Филиппины

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Республика Филиппины
тагальск. Republika ng Pilipinas
англ. Republic of the Philippines
Флаг Герб
Девиз: «Maka-Diyos, Makatao, Makakalikasan, at Makabansa»
«За Бога, народ, природу и страну»
Гимн: «Lupang Hinirang»
«Избранная Страна»
Дата независимости 12 июня 1898 (от Испании)
4 июля 1946 (от США)
Официальные языки Английский, филиппинский
Столица Манила
Крупнейшие города Манила (в составе конурбации Метро-Манила), Кесон-Сити, Давао
Форма правления президентская республика
Президент
Вице-президент
Родриго Роа Дутерте
Лени Робредо
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
72-я в мире
299 764 км²
0,6
Население
• Оценка (2015)
Плотность

102 921 200[1] чел. (12-е)
338 чел./км²
ВВП
  • Итого (2016)
  • На душу населения

310,312 млрд[2] долл. (30-й)
2978[2] долл.
ИЧР (2013) 0,660[3] (средний) (117-е место)
Валюта 1 филиппинское песо = 100 сентаво (сентимо) (PHP)
Интернет-домен .ph
Телефонный код +63
Часовой пояс +8
Координаты: 12°48′00″ с. ш. 122°03′00″ в. д. / 12.80000° с. ш. 122.05000° в. д. / 12.80000; 122.05000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=12.80000&mlon=122.05000&zoom=9 (O)] (Я)

Филиппины (англ. the Philippines, исп. Filipinas, тагальск. Pilipinas), официально Республика Филиппины (тагальск. Republika ng Pilipinas, англ. Republic of the Philippines, исп. República de Filipinas), является суверенным островным государством в Юго-Восточной Азии, которое расположено в западной части Тихого океана между Индонезией и Тайванем. Оно включает в себя около 7641 островов, самыми большими из которых являются Лусон, Визаян и Минданао. Из них обитаемы только около 2000, а около 5000 даже не имеют официального названия. Столицей Филиппин является город Манила, а самым большим по количеству проживающего населения является город Кесон Сити.

Филиппины расположены в тихоокеанском огненном кольце вблизи экватора, что является причиной относительно частых землетрясений и огромного разнообразия живой природы. Филиппины занимают территорию примерно 300000 квадратных километров (115831 квадратные мили), население Филиппин — более 100 млн человек, которое является самым быстро увеличивающимся в странах восточной Азии. По количеству проживающего здесь населения Филиппины занимают 7-е место в Азии и 12-е место в мире. Ещё 12 млн филиппинцев проживает в других странах. Население островов многоэтнично и мультикультурно. Первыми поселенцами на островах были негритосы, которые появились здесь ещё в доисторический период. Это был австронезийский народ, который заселял острова последовательными волнами. Также люди приходили сюда из Малайи, Китая, Индии и исламских государств. Вследствие чего здесь сформировалось много племён, которыми правили Дату, Раджи, Султаны и Лаканы.

С приездом в 1521 году сюда Фернанда Магеллана началась испанская колонизация островов. В 1543 году испанский исследователь Руи Лопес де Вильялобос назвал архипелаг «филиппинскими островами» в честь короля Испании Филиппа II. В 1565 году сюда приехал Мигель Лопес де Легаспи, который организовал на архипелаге первое испанское поселение. Филиппины стали частью Испанской империи на более, чем трёхсотлетний период. Вследствие этого римская католическая церковь является на сегодня на Филиппинах господствующей религией. В это время Манила становится центром трансатлантической торговли между странами Азии и Америки.

В начале 20-го века на Филиппинах вспыхнула революция, вследствие чего Филиппины объявили себя республикой. Однако за этим последовала война с Америкой и завоевание островов. Филиппины также пережили японскую оккупацию, однако Филиппины оставались под господством Америки до окончания второй мировой войны, когда Филиппины объявили свою независимость. С тех пор на Филиппинах произошёл ряд революций, однако там сохраняется сильное влияние Соединённых Штатов.

По экономическому развитию Филиппины являются среднеразвитым государством. Оно является членом Организации Объединённых Наций, Всемирной торговой организации, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества и саммита стран Восточной Азии. Здесь находится штаб-квартира Азиатского банка развития. Филиппины поставили задачу перевести государство, основанное на сельском производстве, в государство с хорошо развитым промышленным производством.





Происхождение названия территории

Филиппины были названы в честь короля Испании Филиппа II. Испанский исследователь Руи Лопес де Вильялобос во время своей экспедиции в 1542 году назвал остров «Филиппины Лейте и Самар» ("Leyte and Samar Felipinas) в честь тогдашнего принца Астурийского. В дальнейшем название «Филиппинские острова» используется для названия всего архипелага. До этого их называли «Западными островами»(«Islas del Poniente») или названием, которое дал им Магеллан — «Сан Лазаро».

Название архипелагу меняли в течение истории несколько раз. Во время революции на Филиппинах конгресс провозгласил территорию «Республикой Филиппины» («República Filipina» или «Philippine Republic»). Со времени победы Америки в Филиппино-Американской войне (1899—1902) и до провозглашения независимости территорию называли «Филиппинские острова» («Philippine Islands»). Со времен Парижского договора 1898 года архипелаг называли «Филиппины» («Philippines»). Со времени окончания Второй мировой войны официальным названием архипелага является «Республика Филиппины».

Физико-географическая характеристика

Географическое положение

Государство Филиппины занимает Филиппинские острова, являющиеся частью Малайского архипелага. Самые крупные из более чем 7100 островов, принадлежащих Филиппинам: Лусон, Минданао, Самар, Панай, Палаван, Негрос, Миндоро, Лейте, Бохоль, Себу. Протяжённость Филиппинского архипелага с севера на юг составляет около 2000 км, с запада на восток — 900 км. На западе острова омываются Южно-Китайским морем, на востоке — Филиппинским морем, на юге — морем Сулавеси, на севере Филиппинские острова отделяет от острова Тайвань пролив Баши. Самая северная точка Филиппинских островов — острова Батанес. Самая южная — остров Сибуту. Самая западная — остров Балабак, а самая восточная — остров Минданао. Длина береговой линии 36,3 тыс. км. Общая площадь островов — 299,7 тыс. км².

Рельеф островов составляют главным образом горы, самая высокая из которых — вулкан Апо (2954 м) — расположен на острове Минданао. Горные хребты — вулканического происхождения, так как архипелаг находится на стыке материковой и океанической литосферных плит и входит в Тихоокеанское огненное кольцо, отличающееся повышенной сейсмичностью и вулканизмом. Глубоководные желоба и вулканические острова — отличительная черта Филиппин. У побережья острова Минданао проходит Филиппинский жёлоб глубиной до 10’830 м — один из глубочайших в мировом океане.

Климат

Филиппины имеют тропический морской климат, он жаркий и влажный. Год разделяется здесь на три периода: таг-инит или таг-арав — жаркая, сухая пора (лето), которая длится с марта по май, таг-улан — период дождей, который длится с июня по ноябрь, и таг-ламиг — холодная сухая пора, которая длится с декабря по февраль. С мая по октябрь здесь царит юго-западный муссон, который называют «хагабат», с ноября по апрель здесь царит «амихан» — северо-восточный сухой муссон. Температура обычно варьирует от 21 °C (70 °F) до 32 °C (90 °F), однако она может и выходить за эти пределы на короткое время. Самым холодным месяцем здесь является январь, а самым жарким — май.

Средняя годовая температура здесь 26,6 °C (79.9 °F). Температура не очень сильно варьирует в зависимости от местности. Будь то южная часть островов, северная или восточная — температура там примерно одинакова. Большее влияние на погоду оказывает расположение местности по отношению к уровню моря. Средняя годовая температура в Багио, который находится на высоте 1500 метров (4900 футов) над уровнем моря, — примерно 18,3 °C (64.9 °F), что делает это место очень популярным.

С июля по октябрь здесь идут дожди из-за присутствия здесь в это время пояса тайфунов. Количество годовых осадков варьирует от 5000 мм (200 дюймов) в год для открытой местности, как, например, восточное побережье, до 1000 мм (39 дюймов) в год для покрытых растительностью долин. Самый влажный циклон в архипелаге был в июле 1911 года, когда за один день здесь выпало 1168 мм (46 дюймов) осадков. Багйо — период тропического циклона на Филиппинах.

На северные районы страны часто обрушиваются тайфуны, возможны цунами.

Растительный и животный мир

Около половины территории Филиппин покрыто влажными тропическими лесами, в которых преобладают пальмы, каучуконосы, баньян, апитонг, майяпис, лауан, часто встречаются бамбук, орхидеи, корица. На высоте свыше 1200 м над уровнем моря произрастают кустарники и находятся луга.

Среди животных, обитающих на Филиппинских островах, чаще других встречаются олень, мангуст, дикий кабан. Для фауны страны характерно большое разнообразие видов птиц и рептилий. В прибрежных водах водится много видов рыб и моллюсков, среди последних особенно примечательны жемчужницы — моллюски, способные образовывать жемчуг.

Государственное устройство и политика

Филиппины — президентская республика с двухпалатным парламентом и независимой судебной системой.

Президент избирается населением на 6-летний срок, Сенат (24 места) — также на 6-летний срок, Палата представителей (240 мест) — на 3-летний срок.

Министерства

Политические партии

Основные партии по итогам выборов в мае 2007 года:

  • Лакас/Кампи/Христианские и мусульманские демократы — центристская, 4 сенатора, 142 депутата
  • Националистическая народная коалиция — центристская, 2 сенатора, 28 депутатов
  • Либеральная партия — левоцентристская, 4 сенатора, 14 депутатов
  • Националистическая партия — правая центристская, 3 сенатора, 8 депутатов
  • Байан — левая, 7 депутатов
  • Демократическая партия/Лабан — левоцентристская, 1 сенатор, 4 депутата
  • Пверса Масан — левоцентристская, 2 сенатора, 3 депутата
  • Объединённая оппозиция — центристская, 2 сенатора, 3 депутата

Кроме того, в парламенте представлены ещё несколько партий. Не представленные в парламенте партии — две коммунистические партии (КПФ-1930 и КПФ-1968) и партия зелёных.

Коммунистическая партия Филиппин (1968) имеет с 1969 года вооружённую организацию — Новую народную армию (в начале 1980-х годов — около 25 тыс. бойцов, в 2009 году — около 4 тыс.).

На Филиппинах также действуют исламистские вооружённые группировки — Исламский освободительный фронт моро и Абу Сайяф.

Международные отношения

Международные отношения филиппинцев заключаются в торговле с другими странами и в том, что 11 млн филиппинцев проживает в других странах. Филиппины являются одним из основателей и активным участником Организации Объединенных Наций, Филиппины много раз избирали в совет безопасности ООН. Карлос Ромуло одно время являлся председателем генеральной ассамблеи ООН. Страна является активным участником Совета по правам человека, также она участвует в миссиях по поддержанию мира, в частности в Восточном Тиморе.

Кроме того, что страна активный член ООН, она также является одним из основателей и активным членом Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, эта организация была создана в целях укрепления взаимоотношений между странами Юго-Восточной Азии и обеспечения содействия их культурного и экономического развития.

Филиппины высоко ценят свои взаимоотношения с США. Они поддерживали США во время холодной войны и борьбы с терроризмом. Филиппины являются одним из основных союзников НАТО. Филиппины позволили США разместить на своей территории военную базу даже не смотря на то, что раньше страна являлась американской колонией. Япония является одной из стран, которая больше других помогает в развитии Филиппинам. Хотя положение женщин на Филиппинах по-прежнему является не лучшим, однако последствия Второй Мировой Войны уже исчезли.

У Филиппин, в целом, отношения с другими странами хорошие. Филиппины высоко ценят поддержку стран с более развитой экономикой, однако и сама поддерживает другие страны, менее экономически развитые, чем Филиппины. Исторические связи и культурное сходство являются хорошей основой для сотрудничества с Испанией. Хотя условия жизни проживающих за границей филиппинцев не всегда хорошие, и они даже иногда подвергаются дискриминации и насилию, однако многие филиппинцы работают в других странах.

Так как исчезли угрозы коммунистической революции, былые враждебные отношения Филиппин с Китаем в 1950-х годах значительно улучшились. Во взаимоотношениях с островами Тайвань и Спратли Филиппины по-прежнему ведут себя осторожно, учитывая попытки расширения Китаем своего влияния. В последнее время Филиппины работали по вопросу улучшения экономического сотрудничества со странами Южной Азии и тихоокеанскими соседями.

Филиппины являются активным членом Саммита Южной Азии, Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества, группы 24 и движения Неприсоединения. Филиппины также стремятся улучшить взаимоотношения с мусульманскими странами путём участия в деятельности Организации Исламского Сотрудничества.

Армия и поддержание правопорядка

Задачей вооруженных сил Филиппин является национальная безопасность, они подразделяются на 3 части: ВВС Филиппин, армия Филиппин и ВМФ Филиппин (включает морскую пехоту). В армии Филиппин служат добровольно. Гражданскую безопасность контролирует филиппинская национальная полиция, которую контролирует департамент внутренних дел и местное правительство.

В Автономной мусульманской области на острове Минданао деятельность внутренней милиции также контролирует Национальный фронт освобождения Моро. Кроме Национального фронта освобождения Моро на острове Минданао также действуют Коммунистическая новая народная армия и Абу-Сайяф, которые занимаются вопросами похищения иностранцев с требованием выкупа. Однако, в последнее время их деятельность сократилась из-за того, что правительство Филиппин стало лучше контролировать гражданскую безопасность. Филиппины на содержание своих вооруженных сил тратят на 1,1 % от ВВП меньше, чем другие страны в этом регионе. В 2014 году на свои вооруженные силы Малайзия и Таиланд потратили 1,5 %, Китай — 2,1 %, Вьетнам — 2,2 % и Южная Корея 2,6 % от своего ВВП. Филиппины являются союзником США со времён Второй Мировой Войны. Договор о взаимной военной поддержке был подписан в 1951 году. Филиппины поддерживали Америку во время холодной войны и участвовали в войне во Вьетнаме и Корее. Филиппины были членом теперь уже несуществующей организации СЕАТО, деятельность которой похоже на деятельность НАТО, в неё входили Австралия, Франция, Новая Зеландия, Пакистан, Таиланд, Великобритания и США. Филиппины оказывали поддержку США во время борьбы с террористами в Ираке.

Административное деление

Основная административная единица Филиппин — провинция. Филиппины делятся на 81 провинцию, объединённые в 18 регионов. Некоторые так называемые «независимые» города юридически не входят в состав провинций. Провинции делятся на муниципалитеты и включённые города. Муниципалитеты делятся на элементарные административные единицы — общины-барангаи.

История

Доисторический период

Самые древние останки человека, найденные на архипелаге, датируются 67000 лет назад. Останки человека Табун, найденные на острове Палаван, датируются 26500 лет назад. Одними из первых жителей архипелага были негритосы, но их первое поселение не может быть на сегодняшний день достоверно датировано.

Существует несколько теорий относительно происхождения первых жителей Филиппин. Теория Ф. Ланда утверждает, что предки Филиппинцев имеют местное происхождение. Теория Вильгельма Солхейма «О происхождении предков Филиппинцев» также утверждает, что предки современных Филиппинцев развились здесь локально между 48000 и 5000 лет до н. э., а не в результате широкомасштабной миграции. Австронезийская теория говорит о том, что на острова пришли Малайо-Полинезийцы с острова Тайвань примерно 4000 лет до н. э. и постепенно вытесняли местное население.

Наиболее широко распространённой теорией, основанной на лингвистических и археологических свидетельствах, является теория «Происхождения с о. Тайвань», которая утверждает, что сами австронезийцы Тайваня были потомками неолитических цивилизаций на реке Янцзы культуры Льянжу, они начали мигрировать на Филиппины около 4000 до н. э., вытеснив ранее существовавших здесь поселенцев. В период неолита на островах существовала «культура Джейд», об этом свидетельствуют десятки тысяч изысканно сделанных нефритовых артефактов, найденных на Филиппинах, которые датируют 2000 г. до н. э.

Нефрит, как утверждают, возник на Тайване и в других странах юго-восточной части материковой Азии. То, что эти артефакты были найдены на островах архипелага, свидетельствует о том, что в доисторический период существовало общение между населением архипелага и другими странами юго-восточной Азии. В 1000 г. до н. э. население архипелага можно разделить на 4 группы: племена охотников-собирателей, воинствующие племена, жители высокогорной местности, которых называют плутократами, и портовых князья.

Древнее время

Начиная с V века на территории современных Филиппин сформировалась цивилизация, основанная на смешении различных культур и народностей. Коренное население островов, широко известное как негритосы аэта, преодолели доисторические земли и материковые ледники и, в конце концов, поселились в пышных лесах островов. Позднее через Тайвань на острова прибыли говорящие на австронезийских языках переселенцы из Южного Китая. Китайские купцы прибыли в VIII веке. Принадлежавшие в VII—XVII веках индо-малайским морским королевствам, Филиппины были открыты Фернаном Магелланом в 1521 году.

XIV век — высадка арабов. Ко времени прибытия первых европейцев на севере островов (на территории нынешней Манилы) правили раджи, которые в силу исторических условий платили дань государствам Юго-Восточной Азии, а именно королевству Шривиджая. Однако по существу Филиппинские острова уже тогда являлись самодостаточными и обладали собственным внутренним управлением.

Испанский период (15211898)

На протяжении почти всего правления испанцев на Филиппинах вспыхивали восстания, которые не завершались успехом.

Американский период (1898—1946)

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

В 1898 году после Испанско-американской войны Испания передала Филиппины, Кубу, Гуам и Пуэрто-Рико Соединённым Штатам Америки[4] за 20 миллионов долларов в соответствии с Парижским мирным договором 1898 года. 12 июня 1898 года филиппинцы во главе с Эмилио Агинальдо провозгласили себя независимыми от Испании. Это привело к войнам с повстанцами и революции во время Филиппинско-американской войны, которая официально закончилась в 1902 году, несмотря на то, что единичные сражения продолжались до 1913 года.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2941 день] С собственным небольшим правительством Филиппинские острова стали зависимой территорией США и только в 1935 году они получили статус автономии в рамках США. В то время как Филиппины были автономией, от Филиппин был послан невыборный представитель в нижнюю палату конгресса США, таким же образом в настоящее время поступают округ Колумбия, Гуам, Пуэрто-Рико и Американские Виргинские острова.

Во время Второй мировой войны Филиппины были оккупированы японцами.

Независимые Филиппины

Фактически Филиппинам была окончательно предоставлена независимость в 1946 году.

Последующий период был омрачён послевоенными проблемами. Волнения граждан во время не пользующейся признанием диктатуры Фердинанда Маркоса закончились только в 1986 году. На данный момент возникают трудности из-за восстаний маоистов (см.: Коммунистическая партия Филиппин) и троцкистов (см.: Революционная рабочая партия Филиппин и Революционная рабочая партия Минданао), а также мусульманским сепаратизмом (см.: Фронт национального освобождения моро, Исламский фронт освобождения моро, Группа Абу Сайяфа).

Экономика

Экономика Филиппин находится на 33-м месте в мире, по оценке МВФ ВВП Филиппин в 2016 году составляет 310 312 миллионов долларов США[2]. Филиппины в основном экспортируют полупроводники, и электронику, транспортные средства, одежду, изделия из меди, нефтепродукты, кокосовое масло и фрукты. Филиппины торгуют, в основном, с США, Японией, Китаем, Сингапуром, Южной Кореей, Нидерландами, Гонконгом, Германией, Тайванем и Таиландом. Национальной валютой Филиппин является филиппинское песо.

Филиппины являются молодой индустриальной страной, которая переходит с экономики, основанной на сельском хозяйстве на экономику, основанную на производстве и сфере услуг. В стране примерно 40,813 миллионов человек трудоспособного возраста, в сфере сельского хозяйства занято примерно 30 % из них, сельское хозяйство приносит примерно 14 % ВВП. В промышленном секторе занято около 14 % рабочих, промышленный сектор приносит около 30 % ВВП, в то время, как 47 % людей трудоспособного возраста занято в сфере обслуживания, что приносит 56 % ВВП.

На 14 декабря 2014 года безработными были 6 % людей трудоспособного возраста. Уровень инфляции составляет 3,7 %. Валовые международные резервы по состоянию на октябрь 2013 года составляли 83201 миллиардов долларов США. Величина внешнего долга к ВВП продолжает снижаться, в марте 2014 года она составляла 38,1 %, в то время как в 2004 году она составляла рекордную цифру 78 %. Страна является чистым импортером.

После Второй Мировой Войны Филиппины по состоянию экономики были на втором месте после Японии среди стран Юго-Восточной и Восточной Азии. Однако, в 1960-х годах Филиппины начали обгонять другие страны. Во времена правления президента Фердинанта Маркоса происходил застой в экономике и политическая нестабильность. Экономический рост страны был медленен, наблюдались периоды экономического спада. Только в 1990-х годах в связи с проведением программы либерализации экономики, экономика начала восстанавливаться.

В 1997 году на экономику Филиппин сильно повлиял финансовый кризис в Азии, что привело к падению фондового рынка Филиппин и падению стоимости песо. Однако кризис повлиял на Филиппины не так сильно, как на её азиатских соседей. Это было обусловлено главным образом консерватизмом правительства в финансовой сфере, а после того, как за экономикой 10 лет наблюдал МВФ экономический рост Филиппин ускорился. Появились признаки прогресса. В 2004 году ВВП вырос на 6,4 %, а в 2007 на 7,1 %, эти показатели выше, чем в три предыдущие десятилетия. Средний годовой прирост ВВП в период 1966—2007 был на уровне 1,45 %, для сравнения, в странах Южной Азии и Тихоокеанского региона он составлял примерно 5,96 %. Заработок в день 45 % филиппинцев составляет примерно 2$.

Денежные переводы филиппинцев, которые работают за рубежом, своим родственникам превосходит иностранные инвестиции в экономику Филиппин. Денежные переводы достигли своего пика в 2010 году, когда в страну было переведено 10,4 % от ВВП, в 2012 и 2014 годах переводы составляли около 8,6 % от ВВП, в среднем в год из-заграницы в страну переводится около 28 милиардов долларов США. Региональное развитие происходит неравномерно, регион Метро Манилы, в частности, развивается значительно быстрее других регионов, правительство предпринимает шаги стимулирования инвестиций в другие регионы страны. Даже несмотря на ограничения, сферы услуг, такие как туризм и аутсорсинга бизнеса считают лучшими сферами экономического роста страны.

Goldman Sachs включил страну в свой список «Одиннадцати» экономик, однако в нём Филиппинам предшествуют Китай и Индия. Goldman Sachs считает, что к 2050 году филиппинская экономика будет на 20-ом месте в мире. HSBC считает, что к 2050 году Филиппины будут на 16 месте в мире, на 5-ом месте в Азии и на 1-ом месте в Юго-Восточной Азии по экономическому развитию. Филиппины является членом Всемирного банка, Международного валютного фонда, Всемирной торговой организации (ВТО) и Азиатский банк развития.

Преимущества: открытость для иностранных инвесторов. Растущая производительность в сельском хозяйстве. Экспорт бананов и ананасов. Значительные денежные переводы от граждан, работающих за границей.

Слабые стороны: проблемы с энергией ограничивают возможности развития. Неразвитая инфраструктура. Из-за малого объёма денежных сбережений граждан зависимость от иностранных финансовых средств. Малопродуктивное натуральное хозяйство.

Сегодня Филиппины — аграрно-индустриальная страна. Наиболее развиты отрасли промышленности: электронная, текстильная, химическая, деревообрабатывающая, пищевая, фармацевтическая. Сельское хозяйство включает в себя рыболовство и лесоводство. Филиппины — крупнейший экспортёр кокосовых орехов, бананов, риса и ананасов. Важнейшие торговые партнеры — США, Тайвань, Германия, Япония, Гонконг. В стране довольно неплохо развита транспортная инфраструктура — железные дороги, автодороги, речной и морской транспорт. Крупнейшие порты страны: Давао, Манила и Себу. Денежная единица — филиппинский песо.

Наука и техника

Филиппины постоянно вкладывают деньги в развитие своей науки и техники. На Филиппинах созданием и воплощением в жизнь проектов по развитию науки и техники занимается Департамент науки и техники. Страна поощряет ученых, внесших вклад в развитие науки и техники Филиппин, премиями. Известные Филиппинские ученые в области пищевых технологий, среди которых была Мария Ороса, разработали рецепт таких блюд как каламанси нип, соялак и банановый кетчуп.

Фе дел Мундо — филиппинский педиатр, который известен своим фундаментальным трудом по педиатрии, Пауло Кампос — врач, которого называют «отцом ядерной медицины» за его работы в этой области, Рамон Барба — садовод, который вывел сорт манго с большим количеством цветов на дереве.

Международный научно-исследовательский институт по проблемам риса, который был создан в 1960 году, его штаб-квартира находится в Лос Баньос, Лагуна, занимается селекцией новых сортов риса. Филиппины купили свой первый спутник в 1996 году. В 2016 году Филиппины запустили свой первый микроспутник Diwata-1.

Культура

Культура Филиппин включает в себя элементы восточных и западных культур. Она включает в себя элементы культур разных азиатских стран, а также Испании и Америки.

Традиционные праздники, известные как Баррио фиестас (районные фестивали), которые проводятся в память о святых покровителях, они являются всеобщими. Эти праздники — время для пиршества, музыки и танцев, Фестивали Моноринес и Синулог являются наиболее известными.

Некоторые традиции, однако, меняются или постепенно забываются. Группа Баянских национальных танцев Филиппин представляет разные традиционные танцы. Она является наиболее известной из-за того, что она танцует танцы тинилинг и сингкил, которые танцуются с бамбуковыми палками.

Последствия американской и испанской колонизации

Одним из наиболее заметных компонентов испанского наследия является преобладание испанских имен и фамилий среди филиппинцев, однако испанское имя и фамилия не обязательно означает испанское происхождение. Эта особенность уникальна среди людей Азии, она возникла в результате указа колониального генерал-губернатора Нарцисо Клавериа Залдуа, в котором говорилось о распространении испанских фамилий и испанских обычаев среди населения Филиппин. Названия многих улиц, городов и провинций также испанские. Испанская архитектура также оставила свой отпечаток на Филиппинах, многие города были спроектированы вокруг центральной площади или площади Пласа Майор, однако многие из зданий, построенных по испанским обычаям, были разрушены во время второй мировой войны. Однако некоторые такие здания остались, в основном, это церкви, правительственные здания и университеты. Четыре филиппинские церкви в стиле барокко включены в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, это церковь святого Агустина в Маниле, церковь Паоай в Ллокос Норте, церковь Нуэстра Сеньора-де-ла-Асунсьон (святой Марии) в Ллокос Сур и церковь Санто-Томас-де Вильянуэва в Илоило.

Виган также является одним из самых известных сохранившихся строений в испанском стиле. В Илоило также можно увидеть множество колониальных зданий, построенных во время американской оккупации. Таких зданий коммерческого назначения той эпохи имеется очень много, особенно в Калле Реал.

Тем не менее, в некоторых районах страны, таких как Батанес, нет значительных различий в образе жизни, там имеется смешанное влияние Испании и Филиппин, здания там построены из известняка и кораллов. Замки Идъянгс и Иватан были основными защитными сооружениями Филиппин до испанского завоевания.

Всеобщее использование английского языка является примером американского влияния на филиппинцев. Это способствует восприятию современной американской культуры. Это проявляется в любви филиппинцев к столовым быстрого питания и американскому кино и музыке. Столовые быстрого питания можно найти на углах многих улиц. Американские столовые быстрого питания появились на Филиппинах, однако они не смогли вытеснить местные столовые, такие как Голдилокс и Джоллиби.

Танец

Так же как и музыка Филиппин, которая непрерывно изменяется, филиппинский танец также находится в непрерывном изменении. В доколониальные времена на Филиппинах существовало огромное количество разнообразных танцев, которые имелись в большом количестве в разных племенах. Это говорит о том, что на Филиппинах развито большое количество разнообразных танцев. До прихода испанцев танец племен на островах Лузон и Визаян был очень похож. На острове Минданао танец имеет значительные черты танца мусульманских народов, на острове Замбоанга испанцы оказали на танец минимальное влияние.

Танец Филиппинцы используют в ритуалах, он отражает различные периоды жизни человека. Во время испанского владычества большинство танцев сопровождались музыкой рондалая, которая обычно играется на 14-ти струнных бандурриях, этот и другие струнные инструменты появились и получили широкое распространение на Филиппинах.

Хорошо известный на Филиппинах танец тиниклинг сопровождается игрой группы Рондалая и танцуется с двумя бамбуковыми палками. Он обычно начинается со сцены, в которой обычные сельские жители смеются. В конце танца бамбуковые палки скрещиваются. Бамбуковые палки также используются в танце с оттенками мусульманского танца — Сингкил. На сегодняшний день танцы очень разнообразны и варьируют от утонченного балетного танца до стритбрэйкданса.

Кухня

Филиппинская кухня развивалась на протяжении нескольких столетий, вобрав в себя элементы азиатских, малайско-полинезийской, китайской в частности, кухонь, кухонь Испании и Америки, адаптировав их к местным ингредиентам, так сформировались национальные филиппинские блюда. Блюда варьируются от очень простых, как, например, жареная рыба с рисом, до довольно сложных, таких как паэлья и коцидос, которые готовят на фиесту.

Популярными блюдами являются: лечон, адобо, синиганг, каре-каре, тапа, криспи пата, панцит, люмпиа и хало-хало. В приготовлении пищи используют следующие ингредиенты, которые можно найти на Филиппинах: каламондин, кокосы, саба (своего рода короткий широкий подорожник), манго, ханос и рыбный соус. Филиппинцы предпочитают, как правило, стойкие ароматы, но кухня не столь пряная, как у их соседей.

В отличие от некоторых азиатских стран, филиппинцы не едят палочками, они используют западные столовые приборы. Рис является основным продуктом питания в филиппинской кухне. Есть большое количество разнообразных рагу и основных блюд с бульоном, возможно поэтому там популярны в качестве столовых приборов ложка и вилка, а не нож с вилкой.

Традиционный способ еды руками, известный как камаян (используется чистая правая рука, которой пища подносится ко рту), ранее был чаще распространен в сельской местности. Однако из-за большого количества филиппинских ресторанов, которые ввели камаян, он быстро стал популярным. По этой же причине стал популярным способ принятия пищи под названием «Будле файт», который популярен в армии; при таком способе принятия пищи еда размещается на банановых листьях, с одного листа сразу едят несколько человек.

Средства массовой информации

Средства массовой информации вещают, главным образом, на филиппино и английском языке. СМИ использует также и другие филиппинские языки, в частности, визаянские языки, на них ведутся передачи, главным образом, на радио, которое доступно даже на самых отдаленных регионах страны, в противном случае, часть филиппинцев вообще бы осталась без доступа к СМИ. Наибольшим спросом пользуются телевизионные сети ABS-CBN, GMA и TV5, также широко распространено радио.

СМИ активно работает и постоянно снабжает филиппинцев подробностями из жизни знаменитостей и сообщает о громких скандалах. Широко транслируются драмы, фэнтэзи шоу, теленовелы, азиатские фильмы и аниме. В дневном телеэфире преобладают игровые передачи, различные шоу и ток-шоу, таких как «Ешьте Булага» и «Это время шоу». Филиппинское киноиндустрия имеет долгую историю и пользуется популярностью на внутреннем рынке, но в последнее время она столкнулась с растущей конкуренцией со стороны американских, азиатских и европейских кинопроизводителей. Наибольшую известность имеют такие режиссёры и актеры как Лино Брока и Хопа Аунор, которые сняли такие фильмы как «Манила: в когтях света» и «Чудо». В последние годы уже стало закономерностью: знаменитости сначала участвуют в телешоу и снимаются в кино, а потом они начинают заниматься вопросами политики, чем часто создают не малые проблемы.

Игры

Традиционные филиппинские игры, такие как люксонг, бака патиентеро, пико, и тумбанг пресо по-прежнему широко распространены среди молодежи. Сунгка является традиционной филиппинской настольной игрой. Карточные игры популярны во время проведения фестивалей, некоторые из них, такие как пусоу и тонгитс, являются незаконными азартными играми. В некоторых филиппинских населенных пунктах играют в манйонг.

Сабонг или петушиный бой является ещё одним популярным развлечение среди филиппинских мужчин, оно существовало задолго до прихода испанцев. Антонио Пигафетта, хронист Магеллана, первым описал эту времяпрепровождение в «Царство Тайтау». Йо-йо является популярной игрушкой на Филиппинах, её создал в современной форме Педро Флорес, название происходит из языка ллокано.

Образование, наука, искусство

На территории страны есть старая астрономическая обсерватория — Манильская обсерватория. Основой задачей обсерватории в XIX веке было предсказание тайфунов. Национальным филиппинским танцем является Тиниклинг.

Население

Численность населения — 101 562 306 человек по оценке на 2015 год[1] (12-е место в мире).

Годовой прирост — 1,9 %.

Городское население — 65 % (в 2008).

Грамотность — 93 % (по переписи 2000 года).

Этнический состав: висайя 30 %, тагалы 28,1 %, себуано 13,1 %, илокано 9 %, бинисайя 7,6 %, хилигайнон 7,5 %, бикол 6 %, вараи 3,4 %, другие 25,3 % (по переписи 2000 года).

Основной ячейкой общества считается семья. Многочисленные родственники — обычно вплоть до четвероюродных братьев и сестер — образуют ближайшее окружение каждого филиппинца. Среди родственников развиты взаимопомощь и взаимная ответственность. Крестные родители подчас имеют в жизни филиппинца не меньшее значение, чем самые близкие родственники. Разводы и аборты запрещены.

Филиппины в настоящее время являются одним из основных экспортёров рабочей силы в США, Канаду, Японию.

В стране два официальных языка — пилипино (на основе тагальского) и английский.

Города

20 крупнейших городов Филиппин[5]:

Крупнейшие города Филиппин


Манила

Пасиг

Город Регион Население Город Регион Население


Тагиг

Марикина

1 Кесон-Сити Столичный 2 679 450 11 Дасмариньяс Регион IV-A 556 330
2 Манила Столичный 1 660 714 12 Кагаян-де-Оро Регион X 553 966
3 Калоокан Столичный 1 378 856 13 Паранак Столичный 552 660
4 Давао Регион XI 1 363 337 14 Лас-Пиньяс Столичный 532 330
5 Себу Регион VII 798 809 15 Генерал-Сантос Регион XII 529 542
6 Замбоанга Регион IX 774 407 16 Макати Столичный 510 383
7 Антиполо Регион IV-A 633 971 17 Баколод Регион VI 499 497
8 Пасиг Столичный 617 301 18 Мунтинлупа Столичный 452 493
9 Тагиг Столичный 613 343 19 Сан-Хосе-дель-Монте Регион III 439 090
10 Валенсуэла Столичный 568 928 20 Марикина Столичный 424 610
[www.census.gov.ph/data/sectordata/2007/municipality.pdf Philippines 2007 Census]


Языки

Государственный язык — тагальский (тагалог, или пилипино). Большинство населения говорит на филиппинских языках австронезийской семьи, наиболее распространенные — тагальский, себуано, илокано, бикольский, хилигайнон, пангасинанский, капампанганский, варай-варай. Значительная часть населения владеет английским языком. Также распространены испанский (3 %), испанско-креольский язык чабакано (1 %), китайский. Испанский язык на Филиппинах свыше трёх столетий (15711898) выполнял функцию единственного письменного языка страны. Однако, из-за крайней удалённости Испании, он так и не стал родным для основной массы местного населения. Испано-американская война 1898 г. завершилась переходом Филиппинн под контроль США. Испанский язык, тем не менее, сохранял традиционную функцию лингва франка в стране до начала 1950-х гг., после чего американское правительство приложило активные усилия для замены его английским. Сначала испанский язык утратил свой официальный статус по конституции 1973 г., а затем перестал изучаться в школах как обязательный предмет после 1986 года, вернувшись в школьную программу как обязательный только в 2008 году. Более того, все автохтонные языки Филиппин, в том числе и главный среди них — тагальский — сохраняют значительные пласты испанской лексики, которая составляет до 40 % их словарного запаса. Английский язык на Филиппинах употребляется широко, особенно в науке, образовании, прессе[6].

Религия

Католическую религию исповедует 80,9 % населения, протестантов — 11,6 %, мусульман — 5 %, часть филиппинцев придерживается традиционных верований.

Туризм

Крупнейший город Филиппин — Манила, находится на острове Лусон. Она является столицей государства, главным культурным и экономическим центром. Манила — центр конурбации Большая Манила, с населением 12 млн человек. В её состав входят такие крупные города, как Кесон-Сити, Калоокан и Пасай. В Маниле находится Национальный музей Филиппин, музей естественной истории и антропологии Санто-Томас, музей искусства Метрополитен. В историческом центре Интрамурос — укрепления, церкви, дома XVI—XVIII веков, Ботанический сад. Туристам предлагаются обзорные экскурсии по Маниле, к озеру Тааль, организуются воздушные сафари и фольклорные шоу.

Филиппины знамениты своими пляжами и живописными коралловыми рифами. Самые известные туристические курорты располагаются в южной части архипелага на островах Боракай, Себу, Бохоль и Палаван. Туристам предлагается как пляжный отдых, так и более активный — круизы, дайвинг, сёрфинг. Привлекательным и динамично развивающимся, является остров Миндоро, который находится на севере Филиппинского архипелага и легко доступен из Манилы.

На островах находятся многочисленные национальные парки, фаунистические резерваты и лесные заказники. Самые крупные и интересные для туристов — гора Апо, Тааль, Майон, Канлаон, располагающиеся на островах Лусон и Минданао.

Филиппины обладают достаточными рекреационными ресурсами, природными и социально-культурными. На сегодняшний день острова предлагают почти все виды туризма: пляжный, экстремальный, спортивный, экологический, познавательный секс-туризм. Отрицательно на туризме сказывается политически нестабильная ситуации в стране, конфликты между мусульманской и христианской общиной. Кроме этого, муссонный климат и сезон дождей, длящийся более 6 месяцев, не способствуют развитию пляжного туризма.

СМИ

Государственная телекомпания — PTV (People’s Television Network — «Сеть народного телевидения»), включает в себя одноимённую телесеть, государственная радиокомпания — PBS (Philippine Broadcasting Service — «Филиппинская радиовещательная служба»), включает в себя радиосети Radyo ng Bayan, Radyo Magasin, Business radio, Sports radio, Radyo Pilipinas.

См. также

Напишите отзыв о статье "Филиппины"

Примечания

  1. 1 2 [www.popcom.gov.ph/ Republic of the Philippines Comission on Population]
  2. 1 2 3 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2016/01/weodata/weorept.aspx?pr.x=58&pr.y=10&sy=2014&ey=2021&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=566&s=NGDPD%2CNGDPDPC%2CPPPGDP%2CPPPPC&grp=0&a= Philippines] (англ.). International Monetary Fund. Проверено 22 октября 2016.
  3. [hdr.undp.org/en/media/HDR2013_EN_Complete.pdf Human Development Report 2013](недоступная ссылка — история). United Nations Development Programme (14 марта 2013). Проверено 14 марта 2013.
  4. Филиппинские острова // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Republic of the Philippines. National Statistics Office. (2007). «[www.census.gov.ph/data/sectordata/2007/municipality.pdf 2007 Census of Population - Population and Annual Growth Rates by Region, Province, and City/Municipality: 1995, 2000, 2007]». Проверено 2009-12-19.
  6. [www.bbc.co.uk/russian/learning_english/2012/11/121120_philippines_budget_english_lessons.shtml BBC Russian — Learning English — Учить английский на Филиппинах: новый глобальный тренд?]

Литература

  • Филиппинские острова // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Филиппины в малайском мире. МИИ. Вып. V. — М., 1994. — 120 с.
  • [annales.info/pasific/sumlenova/index.htm Сумленова Е. В. Острова сампагиты]. М., 1995.
  • Пугачёва Е. В., Серебрякова С. О. Филиппины. Путеводитель серии «Глазами очевидца». — М.: Ардженто Груп. 2006. — 208 с., илл. — ISBN 5-902839-06-8
  • Новосад Е. В. [www.proza.ru/2011/01/14/778 Филиппины: сон наяву.] // Государственное управление ресурсами, 2009, № 2, с. 90-113.
  • [www.youtube.com/watch?v=D_hqZ_7-cJw Как живут Филиппины] 21 декабря 2013 г.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Филиппины

Источник этого противуречия лежит в том, что историками, изучающими события по письмам государей и генералов, по реляциям, рапортам, планам и т. п., предположена ложная, никогда не существовавшая цель последнего периода войны 1812 года, – цель, будто бы состоявшая в том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с маршалами и армией.
Цели этой никогда не было и не могло быть, потому что она не имела смысла, и достижение ее было совершенно невозможно.
Цель эта не имела никакого смысла, во первых, потому, что расстроенная армия Наполеона со всей возможной быстротой бежала из России, то есть исполняла то самое, что мог желать всякий русский. Для чего же было делать различные операции над французами, которые бежали так быстро, как только они могли?
Во вторых, бессмысленно было становиться на дороге людей, всю свою энергию направивших на бегство.
В третьих, бессмысленно было терять свои войска для уничтожения французских армий, уничтожавшихся без внешних причин в такой прогрессии, что без всякого загораживания пути они не могли перевести через границу больше того, что они перевели в декабре месяце, то есть одну сотую всего войска.
В четвертых, бессмысленно было желание взять в плен императора, королей, герцогов – людей, плен которых в высшей степени затруднил бы действия русских, как то признавали самые искусные дипломаты того времени (J. Maistre и другие). Еще бессмысленнее было желание взять корпуса французов, когда свои войска растаяли наполовину до Красного, а к корпусам пленных надо было отделять дивизии конвоя, и когда свои солдаты не всегда получали полный провиант и забранные уже пленные мерли с голода.
Весь глубокомысленный план о том, чтобы отрезать и поймать Наполеона с армией, был подобен тому плану огородника, который, выгоняя из огорода потоптавшую его гряды скотину, забежал бы к воротам и стал бы по голове бить эту скотину. Одно, что можно бы было сказать в оправдание огородника, было бы то, что он очень рассердился. Но это нельзя было даже сказать про составителей проекта, потому что не они пострадали от потоптанных гряд.
Но, кроме того, что отрезывание Наполеона с армией было бессмысленно, оно было невозможно.
Невозможно это было, во первых, потому что, так как из опыта видно, что движение колонн на пяти верстах в одном сражении никогда не совпадает с планами, то вероятность того, чтобы Чичагов, Кутузов и Витгенштейн сошлись вовремя в назначенное место, была столь ничтожна, что она равнялась невозможности, как то и думал Кутузов, еще при получении плана сказавший, что диверсии на большие расстояния не приносят желаемых результатов.
Во вторых, невозможно было потому, что, для того чтобы парализировать ту силу инерции, с которой двигалось назад войско Наполеона, надо было без сравнения большие войска, чем те, которые имели русские.
В третьих, невозможно это было потому, что военное слово отрезать не имеет никакого смысла. Отрезать можно кусок хлеба, но не армию. Отрезать армию – перегородить ей дорогу – никак нельзя, ибо места кругом всегда много, где можно обойти, и есть ночь, во время которой ничего не видно, в чем могли бы убедиться военные ученые хоть из примеров Красного и Березины. Взять же в плен никак нельзя без того, чтобы тот, кого берут в плен, на это не согласился, как нельзя поймать ласточку, хотя и можно взять ее, когда она сядет на руку. Взять в плен можно того, кто сдается, как немцы, по правилам стратегии и тактики. Но французские войска совершенно справедливо не находили этого удобным, так как одинаковая голодная и холодная смерть ожидала их на бегстве и в плену.
В четвертых же, и главное, это было невозможно потому, что никогда, с тех пор как существует мир, не было войны при тех страшных условиях, при которых она происходила в 1812 году, и русские войска в преследовании французов напрягли все свои силы и не могли сделать большего, не уничтожившись сами.
В движении русской армии от Тарутина до Красного выбыло пятьдесят тысяч больными и отсталыми, то есть число, равное населению большого губернского города. Половина людей выбыла из армии без сражений.
И об этом то периоде кампании, когда войска без сапог и шуб, с неполным провиантом, без водки, по месяцам ночуют в снегу и при пятнадцати градусах мороза; когда дня только семь и восемь часов, а остальное ночь, во время которой не может быть влияния дисциплины; когда, не так как в сраженье, на несколько часов только люди вводятся в область смерти, где уже нет дисциплины, а когда люди по месяцам живут, всякую минуту борясь с смертью от голода и холода; когда в месяц погибает половина армии, – об этом то периоде кампании нам рассказывают историки, как Милорадович должен был сделать фланговый марш туда то, а Тормасов туда то и как Чичагов должен был передвинуться туда то (передвинуться выше колена в снегу), и как тот опрокинул и отрезал, и т. д., и т. д.
Русские, умиравшие наполовину, сделали все, что можно сделать и должно было сделать для достижения достойной народа цели, и не виноваты в том, что другие русские люди, сидевшие в теплых комнатах, предполагали сделать то, что было невозможно.
Все это странное, непонятное теперь противоречие факта с описанием истории происходит только оттого, что историки, писавшие об этом событии, писали историю прекрасных чувств и слов разных генералов, а не историю событий.
Для них кажутся очень занимательны слова Милорадовича, награды, которые получил тот и этот генерал, и их предположения; а вопрос о тех пятидесяти тысячах, которые остались по госпиталям и могилам, даже не интересует их, потому что не подлежит их изучению.
А между тем стоит только отвернуться от изучения рапортов и генеральных планов, а вникнуть в движение тех сотен тысяч людей, принимавших прямое, непосредственное участие в событии, и все, казавшиеся прежде неразрешимыми, вопросы вдруг с необыкновенной легкостью и простотой получают несомненное разрешение.
Цель отрезывания Наполеона с армией никогда не существовала, кроме как в воображении десятка людей. Она не могла существовать, потому что она была бессмысленна, и достижение ее было невозможно.
Цель народа была одна: очистить свою землю от нашествия. Цель эта достигалась, во первых, сама собою, так как французы бежали, и потому следовало только не останавливать это движение. Во вторых, цель эта достигалась действиями народной войны, уничтожавшей французов, и, в третьих, тем, что большая русская армия шла следом за французами, готовая употребить силу в случае остановки движения французов.
Русская армия должна была действовать, как кнут на бегущее животное. И опытный погонщик знал, что самое выгодное держать кнут поднятым, угрожая им, а не по голове стегать бегущее животное.



Когда человек видит умирающее животное, ужас охватывает его: то, что есть он сам, – сущность его, в его глазах очевидно уничтожается – перестает быть. Но когда умирающее есть человек, и человек любимый – ощущаемый, тогда, кроме ужаса перед уничтожением жизни, чувствуется разрыв и духовная рана, которая, так же как и рана физическая, иногда убивает, иногда залечивается, но всегда болит и боится внешнего раздражающего прикосновения.
После смерти князя Андрея Наташа и княжна Марья одинаково чувствовали это. Они, нравственно согнувшись и зажмурившись от грозного, нависшего над ними облака смерти, не смели взглянуть в лицо жизни. Они осторожно берегли свои открытые раны от оскорбительных, болезненных прикосновений. Все: быстро проехавший экипаж по улице, напоминание об обеде, вопрос девушки о платье, которое надо приготовить; еще хуже, слово неискреннего, слабого участия болезненно раздражало рану, казалось оскорблением и нарушало ту необходимую тишину, в которой они обе старались прислушиваться к незамолкшему еще в их воображении страшному, строгому хору, и мешало вглядываться в те таинственные бесконечные дали, которые на мгновение открылись перед ними.
Только вдвоем им было не оскорбительно и не больно. Они мало говорили между собой. Ежели они говорили, то о самых незначительных предметах. И та и другая одинаково избегали упоминания о чем нибудь, имеющем отношение к будущему.
Признавать возможность будущего казалось им оскорблением его памяти. Еще осторожнее они обходили в своих разговорах все то, что могло иметь отношение к умершему. Им казалось, что то, что они пережили и перечувствовали, не могло быть выражено словами. Им казалось, что всякое упоминание словами о подробностях его жизни нарушало величие и святыню совершившегося в их глазах таинства.
Беспрестанные воздержания речи, постоянное старательное обхождение всего того, что могло навести на слово о нем: эти остановки с разных сторон на границе того, чего нельзя было говорить, еще чище и яснее выставляли перед их воображением то, что они чувствовали.

Но чистая, полная печаль так же невозможна, как чистая и полная радость. Княжна Марья, по своему положению одной независимой хозяйки своей судьбы, опекунши и воспитательницы племянника, первая была вызвана жизнью из того мира печали, в котором она жила первые две недели. Она получила письма от родных, на которые надо было отвечать; комната, в которую поместили Николеньку, была сыра, и он стал кашлять. Алпатыч приехал в Ярославль с отчетами о делах и с предложениями и советами переехать в Москву в Вздвиженский дом, который остался цел и требовал только небольших починок. Жизнь не останавливалась, и надо было жить. Как ни тяжело было княжне Марье выйти из того мира уединенного созерцания, в котором она жила до сих пор, как ни жалко и как будто совестно было покинуть Наташу одну, – заботы жизни требовали ее участия, и она невольно отдалась им. Она поверяла счеты с Алпатычем, советовалась с Десалем о племяннике и делала распоряжения и приготовления для своего переезда в Москву.
Наташа оставалась одна и с тех пор, как княжна Марья стала заниматься приготовлениями к отъезду, избегала и ее.
Княжна Марья предложила графине отпустить с собой Наташу в Москву, и мать и отец радостно согласились на это предложение, с каждым днем замечая упадок физических сил дочери и полагая для нее полезным и перемену места, и помощь московских врачей.
– Я никуда не поеду, – отвечала Наташа, когда ей сделали это предложение, – только, пожалуйста, оставьте меня, – сказала она и выбежала из комнаты, с трудом удерживая слезы не столько горя, сколько досады и озлобления.
После того как она почувствовала себя покинутой княжной Марьей и одинокой в своем горе, Наташа большую часть времени, одна в своей комнате, сидела с ногами в углу дивана, и, что нибудь разрывая или переминая своими тонкими, напряженными пальцами, упорным, неподвижным взглядом смотрела на то, на чем останавливались глаза. Уединение это изнуряло, мучило ее; но оно было для нее необходимо. Как только кто нибудь входил к ней, она быстро вставала, изменяла положение и выражение взгляда и бралась за книгу или шитье, очевидно с нетерпением ожидая ухода того, кто помешал ей.
Ей все казалось, что она вот вот сейчас поймет, проникнет то, на что с страшным, непосильным ей вопросом устремлен был ее душевный взгляд.
В конце декабря, в черном шерстяном платье, с небрежно связанной пучком косой, худая и бледная, Наташа сидела с ногами в углу дивана, напряженно комкая и распуская концы пояса, и смотрела на угол двери.
Она смотрела туда, куда ушел он, на ту сторону жизни. И та сторона жизни, о которой она прежде никогда не думала, которая прежде ей казалась такою далекою, невероятною, теперь была ей ближе и роднее, понятнее, чем эта сторона жизни, в которой все было или пустота и разрушение, или страдание и оскорбление.
Она смотрела туда, где она знала, что был он; но она не могла его видеть иначе, как таким, каким он был здесь. Она видела его опять таким же, каким он был в Мытищах, у Троицы, в Ярославле.
Она видела его лицо, слышала его голос и повторяла его слова и свои слова, сказанные ему, и иногда придумывала за себя и за него новые слова, которые тогда могли бы быть сказаны.
Вот он лежит на кресле в своей бархатной шубке, облокотив голову на худую, бледную руку. Грудь его страшно низка и плечи подняты. Губы твердо сжаты, глаза блестят, и на бледном лбу вспрыгивает и исчезает морщина. Одна нога его чуть заметно быстро дрожит. Наташа знает, что он борется с мучительной болью. «Что такое эта боль? Зачем боль? Что он чувствует? Как у него болит!» – думает Наташа. Он заметил ее вниманье, поднял глаза и, не улыбаясь, стал говорить.
«Одно ужасно, – сказал он, – это связать себя навеки с страдающим человеком. Это вечное мученье». И он испытующим взглядом – Наташа видела теперь этот взгляд – посмотрел на нее. Наташа, как и всегда, ответила тогда прежде, чем успела подумать о том, что она отвечает; она сказала: «Это не может так продолжаться, этого не будет, вы будете здоровы – совсем».
Она теперь сначала видела его и переживала теперь все то, что она чувствовала тогда. Она вспомнила продолжительный, грустный, строгий взгляд его при этих словах и поняла значение упрека и отчаяния этого продолжительного взгляда.
«Я согласилась, – говорила себе теперь Наташа, – что было бы ужасно, если б он остался всегда страдающим. Я сказала это тогда так только потому, что для него это было бы ужасно, а он понял это иначе. Он подумал, что это для меня ужасно бы было. Он тогда еще хотел жить – боялся смерти. И я так грубо, глупо сказала ему. Я не думала этого. Я думала совсем другое. Если бы я сказала то, что думала, я бы сказала: пускай бы он умирал, все время умирал бы перед моими глазами, я была бы счастлива в сравнении с тем, что я теперь. Теперь… Ничего, никого нет. Знал ли он это? Нет. Не знал и никогда не узнает. И теперь никогда, никогда уже нельзя поправить этого». И опять он говорил ей те же слова, но теперь в воображении своем Наташа отвечала ему иначе. Она останавливала его и говорила: «Ужасно для вас, но не для меня. Вы знайте, что мне без вас нет ничего в жизни, и страдать с вами для меня лучшее счастие». И он брал ее руку и жал ее так, как он жал ее в тот страшный вечер, за четыре дня перед смертью. И в воображении своем она говорила ему еще другие нежные, любовные речи, которые она могла бы сказать тогда, которые она говорила теперь. «Я люблю тебя… тебя… люблю, люблю…» – говорила она, судорожно сжимая руки, стискивая зубы с ожесточенным усилием.
И сладкое горе охватывало ее, и слезы уже выступали в глаза, но вдруг она спрашивала себя: кому она говорит это? Где он и кто он теперь? И опять все застилалось сухим, жестким недоумением, и опять, напряженно сдвинув брови, она вглядывалась туда, где он был. И вот, вот, ей казалось, она проникает тайну… Но в ту минуту, как уж ей открывалось, казалось, непонятное, громкий стук ручки замка двери болезненно поразил ее слух. Быстро и неосторожно, с испуганным, незанятым ею выражением лица, в комнату вошла горничная Дуняша.
– Пожалуйте к папаше, скорее, – сказала Дуняша с особенным и оживленным выражением. – Несчастье, о Петре Ильиче… письмо, – всхлипнув, проговорила она.


Кроме общего чувства отчуждения от всех людей, Наташа в это время испытывала особенное чувство отчуждения от лиц своей семьи. Все свои: отец, мать, Соня, были ей так близки, привычны, так будничны, что все их слова, чувства казались ей оскорблением того мира, в котором она жила последнее время, и она не только была равнодушна, но враждебно смотрела на них. Она слышала слова Дуняши о Петре Ильиче, о несчастии, но не поняла их.
«Какое там у них несчастие, какое может быть несчастие? У них все свое старое, привычное и покойное», – мысленно сказала себе Наташа.
Когда она вошла в залу, отец быстро выходил из комнаты графини. Лицо его было сморщено и мокро от слез. Он, видимо, выбежал из той комнаты, чтобы дать волю давившим его рыданиям. Увидав Наташу, он отчаянно взмахнул руками и разразился болезненно судорожными всхлипываниями, исказившими его круглое, мягкое лицо.
– Пе… Петя… Поди, поди, она… она… зовет… – И он, рыдая, как дитя, быстро семеня ослабевшими ногами, подошел к стулу и упал почти на него, закрыв лицо руками.
Вдруг как электрический ток пробежал по всему существу Наташи. Что то страшно больно ударило ее в сердце. Она почувствовала страшную боль; ей показалось, что что то отрывается в ней и что она умирает. Но вслед за болью она почувствовала мгновенно освобождение от запрета жизни, лежавшего на ней. Увидав отца и услыхав из за двери страшный, грубый крик матери, она мгновенно забыла себя и свое горе. Она подбежала к отцу, но он, бессильно махая рукой, указывал на дверь матери. Княжна Марья, бледная, с дрожащей нижней челюстью, вышла из двери и взяла Наташу за руку, говоря ей что то. Наташа не видела, не слышала ее. Она быстрыми шагами вошла в дверь, остановилась на мгновение, как бы в борьбе с самой собой, и подбежала к матери.
Графиня лежала на кресле, странно неловко вытягиваясь, и билась головой об стену. Соня и девушки держали ее за руки.
– Наташу, Наташу!.. – кричала графиня. – Неправда, неправда… Он лжет… Наташу! – кричала она, отталкивая от себя окружающих. – Подите прочь все, неправда! Убили!.. ха ха ха ха!.. неправда!
Наташа стала коленом на кресло, нагнулась над матерью, обняла ее, с неожиданной силой подняла, повернула к себе ее лицо и прижалась к ней.
– Маменька!.. голубчик!.. Я тут, друг мой. Маменька, – шептала она ей, не замолкая ни на секунду.
Она не выпускала матери, нежно боролась с ней, требовала подушки, воды, расстегивала и разрывала платье на матери.
– Друг мой, голубушка… маменька, душенька, – не переставая шептала она, целуя ее голову, руки, лицо и чувствуя, как неудержимо, ручьями, щекоча ей нос и щеки, текли ее слезы.
Графиня сжала руку дочери, закрыла глаза и затихла на мгновение. Вдруг она с непривычной быстротой поднялась, бессмысленно оглянулась и, увидав Наташу, стала из всех сил сжимать ее голову. Потом она повернула к себе ее морщившееся от боли лицо и долго вглядывалась в него.
– Наташа, ты меня любишь, – сказала она тихим, доверчивым шепотом. – Наташа, ты не обманешь меня? Ты мне скажешь всю правду?
Наташа смотрела на нее налитыми слезами глазами, и в лице ее была только мольба о прощении и любви.
– Друг мой, маменька, – повторяла она, напрягая все силы своей любви на то, чтобы как нибудь снять с нее на себя излишек давившего ее горя.
И опять в бессильной борьбе с действительностью мать, отказываясь верить в то, что она могла жить, когда был убит цветущий жизнью ее любимый мальчик, спасалась от действительности в мире безумия.
Наташа не помнила, как прошел этот день, ночь, следующий день, следующая ночь. Она не спала и не отходила от матери. Любовь Наташи, упорная, терпеливая, не как объяснение, не как утешение, а как призыв к жизни, всякую секунду как будто со всех сторон обнимала графиню. На третью ночь графиня затихла на несколько минут, и Наташа закрыла глаза, облокотив голову на ручку кресла. Кровать скрипнула. Наташа открыла глаза. Графиня сидела на кровати и тихо говорила.
– Как я рада, что ты приехал. Ты устал, хочешь чаю? – Наташа подошла к ней. – Ты похорошел и возмужал, – продолжала графиня, взяв дочь за руку.
– Маменька, что вы говорите!..
– Наташа, его нет, нет больше! – И, обняв дочь, в первый раз графиня начала плакать.


Княжна Марья отложила свой отъезд. Соня, граф старались заменить Наташу, но не могли. Они видели, что она одна могла удерживать мать от безумного отчаяния. Три недели Наташа безвыходно жила при матери, спала на кресле в ее комнате, поила, кормила ее и не переставая говорила с ней, – говорила, потому что один нежный, ласкающий голос ее успокоивал графиню.
Душевная рана матери не могла залечиться. Смерть Пети оторвала половину ее жизни. Через месяц после известия о смерти Пети, заставшего ее свежей и бодрой пятидесятилетней женщиной, она вышла из своей комнаты полумертвой и не принимающею участия в жизни – старухой. Но та же рана, которая наполовину убила графиню, эта новая рана вызвала Наташу к жизни.
Душевная рана, происходящая от разрыва духовного тела, точно так же, как и рана физическая, как ни странно это кажется, после того как глубокая рана зажила и кажется сошедшейся своими краями, рана душевная, как и физическая, заживает только изнутри выпирающею силой жизни.
Так же зажила рана Наташи. Она думала, что жизнь ее кончена. Но вдруг любовь к матери показала ей, что сущность ее жизни – любовь – еще жива в ней. Проснулась любовь, и проснулась жизнь.
Последние дни князя Андрея связали Наташу с княжной Марьей. Новое несчастье еще более сблизило их. Княжна Марья отложила свой отъезд и последние три недели, как за больным ребенком, ухаживала за Наташей. Последние недели, проведенные Наташей в комнате матери, надорвали ее физические силы.
Однажды княжна Марья, в середине дня, заметив, что Наташа дрожит в лихорадочном ознобе, увела ее к себе и уложила на своей постели. Наташа легла, но когда княжна Марья, опустив сторы, хотела выйти, Наташа подозвала ее к себе.
– Мне не хочется спать. Мари, посиди со мной.
– Ты устала – постарайся заснуть.
– Нет, нет. Зачем ты увела меня? Она спросит.
– Ей гораздо лучше. Она нынче так хорошо говорила, – сказала княжна Марья.
Наташа лежала в постели и в полутьме комнаты рассматривала лицо княжны Марьи.
«Похожа она на него? – думала Наташа. – Да, похожа и не похожа. Но она особенная, чужая, совсем новая, неизвестная. И она любит меня. Что у ней на душе? Все доброе. Но как? Как она думает? Как она на меня смотрит? Да, она прекрасная».
– Маша, – сказала она, робко притянув к себе ее руку. – Маша, ты не думай, что я дурная. Нет? Маша, голубушка. Как я тебя люблю. Будем совсем, совсем друзьями.
И Наташа, обнимая, стала целовать руки и лицо княжны Марьи. Княжна Марья стыдилась и радовалась этому выражению чувств Наташи.
С этого дня между княжной Марьей и Наташей установилась та страстная и нежная дружба, которая бывает только между женщинами. Они беспрестанно целовались, говорили друг другу нежные слова и большую часть времени проводили вместе. Если одна выходила, то другаябыла беспокойна и спешила присоединиться к ней. Они вдвоем чувствовали большее согласие между собой, чем порознь, каждая сама с собою. Между ними установилось чувство сильнейшее, чем дружба: это было исключительное чувство возможности жизни только в присутствии друг друга.
Иногда они молчали целые часы; иногда, уже лежа в постелях, они начинали говорить и говорили до утра. Они говорили большей частию о дальнем прошедшем. Княжна Марья рассказывала про свое детство, про свою мать, про своего отца, про свои мечтания; и Наташа, прежде с спокойным непониманием отворачивавшаяся от этой жизни, преданности, покорности, от поэзии христианского самоотвержения, теперь, чувствуя себя связанной любовью с княжной Марьей, полюбила и прошедшее княжны Марьи и поняла непонятную ей прежде сторону жизни. Она не думала прилагать к своей жизни покорность и самоотвержение, потому что она привыкла искать других радостей, но она поняла и полюбила в другой эту прежде непонятную ей добродетель. Для княжны Марьи, слушавшей рассказы о детстве и первой молодости Наташи, тоже открывалась прежде непонятная сторона жизни, вера в жизнь, в наслаждения жизни.
Они всё точно так же никогда не говорили про него с тем, чтобы не нарушать словами, как им казалось, той высоты чувства, которая была в них, а это умолчание о нем делало то, что понемногу, не веря этому, они забывали его.
Наташа похудела, побледнела и физически так стала слаба, что все постоянно говорили о ее здоровье, и ей это приятно было. Но иногда на нее неожиданно находил не только страх смерти, но страх болезни, слабости, потери красоты, и невольно она иногда внимательно разглядывала свою голую руку, удивляясь на ее худобу, или заглядывалась по утрам в зеркало на свое вытянувшееся, жалкое, как ей казалось, лицо. Ей казалось, что это так должно быть, и вместе с тем становилось страшно и грустно.
Один раз она скоро взошла наверх и тяжело запыхалась. Тотчас же невольно она придумала себе дело внизу и оттуда вбежала опять наверх, пробуя силы и наблюдая за собой.
Другой раз она позвала Дуняшу, и голос ее задребезжал. Она еще раз кликнула ее, несмотря на то, что она слышала ее шаги, – кликнула тем грудным голосом, которым она певала, и прислушалась к нему.
Она не знала этого, не поверила бы, но под казавшимся ей непроницаемым слоем ила, застлавшим ее душу, уже пробивались тонкие, нежные молодые иглы травы, которые должны были укорениться и так застлать своими жизненными побегами задавившее ее горе, что его скоро будет не видно и не заметно. Рана заживала изнутри. В конце января княжна Марья уехала в Москву, и граф настоял на том, чтобы Наташа ехала с нею, с тем чтобы посоветоваться с докторами.


После столкновения при Вязьме, где Кутузов не мог удержать свои войска от желания опрокинуть, отрезать и т. д., дальнейшее движение бежавших французов и за ними бежавших русских, до Красного, происходило без сражений. Бегство было так быстро, что бежавшая за французами русская армия не могла поспевать за ними, что лошади в кавалерии и артиллерии становились и что сведения о движении французов были всегда неверны.
Люди русского войска были так измучены этим непрерывным движением по сорок верст в сутки, что не могли двигаться быстрее.
Чтобы понять степень истощения русской армии, надо только ясно понять значение того факта, что, потеряв ранеными и убитыми во все время движения от Тарутина не более пяти тысяч человек, не потеряв сотни людей пленными, армия русская, вышедшая из Тарутина в числе ста тысяч, пришла к Красному в числе пятидесяти тысяч.
Быстрое движение русских за французами действовало на русскую армию точно так же разрушительно, как и бегство французов. Разница была только в том, что русская армия двигалась произвольно, без угрозы погибели, которая висела над французской армией, и в том, что отсталые больные у французов оставались в руках врага, отсталые русские оставались у себя дома. Главная причина уменьшения армии Наполеона была быстрота движения, и несомненным доказательством тому служит соответственное уменьшение русских войск.
Вся деятельность Кутузова, как это было под Тарутиным и под Вязьмой, была направлена только к тому, чтобы, – насколько то было в его власти, – не останавливать этого гибельного для французов движения (как хотели в Петербурге и в армии русские генералы), а содействовать ему и облегчить движение своих войск.
Но, кроме того, со времени выказавшихся в войсках утомления и огромной убыли, происходивших от быстроты движения, еще другая причина представлялась Кутузову для замедления движения войск и для выжидания. Цель русских войск была – следование за французами. Путь французов был неизвестен, и потому, чем ближе следовали наши войска по пятам французов, тем больше они проходили расстояния. Только следуя в некотором расстоянии, можно было по кратчайшему пути перерезывать зигзаги, которые делали французы. Все искусные маневры, которые предлагали генералы, выражались в передвижениях войск, в увеличении переходов, а единственно разумная цель состояла в том, чтобы уменьшить эти переходы. И к этой цели во всю кампанию, от Москвы до Вильны, была направлена деятельность Кутузова – не случайно, не временно, но так последовательно, что он ни разу не изменил ей.
Кутузов знал не умом или наукой, а всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат, что французы побеждены, что враги бегут и надо выпроводить их; но вместе с тем он чувствовал, заодно с солдатами, всю тяжесть этого, неслыханного по быстроте и времени года, похода.
Но генералам, в особенности не русским, желавшим отличиться, удивить кого то, забрать в плен для чего то какого нибудь герцога или короля, – генералам этим казалось теперь, когда всякое сражение было и гадко и бессмысленно, им казалось, что теперь то самое время давать сражения и побеждать кого то. Кутузов только пожимал плечами, когда ему один за другим представляли проекты маневров с теми дурно обутыми, без полушубков, полуголодными солдатами, которые в один месяц, без сражений, растаяли до половины и с которыми, при наилучших условиях продолжающегося бегства, надо было пройти до границы пространство больше того, которое было пройдено.
В особенности это стремление отличиться и маневрировать, опрокидывать и отрезывать проявлялось тогда, когда русские войска наталкивались на войска французов.
Так это случилось под Красным, где думали найти одну из трех колонн французов и наткнулись на самого Наполеона с шестнадцатью тысячами. Несмотря на все средства, употребленные Кутузовым, для того чтобы избавиться от этого пагубного столкновения и чтобы сберечь свои войска, три дня у Красного продолжалось добивание разбитых сборищ французов измученными людьми русской армии.
Толь написал диспозицию: die erste Colonne marschiert [первая колонна направится туда то] и т. д. И, как всегда, сделалось все не по диспозиции. Принц Евгений Виртембергский расстреливал с горы мимо бегущие толпы французов и требовал подкрепления, которое не приходило. Французы, по ночам обегая русских, рассыпались, прятались в леса и пробирались, кто как мог, дальше.
Милорадович, который говорил, что он знать ничего не хочет о хозяйственных делах отряда, которого никогда нельзя было найти, когда его было нужно, «chevalier sans peur et sans reproche» [«рыцарь без страха и упрека»], как он сам называл себя, и охотник до разговоров с французами, посылал парламентеров, требуя сдачи, и терял время и делал не то, что ему приказывали.
– Дарю вам, ребята, эту колонну, – говорил он, подъезжая к войскам и указывая кавалеристам на французов. И кавалеристы на худых, ободранных, еле двигающихся лошадях, подгоняя их шпорами и саблями, рысцой, после сильных напряжений, подъезжали к подаренной колонне, то есть к толпе обмороженных, закоченевших и голодных французов; и подаренная колонна кидала оружие и сдавалась, чего ей уже давно хотелось.
Под Красным взяли двадцать шесть тысяч пленных, сотни пушек, какую то палку, которую называли маршальским жезлом, и спорили о том, кто там отличился, и были этим довольны, но очень сожалели о том, что не взяли Наполеона или хоть какого нибудь героя, маршала, и упрекали в этом друг друга и в особенности Кутузова.
Люди эти, увлекаемые своими страстями, были слепыми исполнителями только самого печального закона необходимости; но они считали себя героями и воображали, что то, что они делали, было самое достойное и благородное дело. Они обвиняли Кутузова и говорили, что он с самого начала кампании мешал им победить Наполеона, что он думает только об удовлетворении своих страстей и не хотел выходить из Полотняных Заводов, потому что ему там было покойно; что он под Красным остановил движенье только потому, что, узнав о присутствии Наполеона, он совершенно потерялся; что можно предполагать, что он находится в заговоре с Наполеоном, что он подкуплен им, [Записки Вильсона. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ] и т. д., и т. д.
Мало того, что современники, увлекаемые страстями, говорили так, – потомство и история признали Наполеона grand, a Кутузова: иностранцы – хитрым, развратным, слабым придворным стариком; русские – чем то неопределенным – какой то куклой, полезной только по своему русскому имени…


В 12 м и 13 м годах Кутузова прямо обвиняли за ошибки. Государь был недоволен им. И в истории, написанной недавно по высочайшему повелению, сказано, что Кутузов был хитрый придворный лжец, боявшийся имени Наполеона и своими ошибками под Красным и под Березиной лишивший русские войска славы – полной победы над французами. [История 1812 года Богдановича: характеристика Кутузова и рассуждение о неудовлетворительности результатов Красненских сражений. (Примеч. Л.Н. Толстого.) ]
Такова судьба не великих людей, не grand homme, которых не признает русский ум, а судьба тех редких, всегда одиноких людей, которые, постигая волю провидения, подчиняют ей свою личную волю. Ненависть и презрение толпы наказывают этих людей за прозрение высших законов.
Для русских историков – странно и страшно сказать – Наполеон – это ничтожнейшее орудие истории – никогда и нигде, даже в изгнании, не выказавший человеческого достоинства, – Наполеон есть предмет восхищения и восторга; он grand. Кутузов же, тот человек, который от начала и до конца своей деятельности в 1812 году, от Бородина и до Вильны, ни разу ни одним действием, ни словом не изменяя себе, являет необычайный s истории пример самоотвержения и сознания в настоящем будущего значения события, – Кутузов представляется им чем то неопределенным и жалким, и, говоря о Кутузове и 12 м годе, им всегда как будто немножко стыдно.
А между тем трудно себе представить историческое лицо, деятельность которого так неизменно постоянно была бы направлена к одной и той же цели. Трудно вообразить себе цель, более достойную и более совпадающую с волею всего народа. Еще труднее найти другой пример в истории, где бы цель, которую поставило себе историческое лицо, была бы так совершенно достигнута, как та цель, к достижению которой была направлена вся деятельность Кутузова в 1812 году.
Кутузов никогда не говорил о сорока веках, которые смотрят с пирамид, о жертвах, которые он приносит отечеству, о том, что он намерен совершить или совершил: он вообще ничего не говорил о себе, не играл никакой роли, казался всегда самым простым и обыкновенным человеком и говорил самые простые и обыкновенные вещи. Он писал письма своим дочерям и m me Stael, читал романы, любил общество красивых женщин, шутил с генералами, офицерами и солдатами и никогда не противоречил тем людям, которые хотели ему что нибудь доказывать. Когда граф Растопчин на Яузском мосту подскакал к Кутузову с личными упреками о том, кто виноват в погибели Москвы, и сказал: «Как же вы обещали не оставлять Москвы, не дав сраженья?» – Кутузов отвечал: «Я и не оставлю Москвы без сражения», несмотря на то, что Москва была уже оставлена. Когда приехавший к нему от государя Аракчеев сказал, что надо бы Ермолова назначить начальником артиллерии, Кутузов отвечал: «Да, я и сам только что говорил это», – хотя он за минуту говорил совсем другое. Какое дело было ему, одному понимавшему тогда весь громадный смысл события, среди бестолковой толпы, окружавшей его, какое ему дело было до того, к себе или к нему отнесет граф Растопчин бедствие столицы? Еще менее могло занимать его то, кого назначат начальником артиллерии.
Не только в этих случаях, но беспрестанно этот старый человек дошедший опытом жизни до убеждения в том, что мысли и слова, служащие им выражением, не суть двигатели людей, говорил слова совершенно бессмысленные – первые, которые ему приходили в голову.
Но этот самый человек, так пренебрегавший своими словами, ни разу во всю свою деятельность не сказал ни одного слова, которое было бы не согласно с той единственной целью, к достижению которой он шел во время всей войны. Очевидно, невольно, с тяжелой уверенностью, что не поймут его, он неоднократно в самых разнообразных обстоятельствах высказывал свою мысль. Начиная от Бородинского сражения, с которого начался его разлад с окружающими, он один говорил, что Бородинское сражение есть победа, и повторял это и изустно, и в рапортах, и донесениях до самой своей смерти. Он один сказал, что потеря Москвы не есть потеря России. Он в ответ Лористону на предложение о мире отвечал, что мира не может быть, потому что такова воля народа; он один во время отступления французов говорил, что все наши маневры не нужны, что все сделается само собой лучше, чем мы того желаем, что неприятелю надо дать золотой мост, что ни Тарутинское, ни Вяземское, ни Красненское сражения не нужны, что с чем нибудь надо прийти на границу, что за десять французов он не отдаст одного русского.
И он один, этот придворный человек, как нам изображают его, человек, который лжет Аракчееву с целью угодить государю, – он один, этот придворный человек, в Вильне, тем заслуживая немилость государя, говорит, что дальнейшая война за границей вредна и бесполезна.
Но одни слова не доказали бы, что он тогда понимал значение события. Действия его – все без малейшего отступления, все были направлены к одной и той же цели, выражающейся в трех действиях: 1) напрячь все свои силы для столкновения с французами, 2) победить их и 3) изгнать из России, облегчая, насколько возможно, бедствия народа и войска.
Он, тот медлитель Кутузов, которого девиз есть терпение и время, враг решительных действий, он дает Бородинское сражение, облекая приготовления к нему в беспримерную торжественность. Он, тот Кутузов, который в Аустерлицком сражении, прежде начала его, говорит, что оно будет проиграно, в Бородине, несмотря на уверения генералов о том, что сражение проиграно, несмотря на неслыханный в истории пример того, что после выигранного сражения войско должно отступать, он один, в противность всем, до самой смерти утверждает, что Бородинское сражение – победа. Он один во все время отступления настаивает на том, чтобы не давать сражений, которые теперь бесполезны, не начинать новой войны и не переходить границ России.
Теперь понять значение события, если только не прилагать к деятельности масс целей, которые были в голове десятка людей, легко, так как все событие с его последствиями лежит перед нами.
Но каким образом тогда этот старый человек, один, в противность мнения всех, мог угадать, так верно угадал тогда значение народного смысла события, что ни разу во всю свою деятельность не изменил ему?
Источник этой необычайной силы прозрения в смысл совершающихся явлений лежал в том народном чувстве, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его.
Только признание в нем этого чувства заставило народ такими странными путями из в немилости находящегося старика выбрать его против воли царя в представители народной войны. И только это чувство поставило его на ту высшую человеческую высоту, с которой он, главнокомандующий, направлял все свои силы не на то, чтоб убивать и истреблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их.
Простая, скромная и потому истинно величественная фигура эта не могла улечься в ту лживую форму европейского героя, мнимо управляющего людьми, которую придумала история.
Для лакея не может быть великого человека, потому что у лакея свое понятие о величии.


5 ноября был первый день так называемого Красненского сражения. Перед вечером, когда уже после многих споров и ошибок генералов, зашедших не туда, куда надо; после рассылок адъютантов с противуприказаниями, когда уже стало ясно, что неприятель везде бежит и сражения не может быть и не будет, Кутузов выехал из Красного и поехал в Доброе, куда была переведена в нынешний день главная квартира.
День был ясный, морозный. Кутузов с огромной свитой недовольных им, шушукающихся за ним генералов, верхом на своей жирной белой лошадке ехал к Доброму. По всей дороге толпились, отогреваясь у костров, партии взятых нынешний день французских пленных (их взято было в этот день семь тысяч). Недалеко от Доброго огромная толпа оборванных, обвязанных и укутанных чем попало пленных гудела говором, стоя на дороге подле длинного ряда отпряженных французских орудий. При приближении главнокомандующего говор замолк, и все глаза уставились на Кутузова, который в своей белой с красным околышем шапке и ватной шинели, горбом сидевшей на его сутуловатых плечах, медленно подвигался по дороге. Один из генералов докладывал Кутузову, где взяты орудия и пленные.
Кутузов, казалось, чем то озабочен и не слышал слов генерала. Он недовольно щурился и внимательно и пристально вглядывался в те фигуры пленных, которые представляли особенно жалкий вид. Большая часть лиц французских солдат были изуродованы отмороженными носами и щеками, и почти у всех были красные, распухшие и гноившиеся глаза.
Одна кучка французов стояла близко у дороги, и два солдата – лицо одного из них было покрыто болячками – разрывали руками кусок сырого мяса. Что то было страшное и животное в том беглом взгляде, который они бросили на проезжавших, и в том злобном выражении, с которым солдат с болячками, взглянув на Кутузова, тотчас же отвернулся и продолжал свое дело.
Кутузов долго внимательно поглядел на этих двух солдат; еще более сморщившись, он прищурил глаза и раздумчиво покачал головой. В другом месте он заметил русского солдата, который, смеясь и трепля по плечу француза, что то ласково говорил ему. Кутузов опять с тем же выражением покачал головой.
– Что ты говоришь? Что? – спросил он у генерала, продолжавшего докладывать и обращавшего внимание главнокомандующего на французские взятые знамена, стоявшие перед фронтом Преображенского полка.
– А, знамена! – сказал Кутузов, видимо с трудом отрываясь от предмета, занимавшего его мысли. Он рассеянно оглянулся. Тысячи глаз со всех сторон, ожидая его сло ва, смотрели на него.
Перед Преображенским полком он остановился, тяжело вздохнул и закрыл глаза. Кто то из свиты махнул, чтобы державшие знамена солдаты подошли и поставили их древками знамен вокруг главнокомандующего. Кутузов помолчал несколько секунд и, видимо неохотно, подчиняясь необходимости своего положения, поднял голову и начал говорить. Толпы офицеров окружили его. Он внимательным взглядом обвел кружок офицеров, узнав некоторых из них.
– Благодарю всех! – сказал он, обращаясь к солдатам и опять к офицерам. В тишине, воцарившейся вокруг него, отчетливо слышны были его медленно выговариваемые слова. – Благодарю всех за трудную и верную службу. Победа совершенная, и Россия не забудет вас. Вам слава вовеки! – Он помолчал, оглядываясь.
– Нагни, нагни ему голову то, – сказал он солдату, державшему французского орла и нечаянно опустившему его перед знаменем преображенцев. – Пониже, пониже, так то вот. Ура! ребята, – быстрым движением подбородка обратись к солдатам, проговорил он.