Филиппино-американская война

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Филиппино-американская война

Американские солдаты на Филиппинах
Дата

18991913

Место

Филиппины

Итог

Победа США

Противники
США США

Филиппинские скауты Филиппинский комиссариат

Филиппинская республика

Катипунан
Султанат Сулу
Республика Замбоанга
Моро
Филиппинская армия Революционное движение "Пуладжанес" Республика негров

Командующие
Теодор Рузвельт Эмилио Агинальдо
Силы сторон
≈126,000 всего[1][2]

из них от 24,000 до 44,000 на поле боя

80,000–100,000 регулярных войск и ополчения
Потери
4,234[3]–6,165 убитыми,[4] 2,818 ранеными[3] 12,000[1]–20,000[5] убитыми
Филиппинское гражданское население: 200,000–250,000 погибших, в основном от болезней[5][6][7][lower-roman 1]

Филиппино-американская война — борьба Первой филиппинской республики за независимость от Соединенных Штатов Америки. Война длилась с 1899 по 1902 годы, когда филиппинское правительство официально признало американское правление. Перестрелки между правительственными отрядами и вооруженными группами филиппинских партизан продолжались до 1913 года. Некоторые историки считают, что война длилась с 1899 по 1902, а 1913 год считают неофициальной датой окончания войны.

Война была продолжением Филиппинской антиколониальной революции и вмешательства США в дела островов, в 1896—1898 годах боровшихся против испанского владычества.





Статистика Филиппино-американской войны

Воюющие страны Население (на 1899 год) Мобилизовано солдат Убито солдат Ранено солдат Убито мирных жителей
США 74 850 000 126 000[1] 6165[8] 3000[К 1]
Филиппины 7 350 000 100 000[9] 20 000[5] 200 000[10][6][11][К 2]
ВСЕГО 82 200 000 226 000 26 165 200 000
Примечания
  1. В эту цифру не вошли филиппинские полицейские, сражавшиеся на стороне США.
  2. В эту цифру вошли только убитые мирные жители. По подсчетам демографов от голода и эпидемий на Филиппинах во время войны умерло 800 000 человек.

Повод к войне

В 1896 г. на Филиппинах начались массовые восстания против испанского владычества. Но филиппинским патриотам не хватало поддержки сильной страны. Таковая нашлась в лице США. Американское правительство пообещало филиппинскому народу провозгласить Филиппины независимой державой. В апреле 1898 г. США начали военные действия против Испании, под предлогом[12] помощи восставшим националистам Кубы, Филиппин и Пуэрто-Рико. Испания, которая держала под своим владычеством эти страны с XVI века, проиграла войну. США во многом помогли странам, которые хотели обрести независимость от Испании, разгромив испанские войска и заставив вывести их с территории колоний. Однако после войны этим странам США не только не спешили, но и не планировали предоставлять обещанную независимость. Филиппины провозгласили свою независимость от Испании 12 июня 1898 года (ровно за 2 месяца до окончания испано-американской войны), испанцы реально контролировали только столицу и её окрестности. Однако США не признали независимость Филиппин и 10 декабря 1898 г. США купили у Испании Филиппины за 20 млн.$, согласно Парижскому мирному договору 1898 года, подписанному после окончания испано-американской войны. Теперь Филиппины находились под покровительством США, что не входило в планы филиппинских республиканцев.

Непосредственным поводом к войне между США и Филиппинами послужил инцидент, произошедший ночью 4 февраля 1899 г. на Сан-Хуановском мосту, близ Манилы. Американский солдат застрелил филиппинца, зашедшего на базу США. Американский солдат пытался остановить филиппинца, но тот не знал английского языка и американец открыл огонь.

Боевые действия

Уже спустя пару часов начались настоящие боевые действия. Армия США быстро разгромила плохо вооруженную и неподготовленную армию республиканцев, которой командовал Эмилио Агинальдо. Битва происходила вблизи столицы Филиппин (4-5 февраля). В этой битве 12 000 американцев легко одолели 15 000 армию Агинальдо, потеряв при этом всего 50-60 человек убитыми и 225 ранеными (потери филиппинцев составили 2000 убитыми и ранеными)[13] . Казалось поражение Агинальдо неизбежно. Но Агинальдо удалось скрыться с остатками своих войск в неприступных северных горах.

11 августа 1899 г. Америкой было послано 11 000 солдат, чтобы остановить республиканскую армию. Но партизанская война шла полным ходом, поэтому на первых этапах войны американская армия несла большие потери. Вначале на Филиппинах находилось только 40 000 американских солдат, но в течение последующих двух лет оккупационную армию пришлось увеличить более чем втрое.

С началом войны в правительстве Филиппин начались распри по поводу дальнейшей судьбы страны. Президент республики Э. Агинальдо, П. Патерно и др. 7 мая 1899 г. отстранили от власти главу республиканского правительства демократа А. Мабини. 5 июля 1899 г. организовали убийство главнокомандующего войсками генерала А. Луна, стоявшего за бескомпромиссное сопротивление захватчикам. Регулярная республиканская армия к началу 1900 г. распалась на отдельные отряды, перешедшие к партизанским действиям. Независимая Филиппинская Республика фактически прекратила своё существование.

23 марта 1901 г. американцы захватили в плен Агинальдо. 1 апреля 1901 г. в Маниле Агинальдо поклялся признать власть Соединенных Штатов над Филиппинами и заверил в своей преданности американское правительство. Три недели спустя он публично обратился к своим собратьям, призывая их сложить оружие. Но захват Агинальдо не произвёл на филиппинских патриотов такого впечатления, которого ожидало правительство США. Образовались новые отряды партизан, во главе которых встал генерал Мигель Мальвар. Война возобновилась.В апреле 1902 года, подавленный морально, Мальвар сдался в плен американцам, вместе со своей больной супругой и детьми. С ним в плен сдались и его 3000 лучших воинов. Фактически Мальвар был последним боеспособным генералом на Филиппинах. Основные филиппинские лидеры признали победу американцев. Но в некоторых районах Филиппин, страны разбросанной на большом количестве островов, партизанские отряды продолжали войну до 1913 года.

Конец войны

Война стоила Соединенным Штатам 600 млн.$ (по тем временам громадная сумма). Филиппины стали зависимой территорией США и только в 1935 году они получили статус автономии в рамках США. Филиппинам была окончательно предоставлена независимость в 1946 г.

См. также

Напишите отзыв о статье "Филиппино-американская война"

Литература

  • Burdeos, Ray L. (2008), [books.google.com/?id=tN__4jLTnd8C Filipinos in the U.S. Navy & Coast Guard During the Vietnam War], AuthorHouse, ISBN 978-1-4343-6141-7, <books.google.com/?id=tN__4jLTnd8C> 
  • Hack, Karl & Rettig, Tobias (2006), [books.google.com/books?id=IFNrC0lVLvAC Colonial armies in Southeast Asia], Routledge, ISBN 978-0-415-33413-6, <books.google.com/books?id=IFNrC0lVLvAC> 
  • Smallman-Raynor, Matthew (January 1998), "[dx.doi.org/10.1006%2Fjhge.1997.0077 The Philippines Insurrection and the 1902–4 cholera epidemic: Part I – Epidemiological diffusion processes in war]", Journal of Historical Geography Т. 24 (1): 69–89, DOI 10.1006/jhge.1997.0077 

Ссылки

Примечания

  1. 1 2 3 "[www.jhu.edu/~gazette/2006/10apr06/10paul.html Historian Paul Kramer revisits the Philippine–American War]", The JHU Gazette (Johns Hopkins University) . — Т. 35 (29), April 10, 2006, <www.jhu.edu/~gazette/2006/10apr06/10paul.html>. Проверено 18 марта 2008. 
  2. Deady 2005, С. 62
  3. 1 2 Stanley Karnow. [books.google.com/books?id=VbwogbQ3l8UC&pg=PT375 In Our Image: America's Empire in the Philippines]. — Random House Publishing Group. — P. 375. — ISBN 978-0-307-77543-6.
  4. Hack & Rettig 2006, С. [books.google.com/books?id=IFNrC0lVLvAC&pg=PA172 172]
  5. 1 2 3 Guillermo, Emil (February 8, 2004), "[news.google.com/newspapers?nid=1683&dat=20040208&id=gbIaAAAAIBAJ&sjid=GEUEAAAAIBAJ&pg=5222,6070988 A first taste of empire]", Milwaukee Journal Sentinel: 03J, <news.google.com/newspapers?nid=1683&dat=20040208&id=gbIaAAAAIBAJ&sjid=GEUEAAAAIBAJ&pg=5222,6070988> 
  6. 1 2 Smallman-Raynor 1998
  7. Burdeos 2008, С. [books.google.com/books?id=tN__4jLTnd8C&pg=PA14&dq=250,000+1,000,000 14]
  8. Hack & Rettig 2006, С. [books.google.com.ph/books?id=IFNrC0lVLvAC&pg=PA172 172]
  9. , <www.filipiknow.net/surprising-trivia-from-philippine-history/date=April 2008> (недоступная ссылка — 2008 история)
  10. Guillermo, Emil (February 8, 2004), "[news.google.com/newspapers?nid=1683&dat=20040208&id=gbIaAAAAIBAJ&sjid=GEUEAAAAIBAJ&pg=5222,6070988 A first taste of empire]", Milwaukee Journal Sentinel: 03J, <news.google.com/newspapers?nid=1683&dat=20040208&id=gbIaAAAAIBAJ&sjid=GEUEAAAAIBAJ&pg=5222,6070988> 
  11. Burdeos 2008, С. [books.google.com.ph/books?id=tN__4jLTnd8C&pg=PA14&dq=250,000+1,000,000 14]
  12. История дипломатии. Том II. — Москва: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА, 1959.
  13. Харботл Т. Битвы мировой истории. М.: Внешсигма, 1993. С.466.


Ошибка в сносках?: Для существующих тегов <ref> группы «lower-roman» не найдено соответствующего тега <references group="lower-roman"/> или пропущен закрывающий тег </ref>

Отрывок, характеризующий Филиппино-американская война

Несмотря на то, что пасьянс сошелся, Пьер не поехал в армию, а остался в опустевшей Москве, все в той же тревоге, нерешимости, в страхе и вместе в радости ожидая чего то ужасного.
На другой день княжна к вечеру уехала, и к Пьеру приехал его главноуправляющий с известием, что требуемых им денег для обмундирования полка нельзя достать, ежели не продать одно имение. Главноуправляющий вообще представлял Пьеру, что все эти затеи полка должны были разорить его. Пьер с трудом скрывал улыбку, слушая слова управляющего.
– Ну, продайте, – говорил он. – Что ж делать, я не могу отказаться теперь!
Чем хуже было положение всяких дел, и в особенности его дел, тем Пьеру было приятнее, тем очевиднее было, что катастрофа, которой он ждал, приближается. Уже никого почти из знакомых Пьера не было в городе. Жюли уехала, княжна Марья уехала. Из близких знакомых одни Ростовы оставались; но к ним Пьер не ездил.
В этот день Пьер, для того чтобы развлечься, поехал в село Воронцово смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен был быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов; но, как узнал Пьер, он строился по желанию государя. Государь писал графу Растопчину об этом шаре следующее:
«Aussitot que Leppich sera pret, composez lui un equipage pour sa nacelle d'hommes surs et intelligents et depechez un courrier au general Koutousoff pour l'en prevenir. Je l'ai instruit de la chose.
Recommandez, je vous prie, a Leppich d'etre bien attentif sur l'endroit ou il descendra la premiere fois, pour ne pas se tromper et ne pas tomber dans les mains de l'ennemi. Il est indispensable qu'il combine ses mouvements avec le general en chef».
[Только что Леппих будет готов, составьте экипаж для его лодки из верных и умных людей и пошлите курьера к генералу Кутузову, чтобы предупредить его.
Я сообщил ему об этом. Внушите, пожалуйста, Леппиху, чтобы он обратил хорошенько внимание на то место, где он спустится в первый раз, чтобы не ошибиться и не попасть в руки врага. Необходимо, чтоб он соображал свои движения с движениями главнокомандующего.]
Возвращаясь домой из Воронцова и проезжая по Болотной площади, Пьер увидал толпу у Лобного места, остановился и слез с дрожек. Это была экзекуция французского повара, обвиненного в шпионстве. Экзекуция только что кончилась, и палач отвязывал от кобылы жалостно стонавшего толстого человека с рыжими бакенбардами, в синих чулках и зеленом камзоле. Другой преступник, худенький и бледный, стоял тут же. Оба, судя по лицам, были французы. С испуганно болезненным видом, подобным тому, который имел худой француз, Пьер протолкался сквозь толпу.
– Что это? Кто? За что? – спрашивал он. Но вниманье толпы – чиновников, мещан, купцов, мужиков, женщин в салопах и шубках – так было жадно сосредоточено на то, что происходило на Лобном месте, что никто не отвечал ему. Толстый человек поднялся, нахмурившись, пожал плечами и, очевидно, желая выразить твердость, стал, не глядя вокруг себя, надевать камзол; но вдруг губы его задрожали, и он заплакал, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди. Толпа громко заговорила, как показалось Пьеру, – для того, чтобы заглушить в самой себе чувство жалости.
– Повар чей то княжеский…
– Что, мусью, видно, русский соус кисел французу пришелся… оскомину набил, – сказал сморщенный приказный, стоявший подле Пьера, в то время как француз заплакал. Приказный оглянулся вокруг себя, видимо, ожидая оценки своей шутки. Некоторые засмеялись, некоторые испуганно продолжали смотреть на палача, который раздевал другого.
Пьер засопел носом, сморщился и, быстро повернувшись, пошел назад к дрожкам, не переставая что то бормотать про себя в то время, как он шел и садился. В продолжение дороги он несколько раз вздрагивал и вскрикивал так громко, что кучер спрашивал его:
– Что прикажете?
– Куда ж ты едешь? – крикнул Пьер на кучера, выезжавшего на Лубянку.
– К главнокомандующему приказали, – отвечал кучер.
– Дурак! скотина! – закричал Пьер, что редко с ним случалось, ругая своего кучера. – Домой я велел; и скорее ступай, болван. Еще нынче надо выехать, – про себя проговорил Пьер.
Пьер при виде наказанного француза и толпы, окружавшей Лобное место, так окончательно решил, что не может долее оставаться в Москве и едет нынче же в армию, что ему казалось, что он или сказал об этом кучеру, или что кучер сам должен был знать это.
Приехав домой, Пьер отдал приказание своему все знающему, все умеющему, известному всей Москве кучеру Евстафьевичу о том, что он в ночь едет в Можайск к войску и чтобы туда были высланы его верховые лошади. Все это не могло быть сделано в тот же день, и потому, по представлению Евстафьевича, Пьер должен был отложить свой отъезд до другого дня, с тем чтобы дать время подставам выехать на дорогу.
24 го числа прояснело после дурной погоды, и в этот день после обеда Пьер выехал из Москвы. Ночью, переменя лошадей в Перхушкове, Пьер узнал, что в этот вечер было большое сражение. Рассказывали, что здесь, в Перхушкове, земля дрожала от выстрелов. На вопросы Пьера о том, кто победил, никто не мог дать ему ответа. (Это было сражение 24 го числа при Шевардине.) На рассвете Пьер подъезжал к Можайску.
Все дома Можайска были заняты постоем войск, и на постоялом дворе, на котором Пьера встретили его берейтор и кучер, в горницах не было места: все было полно офицерами.
В Можайске и за Можайском везде стояли и шли войска. Казаки, пешие, конные солдаты, фуры, ящики, пушки виднелись со всех сторон. Пьер торопился скорее ехать вперед, и чем дальше он отъезжал от Москвы и чем глубже погружался в это море войск, тем больше им овладевала тревога беспокойства и не испытанное еще им новое радостное чувство. Это было чувство, подобное тому, которое он испытывал и в Слободском дворце во время приезда государя, – чувство необходимости предпринять что то и пожертвовать чем то. Он испытывал теперь приятное чувство сознания того, что все то, что составляет счастье людей, удобства жизни, богатство, даже самая жизнь, есть вздор, который приятно откинуть в сравнении с чем то… С чем, Пьер не мог себе дать отчета, да и ее старался уяснить себе, для кого и для чего он находит особенную прелесть пожертвовать всем. Его не занимало то, для чего он хочет жертвовать, но самое жертвование составляло для него новое радостное чувство.


24 го было сражение при Шевардинском редуте, 25 го не было пущено ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны, 26 го произошло Бородинское сражение.
Для чего и как были даны и приняты сражения при Шевардине и при Бородине? Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть – для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершении очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение.
Ежели бы полководцы руководились разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятной случайностью потери четверти армии, он шел на верную погибель; и столь же ясно бы должно было казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одной шашкой и я буду меняться, я наверное проиграю и потому не должен меняться.
Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его; а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня.
До Бородинского сражения наши силы приблизительно относились к французским как пять к шести, а после сражения как один к двум, то есть до сражения сто тысяч; ста двадцати, а после сражения пятьдесят к ста. А вместе с тем умный и опытный Кутузов принял сражение. Наполеон же, гениальный полководец, как его называют, дал сражение, теряя четверть армии и еще более растягивая свою линию. Ежели скажут, что, заняв Москву, он думал, как занятием Вены, кончить кампанию, то против этого есть много доказательств. Сами историки Наполеона рассказывают, что еще от Смоленска он хотел остановиться, знал опасность своего растянутого положения знал, что занятие Москвы не будет концом кампании, потому что от Смоленска он видел, в каком положении оставлялись ему русские города, и не получал ни одного ответа на свои неоднократные заявления о желании вести переговоры.
Давая и принимая Бородинское сражение, Кутузов и Наполеон поступили непроизвольно и бессмысленно. А историки под совершившиеся факты уже потом подвели хитросплетенные доказательства предвидения и гениальности полководцев, которые из всех непроизвольных орудий мировых событий были самыми рабскими и непроизвольными деятелями.