Финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1992

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1992
1992 European Cup Winners' Cup Final
Турнир

Кубок обладателей кубков УЕФА 1991/1992

Дата

6 мая 1992

Стадион

Да Луж, Лиссабон

Арбитр

Пьетро д’Элла

Посещаемость

16 000

1991
1993

Финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1992 года — финальный матч розыгрыша Кубка обладателей кубков УЕФА 1991/92, 32-го сезона в истории Кубка обладателей кубков УЕФА. Этот футбольный матч состоялся 6 мая 1992 года, на стадионе «Да Луж» в Лиссабоне. В матче встретились немецкий «Вердер» и французский «Монако».



Отчёт о матче

Вердер 2:0 Монако
Аллофс  40'
Руфер  55'
[en.archive.uefa.com/competitions/ecwc/history/season=1991/intro.html (отчёт)]
Да Луж, Лиссабон
Зрителей: 16 000
Судья: Пьетро д’Элла

Вердер
Монако
Вердер:
GK 1 Юрген Рольманн
RWB  2 Манфред Бокенфельд
CD 3 Томас Вольтер 35'
SW 4 Руне Братсет
LWB 5 Марко Боде
CD 6 Ульрих Боровка
CM 7 Дитер Айльтс
CM 8 Мирослав Вотава (к)
AM 9 Франк Нойбарт 75'
ST 10 Уинтон Руфер
ST 11 Клаус Аллофс
Запасные:
GK 12 Флориан Клюгманн
FW 13 Штефан Кон 75'
MF 14 Торстен Легат
DF 15 Томас Шааф 35'
FW 16 Мариус Бестер
Главный тренер:
Отто Рехагель
Монако:
GK 1 Жан-Люк Эттори (к)
DF 2 Роже Менди
DF 3 Люк Сонор
DF 4 Эмманюэль Пети
MF 5 Жером Гнако
DF 6 Патрик Валери 62'
FW 7 Юссуф Фофана 59'
MF 8 Марсель Диб
FW 9 Джордж Веа
MF 10 Руй Барруш
MF 11 Жеральд Пасси
Запасные:
DF 12 Патрик Блондо
FW 13 Бенжамин Клеман 59'
FW 16 Юрий Джоркаефф 62'
DF 14 Лилиан Тюрам
GK 13 Анжело Уге
Главный тренер:
Арсен Венгер

См. также

Напишите отзыв о статье "Финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1992"

Ссылки

  • [en.archive.uefa.com/competitions/ecwc/index.html Официальный сайт турнира]  (англ.)
  • [ru.archive.uefa.com/competitions/ecwc/index.html Официальный сайт турнира]  (рус.)


Отрывок, характеризующий Финал Кубка обладателей кубков УЕФА 1992

– Мой милый, – отвечал Анатоль по французски (как и шел весь разговор), я не считаю себя обязанным отвечать на допросы, делаемые в таком тоне.
Лицо Пьера, и прежде бледное, исказилось бешенством. Он схватил своей большой рукой Анатоля за воротник мундира и стал трясти из стороны в сторону до тех пор, пока лицо Анатоля не приняло достаточное выражение испуга.
– Когда я говорю, что мне надо говорить с вами… – повторял Пьер.
– Ну что, это глупо. А? – сказал Анатоль, ощупывая оторванную с сукном пуговицу воротника.
– Вы негодяй и мерзавец, и не знаю, что меня воздерживает от удовольствия разможжить вам голову вот этим, – говорил Пьер, – выражаясь так искусственно потому, что он говорил по французски. Он взял в руку тяжелое пресспапье и угрожающе поднял и тотчас же торопливо положил его на место.
– Обещали вы ей жениться?
– Я, я, я не думал; впрочем я никогда не обещался, потому что…
Пьер перебил его. – Есть у вас письма ее? Есть у вас письма? – повторял Пьер, подвигаясь к Анатолю.
Анатоль взглянул на него и тотчас же, засунув руку в карман, достал бумажник.
Пьер взял подаваемое ему письмо и оттолкнув стоявший на дороге стол повалился на диван.
– Je ne serai pas violent, ne craignez rien, [Не бойтесь, я насилия не употреблю,] – сказал Пьер, отвечая на испуганный жест Анатоля. – Письма – раз, – сказал Пьер, как будто повторяя урок для самого себя. – Второе, – после минутного молчания продолжал он, опять вставая и начиная ходить, – вы завтра должны уехать из Москвы.
– Но как же я могу…
– Третье, – не слушая его, продолжал Пьер, – вы никогда ни слова не должны говорить о том, что было между вами и графиней. Этого, я знаю, я не могу запретить вам, но ежели в вас есть искра совести… – Пьер несколько раз молча прошел по комнате. Анатоль сидел у стола и нахмурившись кусал себе губы.
– Вы не можете не понять наконец, что кроме вашего удовольствия есть счастье, спокойствие других людей, что вы губите целую жизнь из того, что вам хочется веселиться. Забавляйтесь с женщинами подобными моей супруге – с этими вы в своем праве, они знают, чего вы хотите от них. Они вооружены против вас тем же опытом разврата; но обещать девушке жениться на ней… обмануть, украсть… Как вы не понимаете, что это так же подло, как прибить старика или ребенка!…
Пьер замолчал и взглянул на Анатоля уже не гневным, но вопросительным взглядом.
– Этого я не знаю. А? – сказал Анатоль, ободряясь по мере того, как Пьер преодолевал свой гнев. – Этого я не знаю и знать не хочу, – сказал он, не глядя на Пьера и с легким дрожанием нижней челюсти, – но вы сказали мне такие слова: подло и тому подобное, которые я comme un homme d'honneur [как честный человек] никому не позволю.
Пьер с удивлением посмотрел на него, не в силах понять, чего ему было нужно.
– Хотя это и было с глазу на глаз, – продолжал Анатоль, – но я не могу…
– Что ж, вам нужно удовлетворение? – насмешливо сказал Пьер.
– По крайней мере вы можете взять назад свои слова. А? Ежели вы хотите, чтоб я исполнил ваши желанья. А?
– Беру, беру назад, – проговорил Пьер и прошу вас извинить меня. Пьер взглянул невольно на оторванную пуговицу. – И денег, ежели вам нужно на дорогу. – Анатоль улыбнулся.
Это выражение робкой и подлой улыбки, знакомой ему по жене, взорвало Пьера.
– О, подлая, бессердечная порода! – проговорил он и вышел из комнаты.
На другой день Анатоль уехал в Петербург.


Пьер поехал к Марье Дмитриевне, чтобы сообщить об исполнении ее желанья – об изгнании Курагина из Москвы. Весь дом был в страхе и волнении. Наташа была очень больна, и, как Марья Дмитриевна под секретом сказала ему, она в ту же ночь, как ей было объявлено, что Анатоль женат, отравилась мышьяком, который она тихонько достала. Проглотив его немного, она так испугалась, что разбудила Соню и объявила ей то, что она сделала. Во время были приняты нужные меры против яда, и теперь она была вне опасности; но всё таки слаба так, что нельзя было думать везти ее в деревню и послано было за графиней. Пьер видел растерянного графа и заплаканную Соню, но не мог видеть Наташи.
Пьер в этот день обедал в клубе и со всех сторон слышал разговоры о попытке похищения Ростовой и с упорством опровергал эти разговоры, уверяя всех, что больше ничего не было, как только то, что его шурин сделал предложение Ростовой и получил отказ. Пьеру казалось, что на его обязанности лежит скрыть всё дело и восстановить репутацию Ростовой.
Он со страхом ожидал возвращения князя Андрея и каждый день заезжал наведываться о нем к старому князю.
Князь Николай Андреич знал через m lle Bourienne все слухи, ходившие по городу, и прочел ту записку к княжне Марье, в которой Наташа отказывала своему жениху. Он казался веселее обыкновенного и с большим нетерпением ожидал сына.