Финал чемпионата Европы по футболу 1964

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Финал чемпионата Европы по футболу 1964
1964 European Nations' Cup Final
Турнир

Чемпионат Европы по футболу 1964

Дата

21 июня 1964

Стадион

Сантьяго Бернабеу, Мадрид

Арбитр

Артур Холланд

Посещаемость

79 115

1960
1968

Финал чемпионата Европы по футболу 1964 года — финальный матч чемпионата Европы, который прошёл 21 июня 1964 года на стадионе «Сантьяго Бернабеу» в Мадриде (Испания). В матче приняли участие сборные Испании и СССР[1].

Чемпионами стали игроки сборной Испании, обыграв сборную СССР со счётом 2:1.



Отчёт о матче

21 июня 1964 (1964-06-21)
18:30 CET
Испания 2:1 СССР
Переда  6'
Марселино  84'
[ru.uefa.com/uefaeuro/season=1964/matches/round=172/match=3996/index.html (отчёт)] Хусаинов  8'
Сантьяго Бернабеу, Мадрид
Зрителей: 79 115
Судья: Артур Холланд

Испания
СССР
Испания:
GK 1 Хосе Анхель Ирибар
DF 2 Фелисьяно Ривилья
DF 3 Ферран Оливелья (к)
DF 4 Исасио Кальеха
MF 5 Игнасио Соко
MF 6 Хосеп Фусте
FW 7 Амансио
FW 8 Хесус Мария Переда
FW 9 Марселино
FW 10 Луис Суарес
FW 11 Карлос Лапетра
Главный тренер:
Хосе Вильялонга
СССР:
GK 1 Лев Яшин
RB 6 Виктор Аничкин
CB 2 Виктор Шустиков
CB 3 Альберт Шестернёв
LB 4 Эдуард Мудрик
CM 5 Валерий Воронин
CM 10 Алексей Корнеев
RW 7 Игорь Численко
LW 11 Галимзян Хусаинов
FW 8 Валентин Иванов (к)
FW 9 Виктор Понедельник
Главный тренер:
Константин Бесков

См. также

Напишите отзыв о статье "Финал чемпионата Европы по футболу 1964"

Примечания

  1. [www.rsssf.com/tables/64e.html European Championship 1964]


Отрывок, характеризующий Финал чемпионата Европы по футболу 1964

– Cette pauvre armee, – сказал он вдруг, – elle a bien diminue depuis Smolensk. La fortune est une franche courtisane, Rapp; je le disais toujours, et je commence a l'eprouver. Mais la garde, Rapp, la garde est intacte? [Бедная армия! она очень уменьшилась от Смоленска. Фортуна настоящая распутница, Рапп. Я всегда это говорил и начинаю испытывать. Но гвардия, Рапп, гвардия цела?] – вопросительно сказал он.
– Oui, Sire, [Да, государь.] – отвечал Рапп.
Наполеон взял пастильку, положил ее в рот и посмотрел на часы. Спать ему не хотелось, до утра было еще далеко; а чтобы убить время, распоряжений никаких нельзя уже было делать, потому что все были сделаны и приводились теперь в исполнение.
– A t on distribue les biscuits et le riz aux regiments de la garde? [Роздали ли сухари и рис гвардейцам?] – строго спросил Наполеон.
– Oui, Sire. [Да, государь.]
– Mais le riz? [Но рис?]
Рапп отвечал, что он передал приказанья государя о рисе, но Наполеон недовольно покачал головой, как будто он не верил, чтобы приказание его было исполнено. Слуга вошел с пуншем. Наполеон велел подать другой стакан Раппу и молча отпивал глотки из своего.
– У меня нет ни вкуса, ни обоняния, – сказал он, принюхиваясь к стакану. – Этот насморк надоел мне. Они толкуют про медицину. Какая медицина, когда они не могут вылечить насморка? Корвизар дал мне эти пастильки, но они ничего не помогают. Что они могут лечить? Лечить нельзя. Notre corps est une machine a vivre. Il est organise pour cela, c'est sa nature; laissez y la vie a son aise, qu'elle s'y defende elle meme: elle fera plus que si vous la paralysiez en l'encombrant de remedes. Notre corps est comme une montre parfaite qui doit aller un certain temps; l'horloger n'a pas la faculte de l'ouvrir, il ne peut la manier qu'a tatons et les yeux bandes. Notre corps est une machine a vivre, voila tout. [Наше тело есть машина для жизни. Оно для этого устроено. Оставьте в нем жизнь в покое, пускай она сама защищается, она больше сделает одна, чем когда вы ей будете мешать лекарствами. Наше тело подобно часам, которые должны идти известное время; часовщик не может открыть их и только ощупью и с завязанными глазами может управлять ими. Наше тело есть машина для жизни. Вот и все.] – И как будто вступив на путь определений, definitions, которые любил Наполеон, он неожиданно сделал новое определение. – Вы знаете ли, Рапп, что такое военное искусство? – спросил он. – Искусство быть сильнее неприятеля в известный момент. Voila tout. [Вот и все.]
Рапп ничего не ответил.
– Demainnous allons avoir affaire a Koutouzoff! [Завтра мы будем иметь дело с Кутузовым!] – сказал Наполеон. – Посмотрим! Помните, в Браунау он командовал армией и ни разу в три недели не сел на лошадь, чтобы осмотреть укрепления. Посмотрим!
Он поглядел на часы. Было еще только четыре часа. Спать не хотелось, пунш был допит, и делать все таки было нечего. Он встал, прошелся взад и вперед, надел теплый сюртук и шляпу и вышел из палатки. Ночь была темная и сырая; чуть слышная сырость падала сверху. Костры не ярко горели вблизи, во французской гвардии, и далеко сквозь дым блестели по русской линии. Везде было тихо, и ясно слышались шорох и топот начавшегося уже движения французских войск для занятия позиции.
Наполеон прошелся перед палаткой, посмотрел на огни, прислушался к топоту и, проходя мимо высокого гвардейца в мохнатой шапке, стоявшего часовым у его палатки и, как черный столб, вытянувшегося при появлении императора, остановился против него.
– С которого года в службе? – спросил он с той привычной аффектацией грубой и ласковой воинственности, с которой он всегда обращался с солдатами. Солдат отвечал ему.
– Ah! un des vieux! [А! из стариков!] Получили рис в полк?
– Получили, ваше величество.
Наполеон кивнул головой и отошел от него.