Филателист

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Филатели́ст — собиратель почтовых марок и других знаков почтовой оплаты, руководствующийся при создании своей коллекции принципами филателии. При этом филателист не просто коллекционирует марки как таковые, а исследует в рамках выбранного филателистического направления совокупность знаков почтовой оплаты и других филателистических материалов, изучает историю и развитие почты, оформляет и компонует свою коллекцию для участия в филателистических выставках.





Происхождение термина

Слово «филателист» является производным от «филателии» (от греч. «φίλος», «φιλέω» — друг, люблю и «τέλος» — сбор, пошлина)[1] и обозначает «любящий знаки почтовой оплаты». Интересно, что в Болгарии филателиста так и называют — марколюбител[2], марколюб[3]. В английском языке для обозначения понятия «филателист» существуют термины англ. philatelist и stamp collector[4], иногда stamp lover[5].

История

Собирание почтовых марок как вид коллекционирования ведёт свой отсчёт с момента выпуска в 1840 году первых в мире марок[1]. По одной из версий[6], первым человеком, систематически коллекционировавшим марки, был парижский гравёр Мансен. В 1855 году Мансен продал свою коллекцию почти всех выпущенных на тот момент почтовых марок торговцу Эдуарду Лапланту. По другим данным[7], первым филателистом в мире считается британский зоолог Джон Грей.

В дальнейшем филателия превратилась в один из самых популярных видов коллекционирования, а филателисты стали объединяться в национальные и международные филателистические организации.

Филателисты и знаменитые коллекции

В мире насчитываются миллионы зарегистрированных филателистов. Собирателей марок, не числящихся ни в каких обществах, во много раз больше. Интерес к коллекционированию почтовых марок проявляли русские литераторы А. Чехов, А. Блок и М. Горький, академики И. П. Бардин и И. П. Павлов, командир крейсера «Варяг» В. Ф. Руднев, президент США Ф. Рузвельт, певец Э. Карузо и многие другие. Почтовыми марками также интересовались К. Маркс и Ф. Энгельс; дочь Маркса Элеонора была увлечённой филателисткой:

Посему заканчиваю письмо и вкладываю несколько строк для Туссиньки[8]… Многие марки в двух экземплярах. Дублеты идут здесь на обмен. Итальянскими, швейцарскими, норвежскими и некоторыми немецкими марками могу снабдить в большом количестве.
— Из письма Энгельса Марксу от 21 апреля 1863 года[9]

Русский император Александр III собирал марки, связывая их в пачки и складывая в коробочки, хранившиеся в письменном столе. Испанский король Альфонс XIII вложил в свою коллекцию огромное состояние и, бежав из страны после революции 1931 года, прихватил её в нескольких чемоданах. Коллекционировавший марки египетский король Фарук I после изгнания в 1952 году предпринял в Европе распродажу своей коллекции, в которой оказались не только настоящие, но и фальшивые марки, за что был приговорён судом к штрафу[2].

В классический период зарождения и становления филателии во многих странах Европы и Америки стали появляться крупные коллекционеры, которые обладали впечатляющими коллекциями почтовых марок всего мира. Особую известность на этом романтическом этапе развития филателии завоевал легендарный французский коллекционер Филипп Феррари (18501917), который скупал все известные ему филателистические редкости. Располагая внушительным состоянием, он приобретал марки и раритеты со всего света, а также полные собрания других известных коллекционеров, например, таких как барон Ротшильд[1].

Вторым известным по величине составленной коллекции филателистом был англичанин Томас Таплинг (1855—1891), третьим — российский коллекционер Ф. Л. Брейтфус (18511911), живший в Петербурге. Ещё одним выдающимся российским филателистом был А. К. Фаберже, который владел уникальным собранием марок и цельных вещей Российской империи[1].

Знаменитые филателистические коллекции составили королева Великобритании Елизавета II, князь Монако Ренье III и другие известные люди. Время от времени части их коллекций экспонируются в Почетном классе на всемирных филателистических выставках, организованных Международной федерации филателии, которые проводятся с 1927 года. Из российских филателистов самым титулованным на этих выставках признан московский коллекционер Л. Я. Мельников; его коллекция «Авиапочта СССР» была неоднократно удостоена больших золотых медалей всемирных филателистических выставок[1].

Филателистические принадлежности

В процессе создания своих собраний и работы с ними коллекционеры оперируют специальным набором филателистических принадлежностей и инструментов.

Филателистическая литература

В процессе накопления и систематизации коллекционного материала и оформлении коллекции филателисты прибегают к помощи каталогов и другой справочной и периодической литературы[1]. Примерами последней могут служить следующие советские издания:

Филателисты в культуре

В литературе

Образы филателистов широко распространены в художественной литературе. Среди многочисленных литературных произведений, в которых присутствуют персонажи-филателисты, можно упомянуть:

В изобразительном искусстве

В изобразительном искусстве известность получила картина российского итальянского художника армянского происхождения Г. И. Шилтьяна «Филателист»[2]. Другим примером художественного образа филателиста может служить картина швейцарского художника Франсуа Барро «Le Philateliste» («Филателист», 1929).

В киноискусстве

В кинематографе филателисты неоднократно становились действующими лицами фильмов, как правило, с криминальными сюжетами, например:

См. также

Напишите отзыв о статье "Филателист"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Илюшин А. С. [megabook.ru/article/Филателия Филателия]. Megabook. Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия. М.: Компания «Кирилл и Мефодий». Проверено 15 октября 2015. [www.webcitation.org/6cIq8g4ox Архивировано из первоисточника 15 октября 2015].
  2. 1 2 3 Кисин Б. М. [www.ozon.ru/context/detail/id/3223180/ Страна Филателия] / Ред. В. Нездвецкий. — М.: Просвещение, 1969. — 240 с. — 100 000 экз. (Проверено 15 июля 2016) [webcitation.org/6eDwKqKmf Архивировано] из первоисточника 2 января 2016.
  3. Шпагин М. [www.e-lib.info/book.php?id=1121022720&p=2 Почтовый феномен] / Мир приключений: альманах. — М.: Детская литература, 1987. — С. 575—606.
  4. См., например, [dic.academic.ru/dic.nsf/eng_rus/766065/stamp толкования] английских терминов на сайте [dic.academic.ru/ «Словари и энциклопедии на Академике».] (Проверено 7 января 2009)
  5. В частности, журнал британского Национального филателистического общества носит название [www.ukphilately.org.uk/NPS/lover/lover.htm «Stamp Lover».] (англ.) (Проверено 7 января 2009)
  6. Календарь филателиста на 1973 год. — М.: Связь, 1972. — 16—22 июля.
  7. Hahn, Calvet M. [nystamp.org/Intertwining%20Part%202.html Part II. The Beginning of Philately. Pioneer Collectors] (англ.). Intertwining of Philatelic and Social History. The New York Chapter of the U.S. Philatelic Classics Society. Проверено 3 января 2011. [www.webcitation.org/65jg19kee Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  8. Ласковое прозвище дочери Маркса.
  9. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2, т. 30, с. 283.
  10. Спутник филателиста и бониста: Справочная записная книжка-календарь на 1924—25 гг. Первый год издания. — М.: Изд. Уполномоченного по филателии и бонам в СССР, 1924. — 656 с.
  11. Мюллер Л. Ю. Филателист. Руководство по общему коллекционированию знаков почтовой оплаты. — Л., 1925.
  12. Озолинь Я. Спутник филателиста. — Рига: Латвийское гос. изд-во. — 1964. — 120 с.
  13. Стальбаум Б. К. [fmus.ru/article02/Stal.html Что надо знать филателисту.] — М.: ЦФА «Союзпечать», 1968. (Проверено 7 января 2009)
  14. Соколов М. П., Ниселевич Л. М., Смыслов А. М. Спутник филателиста / Всесоюзное общество филателистов. — М.: Связь, 1971. — 167 с. — 50 000 экз.
  15. Соколов М. П., Ниселевич Л. М. Спутник филателиста / Всесоюзное общество филателистов. — Изд. 2-е, доп. и перераб. — М.: Связь, 1974. — 241 с. [См. фотографии оформления книги: [www.gornitsa.ru/images/products/al_book_sputfil.jpg], [www.gornitsa.ru/images/products/al_book_sputfil_1.jpg], [www.gornitsa.ru/images/products/al_book_sputfil_2.jpg].] (Проверено 7 января 2009)
  16. Соколов М. П., Ниселевич Л. М. Спутник филателиста / Всесоюзное общество филателистов. — Изд. 3-е, перераб. и доп. — М.: Связь, 1979. — 152 с. — 50 000 экз.
  17. Об этом, правда, можно узнать лишь из полной версии романа, не очень известной широкому кругу читателей.
  18. Ильф И., Петров Е. Двенадцать стульев. — М.: Вагриус, 1998. — 544 с.
  19. Лангер Ф. [www.philately.h14.ru/langer.htm Розовый Меркурий. О чём рассказали марки.] — М.: Связь, 1969. — 224 с.
  20. Писатель известен как страстный филателист.
  21. Синякин С. [www.2lib.ru/getbook/10282.html Марки нашей судьбы] // Сборник «Фантастика-2000». — М.: Издательство «АСТ», 2000.
  22. Могилевская С. А. [www.fictionbook.ru/author/sofya_abramovna_mogilevskaya/marka_straniy_gondelupiy/read_online.html?page=1 Марка страны Гонделупы. Повесть.] — М.: Детгиз, 1958. — 192 с. (Проверено 30 января 2009)
  23. Булычёв К. Путешествие Алисы. — М.: Армада-Пресс Дрофа, 2001. — 240 с.
  24. Петросян Г. [www.e-reading.org.ua/bookreader.php/97883/Mir_Priklyucheniii_1989._Ezhegodnyii_sbornik_fantasticheskih_i_priklyuchencheskih_povesteii_i_rasskazov.html Одиссея марок Сиданга. Повесть] // Мир приключений: Сб. фантастических и приключенческих повестей и рассказов. Для среднего и старшего возраста / Сост. М. Александрова. — М.: Детская литература, 1989. (Проверено 5 ноября 2010)
  25. Суханов В. И. [www.e-reading.org.ua/bookreader.php/97883/Mir_Priklyucheniii_1989._Ezhegodnyii_sbornik_fantasticheskih_i_priklyuchencheskih_povesteii_i_rasskazov.html Мини-футбол на Маросейке. Повесть] // Мир приключений: Сб. фантастических и приключенческих повестей и рассказов. Для среднего и старшего возраста / Сост. М. Александрова. — М.: Детская литература, 1989. (Проверено 5 ноября 2010)
  26. Внуков Н. А. [www.e-reading.org.ua/bookreader.php/11748/Vnukov_-_Rasskazy.html Розовая Гвиана. Рассказы.] — Изд. 2-е. — М.: Детская литература, 1976. — 110 с. (Проверено 5 ноября 2010)
  27. Пукк Х. Виллу — филателист. Рассказы / Пер. с эст. Л. Раннамаа. — М.: Детская литература, 1980. — 158 с.
  28. [www.imdb.com/title/tt0056923/trivia?item=tr0775323 Trivia] (англ.). Charade (1963). IMDb.com, Inc. Проверено 5 февраля 2015. [web.archive.org/web/20120908011934/www.imdb.com/title/tt0056923/trivia? Архивировано из первоисточника 8 сентября 2012].
  29. Moraes, Frank. [franklycurious.com/LMNucleus/?itemid=866 Just Philately] (англ.). LMNucleus. Frankly Curious (27 August 2011). Проверено 5 февраля 2015. [www.webcitation.org/6W7KVfgHb Архивировано из первоисточника 5 февраля 2015].
  30. [tv.rambler.ru/event.html?d=2010-12-13&event=53710796 Поединки. Испытание смертью. (Фильм 1-й)]. Программа передач. Пн, 13.12. Рамблер-TV; Rambler (13 декабря 2010). Проверено 15 декабря 2010. [www.webcitation.org/65jg1wXbQ Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  31. [tv.rambler.ru/event.html?d=2010-12-14&event=53710835 Поединки. Испытание смертью. (Фильм 2-й)]. Программа передач. Вт, 14.12. Рамблер-TV; Rambler (14 декабря 2010). Проверено 15 декабря 2010. [www.webcitation.org/65jg3iuUP Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].

Литература

  • Бугров В. [fandom.rusf.ru/about_fan/bugrov_13.htm Фантасты и филателия] // Уральский следопыт : журнал. — 1978. — № 8. — С. 61—62.
  • Дьяченко А. [www.russianpost.ru/editions/ru/home/journal/article?newsid=783 Филателист, марка, кинокадр] // Почта России. — 2006. — № 5. (Проверено 7 января 2009)
  • Ронен О. [magazines.russ.ru/zvezda/2008/3/ro18.html Марки] // Звезда. — 2008. — № 3. (Проверено 14 января 2009)
  • [www.philately.h14.ru/FS/F.html Филателистический словарь] / Сост. О. Я. Басин. — М.: Связь, 1968. — 164 с. (Проверено 7 января 2009)
  • [enc-dic.com/enc_sovet/Filatelistov-obschestvo-93833.html Филателистов общество Всесоюзное] / А. А. Миль // Ульяновск — Франкфорт. — М. : Советская энциклопедия, 1977. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 27).</span> (Проверено 4 октября 2015) [www.webcitation.org/6c129RgGH Архивировано] из первоисточника 4 октября 2015.

Ссылки

  • [mirmarok.ru/prim/view_article/298/ «Мир филателии»] — электронная книга [filatelist.narod.ru/ В. А. Новосёлова (Смоленск)] на сайте Союза филателистов России [mirmarok.ru/ «Мир м@рок»], включая главы (Проверено 7 января 2009):
    • [mirmarok.ru/prim/view_article/223/ «Знаменитые филателисты»]
    • [mirmarok.ru/prim/view_article/225/ «Знаменитости — филателисты»]
  • [www.websters-online-dictionary.org/definitions/philatelist Definition of philatelist] (англ.). Webster's Online Dictionary with Multilingual Thesaurus Translation. www.websters-online-dictionary.org. Проверено 6 ноября 2010. [www.webcitation.org/65jg5Cg3t Архивировано из первоисточника 26 февраля 2012].
  • Официальный сайт [www.f-i-p.ch/ Международной федерации филателии] (англ.) (Проверено 7 января 2009)
  • Сайт [www.philatelists.spb.ru/ Общества филателистов Санкт-Петербурга] (Проверено 7 января 2009)
  • Советы филателистам на [www.linns.com/ сайте] «Linn's Stamp News» (США) (англ.) (Проверено 14 января 2009):
    • [www.linns.com/howto/wheretostart/wheretostart.aspx «Where to start if you’re just starting out»] — статья Майкла Баадке (Michael Baadke)
    • [www.linns.com/howto/storingstamps/storingstamps.aspx «Storing stamps. Handle and store your collection with care»] — статья Майкла Баадке
    • [www.linns.com/howto/refresher/20090112/refreshercourse.aspx «New Year’s resolutions that help collectors enjoy the hobby»] — статья Майкла Баадке
    • [www.linns.com/howto/refresher/imposing_20081124/refreshercourse.aspx «Imposing order on chaos: processing large lots and collections»] — статья Джанет Клуг (Janet Klug)
    • [www.linns.com/howto/refresher/basics_20081110/refreshercourse.aspx «Stamp collecting basics: stock books, albums and mounts»] — статья Джанет Клуг
    • [www.linns.com/howto/refresher/curator_20081027/refreshercourse.aspx «Some stampy tips on how to be a good collection curator»] — статья Джанет Клуг

Отрывок, характеризующий Филателист

– N'est ce pas? [Не правда ли?] – сказала княжна, вздыхая. – Так можно ему пить?
Лоррен задумался.
– Он принял лекарство?
– Да.
Доктор посмотрел на брегет.
– Возьмите стакан отварной воды и положите une pincee (он своими тонкими пальцами показал, что значит une pincee) de cremortartari… [щепотку кремортартара…]
– Не пило слушай , – говорил немец доктор адъютанту, – чтопи с третий удар шивь оставался .
– А какой свежий был мужчина! – говорил адъютант. – И кому пойдет это богатство? – прибавил он шопотом.
– Окотник найдутся , – улыбаясь, отвечал немец.
Все опять оглянулись на дверь: она скрипнула, и вторая княжна, сделав питье, показанное Лорреном, понесла его больному. Немец доктор подошел к Лоррену.
– Еще, может, дотянется до завтрашнего утра? – спросил немец, дурно выговаривая по французски.
Лоррен, поджав губы, строго и отрицательно помахал пальцем перед своим носом.
– Сегодня ночью, не позже, – сказал он тихо, с приличною улыбкой самодовольства в том, что ясно умеет понимать и выражать положение больного, и отошел.

Между тем князь Василий отворил дверь в комнату княжны.
В комнате было полутемно; только две лампадки горели перед образами, и хорошо пахло куреньем и цветами. Вся комната была установлена мелкою мебелью шифоньерок, шкапчиков, столиков. Из за ширм виднелись белые покрывала высокой пуховой кровати. Собачка залаяла.
– Ах, это вы, mon cousin?
Она встала и оправила волосы, которые у нее всегда, даже и теперь, были так необыкновенно гладки, как будто они были сделаны из одного куска с головой и покрыты лаком.
– Что, случилось что нибудь? – спросила она. – Я уже так напугалась.
– Ничего, всё то же; я только пришел поговорить с тобой, Катишь, о деле, – проговорил князь, устало садясь на кресло, с которого она встала. – Как ты нагрела, однако, – сказал он, – ну, садись сюда, causons. [поговорим.]
– Я думала, не случилось ли что? – сказала княжна и с своим неизменным, каменно строгим выражением лица села против князя, готовясь слушать.
– Хотела уснуть, mon cousin, и не могу.
– Ну, что, моя милая? – сказал князь Василий, взяв руку княжны и пригибая ее по своей привычке книзу.
Видно было, что это «ну, что» относилось ко многому такому, что, не называя, они понимали оба.
Княжна, с своею несообразно длинною по ногам, сухою и прямою талией, прямо и бесстрастно смотрела на князя выпуклыми серыми глазами. Она покачала головой и, вздохнув, посмотрела на образа. Жест ее можно было объяснить и как выражение печали и преданности, и как выражение усталости и надежды на скорый отдых. Князь Василий объяснил этот жест как выражение усталости.
– А мне то, – сказал он, – ты думаешь, легче? Je suis ereinte, comme un cheval de poste; [Я заморен, как почтовая лошадь;] а всё таки мне надо с тобой поговорить, Катишь, и очень серьезно.
Князь Василий замолчал, и щеки его начинали нервически подергиваться то на одну, то на другую сторону, придавая его лицу неприятное выражение, какое никогда не показывалось на лице князя Василия, когда он бывал в гостиных. Глаза его тоже были не такие, как всегда: то они смотрели нагло шутливо, то испуганно оглядывались.
Княжна, своими сухими, худыми руками придерживая на коленях собачку, внимательно смотрела в глаза князю Василию; но видно было, что она не прервет молчания вопросом, хотя бы ей пришлось молчать до утра.
– Вот видите ли, моя милая княжна и кузина, Катерина Семеновна, – продолжал князь Василий, видимо, не без внутренней борьбы приступая к продолжению своей речи, – в такие минуты, как теперь, обо всём надо подумать. Надо подумать о будущем, о вас… Я вас всех люблю, как своих детей, ты это знаешь.
Княжна так же тускло и неподвижно смотрела на него.
– Наконец, надо подумать и о моем семействе, – сердито отталкивая от себя столик и не глядя на нее, продолжал князь Василий, – ты знаешь, Катишь, что вы, три сестры Мамонтовы, да еще моя жена, мы одни прямые наследники графа. Знаю, знаю, как тебе тяжело говорить и думать о таких вещах. И мне не легче; но, друг мой, мне шестой десяток, надо быть ко всему готовым. Ты знаешь ли, что я послал за Пьером, и что граф, прямо указывая на его портрет, требовал его к себе?
Князь Василий вопросительно посмотрел на княжну, но не мог понять, соображала ли она то, что он ей сказал, или просто смотрела на него…
– Я об одном не перестаю молить Бога, mon cousin, – отвечала она, – чтоб он помиловал его и дал бы его прекрасной душе спокойно покинуть эту…
– Да, это так, – нетерпеливо продолжал князь Василий, потирая лысину и опять с злобой придвигая к себе отодвинутый столик, – но, наконец…наконец дело в том, ты сама знаешь, что прошлою зимой граф написал завещание, по которому он всё имение, помимо прямых наследников и нас, отдавал Пьеру.
– Мало ли он писал завещаний! – спокойно сказала княжна. – Но Пьеру он не мог завещать. Пьер незаконный.
– Ma chere, – сказал вдруг князь Василий, прижав к себе столик, оживившись и начав говорить скорей, – но что, ежели письмо написано государю, и граф просит усыновить Пьера? Понимаешь, по заслугам графа его просьба будет уважена…
Княжна улыбнулась, как улыбаются люди, которые думают что знают дело больше, чем те, с кем разговаривают.
– Я тебе скажу больше, – продолжал князь Василий, хватая ее за руку, – письмо было написано, хотя и не отослано, и государь знал о нем. Вопрос только в том, уничтожено ли оно, или нет. Ежели нет, то как скоро всё кончится , – князь Василий вздохнул, давая этим понять, что он разумел под словами всё кончится , – и вскроют бумаги графа, завещание с письмом будет передано государю, и просьба его, наверно, будет уважена. Пьер, как законный сын, получит всё.
– А наша часть? – спросила княжна, иронически улыбаясь так, как будто всё, но только не это, могло случиться.
– Mais, ma pauvre Catiche, c'est clair, comme le jour. [Но, моя дорогая Катишь, это ясно, как день.] Он один тогда законный наследник всего, а вы не получите ни вот этого. Ты должна знать, моя милая, были ли написаны завещание и письмо, и уничтожены ли они. И ежели почему нибудь они забыты, то ты должна знать, где они, и найти их, потому что…
– Этого только недоставало! – перебила его княжна, сардонически улыбаясь и не изменяя выражения глаз. – Я женщина; по вашему мы все глупы; но я настолько знаю, что незаконный сын не может наследовать… Un batard, [Незаконный,] – прибавила она, полагая этим переводом окончательно показать князю его неосновательность.
– Как ты не понимаешь, наконец, Катишь! Ты так умна: как ты не понимаешь, – ежели граф написал письмо государю, в котором просит его признать сына законным, стало быть, Пьер уж будет не Пьер, а граф Безухой, и тогда он по завещанию получит всё? И ежели завещание с письмом не уничтожены, то тебе, кроме утешения, что ты была добродетельна et tout ce qui s'en suit, [и всего, что отсюда вытекает,] ничего не останется. Это верно.
– Я знаю, что завещание написано; но знаю тоже, что оно недействительно, и вы меня, кажется, считаете за совершенную дуру, mon cousin, – сказала княжна с тем выражением, с которым говорят женщины, полагающие, что они сказали нечто остроумное и оскорбительное.
– Милая ты моя княжна Катерина Семеновна, – нетерпеливо заговорил князь Василий. – Я пришел к тебе не за тем, чтобы пикироваться с тобой, а за тем, чтобы как с родной, хорошею, доброю, истинною родной, поговорить о твоих же интересах. Я тебе говорю десятый раз, что ежели письмо к государю и завещание в пользу Пьера есть в бумагах графа, то ты, моя голубушка, и с сестрами, не наследница. Ежели ты мне не веришь, то поверь людям знающим: я сейчас говорил с Дмитрием Онуфриичем (это был адвокат дома), он то же сказал.
Видимо, что то вдруг изменилось в мыслях княжны; тонкие губы побледнели (глаза остались те же), и голос, в то время как она заговорила, прорывался такими раскатами, каких она, видимо, сама не ожидала.
– Это было бы хорошо, – сказала она. – Я ничего не хотела и не хочу.
Она сбросила свою собачку с колен и оправила складки платья.
– Вот благодарность, вот признательность людям, которые всем пожертвовали для него, – сказала она. – Прекрасно! Очень хорошо! Мне ничего не нужно, князь.
– Да, но ты не одна, у тебя сестры, – ответил князь Василий.
Но княжна не слушала его.
– Да, я это давно знала, но забыла, что, кроме низости, обмана, зависти, интриг, кроме неблагодарности, самой черной неблагодарности, я ничего не могла ожидать в этом доме…
– Знаешь ли ты или не знаешь, где это завещание? – спрашивал князь Василий еще с большим, чем прежде, подергиванием щек.
– Да, я была глупа, я еще верила в людей и любила их и жертвовала собой. А успевают только те, которые подлы и гадки. Я знаю, чьи это интриги.
Княжна хотела встать, но князь удержал ее за руку. Княжна имела вид человека, вдруг разочаровавшегося во всем человеческом роде; она злобно смотрела на своего собеседника.
– Еще есть время, мой друг. Ты помни, Катишь, что всё это сделалось нечаянно, в минуту гнева, болезни, и потом забыто. Наша обязанность, моя милая, исправить его ошибку, облегчить его последние минуты тем, чтобы не допустить его сделать этой несправедливости, не дать ему умереть в мыслях, что он сделал несчастными тех людей…
– Тех людей, которые всем пожертвовали для него, – подхватила княжна, порываясь опять встать, но князь не пустил ее, – чего он никогда не умел ценить. Нет, mon cousin, – прибавила она со вздохом, – я буду помнить, что на этом свете нельзя ждать награды, что на этом свете нет ни чести, ни справедливости. На этом свете надо быть хитрою и злою.
– Ну, voyons, [послушай,] успокойся; я знаю твое прекрасное сердце.
– Нет, у меня злое сердце.
– Я знаю твое сердце, – повторил князь, – ценю твою дружбу и желал бы, чтобы ты была обо мне того же мнения. Успокойся и parlons raison, [поговорим толком,] пока есть время – может, сутки, может, час; расскажи мне всё, что ты знаешь о завещании, и, главное, где оно: ты должна знать. Мы теперь же возьмем его и покажем графу. Он, верно, забыл уже про него и захочет его уничтожить. Ты понимаешь, что мое одно желание – свято исполнить его волю; я затем только и приехал сюда. Я здесь только затем, чтобы помогать ему и вам.
– Теперь я всё поняла. Я знаю, чьи это интриги. Я знаю, – говорила княжна.
– Hе в том дело, моя душа.
– Это ваша protegee, [любимица,] ваша милая княгиня Друбецкая, Анна Михайловна, которую я не желала бы иметь горничной, эту мерзкую, гадкую женщину.
– Ne perdons point de temps. [Не будем терять время.]
– Ax, не говорите! Прошлую зиму она втерлась сюда и такие гадости, такие скверности наговорила графу на всех нас, особенно Sophie, – я повторить не могу, – что граф сделался болен и две недели не хотел нас видеть. В это время, я знаю, что он написал эту гадкую, мерзкую бумагу; но я думала, что эта бумага ничего не значит.
– Nous у voila, [В этом то и дело.] отчего же ты прежде ничего не сказала мне?
– В мозаиковом портфеле, который он держит под подушкой. Теперь я знаю, – сказала княжна, не отвечая. – Да, ежели есть за мной грех, большой грех, то это ненависть к этой мерзавке, – почти прокричала княжна, совершенно изменившись. – И зачем она втирается сюда? Но я ей выскажу всё, всё. Придет время!


В то время как такие разговоры происходили в приемной и в княжниной комнатах, карета с Пьером (за которым было послано) и с Анной Михайловной (которая нашла нужным ехать с ним) въезжала во двор графа Безухого. Когда колеса кареты мягко зазвучали по соломе, настланной под окнами, Анна Михайловна, обратившись к своему спутнику с утешительными словами, убедилась в том, что он спит в углу кареты, и разбудила его. Очнувшись, Пьер за Анною Михайловной вышел из кареты и тут только подумал о том свидании с умирающим отцом, которое его ожидало. Он заметил, что они подъехали не к парадному, а к заднему подъезду. В то время как он сходил с подножки, два человека в мещанской одежде торопливо отбежали от подъезда в тень стены. Приостановившись, Пьер разглядел в тени дома с обеих сторон еще несколько таких же людей. Но ни Анна Михайловна, ни лакей, ни кучер, которые не могли не видеть этих людей, не обратили на них внимания. Стало быть, это так нужно, решил сам с собой Пьер и прошел за Анною Михайловной. Анна Михайловна поспешными шагами шла вверх по слабо освещенной узкой каменной лестнице, подзывая отстававшего за ней Пьера, который, хотя и не понимал, для чего ему надо было вообще итти к графу, и еще меньше, зачем ему надо было итти по задней лестнице, но, судя по уверенности и поспешности Анны Михайловны, решил про себя, что это было необходимо нужно. На половине лестницы чуть не сбили их с ног какие то люди с ведрами, которые, стуча сапогами, сбегали им навстречу. Люди эти прижались к стене, чтобы пропустить Пьера с Анной Михайловной, и не показали ни малейшего удивления при виде их.
– Здесь на половину княжен? – спросила Анна Михайловна одного из них…
– Здесь, – отвечал лакей смелым, громким голосом, как будто теперь всё уже было можно, – дверь налево, матушка.
– Может быть, граф не звал меня, – сказал Пьер в то время, как он вышел на площадку, – я пошел бы к себе.
Анна Михайловна остановилась, чтобы поровняться с Пьером.
– Ah, mon ami! – сказала она с тем же жестом, как утром с сыном, дотрогиваясь до его руки: – croyez, que je souffre autant, que vous, mais soyez homme. [Поверьте, я страдаю не меньше вас, но будьте мужчиной.]
– Право, я пойду? – спросил Пьер, ласково чрез очки глядя на Анну Михайловну.
– Ah, mon ami, oubliez les torts qu'on a pu avoir envers vous, pensez que c'est votre pere… peut etre a l'agonie. – Она вздохнула. – Je vous ai tout de suite aime comme mon fils. Fiez vous a moi, Pierre. Je n'oublirai pas vos interets. [Забудьте, друг мой, в чем были против вас неправы. Вспомните, что это ваш отец… Может быть, в агонии. Я тотчас полюбила вас, как сына. Доверьтесь мне, Пьер. Я не забуду ваших интересов.]
Пьер ничего не понимал; опять ему еще сильнее показалось, что всё это так должно быть, и он покорно последовал за Анною Михайловной, уже отворявшею дверь.
Дверь выходила в переднюю заднего хода. В углу сидел старик слуга княжен и вязал чулок. Пьер никогда не был на этой половине, даже не предполагал существования таких покоев. Анна Михайловна спросила у обгонявшей их, с графином на подносе, девушки (назвав ее милой и голубушкой) о здоровье княжен и повлекла Пьера дальше по каменному коридору. Из коридора первая дверь налево вела в жилые комнаты княжен. Горничная, с графином, второпях (как и всё делалось второпях в эту минуту в этом доме) не затворила двери, и Пьер с Анною Михайловной, проходя мимо, невольно заглянули в ту комнату, где, разговаривая, сидели близко друг от друга старшая княжна с князем Васильем. Увидав проходящих, князь Василий сделал нетерпеливое движение и откинулся назад; княжна вскочила и отчаянным жестом изо всей силы хлопнула дверью, затворяя ее.
Жест этот был так не похож на всегдашнее спокойствие княжны, страх, выразившийся на лице князя Василья, был так несвойствен его важности, что Пьер, остановившись, вопросительно, через очки, посмотрел на свою руководительницу.
Анна Михайловна не выразила удивления, она только слегка улыбнулась и вздохнула, как будто показывая, что всего этого она ожидала.
– Soyez homme, mon ami, c'est moi qui veillerai a vos interets, [Будьте мужчиною, друг мой, я же стану блюсти за вашими интересами.] – сказала она в ответ на его взгляд и еще скорее пошла по коридору.
Пьер не понимал, в чем дело, и еще меньше, что значило veiller a vos interets, [блюсти ваши интересы,] но он понимал, что всё это так должно быть. Коридором они вышли в полуосвещенную залу, примыкавшую к приемной графа. Это была одна из тех холодных и роскошных комнат, которые знал Пьер с парадного крыльца. Но и в этой комнате, посередине, стояла пустая ванна и была пролита вода по ковру. Навстречу им вышли на цыпочках, не обращая на них внимания, слуга и причетник с кадилом. Они вошли в знакомую Пьеру приемную с двумя итальянскими окнами, выходом в зимний сад, с большим бюстом и во весь рост портретом Екатерины. Все те же люди, почти в тех же положениях, сидели, перешептываясь, в приемной. Все, смолкнув, оглянулись на вошедшую Анну Михайловну, с ее исплаканным, бледным лицом, и на толстого, большого Пьера, который, опустив голову, покорно следовал за нею.
На лице Анны Михайловны выразилось сознание того, что решительная минута наступила; она, с приемами деловой петербургской дамы, вошла в комнату, не отпуская от себя Пьера, еще смелее, чем утром. Она чувствовала, что так как она ведет за собою того, кого желал видеть умирающий, то прием ее был обеспечен. Быстрым взглядом оглядев всех, бывших в комнате, и заметив графова духовника, она, не то что согнувшись, но сделавшись вдруг меньше ростом, мелкою иноходью подплыла к духовнику и почтительно приняла благословение одного, потом другого духовного лица.
– Слава Богу, что успели, – сказала она духовному лицу, – мы все, родные, так боялись. Вот этот молодой человек – сын графа, – прибавила она тише. – Ужасная минута!
Проговорив эти слова, она подошла к доктору.
– Cher docteur, – сказала она ему, – ce jeune homme est le fils du comte… y a t il de l'espoir? [этот молодой человек – сын графа… Есть ли надежда?]
Доктор молча, быстрым движением возвел кверху глаза и плечи. Анна Михайловна точно таким же движением возвела плечи и глаза, почти закрыв их, вздохнула и отошла от доктора к Пьеру. Она особенно почтительно и нежно грустно обратилась к Пьеру.
– Ayez confiance en Sa misericorde, [Доверьтесь Его милосердию,] – сказала она ему, указав ему диванчик, чтобы сесть подождать ее, сама неслышно направилась к двери, на которую все смотрели, и вслед за чуть слышным звуком этой двери скрылась за нею.
Пьер, решившись во всем повиноваться своей руководительнице, направился к диванчику, который она ему указала. Как только Анна Михайловна скрылась, он заметил, что взгляды всех, бывших в комнате, больше чем с любопытством и с участием устремились на него. Он заметил, что все перешептывались, указывая на него глазами, как будто со страхом и даже с подобострастием. Ему оказывали уважение, какого прежде никогда не оказывали: неизвестная ему дама, которая говорила с духовными лицами, встала с своего места и предложила ему сесть, адъютант поднял уроненную Пьером перчатку и подал ему; доктора почтительно замолкли, когда он проходил мимо их, и посторонились, чтобы дать ему место. Пьер хотел сначала сесть на другое место, чтобы не стеснять даму, хотел сам поднять перчатку и обойти докторов, которые вовсе и не стояли на дороге; но он вдруг почувствовал, что это было бы неприлично, он почувствовал, что он в нынешнюю ночь есть лицо, которое обязано совершить какой то страшный и ожидаемый всеми обряд, и что поэтому он должен был принимать от всех услуги. Он принял молча перчатку от адъютанта, сел на место дамы, положив свои большие руки на симметрично выставленные колени, в наивной позе египетской статуи, и решил про себя, что всё это так именно должно быть и что ему в нынешний вечер, для того чтобы не потеряться и не наделать глупостей, не следует действовать по своим соображениям, а надобно предоставить себя вполне на волю тех, которые руководили им.