Фисенко, Михаил Макарович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Макарович Фисенко
Дата рождения:

19 января 1935(1935-01-19)

Место рождения:

с. Старая Осота, Александровский район, Киевская область, УССР, СССР

Дата смерти:

11 июня 2012(2012-06-11) (77 лет)

Награды и премии:

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Михаил Макарович Фисенко (1935—2012) — бригадир проходчиков шахтоуправления «Кольчугинское» Ленинского рудника, Герой Социалистического Труда.





Биография

Родился 19 января 1935 года в селе Старая Осота (ныне — Александровский район Кировоградской области, Украина). В 1939 году в поисках лучшей доли семья доехала до г. Назарово Красноярского края.

После службы в рядах вооружённых сил, Михаил Макарович поселился в Ленинске-Кузнецком. Первая шахтерская специальность — лесогон (доставщик) на шахте «Журинка-3». Но через год попал в проходческую бригаду Викентия Петровича Шичко, после ухода на пенсию которого в 1965 году и заменил М. Фисенко. Был выбран бригадиром как крепкий, энергичный, с хорошими организаторскими способностями. Работали буровзрывным способом до конца шестидесятых, когда начали осваивать комбайн «ПК-3М».

Коллектив проходческой бригады под его руководством характеризовался высоким уровнем организованности и дисциплины труда. На протяжении многих лет участок, где трудился Фисенко Михаил Макарович, по достигнутым производственным показателям являлся одним из лучших на Кольчугинском руднике. Свой богатейший опыт работы Михаил Макарович охотно передавал молодым рабочим, являясь наставником, и молодые ребята, вливающиеся в коллектив, быстро впитывали в себя особый дух товарищества, царящий в бригаде, и перенимали её традиции.

Находясь на заслуженном отдыхе, Михаил Макарович вел активную общественную деятельность, всегда был на виду. С первых дней организации городского Совета старейшин при главе города Ленинска-Кузнецкого, с 1994 года, являлся его бессменным членом.

Умер 11 июня 2012 года.

Награды

  • За многолетний, добросовестный труд и высокие производственные результаты Фисенко Михаилу Макаровичу в 1983 году присвоено звание Героя Социалистического Труда.
  • Орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, знак «Шахтерская слава», золотой знак «Шахтерская доблесть», медаль «60 лет Кемеровской области», медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса» трех степеней, медаль «За доблестный труд» и другие.
  • Заслуженный шахтер РСФСР, Почетный шахтер, Почетный гражданин города Ленинска-Кузнецкого (2012).

Память

Именем Фисенко М. М. в 2007 году названа одна из новых улиц города.

Напишите отзыв о статье "Фисенко, Михаил Макарович"

Ссылки

  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=17624 Фисенко, Михаил Макарович]. Сайт «Герои Страны».
  • Музалевский М. В. Герои Социалистического Труда. Биобиблиографический словарь. — М.: РИЦ «Кавалер», 2008. — Т. 2. — 200 с.

Отрывок, характеризующий Фисенко, Михаил Макарович

– Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить, – говорил князь Андрей. – Это совсем не то чувство, которое было у меня прежде. Весь мир разделен для меня на две половины: одна – она и там всё счастье надежды, свет; другая половина – всё, где ее нет, там всё уныние и темнота…
– Темнота и мрак, – повторил Пьер, – да, да, я понимаю это.
– Я не могу не любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня? Я знаю, что ты рад за меня.
– Да, да, – подтверждал Пьер, умиленными и грустными глазами глядя на своего друга. Чем светлее представлялась ему судьба князя Андрея, тем мрачнее представлялась своя собственная.


Для женитьбы нужно было согласие отца, и для этого на другой день князь Андрей уехал к отцу.
Отец с наружным спокойствием, но внутренней злобой принял сообщение сына. Он не мог понять того, чтобы кто нибудь хотел изменять жизнь, вносить в нее что нибудь новое, когда жизнь для него уже кончалась. – «Дали бы только дожить так, как я хочу, а потом бы делали, что хотели», говорил себе старик. С сыном однако он употребил ту дипломацию, которую он употреблял в важных случаях. Приняв спокойный тон, он обсудил всё дело.
Во первых, женитьба была не блестящая в отношении родства, богатства и знатности. Во вторых, князь Андрей был не первой молодости и слаб здоровьем (старик особенно налегал на это), а она была очень молода. В третьих, был сын, которого жалко было отдать девчонке. В четвертых, наконец, – сказал отец, насмешливо глядя на сына, – я тебя прошу, отложи дело на год, съезди за границу, полечись, сыщи, как ты и хочешь, немца, для князя Николая, и потом, ежели уж любовь, страсть, упрямство, что хочешь, так велики, тогда женись.
– И это последнее мое слово, знай, последнее… – кончил князь таким тоном, которым показывал, что ничто не заставит его изменить свое решение.
Князь Андрей ясно видел, что старик надеялся, что чувство его или его будущей невесты не выдержит испытания года, или что он сам, старый князь, умрет к этому времени, и решил исполнить волю отца: сделать предложение и отложить свадьбу на год.
Через три недели после своего последнего вечера у Ростовых, князь Андрей вернулся в Петербург.

На другой день после своего объяснения с матерью, Наташа ждала целый день Болконского, но он не приехал. На другой, на третий день было то же самое. Пьер также не приезжал, и Наташа, не зная того, что князь Андрей уехал к отцу, не могла себе объяснить его отсутствия.
Так прошли три недели. Наташа никуда не хотела выезжать и как тень, праздная и унылая, ходила по комнатам, вечером тайно от всех плакала и не являлась по вечерам к матери. Она беспрестанно краснела и раздражалась. Ей казалось, что все знают о ее разочаровании, смеются и жалеют о ней. При всей силе внутреннего горя, это тщеславное горе усиливало ее несчастие.
Однажды она пришла к графине, хотела что то сказать ей, и вдруг заплакала. Слезы ее были слезы обиженного ребенка, который сам не знает, за что он наказан.
Графиня стала успокоивать Наташу. Наташа, вслушивавшаяся сначала в слова матери, вдруг прервала ее:
– Перестаньте, мама, я и не думаю, и не хочу думать! Так, поездил и перестал, и перестал…
Голос ее задрожал, она чуть не заплакала, но оправилась и спокойно продолжала: – И совсем я не хочу выходить замуж. И я его боюсь; я теперь совсем, совсем, успокоилась…
На другой день после этого разговора Наташа надела то старое платье, которое было ей особенно известно за доставляемую им по утрам веселость, и с утра начала тот свой прежний образ жизни, от которого она отстала после бала. Она, напившись чаю, пошла в залу, которую она особенно любила за сильный резонанс, и начала петь свои солфеджи (упражнения пения). Окончив первый урок, она остановилась на середине залы и повторила одну музыкальную фразу, особенно понравившуюся ей. Она прислушалась радостно к той (как будто неожиданной для нее) прелести, с которой эти звуки переливаясь наполнили всю пустоту залы и медленно замерли, и ей вдруг стало весело. «Что об этом думать много и так хорошо», сказала она себе и стала взад и вперед ходить по зале, ступая не простыми шагами по звонкому паркету, но на всяком шагу переступая с каблучка (на ней были новые, любимые башмаки) на носок, и так же радостно, как и к звукам своего голоса прислушиваясь к этому мерному топоту каблучка и поскрипыванью носка. Проходя мимо зеркала, она заглянула в него. – «Вот она я!» как будто говорило выражение ее лица при виде себя. – «Ну, и хорошо. И никого мне не нужно».