Финал Кубка европейских чемпионов 1964

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Финал Кубка европейских чемпионов 1964
1964 European Cup Final
Турнир

Кубок европейских чемпионов 1963/1964

Дата

27 мая 1964

Стадион

Пратерштадион, Вена

Арбитр

Йозеф Штолль

Посещаемость

72 000

1963
1965

Фина́л Ку́бка европе́йских чемпио́нов 1964 года — финальный матч розыгрыша Кубка европейских чемпионов 1963/64, 9-го сезона в истории Кубка европейских чемпионов. Этот футбольный матч состоялся 27 мая 1964 года, на стадионе «Пратерштадион» в Вене. В матче встретились итальянский «Интернационале» и испанский «Реал Мадрид». «Интернационале» одержал победу со счётом 3:1, выиграв свой первый Кубок европейских чемпионов в истории клуба.



Отчёт о матче

27 мая 1964 (1964-05-27)
19:30 CET
Интернационале 3 : 1 Реал Мадрид
Маццола  43'77'
Милани  61'
[ru.uefa.com/uefachampionsleague/season=1963/matches/round=934/match=61978/postmatch/lineups/index.html (отчёт)] Фело  70'

Интернационале
Реал Мадрид
Интернационале:
GK 1 Джулиано Сарти
SW 6 Армандо Пикки (к)
DF 5 Аристиде Гуарнери
RB 2 Тарчизио Бурньич
LB 3 Джачинто Факкетти
DM 4 Карло Таньин
MF 10 Луис Суарес
MF 8 Сандро Маццола
MF 11 Марио Корсо
RW 7 Жаир да Коста
FW 9 Аурелио Милани
Главный тренер:
Эленио Эррера
Реал Мадрид:
GK 1 Хосе Висенте
DF 5 Хосе Сантамария
DF 6 Игнасио Соко
RB 2 Исидро
LB 3 Пачин
MF 4 Люсьен Мюллер
LW 11 Франсиско Хенто (к)
RW 7 Амансио
FW 8 Фело
FW 10 Ференц Пушкаш
FW 9 Альфредо Ди Стефано
Главный тренер:
Мигель Муньос

См. также

Напишите отзыв о статье "Финал Кубка европейских чемпионов 1964"

Ссылки

  • [ru.uefa.com/uefachampionsleague/season=1963/matches/round=934/match=61978/postmatch/lineups/index.html Официальный сайт УЕФА]
  • [www.youtube.com/watch?v=SG6CBDHma88 Полное видео матча]

Отрывок, характеризующий Финал Кубка европейских чемпионов 1964

Михаил Иваныч подошел к плану, и князь, поговорив с ним о плане новой постройки, сердито взглянув на княжну Марью и Десаля, ушел к себе.
Княжна Марья видела смущенный и удивленный взгляд Десаля, устремленный на ее отца, заметила его молчание и была поражена тем, что отец забыл письмо сына на столе в гостиной; но она боялась не только говорить и расспрашивать Десаля о причине его смущения и молчания, но боялась и думать об этом.
Ввечеру Михаил Иваныч, присланный от князя, пришел к княжне Марье за письмом князя Андрея, которое забыто было в гостиной. Княжна Марья подала письмо. Хотя ей это и неприятно было, она позволила себе спросить у Михаила Иваныча, что делает ее отец.
– Всё хлопочут, – с почтительно насмешливой улыбкой, которая заставила побледнеть княжну Марью, сказал Михаил Иваныч. – Очень беспокоятся насчет нового корпуса. Читали немножко, а теперь, – понизив голос, сказал Михаил Иваныч, – у бюра, должно, завещанием занялись. (В последнее время одно из любимых занятий князя было занятие над бумагами, которые должны были остаться после его смерти и которые он называл завещанием.)
– А Алпатыча посылают в Смоленск? – спросила княжна Марья.
– Как же с, уж он давно ждет.


Когда Михаил Иваныч вернулся с письмом в кабинет, князь в очках, с абажуром на глазах и на свече, сидел у открытого бюро, с бумагами в далеко отставленной руке, и в несколько торжественной позе читал свои бумаги (ремарки, как он называл), которые должны были быть доставлены государю после его смерти.
Когда Михаил Иваныч вошел, у него в глазах стояли слезы воспоминания о том времени, когда он писал то, что читал теперь. Он взял из рук Михаила Иваныча письмо, положил в карман, уложил бумаги и позвал уже давно дожидавшегося Алпатыча.
На листочке бумаги у него было записано то, что нужно было в Смоленске, и он, ходя по комнате мимо дожидавшегося у двери Алпатыча, стал отдавать приказания.
– Первое, бумаги почтовой, слышишь, восемь дестей, вот по образцу; золотообрезной… образчик, чтобы непременно по нем была; лаку, сургучу – по записке Михаила Иваныча.
Он походил по комнате и заглянул в памятную записку.
– Потом губернатору лично письмо отдать о записи.
Потом были нужны задвижки к дверям новой постройки, непременно такого фасона, которые выдумал сам князь. Потом ящик переплетный надо было заказать для укладки завещания.
Отдача приказаний Алпатычу продолжалась более двух часов. Князь все не отпускал его. Он сел, задумался и, закрыв глаза, задремал. Алпатыч пошевелился.
– Ну, ступай, ступай; ежели что нужно, я пришлю.
Алпатыч вышел. Князь подошел опять к бюро, заглянув в него, потрогал рукою свои бумаги, опять запер и сел к столу писать письмо губернатору.
Уже было поздно, когда он встал, запечатав письмо. Ему хотелось спать, но он знал, что не заснет и что самые дурные мысли приходят ему в постели. Он кликнул Тихона и пошел с ним по комнатам, чтобы сказать ему, где стлать постель на нынешнюю ночь. Он ходил, примеривая каждый уголок.
Везде ему казалось нехорошо, но хуже всего был привычный диван в кабинете. Диван этот был страшен ему, вероятно по тяжелым мыслям, которые он передумал, лежа на нем. Нигде не было хорошо, но все таки лучше всех был уголок в диванной за фортепиано: он никогда еще не спал тут.
Тихон принес с официантом постель и стал уставлять.
– Не так, не так! – закричал князь и сам подвинул на четверть подальше от угла, и потом опять поближе.
«Ну, наконец все переделал, теперь отдохну», – подумал князь и предоставил Тихону раздевать себя.
Досадливо морщась от усилий, которые нужно было делать, чтобы снять кафтан и панталоны, князь разделся, тяжело опустился на кровать и как будто задумался, презрительно глядя на свои желтые, иссохшие ноги. Он не задумался, а он медлил перед предстоявшим ему трудом поднять эти ноги и передвинуться на кровати. «Ох, как тяжело! Ох, хоть бы поскорее, поскорее кончились эти труды, и вы бы отпустили меня! – думал он. Он сделал, поджав губы, в двадцатый раз это усилие и лег. Но едва он лег, как вдруг вся постель равномерно заходила под ним вперед и назад, как будто тяжело дыша и толкаясь. Это бывало с ним почти каждую ночь. Он открыл закрывшиеся было глаза.
– Нет спокоя, проклятые! – проворчал он с гневом на кого то. «Да, да, еще что то важное было, очень что то важное я приберег себе на ночь в постели. Задвижки? Нет, про это сказал. Нет, что то такое, что то в гостиной было. Княжна Марья что то врала. Десаль что то – дурак этот – говорил. В кармане что то – не вспомню».