Гавайских островах, в Новой Каледонии, Новой Зеландии и Французской Полинезии.

Общая площадь мангровых зарослей в стране оценивается в 42 тысячи га. Большинство из них расположено либо в районе дельт таких крупнейших рек Фиджи, как Мба, Рева, Нанди и Ламбаса, либо с подветренной стороны островов, защищённых барьерными рифами[32]. Каких-либо эндемичных видов растений в мангровых зарослях не зарегистрировано. Наибольшим биоразнообразием отличаются влажные тропические леса, которые встречаются на наветренной стороне крупных островов архипелага.

Всего на островах Фиджи найдено около 2600 видов сосудистых растений, из которых около 1600 являются коренными видами и около 1000 видов были интродуцированы человеком. Из них около 310 видов представлено папоротникообразными растениями и 2225 видов — семенными растениями[31]. Доля эндемичных видов относительно высока: из коренных растений они составляют около 63 %. К полностью эндемичным относятся растения семейства Degeneriaceae, а также 11 из примерно 450—470 родов растений[31].

Животный мир страны относительно беден и представлен преимущественно интродуцированными видами. Больши́м разнообразием отличается мир насекомых. Всего на архипелаге, по различным подсчётам, обитает до 3500 видов насекомых, из них около 400 видов относится к чешуекрылым, из которых семь родов являются эндемичными. Кроме того, в Фиджи встречается 15 видов цикад, из которых эндемиками являются 14 видов, и 33 вида стрекоз, из которых эндемики — 22 вида[33]. На Фиджи обнаружено 187 видов муравьёв (из 43 родов), включая 70 % эндемиков (Strumigenys chernovi и другие)[34].

Наибольший интерес представляет собой местная орнитофауна, представленная 55 видами наземных, гнездящихся на островах птиц (из них 24 вида — эндемики) и большим количеством видов перелётных птиц. Из рептилий встречается три вида змей (один эндемичен), тремя видами эндемичных фиджийских игуан, 10 видами гекконов (два вида эндемичны), 12 видами сцинков (пять видов эндемичны)[35]. Шесть видов летучих мышей являются единственными коренными млекопитающими островов Фиджи.

В прибрежных водах водятся морские черепахи, моллюски, рыбы.

История

Фиджи были заселены примерно 3,5 тыс. лет назад несколькими группами мигрантов с центрального Вануату. Ко времени появления на Фиджи европейцев местное население находилось на стадии разложения первобытнообщинного строя. Велись межплеменные войны, распространен был ритуальный каннибализмК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1424 дня].

Архипелаг Фиджи был открыт в 1642 году голландским мореплавателем А. Тасманом, однако прошло более полутора столетий, прежде чем первые европейцы поселились на этих островах. Сначала это были беглые каторжники, торговцы, матросы с потерпевших крушение кораблей. Затем пришли миссионеры. С 1860-х годов европейцы стали организовывать на Фиджи плантации хлопчатника, а с 1870-х годов хлопчатник в связи с падением цен на хлопок на мировом рынке был заменён сахарным тростником.

Отцом-основателем фиджийской государственности считается Такомбау (полное имя — Рату Серу Эпениса Такомбау), который был человеком, начавшим фиджийский путь от старых времён к современности. В молодости бывший каннибалом, Такомбау отказался от этой практики, приняв христианство. Он основал первый парламент в современном понимании этого слова в объединённой им стране, а также администрацию на английский манер. В период с 1871 по 1874 годы Такомбау был первым королём независимого и единого Фиджи. Но в 1874 году отрёкся в пользу британской королевы Виктории, чтобы дать возможность англичанам разрешить экономические и социальные проблемы на Фиджи, в частности стремление разных регионов к отделению. Такомбау после отречения и до самой своей смерти оставался одним из уважаемых на островах людей с титулом «верховного вождя».

С 1879 года, чтобы обеспечить сахарные плантации на Фиджи рабочей силой, европейские плантаторы стали нанимать рабочих из Индии. Хотя в 1916 году иммиграция индийцев была прекращена, численность индийского населения в связи с высоким естественным приростом быстро увеличивалась, и к 1945 году она уже превышала численность аборигенов. На Фиджи в результате гибридизации индийских диалектов возник новый язык — фиджийский хинди, распространённый среди мигрантов, однако официально данный язык до сих пор не признан, и вместо него в образовании и администрации используется хиндустани.

В 1970 году Фиджи получили независимость. По конституции 1970 года Фиджи являлась государством в составе Содружества. Главой государства была королева Великобритании, представленная назначаемым ею генерал-губернатором. Законодательный орган — парламент, состоял из двух палат: сената и палаты представителей. Исполнительная власть принадлежала правительству во главе с премьер-министром. Демократическое правление было прервано двумя военными переворотами в 1987 году. Их причиной стало недовольство аборигенами правительством, в котором доминировали представители индийской общины. В результате последнего переворота (сентябрь 1987 г.) конституция была отменена, пост генерал-губернатора упразднён, страна провозглашена республикой. Главой государства стал президент. В октябре 1987 г. Фиджи исключена из состава Содружества.

Конституция 1990 года гарантировала фиджийцам контроль над Фиджи, но привела к сильной эмиграции индийцев; это вызвало экономические трудности, но обеспечило меланезийцам наибольшую долю в составе населения.

Поправки 1997 года сделали конституцию более равноправной, государство вернулось в Содружество наций. Свободные и мирные выборы 1999 года привели к тому, что в новом правительстве стали доминировать индо-фиджийцы. Через год оно было смещено посредством переворота, возглавленного Джорджем Спейтом (George Speight), сильным фиджийским националистом. Была отменена конституция, позволявшая этническим индийцам занимать высшие государственные посты. К середине 2000 года демократия была восстановлена, и Лайсениа Нгарасе, который возглавлял временное правительство, был избран премьер-министром. Несмотря на обещанную амнистию, Спейт вскоре был обвинен в измене и приговорен к смертной казни, в последний момент заменённой пожизненным заключением[36].

Правительству Лайсениа Нгарасе неоднократно выдвигались обвинения в коррупции со стороны военного руководства, которые игнорировались, и в декабре 2006 года премьер-министр был отстранён от должности и взят под домашний арест. Лидером государственного переворота был министр обороны Фиджи Фрэнк Мбаинимарама, который стал сначала временным президентом, а потом — премьер-министром.

Административное деление

В административном отношении Республика Фиджи разделена на округа. Всего в стране насчитывается четыре округа и одна зависимая территория:

Округа, в свою очередь, разделены на провинции (всего 14 провинций): Кандаву, Лау, Ломаивити, Мба, Мбуа, Матуата, Наитасири, Намоси, Нандронга-Навоса, Ра, Рева, Серуа, Таилеву и Такаундрове.

  • Остров Ротума, расположенный к северу от главного архипелага, имеет статус зависимой территории с некоторой долей внутренней автономии.
Округ Провинция Площадь,
км²
Население,[37]
чел. (2007 год)
Плотность населения,
чел./км²
Административный центр
Восточный округ 1 Кандаву 478 10 167 21,27 Вунисеа
2 Лау 487 10 683 21,94 Тубоу
3 Ломаивити 411 16 461 40,05 Левука
Западный округ 4 Мба 2634 231 760 87,99 Мба
5 Нандронга-Навоса 2385 58 387 24,48 Сингатока
6 Ра 1341 29 464 21,97 Ваилека
Северный округ 7 Матуата 2004 72 441 36,15 Ламбаса
8 Мбуа 1379 14 176 10,28  ?
9 Такаундрове 2816 49 344 17,52 Савусаву
Центральный округ 10 Наитасири 1666 160 760 96,49 Насину
11 Намоси 570 6898 12,10 Навуа
12 Рева 272 100 787 370,54 Сува
13 Серуа 830 18 249 21,99 Серуа
14 Таилеву 755 55 692 73,76 Наусори
Зависимая территория 15 Ротума 46 2002 43,52 Ахау
Всего 18 074 837 271 45,82
Среднее 1204,93 55 818,06 59,116875

Население

Численность и размещение

Население Фиджи[38]
Структура населения
Численность населения 957 780 (2010, оценка)
Плотность населения 52,4 чел./км²
Средний возраст общий: 25,8
мужчин: 25,3
женщин: 26,4 (2010)
Возрастная структура 0-14: 30,1
15-64: 65
старше 64: 4,9 (2010)
Доля городского населения 52 % (2010)
Рождаемость
Общий коэффициент фертильности 2,63 ‰ (2010)
Темпы роста населения 1,367 % (2010)
Смертность
Детская смертность на 1000
рождённых
общая: 11,28 ‰
мальчиков: 12,42 ‰
девочек: 10,08 ‰ (2008)
Общая смертность на 1000
человек
общая: 5,66 ‰ (2010)

Национальная перепись населения проводится в Фиджи на регулярной основе, начиная с 1891 года. С тех пор перепись проводится каждые десять лет (последняя состоялась в 2007 году)[37].

Согласно последней переписи 2007 года (данные Департамента статистики Фиджи), численность населения страны составляла 837 271 человек[37]. К 2012 году, эта цифра увеличилась до 857 780 человек[6]. Темпы прироста населения в Фиджи являются относительно низкими на фоне других стран Океании: 1,4 % по оценкам 2010 года[6]. Перепись же 2007 года показала увеличение численности населения на 0,7 % по сравнению с данными переписи 1996 года, то есть на 62 196 человек[37].

Подсчёт численности населения и сбор другой статистики осуществляется по провинциям. В 2007 году самой густонаселённой провинций была Мба, численность населения которой составляла 231 760 человек (27,7 %). В Наитасири проживало 160 760 человек (19,2 %), в Рева — 100 787 человек (12 %), в Матаута — 72 441 человек (8,6 %), в Нандронга-Навоса — 58 387 человек (7 %), в Таилеву — 55 692 человека (6,6 %), в Такаундрове — 49 344 человека (5,9 %), в Ра — 29 464 человека (3,5 %), в Серуа — 18 249 человек (2,2 %), в Ломаивити — 16 461 человек (2 %), в Мбуа — 14 176 человек (1,7 %), в Лау — 10 683 человека (1,3 %), в Кандаву — 10 167 человек (1,2 %), в Намоси — 6898 человек (0,8 %), в Ротума — 2002 человека (0,3 %)[37].

По среднему прогнозу, население страны к 2100 году составит — 1,3 млн человек.

Крупные диаспоры выходцев из Фиджи есть в Новой Зеландии, Австралии и США. В 2001 году в Новой Зеландии было зарегистрировано около 7000 фиджийцев (около 3 % от численности народов Океании, проживающих на территории Новой Зеландии). Большинство из них (57 %) проживало в городе Окленд, 11 % — в Веллингтоне, 5 % — в Крайстчерче[39]. В Австралии в 2006 году было зарегистрировано 48 150 фиджийцев (в 2001 году — 44 040 человек), большинство из которых проживало в штатах Новый Южный Уэльс (28 610 человек, или 59,4 %), Квинсленд (8950 человек, или 18,6 %) и Виктория (7910 человек, или 16,4 %)[40]. Кроме того, имеются большая диаспора в США: в 2000 году — 10 265 человек, или 2,7 % от численности народов Океании, проживающих в Штатах[41].

В 2007 году доля городского населения Фиджи составила 50,7 % (или 424 846 человек)[37]. В пятёрку крупнейших населённых пунктов страны входили: Насину (76 064 человека), Сува (74 481 человек), Лаутока (43 473 человека), Наусори (24 919 человек), Нанди (11 685 человек)[37]. Самыми урбанизированными провинциями были Мба, Наитасири и Рева, в которых доля городского населения превышала долю сельского.

В 2007 году мужчины составляли 51 % (427 176 чел.), женщины — 49 % (410 095 чел.)[37]. Доля детей до 15 лет в 2007 году — 29 %, взрослого населения от 15 до 59 лет — 66,4 %, старше 65 лет — 4,6 %[37]. Согласно оценке 2010 года, средний возраст жителей Фиджи составлял 25,8 лет[6]. Средняя продолжительность жизни мужчин, согласно оценке 2010 года, — 68,46 года, женщин — 73,73 года[6].

Этнический состав

Население Фиджи бинациональное: согласно переписи 2007 года, почти 57,2 % жителей (475 739 человек) были фиджийцами, представителями коренного народа архипелага, и 37,5 % (313 798 человек) — фиджи-индийцами. Остальные народы: 1,2 % (10 335 человек) — ротума, 1,8 % (15 311 человек) — выходцы с других островов Тихого океана, 1,3 % (10 771 человек) — потомки смешанных браков с европейцами, 0,6 % (4704 человека) — китайцы-хань[37].

Фиджи-индийцы являются второй по численности населения этнической группой Фиджи. В 2007 году они составляли большинство в провинциях Мба (126 142 человека) и Матаута (42 550 человек). Во всех остальных провинциях большинство составляли фиджийцы (исключение — остров Ротума, где преобладают представители коренного населения, ротуманцы)[37]. По переписи 2012 года состав населения изменился: численность фиджийцев увеличилась до 59,7% (511,8 тыс.), а фиджи-индийцев - сократилась до 33,8% (290,1 тыс.), прочие составили 6,5% (56,1 тыс). Численность индийского населения на Фиджи сокращается из-за эмиграции, преимущественно в Австралию и Новую Зеландию.

Языки

Языки: английский и фиджийский официальные, среди индийцев распространён фиджийский хинди или "хиндустани" — язык, родственный хинди.

Религиозный состав

Религии: христиане — 64,5 % (методисты — 35 %, католики — 9 %, Божье собрание — 6 %, адвентисты седьмого дня — 4 %, прочие христиане — 11 %), индуисты — 27,9 %, мусульмане — 6,3 %, сикхи — 0,3 %, прочие и атеисты — 1 % (по переписи 2007 года).

Политика

Политика — Портал:Политика
Фиджи

Эта статья — часть серии:
Политическая система
Фиджи

Политическая система




Конституция


Политические партии


Государственный строй

Фиджи — по формулировке из Конституции Фиджи суверенное демократическое государство[42]. За время существования независимого государства Фиджи было принято четыре Конституции.

Первая из них вступила в силу в 1970 году вскоре после приобретения островами независимости. Она устанавливала монархическую форму правления с Вестминстерской системой парламентаризма[43]. Главой государства провозглашалась Её Величество Королева Великобритании Елизавета II, которая была представлена в Фиджи генерал-губернатором. Законодательная власть, согласно Конституции, была предоставлена Парламенту Фиджи, который состоял из Её Величества Королевы, Палаты представителей и Сената. Палата представителей состояла из 52 парламентариев, избираемых на пять лет. 22 места были закреплены за коренными фиджийцами, 22 места — за фиджи-индийцами, а оставшиеся 8 мест — за представителями, которые не относились ни к одной из вышеуказанных этнических групп. В Сенате Фиджи 22 депутата назначались генерал-губернатором из состава членов Парламента сроком на шесть лет, восемь депутатов — Верховным советом старейшин Фиджи, семь депутатов — премьер-министром, шесть депутатов — лидером оппозиции, один депутат — Советом острова Ротума[43].

14 мая 1987 года подполковником Ситивени Рабукой был осуществлён государственный переворот, в результате которого была отменена действовавшая Конституция 1970 года и разорваны отношения с британской монархией. 7 октября 1987 года военное правительство провозгласило Фиджи республикой. 25 июля 1990 года была принята вторая в истории Фиджи Конституция страны, согласно которой Фиджи становилась суверенной демократической республикой, главой которой провозглашался президент. Новая Конституция изменяла состав Парламента: теперь он включал в себя Президента Фиджи, членов Палаты представителей и Сенат. Численность состава Палаты представителей была увеличена до 70 человек (не учитывая спикера и его заместителя). Коренным фиджийцам гарантировалось большинство мест в Палате. За ними было закреплено 37 мест, 27 мест закреплялись за фиджи-индийцами, 1 место — за представителем острова Ротума и 5 мест — за представителями, которые не относились ни к одной из вышеуказанных этнических групп. Численность состава Сената также была увеличена до 34 депутатов. Из них 24 человека назначались Президентом Фиджи с одобрения Верховного совета старейшин, 1 человек назначался с одобрения Совета острова Ротума и 9 человек — Президентом по своему собственному усмотрению[43]. Кроме того, в Конституции 1990 года было закреплено положение, согласно которому Конституция страны должна пересматриваться каждые десять лет (Конституция же 1990 года должна быть пересмотрена через семь лет). В результате в мае 1995 года Президентом страны была сформирована Комиссия по пересмотру Конституции, которая подготовила специальный доклад, одобренный Единой специальной комиссией Парламента (сформирована 10 сентября 1996 года)[43].

В 1997 году на основании этого доклада была принята новая Конституция Фиджи, которая вновь вносила изменения в состав Палаты представителей и Сената. Однако в апреле 2009 года Конституция 1997 года была отменена Президентом Фиджи Хосефой Илойлой, после того как Апелляционный суд Фиджи вынес поставление, согласно которому смещение в результате государственного переворота 2006 года с поста премьер-министра Лаисениа Нгарасе и назначение на его место Фрэнка Мбаинимарама признавалось незаконным[44]. В результате Илойло уволил со своих постов всех судей, восстановил в должности Мбаинимараму и его Кабинет министров, а также ввёл в стране режим чрезвычайного положения. По заверениям Президента, демократические парламентские выборы должны состояться не позже сентября 2014 года[45]. 30 июля 2009 года Президент Илойло ушёл в отставку. Согласно Конституции 1997 года, Президент страны должен назначаться Высшим советом старейшин, однако данная статья была отменена премьер-министром Мбаинимарамой, который заявил, что назначение Президента Фиджи будет осуществлено им и его Кабинетом в удобное для режима время[46]. В результате новым Президентом страны был назначен вице-президент Эпели Наилатикау, в прошлом военачальник.

В сентябре 2013 года Президент Фиджи Эпели Наилатикау подписал новую, четвёртую по счёту, Конституцию Фиджи.

Глава государства

Главой Государства Фиджи является Президент, который избирается Большим Советом Вождей на пятилетний срок. Хотя его роль скорее номинальна, смоделированая по образцу британской монархии, Президент обладает определённой властью, которая может быть применена только в случае национального кризиса. Он также является Главнокомандующим Вооружённых Сил Фиджи.

Исполнительная власть

Президент формально назначает Премьер-Министра, который должен получить поддержку большинства в Палате Представителей. На практике это означает, что лидер крупнейшей политической партии или коалиции обычно становится Премьер-Министром, делая роль Президента в назначении немногим больше, чем просто формальностью. Однако иногда Парламент не может прийти к соглашению из-за раздробленности. В таких случаях Президент берёт на себя роль арбитра и, после обсуждения со всеми политическими фракциями, должен назначить Премьер-Министром человека, который, по его мнению, будет принят большинством членов Палаты Представителей. При назначении Премьер-Министра Президент формально назначает Кабинет из десяти-двадцати пяти министров, которые представляют исполнительную власть. В соответствии с конституцией Кабинет должен отображать политический состав Палаты Представителей — каждая партия с более чем 8 местами в Палате получает место в Кабинете пропорционально количеству мест. На практике, однако, это правило никогда строго не применялось. Также существует президентский совет, дающий советы президенту по вопросам государственной важности и Большой совет вождей, состоящий из самых влиятельных племенных лидеров.

Законодательная власть

Парламент является двухпалатным. Палата Представителей насчитывает 71 члена. 25 из них избираются на общих выборах (каждые 5 лет). Остальные 46 мест зарезервированы для этнических общин Фиджи и выбираются из общинных кандидатов: 23 Фиджийца, 19 Индо-Фиджийца, 1 Ротумец и 3 общих кандидата (Европейцы, Китайцы и другие меньшинства). В верхней палате парламента, Сенате Фиджи, насчитывается 32 члена, формально назначаемых Президентом по номинации Большого Совета Вождей (14), Премьер-Министра (9), Лидера Оппозиции (8), и Советом Острова Ротума (1). Сенат обладает меньшей властью, чем Палата Представителей, и не может инициировать принятие законов, но имеет право отвергать или корректировать их.

Судебная власть

Верховный суд. Судьи назначаются президентом. Правовая система основана на британском праве.

Вооружённые силы и полиция

В состав Вооружённых сил входят два компонента сухопутные силы (армия) и военно-морские силы. По сравнению с другими странами Океании, Фиджи обладает довольно крупными сухопутными силами (6 пехотных батальонов и 1 сапёрный батальон — 3200 чел.), и является активным участником миротворческих миссий ООН в различных частях мира. В данное время авиации не имеет.

Экономика

Экономика Фиджи строится на сельском, лесном хозяйстве, рыболовстве, добыче и экспорте золота, а также туризме. Обрабатывающая промышленность: пищевая, легкая, ремесла и др. Внешняя торговля страны: экспорт сахара, текстиля, золота, рыбы; импорт промышленных товаров, топлива, продовольственных товаров, химикатов. По данным МВФ, ВВП на душу населения в 2014 году составил - 8236 ам. долл.

Культура

Социальная организация

Кухня

Музыка

Танцы

Спорт

Национальный вид спорта — регби-15, также развиты регбилиг и регби-7. Сборная Фиджи по регби довольно давно и стабильно находится в третьей пятёрке мирового рейтинга IRB[47]. В 2016 году сборная Фиджи выиграла Мировую серию по регби-7[48], а так же золото Олимпийских игр в Рио.

Праздники

  • 1 января — Новый год.
  • Конец марта — начало апреля — Миляд ан-Наби (день рождения пророка Мохаммеда).
  • Апрель — май — Страстная Пятница и Пасха.
  • Конец мая — День Рату Сукуна (празднуется ежегодно в последний понедельник мая).
  • Май — Национальный день молодёжи.
  • 5 июня — День рождения Королевы.
  • 10-13 октября — День Фиджи (День независимости 1970).
  • Октябрь-ноябрь — «фестиваль огней» Девали (Дивали).
  • 1 ноября — День Всех Святых.
  • 11 ноября — День памяти.
  • 25-26 декабря — Рождество

Социальная сфера

Здравоохранение

Образование

Напишите отзыв о статье "Фиджи"

Примечания

  1. Department of Economic and Social Affairs Population Division (2009). «[www.un.org/esa/population/publications/wpp2008/wpp2008_text_tables.pdf World Population Prospects, Table A.1]» (.PDF) (United Nations). Проверено 2009-03-12.
  2. 1 2 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2009/02/weodata/weorept.aspx?sy=2006&ey=2009&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=819&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC%2CLP&grp=0&a=&pr.x=73&pr.y=1 Fiji]. International Monetary Fund. Проверено 1 октября 2009. [www.webcitation.org/6173kUb8z Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR2013_EN_Complete.pdf Human Development Report 2013](недоступная ссылка — история). United Nations Development Programme (14 марта 2013). Проверено 14 марта 2013.
  4. [www.fijihighcommission.org.uk/about_1.html About Fiji] (англ.). Fiji High Commission. Проверено 2 мая 2010. [www.webcitation.org/6173l0UMP Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  5. 1 2 [www.nationsencyclopedia.com/Asia-and-Oceania/Fiji-LOCATION-SIZE-AND-EXTENT.html Fiji. Location, size, and extent] (англ.). Encyclopedia of the Nations. Проверено 2 мая 2010.
  6. 1 2 3 4 5 6 [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/fj.html Fiji] (англ.). CIA. The World Fact Book. Проверено 2 мая 2010.
  7. 1 2 3 Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. Background // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 3.
  8. 1 2 3 [www.mrd.gov.fj/gfiji/geology/educate/geo_fiji.html Fiji's geology] (англ.). Ministry of Lands and Mineral Resources. Fiji Mineral Resources Department. Проверено 4 мая 2010. [www.webcitation.org/6173mac4t Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  9. Ash, Julian. [scholarspace.manoa.hawaii.edu/bitstream/10125/718/1/v46n2-111-127.pdf Vegetation Ecology of Fiji: Past, Present, and Future Perspectives] // Pacific Science. — University of Hawai'i Press, 1992. — Т. 46, вып. 2. — С. 111. — ISSN [www.sigla.ru/table.jsp?f=8&t=3&v0=00030-8870&f=1003&t=1&v1=&f=4&t=2&v2=&f=21&t=3&v3=&f=1016&t=3&v4=&f=1016&t=3&v5=&bf=4&b=&d=0&ys=&ye=&lng=&ft=&mt=&dt=&vol=&pt=&iss=&ps=&pe=&tr=&tro=&cc=UNION&i=1&v=tagged&s=0&ss=0&st=0&i18n=ru&rlf=&psz=20&bs=20&ce=hJfuypee8JzzufeGmImYYIpZKRJeeOeeWGJIZRrRRrdmtdeee88NJJJJpeeefTJ3peKJJ3UWWPtzzzzzzzzzzzzzzzzzbzzvzzpy5zzjzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzztzzzzzzzbzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzvzzzzzzyeyTjkDnyHzTuueKZePz9decyzzLzzzL*.c8.NzrGJJvufeeeeeJheeyzjeeeeJh*peeeeKJJJJJJJJJJmjHvOJJJJJJJJJfeeeieeeeSJJJJJSJJJ3TeIJJJJ3..E.UEAcyhxD.eeeeeuzzzLJJJJ5.e8JJJheeeeeeeeeeeeyeeK3JJJJJJJJ*s7defeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeeSJJJJJJJJZIJJzzz1..6LJJJJJJtJJZ4....EK*&debug=false 00030-8870].
  10. Green, D. & D.J. Cullen. The tectonic evolution of the Fiji region // The western Pacific. — University of Western Australia Press, 1973. — P. 127–145.
  11. Dieter Mueller-Dombois, Francis Raymond Fosberg. Vegetation of the tropical Pacific islands. — Springer, 1998. — С. 111. — 733 p. — ISBN 0387983139.
  12. Crook, K., and L. Belbin. The south west Pacific area during the last 90 million years // Australian Journal of Earth Sciences. — Dept of Geology, Australian National University, Canberra, A.C.T., 1978. — Т. 25, вып. 1. — С. 23–40.
  13. 1 2 [www.mrd.gov.fj/gfiji/geology/educate/platect.html Plate Tectonic History of Fiji] (англ.). Ministry of Lands and Mineral Resources. Fiji Mineral Resources Department. Проверено 4 мая 2010. [www.webcitation.org/6173nZRBm Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  14. 1 2 Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. Geography // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 4.
  15. 1 2 Dieter Mueller-Dombois, Francis Raymond Fosberg. Vegetation of the tropical Pacific islands. — Springer, 1998. — С. 112. — 733 p. — ISBN 0387983139.
  16. 1 2 3 Ministry of Local Government, Housing and Environment. Geology and Landform // [www.cbd.int/doc/world/fj/fj-nr-01-en.pdf Convention on Biological Diversity. 1997 National Report to the Conference of the Parties by the Republic of Fiji]. — Suva, 1997. — С. 1.
  17. Dieter Mueller-Dombois, Francis Raymond Fosberg. Vegetation of the tropical Pacific islands. — Springer, 1998. — С. 109. — 733 p. — ISBN 0387983139.
  18. 1 2 3 Tevita Vuibau and Frank Whippy. Existing and planned exploration for nearshore resources in Fiji // [www.webcitation.org/64VwpTJTJ Nearshore minerals in the South Pacific]. — SOPAC Miscellaneous Report. — South Pacific Applied Geoscience Commission, 1990.
  19. Travis Q. Lyday. [minerals.usgs.gov/minerals/pubs/country/2001/fjmyb01.pdf The mineral industry of Fiji] // U.S. Geological Survey Minerals Yearbook. — 2001.
  20. [www.mrd.gov.fj/gfiji/petroleum/petroleum.html The petroleum potential of Fiji] (англ.). Ministry of Lands and Mineral Resources. Fiji Mineral Resources Department. Проверено 14 мая 2010. [www.webcitation.org/6173sXdls Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  21. [www.fijitimes.com/story.aspx?id=95833 Fiji's oil potential] (англ.). Fiji Times (July 23, 2008). Проверено 14 мая 2010. [www.webcitation.org/6173tUkom Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  22. 1 2 Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. Climate // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 4.
  23. 1 2 3 Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. Rainfall // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 4.
  24. Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. El Niño // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 6.
  25. 1 2 3 4 5 [www.met.gov.fj/climate_fiji.html The climate of Fiji] (англ.). Fiji Meteorological Services. Проверено 3 мая 2010. [www.webcitation.org/6173u2vz6 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  26. Pacific Islands Climate Change Assistance Programme (PICCAP) & Fiji Country Team. National Circumstances. Cyclone // [unfccc.int/resource/docs/natc/fjinc1.pdf Fijiʼs First National Communication Under the Framework Convention on Climate Change]. — 2005. — P. 6.
  27. [www.worldwildlife.org/wildworld/profiles/terrestrial/oc/oc0201_full.html Fiji tropical dry forests (OC0201)] (англ.). World Wildlife Fund. Проверено 15 мая 2010. [www.webcitation.org/6173uvLHQ Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  28. 1 2 [www.fao.org/ag/AGP/agpc/doc/Counprof/southpacific/fiji.htm Country Pasture/Forage Resource Profiles. Fiji] (англ.). FAO. Проверено 14 мая 2010. [www.webcitation.org/6173vZ0o4 Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  29. 1 2 3 [ramsar.wetlands.org/Portals/15/Fiji.pdf Fiji] (англ.). RAMSAR Program. Проверено 15 мая 2010. [www.webcitation.org/6173wJQry Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  30. [plant.geoman.ru/books/index.shtml Флористическое деление суши и океана] (рус.). Библиотека Жизнь растений. Проверено 21 июня 2010. [www.webcitation.org/6173wnQJT Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  31. 1 2 3 Ministry of Local Government, Housing and Environment. Geology and Landform // [www.cbd.int/doc/world/fj/fj-nr-01-en.pdf Convention on Biological Diversity. 1997 National Report to the Conference of the Parties by the Republic of Fiji]. — Suva, 1997. — С. 5.
  32. Ministry of Local Government, Housing and Environment. Geology and Landform // [www.cbd.int/doc/world/fj/fj-nr-01-en.pdf Convention on Biological Diversity. 1997 National Report to the Conference of the Parties by the Republic of Fiji]. — Suva, 1997. — С. 3.
  33. Ministry of Local Government, Housing and Environment. Geology and Landform // [www.cbd.int/doc/world/fj/fj-nr-01-en.pdf Convention on Biological Diversity. 1997 National Report to the Conference of the Parties by the Republic of Fiji]. — Suva, 1997. — С. 7.
  34. Sarnat, Eli M., Economo, Evan P. The Ants of Fiji. — Berkeley and Los Angeles, California: University of California Press, 2012. — 384 p. — ISBN 978-0-520-09888-6.
  35. Ministry of Local Government, Housing and Environment. Geology and Landform // [www.cbd.int/doc/world/fj/fj-nr-01-en.pdf Convention on Biological Diversity. 1997 National Report to the Conference of the Parties by the Republic of Fiji]. — Suva, 1997. — С. 9.
  36. [www.kommersant.ru/doc/2821597# Антииндийская революция]
  37. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [www.statsfiji.gov.fj/index.php/document-library/doc_download/414-first-release-population-size Перепись населения (2007)]
  38. Данные ЦРУ США на 29 июня 2010 года и Департамента статистики Фиджи.
  39. [www.stats.govt.nz/~/media/Statistics/Publications/Census/2001-Census-reports/Pacific-peoples/2001-census-pacific-profiles-fijian.ashx Fijian People in New Zealand] (англ.). New Zealand's official statistics agency. Проверено 29 июня 2010. [www.webcitation.org/6173z2CbC Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  40. [www.immi.gov.au/media/publications/statistics/comm-summ/_pdf/fiji.pdf Community Information Summary. Fiji-born] (англ.). Australian Government. Department of Immigration and Citizenship. Проверено 29 июня 2010. [www.webcitation.org/6173zgCsm Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  41. [www.census.gov/prod/2005pubs/censr-26.pdf We the People: Pacific Islanders in the United States. Census 2000 Special Reports] (англ.). U.S. Census Bureau. (Бюро переписи США) (August 2005). Проверено 29 июня 2010. [www.webcitation.org/60rJgJPs8 Архивировано из первоисточника 11 августа 2011].
  42. [www.paclii.org/fj/legis/num_act/ca1997268/ Конституция Фиджи (1997), глава 1, статья 1].
  43. 1 2 3 4 [www.parliament.gov.fj/parliament/about/about.aspx?id=hleg History. The Legislature] (англ.). Parliament of Fiji Islands. Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/617413iIN Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  44. [www.theaustralian.com.au/news/fiji-president-abolishes-constitution/story-e6frg6n6-1225697013961 Fijian president Ratu Josefa Iloilo abolishes constitution, sacks judiciary and assumes power] (англ.). The Australian (April 10, 2009). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/61741cDDF Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  45. [en.tahitipresse.pf/2009/04/fiji-under-new-legal-order-and-new-head-of-state/ Fiji under New Legal Order and new Head of State] (англ.). Agence Tahitienne de Presse (April 9 2009). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/61742hiEd Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  46. [www.stuff.co.nz/world/south-pacific/2683048/Fijis-president-quits Fiji's president quits] (англ.). STUFF.co.nz (28/07/2009). Проверено 13 августа 2010. [www.webcitation.org/61743Y4xm Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].
  47. [www.worldrugby.org/rankings/mru International Rugby Board — World Rankings: Full world rankings]
  48. [www.worldrugby.org/sevens-series/standings World Series Standings]

Ссылки

  • [www.southpacific.org/text/finding_fiji.html Местонахождение Фиджи]
  • [www.fiji.gov.fj/ Официальный сайт правительства Фиджи]
  • [www.parliament.gov.fj/ Официальный сайт Парламента Фиджи]
  • [map.mrd.gov.fj/ Интерактивные карты Фиджи]
  • [www.mapsouthpacific.com/fiji/index.html Карта Фиджи]
  • [www.bulafiji.com Бюро по туризму Фиджи — различная информация для туристов]
  • [www.fijitimes.com The Fiji Times — Ведущая газета Фиджи]

Отрывок, характеризующий Фиджи

– О? – сказал удивленно дядюшка, глядя вопросительно на Наташу. Наташа с счастливой улыбкой утвердительно кивнула головой.
– Еще какой! – сказала она. Но как только она сказала это, другой, новый строй мыслей и чувств поднялся в ней. Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «уж выбран»? Рад он этому или не рад? Он как будто думает, что мой Болконский не одобрил бы, не понял бы этой нашей радости. Нет, он бы всё понял. Где он теперь? подумала Наташа и лицо ее вдруг стало серьезно. Но это продолжалось только одну секунду. – Не думать, не сметь думать об этом, сказала она себе и улыбаясь, подсела опять к дядюшке, прося его сыграть еще что нибудь.
Дядюшка сыграл еще песню и вальс; потом, помолчав, прокашлялся и запел свою любимую охотническую песню.
Как со вечера пороша
Выпадала хороша…
Дядюшка пел так, как поет народ, с тем полным и наивным убеждением, что в песне все значение заключается только в словах, что напев сам собой приходит и что отдельного напева не бывает, а что напев – так только, для складу. От этого то этот бессознательный напев, как бывает напев птицы, и у дядюшки был необыкновенно хорош. Наташа была в восторге от пения дядюшки. Она решила, что не будет больше учиться на арфе, а будет играть только на гитаре. Она попросила у дядюшки гитару и тотчас же подобрала аккорды к песне.
В десятом часу за Наташей и Петей приехали линейка, дрожки и трое верховых, посланных отыскивать их. Граф и графиня не знали где они и крепко беспокоились, как сказал посланный.
Петю снесли и положили как мертвое тело в линейку; Наташа с Николаем сели в дрожки. Дядюшка укутывал Наташу и прощался с ней с совершенно новой нежностью. Он пешком проводил их до моста, который надо было объехать в брод, и велел с фонарями ехать вперед охотникам.
– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.
– Соня!… Nicolas!… – только сказали они. Они подбежали к амбару и вернулись назад каждый с своего крыльца.


Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.
Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.
Графиня с холодностью, которой никогда не видал сын, отвечала ему, что он совершеннолетний, что князь Андрей женится без согласия отца, и что он может то же сделать, но что никогда она не признает эту интригантку своей дочерью.
Взорванный словом интригантка , Николай, возвысив голос, сказал матери, что он никогда не думал, чтобы она заставляла его продавать свои чувства, и что ежели это так, то он последний раз говорит… Но он не успел сказать того решительного слова, которого, судя по выражению его лица, с ужасом ждала мать и которое может быть навсегда бы осталось жестоким воспоминанием между ними. Он не успел договорить, потому что Наташа с бледным и серьезным лицом вошла в комнату от двери, у которой она подслушивала.
– Николинька, ты говоришь пустяки, замолчи, замолчи! Я тебе говорю, замолчи!.. – почти кричала она, чтобы заглушить его голос.
– Мама, голубчик, это совсем не оттого… душечка моя, бедная, – обращалась она к матери, которая, чувствуя себя на краю разрыва, с ужасом смотрела на сына, но, вследствие упрямства и увлечения борьбы, не хотела и не могла сдаться.