Фоносемантика

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фоносема́нтика — направление в лингвистике[1], предполагающее, что вокальные звуки (фонемы) могут нести смысл сами по себе. Оно рождается и утверждает себя на стыке фонетики (по плану выражения), семантики (по плану содержания), лексикологии (по совокупности этих планов) и психологии (теория восприятия). К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3186 дней]





История вопроса

Предположения о наличии у звуков языка отдельной собственной семантики неоднократно делались в истории человеческой мысли: в частности, эту идею развивал уже Михаил Ломоносов, указывавший в «Риторике» (1748) на то, что:

Из согласных письмен твердые к, п, т и мягкие б, г, д имеют произношение тупое и нет в них ни сладости, ни силы, ежели другие согласные к ним не припряжены, и потому могут только служить в том, чтобы изобразить живяе действия тупые, ленивые и глухой звук имеющие, каков есть стук строящихся городов и домов, от конского топоту и от крику некоторых животных. Твердые с, ф, х, ц, ч, ш и плавкое р имеют произношение звонкое и стремительное, для того могут спомоществовать к лучшему представлению вещей и действий сильных, великих, громких, страшных и великолепных. Мягкие ж, з и плавкие в, л, м, н имеют произношение нежное и потому пристойны к изображению нежных и мягких вещей и действий[2].

По словам Г. А. Гуковского, «каждый звук имеет, по Ломоносову, свою содержательную энергию. Но эта энергия сама по себе не рациональна, а эмоциональна. Более того, она несёт в себе явственный признак иррационального»[3].

Подробное толкование значений отдельных звуков предложил Велимир Хлебников в статьях «Наша основа» и «Художники мира!» (1919). У истоков научного осмысления данной проблемы стоят, по мнению некоторых источников, работы С. В. Воронина[4].

Теория фоносемантического анализа слова

Советский филолог А. П. Журавлёв высказал предположение, что каждому звуку человеческой речи соответствует определённое подсознательное значение. Воспользовавшись техникой «семантических дифференциалов» Ч. Осгуда, Журавлёв провёл исследование для выяснения этих значений. Результаты легли в основу его диссертации. Журавлёв предложил список качественных характеристик каждого звука русской речи, а именно каким он является по следующим 23 шкалам:

     хороший - плохой,
     красивый - отталкивающий,
     радостный - печальный,
     светлый - темный,
     легкий - тяжелый,
     безопасный - страшный,
     добрый - злой,
     простой - сложный,
     гладкий - шероховатый,
     округлый - угловатый,
     большой - маленький,
     грубый - нежный,
     мужественный - женственный,
     сильный - слабый,
     холодный - горячий,
     величественный - низменный,
     громкий - тихий,
     могучий - хилый,
     веселый - грустный,
     яркий - тусклый,
     подвижный - медлительный,
     быстрый - медленный,
     активный - пассивный.

Всем звукам русского языка по этим шкалам сопоставлены оценки. Согласно идее Журавлёва, качественные фоносемантические шкалы позволяют оценивать влияние звуков на психическое состояние человека. Каждое слово состоит из звуков; предлагается, для оценки воздействия на человека слова как набора звуков, с помощью соответствующих расчётов определить общее фоносемантическое значение составляющих данное слово звуков по всем 23 шкалам. С появлением дешёвых компьютеров фоносемантический анализ слова стал занимать малые доли секунды.

Компьютерная программа ВААЛ

По утверждениям авторов (В. П. Белянин, М. Дымшиц, В. И. Шалак) программы ВААЛ, она основана на идее и результатах исследований Журавлёва. Следует отметить, что программа ВААЛ анализирует не звуки, а буквы в составе слов и никак не учитывает их взаимное расположение.

Напишите отзыв о статье "Фоносемантика"

Примечания

  1. [lingvistics_dictionary.academic.ru/4653/%D1%84%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0 Фоносемантика ] в словаре лингвистических терминов Т. В. Жеребило. 2010 (Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: Изд-во «Пилигрим».) на academic.ru
  2. [feb-web.ru/feb/lomonos/texts/lo0/lo7/lo7-0892.htm Ломоносов М. В. Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненная в пользу любящих словесные науки] // Ломоносов М. В. Полное собрание сочинений / АН СССР. — М.; Л., 1950—1983. Т. 7: Труды по филологии 1739—1758 гг. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — С. 242 (§ 173).
  3. [feb-web.ru/feb/lomonos/critics/ling/ltl/ltl-069-.htm Гуковский Г. А. Ломоносов-критик] // Литературное творчество М. В. Ломоносова: Исследования и материалы / Под ред. П. Н. Беркова, И. З. Сермана. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1962. — С. 96.
  4. Бродович О. И. [urss.ru/cgi-bin/db.pl?lang=Ru&blang=ru&page=Book&id=167521 Слово об авторе] // Амосова Н. Н. Основы английской фразеологии. — 3-е. — М.: Эдиториал УРСС, 2013. — 216 с. — ISBN 978-5-397-03557-6.

Литература

  • Воронин С. В. [psycholing.narod.ru/voronin-2.html Фоносемантика: Цель, задачи, проблематика, разделы] // Основы фоносемантики. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1982
  • Журавлёв А.П. Звук и смысл. — Москва: Просвещение, 1991. — 160 с. — ISBN 5-09-003170-3.

См. также

Отрывок, характеризующий Фоносемантика

Денисов взял подаваемую ему закуренную трубку, сжал в кулак, и, рассыпая огонь, ударил ею по полу, продолжая кричать.
– Семпель даст, паг'оль бьет; семпель даст, паг'оль бьет.
Он рассыпал огонь, разбил трубку и бросил ее. Денисов помолчал и вдруг своими блестящими черными глазами весело взглянул на Ростова.
– Хоть бы женщины были. А то тут, кг'оме как пить, делать нечего. Хоть бы дг'аться ског'ей.
– Эй, кто там? – обратился он к двери, заслышав остановившиеся шаги толстых сапог с бряцанием шпор и почтительное покашливанье.
– Вахмистр! – сказал Лаврушка.
Денисов сморщился еще больше.
– Сквег'но, – проговорил он, бросая кошелек с несколькими золотыми. – Г`остов, сочти, голубчик, сколько там осталось, да сунь кошелек под подушку, – сказал он и вышел к вахмистру.
Ростов взял деньги и, машинально, откладывая и ровняя кучками старые и новые золотые, стал считать их.
– А! Телянин! Здог'ово! Вздули меня вчег'а! – послышался голос Денисова из другой комнаты.
– У кого? У Быкова, у крысы?… Я знал, – сказал другой тоненький голос, и вслед за тем в комнату вошел поручик Телянин, маленький офицер того же эскадрона.
Ростов кинул под подушку кошелек и пожал протянутую ему маленькую влажную руку. Телянин был перед походом за что то переведен из гвардии. Он держал себя очень хорошо в полку; но его не любили, и в особенности Ростов не мог ни преодолеть, ни скрывать своего беспричинного отвращения к этому офицеру.
– Ну, что, молодой кавалерист, как вам мой Грачик служит? – спросил он. (Грачик была верховая лошадь, подъездок, проданная Теляниным Ростову.)
Поручик никогда не смотрел в глаза человеку, с кем говорил; глаза его постоянно перебегали с одного предмета на другой.
– Я видел, вы нынче проехали…
– Да ничего, конь добрый, – отвечал Ростов, несмотря на то, что лошадь эта, купленная им за 700 рублей, не стоила и половины этой цены. – Припадать стала на левую переднюю… – прибавил он. – Треснуло копыто! Это ничего. Я вас научу, покажу, заклепку какую положить.
– Да, покажите пожалуйста, – сказал Ростов.
– Покажу, покажу, это не секрет. А за лошадь благодарить будете.
– Так я велю привести лошадь, – сказал Ростов, желая избавиться от Телянина, и вышел, чтобы велеть привести лошадь.
В сенях Денисов, с трубкой, скорчившись на пороге, сидел перед вахмистром, который что то докладывал. Увидав Ростова, Денисов сморщился и, указывая через плечо большим пальцем в комнату, в которой сидел Телянин, поморщился и с отвращением тряхнулся.
– Ох, не люблю молодца, – сказал он, не стесняясь присутствием вахмистра.
Ростов пожал плечами, как будто говоря: «И я тоже, да что же делать!» и, распорядившись, вернулся к Телянину.
Телянин сидел всё в той же ленивой позе, в которой его оставил Ростов, потирая маленькие белые руки.
«Бывают же такие противные лица», подумал Ростов, входя в комнату.
– Что же, велели привести лошадь? – сказал Телянин, вставая и небрежно оглядываясь.
– Велел.
– Да пойдемте сами. Я ведь зашел только спросить Денисова о вчерашнем приказе. Получили, Денисов?
– Нет еще. А вы куда?
– Вот хочу молодого человека научить, как ковать лошадь, – сказал Телянин.
Они вышли на крыльцо и в конюшню. Поручик показал, как делать заклепку, и ушел к себе.
Когда Ростов вернулся, на столе стояла бутылка с водкой и лежала колбаса. Денисов сидел перед столом и трещал пером по бумаге. Он мрачно посмотрел в лицо Ростову.
– Ей пишу, – сказал он.
Он облокотился на стол с пером в руке, и, очевидно обрадованный случаю быстрее сказать словом всё, что он хотел написать, высказывал свое письмо Ростову.
– Ты видишь ли, дг'уг, – сказал он. – Мы спим, пока не любим. Мы дети пг`axa… а полюбил – и ты Бог, ты чист, как в пег'вый день создания… Это еще кто? Гони его к чог'ту. Некогда! – крикнул он на Лаврушку, который, нисколько не робея, подошел к нему.
– Да кому ж быть? Сами велели. Вахмистр за деньгами пришел.
Денисов сморщился, хотел что то крикнуть и замолчал.
– Сквег'но дело, – проговорил он про себя. – Сколько там денег в кошельке осталось? – спросил он у Ростова.
– Семь новых и три старых.
– Ах,сквег'но! Ну, что стоишь, чучела, пошли вахмистг'а, – крикнул Денисов на Лаврушку.
– Пожалуйста, Денисов, возьми у меня денег, ведь у меня есть, – сказал Ростов краснея.
– Не люблю у своих занимать, не люблю, – проворчал Денисов.
– А ежели ты у меня не возьмешь деньги по товарищески, ты меня обидишь. Право, у меня есть, – повторял Ростов.
– Да нет же.
И Денисов подошел к кровати, чтобы достать из под подушки кошелек.
– Ты куда положил, Ростов?
– Под нижнюю подушку.
– Да нету.
Денисов скинул обе подушки на пол. Кошелька не было.
– Вот чудо то!
– Постой, ты не уронил ли? – сказал Ростов, по одной поднимая подушки и вытрясая их.
Он скинул и отряхнул одеяло. Кошелька не было.
– Уж не забыл ли я? Нет, я еще подумал, что ты точно клад под голову кладешь, – сказал Ростов. – Я тут положил кошелек. Где он? – обратился он к Лаврушке.
– Я не входил. Где положили, там и должен быть.
– Да нет…
– Вы всё так, бросите куда, да и забудете. В карманах то посмотрите.
– Нет, коли бы я не подумал про клад, – сказал Ростов, – а то я помню, что положил.
Лаврушка перерыл всю постель, заглянул под нее, под стол, перерыл всю комнату и остановился посреди комнаты. Денисов молча следил за движениями Лаврушки и, когда Лаврушка удивленно развел руками, говоря, что нигде нет, он оглянулся на Ростова.