Франция

Поделись знанием:


Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Перейти к: навигация, поиск
Французская Республика
République française
Флаг Герб
Девиз: «Liberté, Égalité, Fraternité (Свобода, Равенство, Братство)»
Гимн: «Марсельеза»
Расположение Франции (Синий цвет):
— в Европейском союзе (Желтый цвет)
<tr class="mergedtoprow"><th colspan="3" style="text-align: left; padding-left: 0;">Формирование</th></tr><tr class="mergedrow">
                 <td style="padding-left:0;"> • Образование Франкского государства</td>
        <td>486 </td>
      </tr><tr class="mergedrow">
        <td style="padding-left:0;"> • Верденский договор</td>
        <td>август 843 </td>
      </tr><tr class="mergedrow">
        <td style="padding-left:0;"> • Провозглашение Первой республики</td>
        <td>22 сентября 1792 </td>
      </tr><tr class="mergedbottomrow">
        <td style="padding-left:0;"> • Пятая французская республика</td>
        <td>4 октября 1958 </td>
      </tr>
Официальный язык французский
Столица Париж
Крупнейшие города Париж, Марсель, Лион, Тулуза, Ницца
Форма правления президентско-парламентская республика
Президент
Премьер-министр
Франсуа Олланд
Мануэль Вальс[1]
Госрелигия Светское государство
Территория
• Всего
• % водной поверхн.
48-я в мире
674 685[2] км²/547 030[3] км²
0,26 %
Население
• Оценка (2016)
Плотность

66 736 000 чел. (22-е)
116 чел./км²
ВВП
  • Итого (2013)
  • На душу населения

2,739 трлн[4]долл. (8-й)
43 000[4] долл.
ИЧР (2013) 0,884[5] (очень высокий) (20-е место)
Названия жителей француз, француженка, французы
Валюта евро (EUR, код 978)[6]
Интернет-домен .fr[7]
Телефонный код +33
Часовой пояс CET (UTC+1, летом UTC+2)
Координаты: 46°51′00″ с. ш. 2°34′00″ в. д. / 46.85000° с. ш. 2.56667° в. д. / 46.85000; 2.56667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=46.85000&mlon=2.56667&zoom=9 (O)] (Я)

Фра́нция (фр. France, МФА (фр.): [fʁɑ̃s]), официальное название Францу́зская Респу́блика (фр. République française, МФА (фр.): [ʁe.py.blik fʁɑ̃.sɛz]) — трансконтинентальное государство, включающее территорию в Западной Европе и ряде зарубежных регионов и территорий. Девиз Республики — «Свобода, Равенство, Братство», её принцип — правление народа, народом и для народа[8]. Столица — город Париж. Название страны происходит от этнонима германского племени франков, несмотря на то, что большинство населения Франции имеет смешанное галло-романское происхождение и говорит на языке романской группы.

Франция является ядерной державой и одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. С 1950-х годов Франция является одним из государств, участвующих в создании Европейского союза.

Население — 64,7 миллиона человек (январь 2010)[9], в том числе около 90 процентов — граждане Франции. Верующие — преимущественно католики (80 % от числа верующих или 43 % от всего населения), при этом 45 % населения заявляют, что не принадлежат ни к одной религии[10]. Законодательный орган — двухпалатный парламент (Сенат и Национальное собрание). Административно-территориальное деление: 18 регионов (13 метрополии и 5 заморских регионов), включающих 101 департамент (96 в метрополии и 5 заморских департаментов)[11], 5 заморских сообществ и 3 административно- территориального образования с особым статусом.





Содержание

История

Древний мир и Средние века

Франция в доисторический период была местом древнейших стоянок неандертальцев и кроманьонцев. В эпоху неолита на территории Франции существовало несколько богатых памятниками доисторических культур. Доисторическая Бретань была культурно связана с соседней Британией, на её территории обнаружено большое количество мегалитов. В период позднего бронзового и раннего железного века территорию Франции населяли кельтские племена галлов, юго-запад современной Франции — иберы, племена неизвестного происхождения. В результате поэтапного завоевания, которое было завершено в I в. до н. э. в результате Галльской войны Юлия Цезаря, современная территория Франции вошла в состав Римской империи как провинция Галлия. Население было романизировано и к V веку говорило на народной латыни, ставшей основой современного французского языка.

В 486 году Галлия была завоёвана франками под предводительством Хлодвига. Тем самым было установлено Франкское государство, а Хлодвиг стал первым королём династии Меровингов. В VII веке власть короля существенно ослабла, а реальной силой в государстве обладали майордомы, одному из которых, Карлу Мартеллу, удалось в 732 году в битве при Пуатье разбить арабское войско и предотвратить завоевание арабами Западной Европы. Сын Карла Мартелла, Пипин Короткий, стал первым королём династии Каролингов, а при сыне Пипина, Карле Великом, франкское государство достигло наивысшего расцвета за всю историю и занимало большую часть территории нынешней Западной и Южной Европы. После смерти сына Карла Великого — Людовика Благочестивого — его империя была поделена на три части. В 843 году по Верденскому договору было образовано Западно-Франкское королевство во главе с Карлом Лысым. Оно занимало приблизительно территорию современной Франции; в X веке страна стала называться Францией.

Впоследствии центральная власть существенно ослабла. В IX веке Франция регулярно подвергалась набегам викингов, в 886 году последние осаждали Париж. В 911 году викинги основали герцогство Нормандия на севере Франции. К концу X века страна была практически полностью раздроблена на два десятка графств и герцогств, а королевская власть была чисто номинальной — короли не имели реальной власти за пределами своих феодальных владений (Париж и Орлеан). Династия Каролингов в 987 году сменилась династией Капетингов, по имени первого её короля Гуго Капета. Правление Капетингов примечательно крестовыми походами, религиозными войнами в самой Франции (сначала в 1170 году движение вальденсов, а в 12091229 — Альбигойские войны), созывом парламента — Генеральных штатов — впервые в 1302 году, а также Авиньонским пленением пап, когда папа Римский был арестован в 1303 году королём Филиппом IV Красивым, и папы вынуждены были оставаться в Авиньоне до 1378 года. В 1328 году Капетингов сменила боковая ветвь династии, известная как династия Валуа. В 1337 году началась Столетняя война с Англией, в которой сначала успех сопутствовал англичанам, сумевшим захватить существенную часть территории Франции, но в конце концов, особенно после появления Жанны д’Арк, в войне наступил перелом, и в 1453 году англичане капитулировали.

К периоду правления Людовика XI (1461—1483) относится фактическое прекращение феодальной раздробленности Франции и превращение страны в абсолютную монархию. В дальнейшем Франция постоянно стремилась играть заметную роль в Европе. Так, с 1494 по 1559 год она вела Итальянские войны с Испанией за контроль над Италией. В конце XVI века в преимущественно католической Франции получил распространение протестантизм кальвинистского толка (протестанты во Франции назывались гугенотами). Это вызвало религиозные войны между католиками и протестантами, пиком которых в 1572 году стала Варфоломеевская ночь в Париже — массовое убийство протестантов. В 1589 году династия Валуа пресеклась, и Генрих IV стал основателем новой династии Бурбонов.

Новое время и революция

В 1598 году Генрих IV подписал Нантский эдикт, положивший конец войне с протестантами и давший им широкие полномочия, так что они образовали «государство в государстве» со своими крепостями, войсками и местными структурами управления. С 1618 по 1648 год Франция участвовала в Тридцатилетней войне (формально боевые действия вела лишь с 1635 г. — это так называемый шведско-французский период войны). С 1624 года до своей смерти в 1642 году страной фактически управлял министр короля Людовика XIII, кардинал Ришелье. Он возобновил войны с протестантами и сумел нанести им военное поражение и разрушить их государственные структуры. В 1643 году умер Людовик XIII, и королём стал его пятилетний сын Людовик XIV, который правил до 1715 года и сумел пережить своих сына и внука. В 16481653 годах произошло восстание городских слоев и дворянской оппозиции, недовольной правлением королевы-матери Анны Австрийской и министра кардинала Мазарини, продолжавших политику Ришелье, Фронда. После подавления восстания во Франции была восстановлена абсолютная монархия. За время правления Людовика XIV — «короля-солнца» — Франция участвовала в нескольких войнах в Европе: 1635—1659 гг. — война с Испанией, 1672—1678 гг. — Голландская война, 1688—1697 гг. — Война за пфальцское наследство (война Аугсбургской лиги) и 1701—1713 гг. — Война за испанское наследство.
В 1685 году Людовик отменил Нантский эдикт, что привело к бегству протестантов в соседние страны и ухудшению экономического положения Франции.
В 1715 г. после смерти Людовика XIV на французский престол взошёл его правнук Людовик XV, правивший до 1774 г.

Пятая республика

В 1958 году принята конституция Пятой республики, расширившая права исполнительной власти. Президентом Республики был избран Шарль де Голль, генерал Освобождения, герой Первой и Второй мировых войн. К 1960 году в обстановке распада колониальной системы большая часть французских колоний в Африке завоевала независимость. В 1962 после кровопролитной войны обрёл независимость Алжир. Профранцузские алжирцы переселились во Францию, где составили стремительно растущее мусульманское меньшинство.

Массовые волнения молодёжи и студентов (майские события во Франции 1968), вызванные обострением экономических и социальных противоречий, а также всеобщая забастовка привели к острому политическому кризису; президент Шарль де Голль, основатель Пятой республики, ушёл в отставку (1969) и 9 ноября 1970 года, спустя год, умер.

В целом, послевоенное развитие Франции характеризовалось форсированным развитием промышленности и сельского хозяйства, поощрением национального капитала, экономической и социально-культурной экспансией в бывшие африканские и азиатские колонии, активной интеграцией в рамках Евросоюза, развитием науки и культуры, усилением мер социальной поддержки, противодействием «американизации» культуры.

Внешняя политика при президенте Де Голле отличалась стремлением к независимости и к «восстановлению величия Франции». В 1960 г. после успешных испытаний собственного ядерного оружия страна присоединилась к «ядерному клубу», в 1966 г. Франция вышла из военной структуры НАТО (вернулась только во время президентства Николя Саркози), Шарль Де Голль не поддерживал и процессы евроинтеграции.

Вторым президентом Пятой республики был в 1969 избран голлист Жорж Помпиду, в 19621968 гг. занимавший пост премьер-министра.

В 1974 г. после смерти Помпиду его сменил Валери Жискар д’Эстен, политик либеральных и проевропейских взглядов, основатель центристской партии «Союз за французскую демократию».

С 1981 по 1995 президентский пост занимал социалист Франсуа Миттеран.

C 17 мая 1995 по 16 мая 2007 президентом являлся Жак Ширак, переизбранный в 2002 году. Он является политиком неоголлистского направления. При нём, в 2000 г., был проведен референдум по вопросу сокращения срока полномочий президента в стране с 7 до 5 лет. Несмотря на очень низкую явку (около 30 % населения), большинство в итоге все же высказалось за уменьшение срока (73 %).

В связи с ростом числа выходцев из стран Африки во Франции обострилась проблема мигрантов, многие из которых являются мусульманами: 10 % населения Франции составляют некоренные мусульмане (в большинстве выходцы из Алжира). С одной стороны, это вызывает рост популярности ультраправых (ксенофобских) организаций у коренных французов, с другой стороны, Франция становится ареной беспорядков[12] и терактов. Североафриканская иммиграция берёт начало в конце XIX — начале XX в. Замедление темпов естественного прироста населения и нехватка рабочей силы во Франции на фоне экономического подъёма вызвали необходимость привлечения иностранной рабочей силы. Главными сферами применения труда иммигрантов являются строительство (20 %), отрасли промышленности с применением поточно-конвейерного производства (29 %) и сфера обслуживания и торговли (48,8 %). Из-за низкой профессиональной подготовки выходцы из Северной Африки часто становятся безработными. В 1996 г. средний уровень безработицы среди иностранцев — выходцев из стран Магриба достигал 32 %. В настоящее время иммигранты из стран Магриба составляют более 2 % населения Франции и размещаются в основном в трёх районах страны с центрами в Париже, Лионе и Марселе[13].

16 мая 2007 президентом Франции стал кандидат от партии «Союз за народное движение» Николя Саркози, выходец из еврейской семьи, эмигрировавшей во Францию из Венгрии.

21 июля 2008 г. парламент Франции с незначительным перевесом поддержал проект конституционной реформы, предложенный президентом Саркози. Нынешняя реформа конституции стала самой существенной за все время существования Пятой республики, внеся поправки в 47 из 89 статей документа 1958 г. Законопроект включил в себя три части: усиление роли парламента, обновление института исполнительной власти и предоставление гражданам новых прав.

Наиболее важные изменения:

  • президент может находиться на посту не более двух сроков подряд;
  • парламент приобретает право вето на некоторые решения президента;
  • ограничивается контроль правительства над деятельностью парламентских комитетов;
  • при этом президент получает право ежегодно выступать перед парламентом (это было запрещено с 1875 г. в целях соблюдения разделения между двумя властями);
  • предусмотрено проведение референдума по вопросу вступления в ЕС новых членов.

В марте 2010 г. во Франции состоялись региональные выборы. По итогам двух туров голосования были избраны 1880 советников региональных советов. Выборы состоялись во всех 26 регионах страны, в том числе и в 4 заморских. Нынешние региональные выборы уже окрестили пробой сил перед президентскими выборами 2012 г.

Победу на выборах одержала оппозиционная коалиция «Левый союз» (UG) во главе с «Социалистической партией» (PS). В коалицию также входят партии «Европа-экология» и «Левый Фронт». В первом туре они набрали соответственно 29 %, 12 % и 6 %, в то время как президентская партия «Союз за народное движение» (UMP) — лишь 26 %. По итогам второго тура «Левый союз» получил 54 % голосов, таким образом, из 22 европейских регионов Франции в 21 предпочтение было отдано именно ему. Партия Саркози оставила за собой лишь регион Эльзас.

Весьма неожиданным оказался и успех ультраправого «Национального фронта», набравшего во втором туре в целом около 2 млн голосов, то есть 9,17 %. Партия прошла во второй тур голосования в 12 регионах страны, соответственно в каждом из них получила в среднем по 18 % голосов. Сам Жан-Мари Ле Пен, возглавивший партийный список в регионе Прованс-Альпы-Лазурный Берег, добился здесь лучшего результата в истории своей партии, набрав 22,87 % голосов и обеспечив своим сторонникам 21 из 123 депутатских мандатов в местном совете[14]. На севере Франции, в регионе Север-Па-де-Кале, за «Национальный Фронт», местный список которого возглавила дочь лидера партии Марин Ле Пен, отдали свои голоса 22,20 % избирателей, что гарантировало НФ 18 из 113 мест в региональном совете[14].

6 мая 2012 года в результате второго тура президентских выборов 24-м президентом Франции был избран Франсуа Олланд.

В апреле 2013 года в стране были легализованы однополые браки[15].

Государственное устройство

Основы государственного строя

Франция — унитарная республика президентского типа. Основным законом государства является конституция, принятая 4 октября 1958 года. Она регламентирует функционирование органов власти Пятой Республики: устанавливает республиканскую президентско-парламентскую форму правления (Конституция Французской Республики, разд. 2)[16].

Конституция Французской республики несколько раз пересматривалась по следующим статьям:

  • выборы Президента на основе всеобщего прямого голосования (1962 г.),
  • введение нового раздела Конституции об уголовной ответственности членов правительства (1993 г.),
  • введение единой сессии парламента и расширение компетенций референдума (1995 г.),
  • принятие временных мер в отношении статуса Новой Каледонии (1998 г.),
  • создание Экономического и Валютного Союза, равноправный доступ мужчин и женщин к выборным мандатам и выборным функциям, признание юридического права Международного Уголовного Суда (1999 г.),
  • уменьшение срока президентского мандата с 7 до 5 лет (2000 г.),
  • реформа об уголовной ответственности главы государства, закрепление Конституцией отмены смертной казни, реформа об автономии Новой Каледонии (2007 г.),
  • реформа об обновлении государственного устройства и установления равновесия распределения властей (2008 г.).

Существует во Франции и Конституционный совет, который состоит из 9 членов и осуществляет контроль за правильностью проведения выборов и конституционностью законов, вносящих изменения в Конституцию, а также законов, переданных ему на рассмотрение.

Исполнительная власть

Главой государства и руководителем исполнительной ветви власти является президент, в настоящее время — Франсуа Олланд. В Пятой республике премьер-министр отвечает за текущую внутреннюю и экономическую политику, а также имеет право издавать указы общего характера. Он считается ответственным за политику правительства (статья 20). Премьер-министр руководит деятельностью правительства и обеспечивает исполнение законов (статья 21). Существует у премьер-министра собственный сайт: www.premier-ministre.gouv.fr.

Премьер-министр назначается президентом республики. Утверждения его кандидатуры Национальным собранием не требуется, так как Национальное собрание имеет право в любой момент объявить правительству вотум недоверия. Обычно премьер-министр представляет ту партию, которая имеет большинство мест в Национальном собрании. Премьер-министр составляет список министров своего кабинета и представляет его на утверждение президенту.

Премьер-министр инициирует принятие законов в Национальном Собрании и обеспечивает их выполнение, он же отвечает за национальную оборону. Премьер-министр контрассигнует акты президента, замещает его в качестве председателя в советах и комитетах, определённых статьей 15 Конституции[17].

С 15 мая 2012 года по 31 марта 2014 года правительство возглавлял Жан-Марк Эро (член Социалистической партии).

С 31 марта 2014 года правительство возглавляет Мануэль Вальс.

Законодательная власть

Законодательная власть во Франции принадлежит Парламенту, включающему в себя две палаты — Сенат и Национальное собрание. Сенат Республики, члены которого избираются на основе непрямого всеобщего голосования, состоит из 348 сенаторов, 305 из которых представляют метрополию, 9 — заморские территории, 5 — территории Французского сообщества и 12 — французских граждан, проживающих за границей. Сенаторы избираются на шестилетний срок (с 2003 года, а до 2003 года — на 9 лет) коллегией выборщиков, состоящей из депутатов Национального собрания, генеральных советников и делегатов от муниципальных советов, при этом Сенат каждые три года обновляется на половину[18]. Последние выборы в Сенат состоялись в сентябре 2008 года. По итогам выборов, состоявшихся в сентябре 2008 года, 343 члена Сената распределяются следующим образом:

  • Фракция «Союз за народное движение» (UMP): 151
  • Социалистическая фракция: 116
  • Фракция «Центристский Союз»: 29
  • Коммунистическая, республиканская и гражданская фракция: 23
  • Фракция «Европейское демократическое и социальное объединение»: 17
  • Не состоящие ни в одной фракции: 7

Официальный сайт Сената Франции — www.senat.fr

По итогам выборов 10 и 17 июня 2007 года, Национальное собрание насчитывает 577 депутатов, распределяющихся таким образом:

  • Фракция «Союз за народное Движение» (UMP): 314 (плюс 6 присоединившихся)
  • Социалистическая радикальная и гражданская Фракция: 186 (плюс 18 присоединившихся)
  • Левая демократическая и республиканская фракция: 24
  • Новая центристская фракция: 20 (плюс 2 присоединившихся)
  • Не состоящие ни в одной фракции: 7

Официальный сайт Национальной Ассамблеи: www.assemble-nationale.fr

Национальное собрание, депутаты которого избираются на основе прямого всеобщего голосования сроком на 5 лет, состоит из 577 депутатов, 555 из которых представляют метрополию, а 22 — заморские территории. Депутаты Национального собрания избираются прямым всеобщим голосованием на пятилетний срок. Последние выборы депутатов Национальной Ассамблеи состоялись 10 и 17 июня 2012 года. Помимо своей функции — контроля за деятельностью правительства, обе палаты разрабатывают и принимают законы. В случае разногласий окончательное решение остаётся за Национальной Ассамблеей.

Судебная власть

Судебная система Франции регламентируется в VIII разделе Конституции «О судебной власти». Президент страны является гарантом независимости судебной власти, статус судей устанавливается органическим законом, а сами судьи — несменяемы. Французское правосудие основывается на принципах коллегиальности, профессионализма, независимости, которые обеспечиваются рядом гарантий. Закон 1977 года установил, что расходы на осуществление правосудия при рассмотрении гражданских и административных дел возлагаются на государство. Это правило не распространяется на уголовную юстицию. Также важным принципом является равенство перед правосудием и нейтральность судей, публичное рассмотрение дела и возможность двойного рассмотрения дела. Законом предусмотрена и возможность кассационного обжалования[19].

Судебная система Франции многоступенчатая, и её можно разделить на две ветви — саму судебную систему и систему административных судов. Низшую ступень в системе судов общей юрисдикции занимают трибуналы малой инстанции. Дела в таком трибунале рассматриваются лично судьей. Однако при каждом из них состоит несколько магистратов. Трибунал малой инстанции рассматривает дела с незначительными суммами, а решения таких судов апелляционному обжалованию не подлежат.

При рассмотрении уголовных дел этот суд называется трибуналом полиции. Эти трибуналы делятся на палаты: по гражданским делам и исправительный суд. Апелляционный суд всегда выносит решения коллегиально. Гражданско-правовая часть апелляционного суда состоит из двух палат: по гражданским и социальным делам. Имеется также палата по торговым делам. Одной из функций обвинительной палаты является функция дисциплинарного суда в отношении офицеров судебной полиции (офицеров МВД, военной жандармерии и т. д.). Есть также палата жандармерии по делам несовершеннолетних. В каждом департаменте есть суд присяжных (Cour d’assises). Кроме того, во Франции действуют судебные органы специального назначения: торговые суды и военные суды.

Высшая судебная инстанция — кассационный суд (Cour de cassation), состоящий из социальной, торговой, трёх гражданских и уголовной палаты, суды апелляционной инстанции — апелляционные суды (Cour d’appel), состоящие из социальных, торговых, гражданских, исправительных палат, и апелляционные суды присяжных (Cour d’assises d’appel), суды первой инстанции уголовной юстиции — исправительные суды (Tribunal correctionnel) и суды присяжных (Cour d’appel), суды первой инстанции гражданской инстанции — суды великой инстанции (Tribunal de grande instance), низшее звено судебной системы уголовной юстиции — полицейские суды (Tribunal de police), низшее звено судебной системы гражданской юстиции — суды инстанции (Tribunal d’instance), низшее звено судебной системы торговой юстиции — торговые суды (Tribunal de commerce), низшее звено судебной системы социальной юстиции — совет по трудовым спорам (Conseil de prud’hommes), высшая судебная инстанция административной юстиции — государственный совет (Conseil d'État), суды апелляционной инстанции административной юстиции — апелляционные административные суды (Cour administrative d’appel), суды первой инстанции административной юстиции — административные суды (Tribunal administratif). Высший контрольный орган — счётная палата (Cour des comptes), местные контрольные органы — областные счётные палаты (Chambre régionale des comptes), суд по делам импичмента президента — высший суд (Haute Cour), суд по делам импичмента министров — суд правосудия (Cour de justice).

Прокуратура представлена прокурорами при судах разных уровней. Генеральный прокурор с заместителями находится при апелляционном суде. Прокуратура при кассационном суде включает в себя генерального прокурора, его первого заместителя и заместителей, которые подчинены министру юстиции[20].

Образовательную подготовку судей осуществляет Национальная школа магистратуры (École nationale de la magistrature).

Местное самоуправление

Система местных органов самоуправления во Франции строится в соответствии с административно-территориальным делением. Оно представлено коммунами, департаментами и регионами, где существуют выборные органы.

  • Коммуна — наименьшая административно-территориальная единица. Во Франции насчитывается около 36 тыс. коммун, управляемых муниципальными советами, являющимися органами исполнительной власти. Совет же управляет делами коммуны, принимает решения по вопросам, затрагивающим интересы её граждан по всем социальным проблемам: распоряжается имуществом, создает необходимые социальные службы.
  • Департаменты Франции является основной единицей административно-территориального деления Франции. Департаменты делятся на внутренние (96) и заморские департаменты. К ведению департаментского Совета относится принятие местного бюджета и контроль за его исполнением, организация департаментских служб, управление имуществом. Исполнительным органом департамента является председатель генерального совета.
  • Регионы являются самой крупной единицей в административном делении страны. В каждом регионе учреждены экономические и социальные комитеты, и региональный комитет по займам. В регионе действует своя счётная палата. Региональный совет избирает своего председателя, который является исполнительной властью в регионе.

Политические партии

Правые

Центристские

Левоцентристские

Левые

Государственная символика

Герб

Современный герб Франции представляет собой ликторский пучок с топором и с лавровыми и дубовыми ветвями. Французский герб не имеет официального статуса со времен Наполеоновской Империи, однако используется на многих официальных документах государства.

Флаг

Французский триколор из трёх вертикальных полос — синей, белой и красной — передаёт три основные идеи Французской революции — свободу, равенство и братство. Своим возникновением эта комбинация цветов обязана маркизу де Лафайету, обратившемуся с предложением к революционно настроенным гражданам носить трёхцветную, красно-бело-синюю кокарду. Красный и синий издавна считались цветами Парижа (и этим воспользовались революционеры в день штурма Бастилии), а белый был цветом французской монархии. Впервые появившись в 1790 году, французский триколор был затем слегка видоизменён (первоначально красный цвет был у древка, то есть слева) и переработан в 1794 году. Хотя триколор вышел из употребления после поражения Наполеона при Ватерлоо, он вновь появился в 1830 году — при содействии того же маркиза де Лафайета — и остаётся флагом Франции до сих пор. Старым королевским флагом были золотые лилии на белом фоне (орифламма).

Государственные праздники

Главные праздники:

Внешняя политика

В настоящее время Франция является одним из главных игроков в мировой политике, её бесспорно можно назвать «великой державой» современного мира, и это предположение базируется на следующих принципах:

  1. Франция самостоятельно определяет свою внешнюю политику. Политическая самостоятельность основывается на военной силе (прежде всего на ядерном оружии);
  2. Франция влияет на принятие международных политических решений через международные организации (благодаря статусу постоянного члена Совета Безопасности ООН, ведущей роли в ЕС и т. д.);
  3. Франция пытается играть роль мирового идеологического лидера (объявляя себя «знаменосцем» принципов Французской революции в мировой политике и защитницей прав человека во всем мире);
  4. Особая роль Франции в отдельных регионах мира (прежде всего в Африке);
  5. Франция остаётся центром культурного притяжения для значительной части мирового сообщества[22].

Франция является одной из стран-основательниц Европейского союза1957) и сейчас играет активную роль в определении его политики.

Во Франции находятся штаб-квартиры таких организаций, как ЮНЕСКО (Париж), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (Париж), Интерпола (Лион), Международного бюро мер и весов (МБМВ) (Севр).

Франция — член многих мировых и региональных международных организаций:

Франция является сопредседателем Минской группы ОБСЕ — рабочего органа по урегулированию нагорно-карабахского конфликта[23].

Среди основных направлений внешней политики Франции можно выделить следующие:

  • деятельность в рамках Европейского союза;
  • политика в регионе Средиземноморья (Северная Африка и Ближний Восток);
  • налаживание двусторонних отношений с отдельными странами;
  • проведение политики в рамках организации Франкофонии;
  • деятельность в НАТО.

Тем не менее, американский политик и социолог Збигнев Бжезинский подвергает критике сам факт «великодержавного» статуса Франции:

Франция намного слабее Германии в экономическом плане, тогда как её военная машина (как показала война в Персидском заливе в 1991 г.) не отличается высокой компетентностью. Она вполне годится для подавления внутренних переворотов в африканских государствах‑сателлитах, но не способна ни защитить Европу, ни распространить своё влияние далеко за пределы Европы. Франция – европейская держава среднего ранга, не более и не менее[24].

Деятельность в НАТО

Франция была в составе НАТО (с 1949), но при президенте де Голле в 1966 году она вышла из военной части альянса, чтобы иметь возможность проводить свою независимую политику в сфере безопасности. В течение пребывания на посту президента Ж. Ширака фактическое участие Франции в оборонных структурах НАТО усилилось.

После того, как в мае 2007 года президентом стал Н. Саркози, Франция 4 апреля 2009 года вернулась в военную структуру Альянса. Политика Франции в отношении НАТО, начиная с Ф. Миттерана, носила преемственный характер. В январе 1991 г. французские войска принимали участие в операции по освобождению Кувейта «Буря в пустыне». В 1999 г. Франция участвовала в военных операциях НАТО в Боснии и Косово. Франция принимала деятельное участие в урегулировании обострившегося в августе 2008 года грузино-осетинского конфликта. На встрече президентов России и Франции — Дмитрия Медведева и Николя Саркози — во время переговоров в Москве 12 августа 2008 года был подписан план урегулирования военного конфликта, получивший название План Медведева — Саркози.

Вооружённые силы

В целом, Франция является одной из немногих стран, в составе вооружённых сил которой есть почти полный спектр современного оружия и военной техники собственного производства — от стрелкового оружия до ударных атомных авианосцев.

Франция является страной-обладательницей ядерного оружия. Официальной позицией французского правительства всегда было создание «ограниченного ядерного арсенала на минимально необходимом уровне». На сегодняшний день этот уровень составляет четыре атомные подводные лодки и около ста самолётов с ядерными ракетами[25].

В республике действует контрактная система прохождения службы и отсутствует воинская обязанность. Военный персонал, включающий в себя все подразделения, составляет около 270 тыс. человек. При этом, согласно реформе, начатой президентом республики Николя Саркози, из армии должно быть уволено 24 % служащих, в основном состоящих на административных должностях[26].

Административное деление

Франция делится на 18 регионов (régions), из которых 12 находятся на европейском континенте, один (Корсика) — на острове Корсика, а ещё пять — заморские. Регионы не обладают юридической автономией, но могут устанавливать свои налоги и утверждать бюджет.

18 регионов разделяются на 101 департамент (départements), а также Лионскую метрополию, которые состоят из 342 округов (arrondissements) и 4039 кантонов (cantons). Основой Франции являются 36 682 коммуны (communes). Деление на департаменты и коммуны сравнимо с делением России на районы и городские/сельские образования.

Департамент Парижа состоит из единственной коммуны. Каждый из пяти заморских регионов (Гваделупа, Мартиника, Французская Гвиана, Реюньон, Майотта) состоят из единственного департамента. У региона Корсика (включающего 2 департамента) — специальный статус административно-территориального образования, отличающийся от других регионов метрополии (континентальной Франции). Имеет самостоятельные органы управления, не подчиняющиеся центру. В 2003 референдум об объединении 2 департаментов Корсики провалился. Все эти регионы являются частью Европейского союза.

Также можно сказать, что в состав Французской Республики входят:

1. Метрополия (разделена на 13 регионов, 96 департаментов и Лионскую метрополию).

2. 5 заморских департамента (DOM): Гваделупа, Мартиника, Гвиана, Реюньон, Майотта[27].

3. 5 заморских территорий (TOM): Французская Полинезия, острова Уоллис и Футуна, Сен-Пьер и Микелон, Сен-Бартелеми, Сен-Мартен.

4. 3 территории, имеющие особый статус: Новая Каледония, Клиппертон, Французские Южные и Антарктические территории.

Физико-географическая характеристика

Географическое положение

Большая часть Франции расположена в Западной Европе, её материковая часть на северо-востоке граничит с Бельгией, Люксембургом и Германией, на востоке — со Швейцарией, на юго-востоке — с Монако и Италией, на юго-западе — с Испанией и Андоррой. Францию омывают четыре водных пространства (Ла-Манш, Атлантический океан, Северное море и Средиземное море). На западе и севере территория страны омывается Атлантическим океаном (Бискайским заливом и проливом Ла-Манш), на юге — Средиземным морем (Лионским заливом и Лигурийским морем). Протяженность морских границ составляет 5500 километров. Франция является самой крупной по территории страной Западной Европы: она занимает почти одну пятую часть территории Европейского Союза, имеет обширные морские пространства (эксклюзивная экономическая зона простирается на территории в 11 млн кв. км).

Также в состав государства входят остров Корсика в Средиземном море и более двадцати заморских департаментов и зависимых территорий. Общая площадь страны составляет 547 030 км² (674 685 км² вместе с заморскими владениями).

Рельеф и геологическое строение

На севере и на западе страны расположены равнинные территории и низкогорья. Равнины составляют 2/3 общей территории. Основными горными массивами являются: Альпы, Пиренеи, Юра, Арденны, Центральный массив и Вогезы. Парижский бассейн находится в окружении Армориканского массива, Центрального массива, Вогезов и Арденн. Вокруг Парижа расположена система концентрических уступов гряд, разделённых узкими полосами равнин. Гаронская низменность, расположенная на юго-западе Франции у подножья Пиренеев, — равнинный район с плодородными почвами. Ланды, треугольный клиновидный участок к юго-западу от нижнего течения Гаронны, отличаются менее плодородными почвами и засажены хвойными лесами. Грабен Роны и Соны в юго-восточной Франции образует узкий проход между Альпами на востоке и Центральным Французским массивом на западе. Он состоит из ряда небольших впадин, разделённых сильно расчленёнными поднятыми участками.

В центральных районах и на востоке — средневысотные горы (Центральный массив, Вогезы, Юра). Центральный массив, расположенный между бассейнами рек Луары, Гаронны и Роны, представляет собой крупнейший массив, возникший в результате разрушения древних герцинских гор. Подобно другим древним горным областям Франции, он поднялся в альпийскую эпоху, при этом более мягкие породы в Альпах были смяты в складки, а плотные породы массива разбиты трещинами и разломами. По таким нарушенным зонам поднимались глубинные расплавленные породы, что сопровождалось вулканическими извержениями. В современную эпоху эти вулканы утратили свою активность. Тем не менее, на поверхности массива сохранилось много потухших вулканов и других вулканических форм рельефа. Вогезы, отделяющие плодородную долину Рейна в Эльзасе от остальной части Франции, достигают в ширину всего 40 км. Сглаженные и залесённые поверхности этих гор возвышаются над глубокими долинами. Сходный ландшафт преобладает на севере страны в Арденнах. Горы Юра, вдоль которых проходит граница со Швейцарией, расположены между Женевой и Базелем. Они имеют складчатое строение, сложены известняками, более низкие и менее расчленённые по сравнению с Альпами, однако сформировались в ту же эпоху и имеют тесную геологическую связь с Альпами. На юго-западе, вдоль границы с Испанией, простирается горная цепь Пиренеев. В ледниковую эпоху Пиренеи не подвергались мощному оледенению. Там нет крупных ледников и озёр, живописных долин и зубчатых гребней гор, характерных для Альп. Из-за значительной высоты и труднодоступности перевалов связи между Испанией и Францией весьма ограничены.

На юго-востоке Альпы частично образуют границу Франции с Италией и Швейцарией (до Женевского озера) и немного простираются в пределы юго-восточной Франции вплоть до Роны. В высоких горах реки выработали глубокие долины, а ледники, занимавшие эти долины в ледниковую эпоху, расширили и углубили их. Здесь же находится наивысшая точка Франции — самая высокая гора Западной Европы — гора Монблан, 4807 м.

Климат

Климат на европейской территории Франции умеренно морской, переходящий на востоке в умеренно-континентальный, а на южном побережье в субтропический. Всего можно выделить три типа климата: океанический (на западе), средиземноморский (на юге), континентальный (в центре и на востоке). Лето достаточно жаркое и сухое — средняя температура в июле достигает + 23—25 градусов, в то время как для зимних месяцев характерны дожди при температуре воздуха +7—8 °С[28].

Основная доля осадков приходится на период с января по апрель, а их общее количество колеблется в пределах 600—1000 мм. На западных склонах гор этот показатель может достигать отметки в более чем 2000 мм.

Водные ресурсы

Все реки Франции, за исключением некоторых заморских территорий, относятся к бассейну Атлантического океана, и в большинстве своём берут начало в Центральном мас­сиве, Альпах и Пиренеях. Крупнейшие водные артерии страны:

  • Сена (775 км) — равнинная река, которая образует широко разветвлённую систе­му с крупными правыми прито­ками Марной и Уазой, и левым притоком Йонной. Сена дренирует Парижский бассейн и впадает в Атлантический океан у Гавра. Она отличается равномерным распределением стока в течение года, что благоприятствует судоходству, и соединена каналами с другими реками.
  • Гаронна (650 км) берёт начало в испанских Пиренеях, протекает через Тулузу и Бордо, при впадении в океан образует обширный эстуарий — Жиронду. Основные притоки: Тарн, Ло и Дордонь.
  • Рона (812 км) — самая полноводная река Франции, начинается в Швейцарских Альпах из Ронского ледника, протекает через Женевское озеро. Около Лиона в неё впадает река Сона. Другие крупные притоки — Дюранс и Изер. Рона отличается быстрым турбулентным течением и обладает большим гидроэнергетическим потенциалом. На этой реке сооружен ряд гидроэлектростанций.
  • Луара (1020 км) — самая длинная река Франции, начинается в Центральном массиве. Принимает множество притоков, основные из которых — Алье, Шер, Эндр и Вьенна. Луара берёт начало в Центральном Французском массиве, пересекает южную часть Парижского бассейна и впадает в Атлантический океан у Нанта. Уровень воды в этой реке сильно колеблется, поэтому часто бывают наводнения.

Система каналов соединяет между собой основные реки страны, включая Рейн, по которой отчасти проходит восточная граница страны и которая является одним из важнейших внутренних путей сообщения в Европе. Реки и каналы имеют большое значение для экономики Франции.

Растительный и животный мир

Леса занимают 27 % территории страны. В северных и западных районах страны растут орешник (лещина), берёза, дуб, ель и пробковое дерево. На средиземноморском побережье — пальмы и цитрусовые. Среди представителей фауны выделяются олень и лиса. Косули обитают в альпийских регионах, в отдалённых лесах сохранился дикий кабан. Здесь также обитает большое количество различных видов птиц, в том числе перелетных. Рептилии встречаются редко, а среди змей только одна ядовитая — обыкновенная гадюка. В прибрежных морских водах обитает много видов рыбы: сельдь, треска, тунец, сардина, скумбрия, камбала и серебристый хек.

Охраняемые территории

Система национальных парков Франции состоит из девяти парков, располагающихся как в европейской Франции, так и на её заморских территориях. Парки управляются правительственным агентством Управление национальными парками Франции. Они занимают 2 % территории европейской Франции, а посещают их 7 миллионов человек в год.

Во Франции существует также структура региональных природных парков, введённая законом 1 марта 1967 года. Региональные природные парки создаются по соглашению местных властей с центральным правительством, и их территория пересматривается каждые 10 лет. По состоянию на 2009 год во Франции существуют 49 региональных природных парков.

Население

Население Франции насчитывало в 2008 году 63,8 млн жителей, а уже на январь 2010 года — 65,4 млн человек[9]. На континентальной территории проживает 62,8 млн человек. По численности населения государство занимает 20-е место среди 193 стран — членов ООН[29].

Плотность населения во Франции — 116 человек/км². По этому показателю страна занимает 14-е место среди стран Евросоюза. Суммарный коэффициент рождаемости во Франции один из самых высоких в Европе — 2,01 ребёнка на одну женщину репродуктивного возраста. Во Франции насчитывается 57 городских поселений с населением более 100 000 человек.

Население наиболее крупных городских агломераций Франции по состоянию на 2016 год составляет (тыс. чел.)[30]:

На 2006 год 10,1 % населения имели иностранное происхождение (то есть не являлись гражданами Франции на момент рождения), из них 4,3 % получили французское гражданство[31].

Национальный состав

Во французском политическом лексиконе не используется понятие «национальное меньшинство» и даже «национальность» в том смысле, как это слово понималось в Советском Союзе и постсоветской России. В лексиконе французов слово «nationalité» означает исключительно «гражданство», а прилагательное «national, nationale» означает принадлежность к государству — Французской республике, поскольку Республика исходит из «nation» — народа, которому принадлежит государственный, национальный суверенитет, что зафиксировано в статье 3 Конституции Французской республики. Таким образом, официальной этнической статистики во Франции не существует[32].

Советские энциклопедии приводят данные на 1975 год об этническом составе страны, не приводя, впрочем, описания методов оценки: около 90 % населения составляли этнические французы. К национальным меньшинствам относятся эльзасцы и лотарингцы (около 1,4 млн чел.), бретонцы (1,25 млн чел.), евреи (около 500 тыс. чел.), фламандцы (300 тыс. чел.), каталонцы (250 тыс. чел.), баски (140 тыс. чел.) и корсиканцы (280 тыс. чел.)[33].
По тем же причинам неоднозначна и оценка числа этнических армян во Франции: по разным данным она составляет от 350 до 500 тысяч человек[34].

Эльзасцы говорят на алеманском диалекте немецкого языка, лотарингцы на его франкских наречиях. Литературным языком для большинства эльзасцев является немецкий. Большинство эльзасцев — католики, среди сельских жителей есть протестанты (лютеране и кальвинисты).

Бретонцы говорят на бретонском языке кельтской группы индоевропейской семьи, который имеет четыре диалекта: трегьерский, корнуайльский, ваннский и леонарский. Он лег в основу литературного языка. На бретонском языке говорит около 200 тысяч человек на западе Бретани. В восточной Бретани распространен диалект французского языка — галло. Но основная идея не язык, а общая история, происхождение, особое географическое происхождение, а значит, и особые хозяйственные занятия. Бретань — центр развития кельтской культуры.

Фламандцы проживают на севере страны, в так называемой Французской Фландрии. Говорят на южном варианте нидерландского языка. По религиозной принадлежности они в основном католики. Корсиканцы (самоназвание «корси») населяют остров Корсику. Говорят на французском языке. В быту используют два итальянских говора: чизмонтанский и ольтремонтанский. Исповедуют католицизм.

Баски (самоназвание эускалдунак — «говорящий по-баскски») во Франции населяют районы Лабур, Суль и Нижняя Наварра; в Испании — провинции Бискайя, Гипускоа, Алава, Наварра. Баскский язык изолированный, к тому же он делится на диалекты. Распространены официальные языки: французский и испанский. Баски исповедуют католицизм[35].

Благосостояние

Минимальная почасовая заработная плата во Франции (SMIC) устанавливается и пересматривается государством. На 2010 год она составляет 8,86 €/час, что соответствует 1343,77 €/месяц (пересчёт почасовой зарплаты в ежемесячную производится INSEE из расчёта 35-часовой рабочей недели)[36].

Примерно 10 % заработных плат во Франции находится на уровне SMIC (для временных рабочих мест эта доля составляет 23 %)[37]. В то же время суммарный годовой доход примерно половины работающих французов находится на уровне SMIC[38].

Распределение зарплат по территории страны неравномерно: по среднему уровню зарплат с сильным отрывом лидирует парижский регион — 27 тысяч евро в год, средние заработные платы остальных регионов приходятся на 18-20 тысяч евро в год[39].

Оценка дохода семьи производится в расчёте на единицу потребления (ЕП) — первый взрослый человек семьи считается за единицу, остальные члены семьи до 14 лет за 0,3, 14 лет и выше — 0,5. Лишь 10 % семей Франции имеют уровень дохода свыше 35 700 €/ЕП, 1 % — свыше 84 500 €/ЕП, 0,1 % — свыше 225 800 €/ЕП, 0,01 % — 687 900 €/ЕП[40].

Религия

Франция — светская страна, свобода совести предусмотрена конституционным правом. Здесь зародилась и развилась доктрина светскости (laїcité), в соответствии с законом 1905 года государство жёстко отделено от всех религиозных организаций. Светский характер республики воспринимается как идентичность. Когда французская нация перестает быть столь единой, то вопросы религиозного характера воспринимаются довольно болезненно.

Исследования французского статистического института (INSEE) 2008 года (публикация газеты Le Monde 2015 года[10]):

По проведённому в 2012 году компанией WIN-Gallup International глобальному исследованию[41], Франция названа одной из наименее религиозных стран мира. Согласно исследованию, из 1671 опрошенного:

  • 29 % назвали себя убеждёнными атеистами (4-е место в мире, среднее по миру — 13 %)
  • 34 %— нерелигиозными людьми (vs. 23 %)
  • 37 % — религиозными (приверженцами какой бы то ни было религии, vs. 59 %)
  • 1 % — затруднились с ответом или отказались отвечать (vs. 5 %)

Наиболее крупными протестантскими церквями являются Объединённая протестантская церковь Франции (400 тыс.[42]) и Союз протестантских церквей Эльзаса и Лотарингии (210 тыс.[43]); обе церкви созданы путём объединения реформаторов и лютеран. Самую быстрорастущую конфессию представляют пятидесятники (307 тыс. в 2001 году[44]).

Языки

Официальный язык государства — французский, на котором говорит большая часть населения. Относится к индоевропейской семье языков (романская группа, галло-романская подгруппа). Развился из народной латыни и ушёл от неё дальше, чем любой другой романский язык[45]. Письменность на основе латинского алфавита.

Современный французский исходит из так называемого Langue d’Oil, галло-романских диалектов северной Франции, в отличие от окситано-провансальской группы диалектов (Langue d’Oc), которые были распространены на юге в одноимённой исторической провинции. Различие между этими двумя основными группами диалектов на территории Франции было связано со способом произношения слова «да» (oil/oc). В настоящее время Langue d’Oil почти вытеснил Langue d’Oc. Несмотря на это, по настоящее время на территории Франции в быту используются различные диалекты как северной, так и южной подгрупп.

В 1994 г. был принят закон о языке (закон Тубон). В нём французский язык не просто закреплялся в качестве языка республики, но и защищался от засорения иностранными словами, заимствованиями.

Наряду с официальным языком во Франции имеют статус коренных региональных языков 7 языков и диалектов: баскский, бретонский, фламандский, эльзасский (немецкий), каталанский, корсиканский (итальянский), окситанский[46].

Экономика и финансы

Франция — высокоразвитая индустриально-аграрная страна, занимает одно из ведущих мест в мире по объёму промышленного производства. Валовой внутренний продукт имеет значение в 1,9 триллиона евро (2,6 триллиона долларов) в 2009 году[47]. ВВП на душу населения в том же году составил 30 691 евро (42 747 долларов). МВФ прогнозирует увеличение ВВП Франции к 2015 году на 21 %. По номинальному ВВП Франция — 5-я экономическая держава мира после США, Китая, Японии и Германии (по данным за 2013 год)[48]. Со своей территорией в метрополии в 551 602 км² и населением в 64 миллиона жителей, включая заморские территории, Франция считается «крупной» страной. А её экономический вес позволяет ей играть одну из ключевых ролей на международной арене. Франция пользуется своими естественными преимуществами, начиная от центрального географического положения в Европе до обладания выходами на главные торговые пути Западной Европы: Средиземное море, Ла-Манш, Атлантика.

В этом отношении Общий европейский рынок, образованный в 1957 году, был благотворным фактором развития французских предприятий, хотя бывшие колонии и заморские территории продолжают оставаться значимыми коммерческими партнёрами.

Промышленность

Ведётся добыча железной и урановых руд, бокситов. Ведущие отрасли обрабатывающей промышленности — машиностроение, в том числе автомобилестроение, электротехническое и электронное (телевизоры, стиральные машины и другое), авиационное, судостроение (танкеры, морские паромы) и станкостроение. Франция — один из крупнейших в мире производителей химической и нефтехимической продукции (в том числе каустической соды, синтетического каучука, пластмасс, минеральных удобрений, фармацевтических товаров и другого), чёрных и цветных (алюминий, свинец и цинк) металлов. Большой известностью на мировом рынке пользуются французская одежда, обувь, ювелирные изделия, парфюмерия и косметика, коньяки, сыры (производится около 400 сортов).

Сельское хозяйство

Франция — один из крупнейших в Европе производителей сельскохозяйственной продукции, занимает одно из ведущих мест в мире по поголовью крупного рогатого скота, свиней, птицы и производству молока, яиц, мяса. На долю сельского хозяйства приходится примерно 4 % ВВП и 6 % трудоспособного населения страны. Сельскохозяйственная продукция Франции составляет 25 % продукции ЕС. Сельскохозяйственные угодья занимают площадь в 48 миллионов гектаров, что представляет 82 % территории метрополии. Характерной чертой социально-экономической структуры являются достаточно небольшие размеры хозяйств. Средняя площадь земельных угодий — 28 гектаров, что превышает соответствующие показатели многих стран ЕС. В землевладении отмечается большая раздробленность. Более половины хозяйств существуют на земле собственников. Ведущей силой производства выступают крупные хозяйства. 52 % сельскохозяйственных угодий приходятся на хозяйства размером свыше 50 гектаров, которые составляют 16,8 % их общего числа. Они обеспечивают свыше 2/3 продукции, занимая господствующее положение в производстве практически всех отраслей сельского хозяйства. Главная отрасль сельского хозяйства — животноводство мясомолочного направления. В растениеводстве преобладает зерновое хозяйство; основные культуры — пшеница, ячмень, кукуруза. Развиты виноделие (ведущее место в мире по производству вин), овощеводство и садоводство; цветоводство; рыболовство и разведение устриц. Продукты сельского хозяйства: пшеница, хлебные злаки, сахарная свекла, картофель, винный виноград; говядина, молочные продукты; рыба. Сельское хозяйство высокоиндустриализированное. По насыщенности техникой, использованию химических удобрений оно уступает только Нидерландам, ФРГ, Дании. Техническое оснащение, повышение агрокультуры хозяйств привело к повышению уровня самообеспеченности страны в сельскохозяйственных продуктах. По зерну, сахару он превышает 200 %, по сливочному маслу, яйцам, мясу — свыше 100 %.

Виноделие

По производству вина с Францией конкурирует только Италия. В каждой провинции выращиваются свои сорта винограда и производятся свои сорта вин. Преобладают сухие вина. Такие вина обычно называют по сорту винограда — Шардоне, Совиньон Блан, Каберне Совиньон и т. д. Вина купажные, то есть из смеси сортов винограда, называются по местности. Во Франции особо славятся шампанские, анжуйские, бордосские и бургундские вина.

Другой знаменитый напиток — коньяк. Это разновидность бренди или виноградной водки. Есть другие разновидности, как, например, арманьяк. Во Франции принято называть коньяком только тот напиток, который изготавливается в окрестностях города Коньяк. Коньяк обычно ничем не закусывают, изредка гурманы оттеняют послевкусие чёрной редькой.

В Нормандии распространён ещё один крепкий напиток — кальвадос.

Энергетика и добыча полезных ископаемых

Ежегодно Франция потребляет около 220 млн тонн различных видов топлива, при этом значительную роль в производстве энергии играют АЭС, вырабатывающие три четверти произведенной электроэнергии (58 энергоблоков общей мощностью 63,13 ГВт [www.world-nuclear.org/info/reactors.html на 1 июня 2011 года]). Крупнейший производитель электроэнергии во Франции — историческая монополия «Électricité de France» (EDF).

Сеть гидроэлектростанций Франции является самой большой в Европе. На её территории расположено около 500 ГЭС. Гидроэлектрические станции Франции вырабатывают 20 000 МВт мощности.

Лесные массивы составляют более 30 % территории, ставя Францию на третье место после Швеции и Финляндии по их площади среди стран Европейского Союза. С 1945 года площадь лесных массивов во Франции увеличилась на 46 %, а за последние 200 лет она возросла в два раза. Во Франции насчитывается 136 видов деревьев, что для европейской страны большая редкость. Здесь также увеличивается количество крупных животных: за последние 20 лет число оленей увеличилось в два раза, а косуль — в три.

Франция располагает значительными запасами железной руды, урановых руд, бокситов, калийных и каменных солей, угля, цинка, меди, свинца, никеля, нефти, древесины. Основными регионами добычи угля являются Лотарингия (9 млн тонн) и угольные бассейны Центрального массива. Начиная с 1979 года, импорт угля превышает его добычу. В настоящее время наиболее крупные поставщики этого вида топлива — США, Австралия и ЮАР. Основными потребителями нефти и нефтепродуктов являются транспорт и ТЭС, при этом Франция импортирует нефть из Саудовской Аравии, Ирана, Великобритании, Норвегии, России, Алжира и ряда других стран. Добыча газа не превышает 3 млрд м³. Одно из наиболее крупных месторождений газа Франции — Лак в Пиренеях — большей частью исчерпано. Основные поставщики газа Норвегия, Алжир, Россия, Нидерланды, Великобритания, Нигерия и Бельгия. «Газ де Франс» — одна из крупнейших газовых компаний в Европе. Основными направлениями деятельности компании являются разведка, добыча, сбыт и распределение природного газа[49]. Чтобы сохранить и приумножить природное богатство Франции, государством были созданы:

— 7 национальных парков (например, Parc national de la Vanoise, Parc national de la Guadeloupe, Parc National des Pyrénées и др.),

— 156 природных заповедников,

— 516 зон биотопной защиты,

— 429 участков, находящихся под защитой Береговой Охраны,

— 43 природных региональных парка, охватывающих более 12 % всей территории Франции.

На охрану окружающей среды Франция в 2006 году выделила 47,7 миллиарда евро, что составляет 755 евро в расчёте на каждого жителя. Переработка сточных вод и отходов составляет 3/4 этих отходов. Франция участвует во многих международных соглашениях и конвенциях, в том числе разработанных Организацией Объединённых Наций по вопросам климата, биологического разнообразия и опустынивания.

Вся подробная информация о ресурсах Франции, окружающей среде, государственных мерах и т. д. расположена на сайте [www.developpement-durable.gouv.fr www.developpement-durable.gouv.fr]

Торговля и сфера услуг

Экспорт: машиностроительная продукция, в том числе транспортное оборудование (около 14 % стоимости), автомобили (7 %), сельскохозяйственные и продовольственные товары (17 %; один из ведущих европейских экспортёров), химические товары и полуфабрикаты и др. По данным Всемирного банка в 2012 году Франция занимала второе место в мире после США по экспорту пшеницы (20,3 млн тонн стоимостью 6,7 млрд долларов)[50].

Туризм

Франция — самая посещаемая страна в мире (по количеству приезжающих иностранцев); Париж — самый туристический город; Эйфелева башня — самая посещаемая и популярная в мире достопримечательность, а это означает, что Франция — бесспорная чемпионка мирового туризма.

Однако доход от международного туризма намного выше в США (81,7 миллиарда долл.), чем во Франции (42,3 миллиарда долл.), что объясняется более кратким пребыванием туристов во Франции: приезжающие в Европу стремятся посетить и соседние, не менее привлекательные страны. К тому же французский турист больше семейный, чем деловой, что также объясняет меньшие расходы туристов во Франции.

В 2010 году Францию посетило около 76,8 миллиона человек[51] — абсолютный рекорд. Внешний баланс французского туризма позитивный: в 2000 году доход от туризма составил 32,78 миллиарда евро, тогда как французские туристы, путешествовавшие за границу, израсходовали только 17,53 миллиарда евро.

То, что без сомнения привлекает приезжающих во Францию — это большое разнообразие пейзажей, длинные линии океанического и морского побережий, умеренный климат, множество различных памятников, а также престиж французской культуры, кухни и образа жизни.

Транспорт

Железнодорожный транспорт
Железнодорожный транспорт Франции очень развит. Местные и ночные поезда, в том числе TGV («Trains à Grande Vitesse» — высокоскоростные поезда) связывают столицу со всеми крупными городами страны, а также с соседними странами Европы. Скорость движения этих поездов — 320 км/ч. Железнодорожная сеть Франции составляет 29370 километров, и является самой протяжённой железнодорожной сетью среди стран Западной Европы. Железнодорожное сообщение существует со всеми соседними странами, кроме Андорры.

Метро во Франции имеется в Париже, Лионе, Марселе, Лилле, Тулузе, Ренне. В Руане — частично подземный скоростной трамвай. Помимо системы метро, в Париже существует сеть RER (Reseau Express Regional), связанная одновременно с системой метро и сетью пригородных поездов.


Автомобильный транспорт
Сеть автомобильных дорог достаточно плотно покрывает всю территорию страны. Общая протяжённость автодорог 951500 км.

Основные дороги Франции делят на следующие группы:

  • Автомагистрали — название дороги составлено из буквы A с номером дороги. Допустимая скорость — 130 км/ч, обязательное наличие заправок каждые 50 км, бетонная разделительная полоса, отсутствие светофоров, пешеходных переходов.
  • Национальные дороги — префикс N. Допустимая скорость — 90 км/ч (при наличии бетонной разделительной полосы — 110 км/ч).
  • Департаментальные дороги — префикс D. Допустимая скорость — 90 км/ч.

В городах допустимая скорость — 50 км/ч. Использование ремней безопасности — обязательно. Дети до 10 лет должны перевозиться на специальных сиденьях.

Авиационный транспорт
Во Франции около 475 аэропортов. 295 из них имеют асфальтированные или бетонные взлётно-посадочные полосы, а оставшиеся 180 — грунтовые (данные на 2008 год)[52]. Самый большой французский аэропорт — аэропорт Руасси-Шарль-де-Голль, расположен в пригороде Парижа. Национальный французский авиаперевозчик Air France осуществляет авиарейсы практически во все страны мира.

Культура и искусство

Франция обладает огромным культурным наследием. Оно богато, разнообразно, отражает широкие региональные различия, а также влияние иммиграционных волн разных эпох. Франция дала цивилизации великих математиков, многочисленных философов, писателей, художников, Век просвещения, язык дипломатии, определённую универсальную концепцию человека и многое другое. Французский язык в течение многих веков был одним из основных международных языков, и в значительной мере сохраняет эту роль и по сей день. Длительные периоды своей истории Франция являлась основным культурным центром, распространяя свои достижения по всему миру. Во многих областях, как, например, мода или кинематограф, она до сих пор сохраняет лидирующие позиции в мире. В Париже расположена штаб-квартира ЮНЕСКО — Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры.

Архитектура

На территории Франции сохранились значительные памятники как античной архитектуры, в первую очередь в Ниме, так и романского стиля, получившего наибольшее распространение в XI веке. Характерными представителями последнего являются, например, соборы в Базилика святого Сатурнина в Тулузе, самая большая романская церковь в Европе, и церковь Нотр-Дам-ля-Гранд в Пуатье. Однако средневековая французская архитектура в первую очередь известна своими готическими сооружениями[53]. Готический стиль возник во Франции в середине XII века, первым готическим собором стала базилика Сен-Дени (1137—1144). Наиболее значительными произведениями готического стиля во Франции считаются соборы Шартра, Амьена и Реймса, но вообще во Франции осталось огромное количество памятников готического стиля, от часовен до огромных соборов. В XV веке наступил период так называемой «пламенеющей готики», от которой до нас дошли лишь отдельные образцы, как башня Сен-Жак в Париже или один из порталов Руанского собора. В XVI веке, начиная с правления Франциска I, во французской архитектуре наступает эпоха Возрождения, хорошо представленная замками в долине Луары — Шамбор, Шенонсо, Шеверни, Блуа, Азэ-лё-Ридо и другие, — а также дворцом Фонтенбло.

XVII век — расцвет архитектуры барокко, характерной созданием больших дворцово-парковых ансамблей, таких как Версаль и Люксембургский сад, и огромных купольных зданий, как Валь-де-Грас или Дом Инвалидов. На смену барокко в XVIII веке приходит классицизм. К этой эпохе относятся первые образцы городского планирования, с прямыми улицами и перспективами, организацией городского пространства, как, например, Елисейские поля в Париже. К образцам собственно архитектуры классицизма относятся многие парижские памятники, например, Пантеон (бывшая церковь Сен-Женевьев) или Церковь Мадлен. Классицизм постепенно переходит в ампир, стиль первой трети XIX века, эталоном которого во Франции является арка на площади Каррузель. В 1850—1860-е годы была проведена полная перепланировка Парижа, в результате которой он принял современный вид, с бульварами, площадями и прямыми улицами. В 1887—1889 годах была возведена Эйфелева башня, которая, хоть и встретила существенное неприятие современников, в настоящее время считается одним из символов Парижа. В XX веке по всему миру распространяется модернизм, в архитектуре которого Франция уже не играла лидирующей роли[54], однако во Франции, тем не менее, были созданы прекрасные образцы стиля, как, например, церковь в Роншане, построенная Ле Корбюзье, или построенный по специально разработанному плану деловой квартал Парижа Дефанс с Большой Аркой.

Изобразительное искусство

Хотя Франция произвела замечательные образцы средневекового искусства (скульптура готических соборов, живопись Жана Фуке, книжная миниатюра, вершиной которой считается Великолепный часослов герцога Беррийского братьев Лимбург) и искусства возрождения (лиможские эмали, живопись Франсуа Клуэ, школы Фонтенбло) и XVII века (Жорж де Латур), французское искусство всё время находилось в тени других стран, прежде всего Италии и Нидерландов. В XVII веке крупнейшие французские мастера (живописцы Никола Пуссен и Клод Лоррен, скульптор Пьер Пюже) существенную часть жизни проводили в Италии, считавшейся в это время центром мирового искусства. Первым стилем живописи, возникшим во Франции, стал в XVIII веке стиль рококо, крупнейшими представителями которого были Антуан Ватто и Франсуа Буше. Во второй половине XVIII века французская живопись, пройдя через натюрморты Шардена и женские портреты Грёза, пришла к классицизму, который доминировал во французском академическом искусстве до 1860-х годов. Основными представителями этого направления были Жак Луи Давид и Доминик Энгр.

Одновременно во Франции развивались общеевропейские художественные течения, существенно расходившиеся с официальным академическим направлением: романтизм (Теодор Жерико и Эжен Делакруа), ориентализм (Жан-Леон Жером), реалистический пейзаж «Барбизонской школы», наиболее яркими представителями которой были Жан-Франсуа Милле и Камиль Коро, реализм (Гюстав Курбе, отчасти Оноре Домье), символизм (Пьер Пюви де Шаванн, Гюстав Моро). Однако только в 1860-е годы французское искусство сделало качественный прорыв, выведший Францию в бесспорное лидерство в мировом искусстве и позволивший ей удерживать это лидерство вплоть до Второй мировой войны. Этот прорыв связан в первую очередь с творчеством Эдуара Мане и Эдгара Дега, а затем — импрессионистов, наиболее заметными из которых были Огюст Ренуар, Клод Моне, Камиль Писсарро и Альфред Сислей, а также Гюстав Кайботт.

В это же время другими выдающимися фигурами были скульптор Огюст Роден и не примыкавший ни к каким течениям Одилон Редон. Примыкавший сначала к импрессионистам Поль Сезанн вскорости отошёл от них и начал работать в стиле, позже названном постимпрессионизмом. К постимпрессионизму относят также творчество таких крупных художников, как Поль Гоген, Винсент ван Гог и Анри де Тулуз-Лотрек, а также постоянно возникавшие во Франции в конце XIX и начале XX века новые художественные течения, которые затем распространялись по всей Европе, оказывая влияние на другие художественны школы. Это пуантилизм (Жорж Сёра и Поль Синьяк), группа Наби (Пьер Боннар, Морис Дени, Эдуар Вюйяр), фовизм (Анри Матисс, Андре Дерен, Рауль Дюфи), кубизм (ранние произведения Пабло Пикассо, Жорж Брак). Французское искусство откликнулось и на основные направления авангарда, как, например, экспрессионизм (Жорж Руо, Хаим Сутин), стоящая особняком живопись Марка Шагала или сюрреалистические произведения Ива Танги. После немецкой оккупации во Вторую мировую войну Франция потеряла лидерство в мировом искусстве.

Литература страны

Самые ранние дошедшие до нас памятники литературы на старофранцузском языке датируются концом IX века, но расцвет французской средневековой литературы начинается в XII веке. Создаются эпические (Песнь о Роланде), аллегорические (Роман о Розе) и сатирические (Роман о Лисе) поэмы, рыцарская литература, в первую очередь Тристан и Изольда и произведения Кретьена де Труа, поэзия труверов. Одновременно в Южной Франции в XII веке достигла своего пика поэзия трубадуров, писавших на старопровансальском языке. Наиболее выдающимся поэтом средневековой Франции был Франсуа Вийон.

Протороман Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» обозначил во французской литературе водораздел между Средневековьем и эпохой Возрождения. Крупнейшим мастером прозы Возрождения не только во Франции, но и в общеевропейском масштабе выступил в своих «Опытах» Мишель Монтень. «Облагородить» французский язык по образцу латыни пытались Пьер Ронсар и поэты «Плеяды». Освоение литературного наследия античности вышло на новый уровень в XVII веке, с наступлением эпохи классицизма. Всеевропейскую славу снискали французские философы (Декарт, Паскаль, Ларошфуко) и драматурги гран-сьекля (Корнель, Расин и Мольер), в меньшей степени — прозаики (Шарль Перро) и поэты (Жан де Лафонтен).

В эпоху Просвещения просветительская литература Франции продолжала диктовать литературные вкусы Европы, хотя её популярность не была долговечной. Среди наиболее значимых памятников французской литературы XVIII века — три романа: «Манон Леско», «Опасные связи», «Кандид». Рассудочно-безличная поэзия того времени сейчас практически не переиздаётся.

После Великой Французской революции приходит эпоха романтизма, начинающаяся во Франции с творчества Шатобриана, маркиза де Сада и мадам де Сталь. Традиции классицизма оказались весьма живучи, и своего пика французский романтизм достиг сравнительно поздно — в середине века в творчестве Виктора Гюго и нескольких менее значимых фигур — Ламартина, де Виньи и Мюссе. Идеологом французского романтизма выступил критик Сент-Бёв, а его самыми популярными произведениями остаются историко-приключенческие романы Александра Дюма.

Начиная с 1830-х годов во французской литературе всё заметнее становится реалистическое течение, в сторону которого эволюционировали «поэт чувства» Стендаль и сжато-лаконичный Мериме. Крупнейшими фигурами французского реализма считаются Оноре де БальзакЧеловеческая комедия») и Гюстав ФлоберМадам Бовари»), хотя последний определял себя как неоромантик («Саламбо»). Под влиянием «Мадам Бовари» сформировалась «школа Флобера», в целом определяемая как натурализм и представленная именами Золя, Мопассана, братьев Гонкур и сатирика Доде.

Параллельно с натурализмом развивается совершенно другое литературное направление. Литературная группа парнасцев, представленная, в частности, Теофилем Готье, ставила своей задачей создание «искусства ради искусства». К парнасцам примыкает первый из «проклятых поэтов», Шарль Бодлер — автор эпохального сборника «Цветы зла», перебросившего мостик от эпохи «неистового» романтизма (Нерваль) к преддекадентскому символизму Верлена, Рембо и Малларме.

В течение XX века четырнадцать французских литераторов были удостоены Нобелевской премии. Наиболее ярким памятником французского модернизма является «роман-поток» Марселя Пруста «В поисках утраченного времени», выросший на почве учения Анри Бергсона. На позициях модернизма находился и влиятельный издатель журнала «Нувель Ревю Франсез», Андре Жид. Творчество Анатоля Франс и Ромена Роллана эволюционировало в сторону социально-сатирической проблематики, в то время как Франсуа Мориак и Поль Клодель попытались осмыслить место религии в современном мире.

В поэзии начала XX века с экспериментаторством Аполлинера соседствовало возрождение интереса к «расиновскому» стиху (Поль Валери). В предвоенные годы доминирующим направлением авангарда стал сюрреализм (Кокто, Бретон, Арагон, Элюар). В послевоенное время на смену сюрреализму пришёл экзистенциализм (повести Камю), с которым связана драматургия «театра абсурда» (Ионеско и Беккет). Крупнейшими явлениями эпохи постмодернизма стали «новый роман» (идеолог — Роб-Грийе) и группа языковых экспериментаторов УЛИПО (Раймон Кено, Жорж Перек).

Кроме авторов, писавших по-французски, во Франции работали, особенно в XX веке, и крупнейшие представители других литератур, как, например, аргентинец Кортасар. После октябрьской революции Париж стал одним из центров русской эмиграции. Здесь в разное время работали такие значительные русские писатели и поэты, как, например, Иван Бунин, Александр Куприн, Марина Цветаева или Константин Бальмонт. Многие, как Гайто Газданов, состоялись как писатели уже во Франции. Многие иностранцы, как Беккет и Ионеско, начинали писать по-французски.

Музыка

Французская музыка известна со времён Карла Великого, но композиторы мирового масштаба: Жан Батист Люлли, Луи Куперен, Жан Филипп Рамо — появились лишь в эпоху барокко. Расцвет французской классической музыки наступил в XIX веке. Эпоха романтизма представлена во Франции произведениями Гектора Берлиоза, в первую очередь его симфонической музыкой. В середине века пишут свои произведения такие известные композиторы, как Камиль Сен-Санс, Габриэль Форе и Сезар Франк, а в конце XIX века во Франции развивается новое направление классической музыки — импрессионизм, связанный с именами Эрика Сати, Клода Дебюсси и Мориса Равеля. В XX веке классическая музыка Франции развивается в общем русле мировой музыки. Известных композиторов, включая Артура Онеггера, Дариуса Мийо и Франсиса Пуленка, формально объединяют в группу «Шестёрки», хотя в их творчестве мало общего. Творчество Оливье Мессиана вообще невозможно отнести ни к какому направлению музыки. В 1970-е годы во Франции зародилась позже распространившаяся по всему миру техника «спектральной музыки», в которой музыка пишется с учётом её спектра звука. В 1920-х годах во Франции распространился джаз[55], крупнейшим представителем которого стал Стефан Граппелли. Французская поп-музыка развивалась по другому пути, нежели англоязычная. Так, ритм песни часто следует ритму французского языка (такой жанр обозначается как шансон). В шансоне акцент может делаться как на слова песни, так и на музыку. В этом жанре необычайной популярности в середине XX в. достигли Эдит Пиаф, Шарль Азнавур. Многие шансонье сами писали стихи к песням, как, например, Жорж Брассенс, Жак Брель, Жильбер Беко, киноартисты Бурвиль и Ив Монтан. Во многих регионах Франции возрождается народная музыка. Как правило, фолк-группы исполняют композиции начала XX века, с использованием фортепиано и аккордеона.

Во второй половине XX в. во Франции получила распространение и обычная эстрадная музыка, исполнителями которой были, например, Мирей Матье, Далида, Джо Дассен, Патрисия Каас, Милен Фармер, Лара Фабиан. Особо значительный вклад французы сделали в электронную музыку[55]. Жан-Мишель Жарр, группы Space и Rockets были одними из пионеров этого жанра. В ранней французской электронике центральную роль играл синтезатор, а также эстетика научной фантастики и космоса. В 1990-е во Франции развиваются и другие электронные жанры, такие как трип-хоп (Air, Télépopmusik), нью-эйдж (Era), хаус (Daft Punk) и др.

Рок-музыка во Франции не так популярна, как в северной Европе, однако и этот жанр хорошо представлен на французской сцене. Среди патриархов французского рока 1960-70-х стоит отметить прогрессивных Art Zoyd, Gong, Magma. Ключевые группы 80-х — пост-панки Noir Désir, металлисты Shakin' Street и Mystery Blue. Самые успешные группы последнего десятилетия — металлисты Anorexia Nervosa и исполняющие рэпкор Pleymo. Последние также связаны с хип-хоп сценой Франции. Этот «уличный» стиль очень популярен среди некоренного населения, арабских и африканских иммигрантов. Некоторые исполнители из иммигрантских семей добились массовой известности, например K.Maro, Diam's, MC Solaar.

21 июня во Франции широко отмечается День музыки.

Театр

Традиции театральных представлений во Франции восходят к средним векам. В эпоху Возрождения театральные представления в городах жёстко контролировались гильдиями; так, гильдия «Les Confrères de la Passion» имела монополию на представления мистерий в Париже, а в конце XVI века — вообще на все театральные представления. Гильдия снимала помещение для театра. Кроме публичных театров, представления давали в частных домах. Женщины могли участвовать в представлениях, но все актёры были отлучены от церкви. В XVII веке театральные представления окончательно разделились на комедии и трагедии, была также популярна итальянская комедия дель арте. Появились постоянные театры; в 1689 году два из них были объединены по указу Людовика XIV, образовав Комеди Франсез. В настоящее время это единственный французский репертуарный театр, финансируемый правительством. В провинции распространились странствующие труппы актёров. В конце XVII века во французском театре полностью доминировал классицизм, с концепцией единства места, времени и действия. Эта концепция перестала быть доминирующей лишь в XIX веке, по мере появления романтизма, а затем реализма и декадентских течений. Самой знаменитой французской драматической актрисой XIX века считается Сара Бернар. В XX веке французский театр был подвержен авангардным течениям, позже испытал сильное влияние Брехта. В 1964 году Ариана Мнушкина и Филипп Леотар создали «Театр дю солей», призванный устранить разницу между актёрами, драматургом и зрителями.

Во Франции существует сильная цирковая школа; в частности, в 1970-е годы здесь (одновременно с Великобританией, Австралией и США) возник так называемый «новый цирк», вид театрализованного представления, в котором сюжет или тема передаются зрителями при помощи методов циркового искусства.

Кинематограф

Несмотря на то, что именно Франция является местом изобретения кино в конце XIX века, современный облик французского кинематографа сформировался уже после Второй мировой войны, после осмысления наследия войны и немецкой оккупации. После ряда антинацистских лент произошло важное обращение французского кинематографа к гуманизму. После войны получили мировую известность лучшие экранизации французской классики: «Пармская обитель» (1948), «Красное и чёрное» (1954), «Тереза Ракен» (1953). Ещё в конце 1950-х очень важную роль в развитии французского кино сыграл новаторский фильм А. Рене «Хиросима, любовь моя» (1959). В конце 1940-х — начале 1950-х годов получают известность блистательные актёры: Жерар Филип, Бурвиль, Жан Маре, Мари Казарес, Луи де Фюнес, Серж Реджани и другие.

На пике «новой волны» французского кино за короткий срок приходят более 150 новых режиссёров, среди которых ведущие места заняли Жан-Люк Годар, Франсуа Трюффо, Клод Лелуш, Клод Шаброль, Луи Маль. Затем появились до сих пор известные фильмы-мюзиклы режиссёра Жака Деми — «Шербурские зонтики» (1964) и «Девушки из Рошфора» (1967). В результате Франция стала одним из центров мирового кино, привлекающих лучших кинематографистов со всего мира. Такие режиссёры, как, например, Бертолуччи, Ангелопулос или Иоселиани, снимали фильмы, целиком или частично произведённые Францией, многие иностранные актёры снимались во французских фильмах.

В 19601970-х годах во французском кино появилась целая плеяда актёров, среди которых наиболее известны Жанна Моро, Жан-Луи Трентиньян, Жан-Поль Бельмондо, Жерар Депардье, Катрин Денёв, Ален Делон, Анни Жирардо. Стали популярны французские комики Пьер Ришар и Колюш.

Современное французское кино — это достаточно утончённое кино, в котором психология и драматизм сюжета сочетаются с некоторой пикантностью и художественной красотой съёмок. Стиль определяют модные режиссёры Люк Бессон, Жан-Пьер Жене, Франсуа Озон, Филипп Гаррель. Популярны актёры Жан Рено, Одри Тоту, Марион Котийяр, Софи Марсо, Кристиан Клавье, Мэттью Кассовитц, Луи Гаррель, Леа Сейду. Правительство Франции активно содействует развитию и экспорту национального кинематографа.

С 1946 года проводятся Международные кинофестивали в Каннах. В 1976 году учреждена ежегодная национальная кинопремия «Сезар».

Образование и наука

Образование во Франции является обязательным с 6 до 16 лет[56] и строится на следующих основных принципах: свобода преподавания (государственные и частные учреждения), бесплатность, нейтральность и лаицизм.

Высшее образование

Высшее образование доступно только при наличии законченного среднего образования (фр. baccalauréat, не путать с бакалавром — степенью высшего образования) и отличается большим разнообразием ВУЗов и предлагаемых дисциплин. Большинство высших учебных заведений являются государственными и подчиняются Министерству образования Франции. Исторически во Франции сложилось два типа высших учебных заведений:

  • Университеты, готовящие преподавателей, врачей, юристов и научных работников;
  • Высшие школы, готовящие высокопрофессиональных специалистов инженерного и военного дела, управления, экономики, образования и культуры.

Наука

Наука во Франции постепенно переходит на частное финансирование: в 1975 году государство финансировало 28,0 % всех расходов на НИОКР, в 1995 году — только 13,7 %, а в 2003 году лишь 12,6 %[57]. Зато возросла доля расходов частных предприятий на НИОКР в 1975—2003 годах с 63,8 до 78,0 %[57]. Доля иностранного финансирования колебалась — в 1975 году она составила 8,2 %, в 1995 году — 11,1 %, в 2003 году — 9,4 %[57]. В 2001 году научные работники составили 7,0 % самодеятельного населения Франции[57]. Главную роль в научно-технической инновации среди предприятий играли в начале 2000-х крупные и крупнейшие: всего в 12 из них с числом занятых более 500 человек в 2003 году было сосредоточено почти 70 % научных работников[57]. Они обеспечивали около 80 % внутренних расходов на НИОКР всех предприятий Франции[57]. Очень высока была в начале 2000-х отраслевая концентрация расходов на НИОКР: только шесть отраслей (автомобильная, производство средств коммуникаций, фармацевтическая, авиакосмическая и другие) осуществляли 64 % расходов и использовали 59 % научного персонала[57]. Самый крупный центр научных исследований во Франции — CNRS (Centre national de la recherche scientifique — национальный центр научных исследований).
В области атомной энергетики выделяется научный центр CEA (Comissariat à l'énergie atomique); в сфере исследований космоса и проектирования космических приборов — CNES (Centre national d'études spatiales), разрабатывавший несколько проектов совместно с советскими и российскими инженерами.

Франция активно участвует в европейских научных проектах, например, в проекте спутниковой системы навигации Galileo или в проекте Envisat — спутника, изучающего климат Земли.

СМИ

Телевидение и радиовещание

В 1995 году 95 % французских семей имело у себя дома телевизор.

В дециметровом диапазоне работают несколько государственных (France-2, France-3, France-5, Arté — последний совместно с Германией) и частных (TF1, Canal+ (платный канал), M6) телекомпаний.

Государственное радио и государственное телевидение управляется Высшим советом радио и телевидения (Conseil supérieur de l’audiovisuel), три члена которого назначаются Президентом, три — председателем Сената, три — председателем Национального Собрания, все члены назначаются сроком на 6 лет, с обновлением каждые два года без права на повторное назначение, председатель Высшего совета радио и телевидения назначается Президентом.

С появлением в 2005 году цифрового эфирного телевидения набор доступных бесплатных каналов расширился. С 2009 года начинается постепенный отказ от аналогового телевидения, полное выключение которого на территории Франции планируется к 2013 году[обновить данные].

Множество тематических государственных радиостанций вещает в FM-диапазоне: France Inter, France Info (новости), France Bleu (местные новости), France Culture (культура), France Musique (классическая музыка, джаз), FIP (музыка), Le Mouv' (молодёжная рок-радиостанция) и другие.

Франция располагает радиостанцией Международное французское радио (Radio France internationale — RFI) с аудиторией в 44 млн человек и вещающее на 13 языках.

В 2009 году планируется определить условия перехода радиостанций на цифровое вещание с целью полного отказа от аналоговых технологий к 2011 году[обновить данные]. Песни на французском радио должны занимать не меньше 40 % времени.

Журналы и газеты

Популярные журналы:

  • «Paris Match» (иллюстрированный еженедельник новостей),
  • «Femme a ctuelle»,
  • «Elle»,
  • «Marie-France» (журналы для женщин),
  • «L’Express»,
  • «Le Point»,
  • «Le Nouvel Observateur» (еженедельники новостей),
  • «Télé7 jours» (телевизионные программы и новости).

Среди ежедневных газет национального значения наибольшие тиражи имеют:

Самые популярные специализированные журналы — «L’Equipe» (спортивный) и «Les Echos» (деловые новости).

С начала 2000-х годов распространение получила ежедневная бесплатная пресса, финансируемая за счёт размещаемой в ней рекламы: «20 minutes» (лидер французской прессы по количеству читателей[58]), «Direct matin», международная газета «Metro», а также множество местных изданий.

Выпускается также много ежедневных региональных газет, самая известная из них «Ouest-France», выпускаемая тиражом 797 тыс. экземпляров, почти вдвое превышающим тираж любой из национальных ежедневных газет.

Спорт

Олимпийские игры

Основателем современного олимпийского движения стал французский общественный деятель, педагог Пьер де Кубертен (1863—1937). За все время Олимпийских игр Сборная Франции завоевала больше всего медалей в велоспорте

Французские спортсмены участвуют в Олимпийских играх с 1896 года. Кроме того, соревнования Летних Олимпийских игр дважды проходили в Париже — в 1900 и 1924 годах, Зимние Олимпийские игры проводились трижды в трёх различных городах — в Шамони (1920), Гренобле (1968) и Альбервиле (1992).

Футбол

Сборная Франции по футболу выигрывала чемпионат мира в 1998 году, и чемпионат Европы в 1984 и 2000 годах.

Велосипедная гонка Тур де Франс

C 1903 года во Франции проводится самая престижная велосипедная гонка мира — Тур де Франс. Гонка, начинающаяся в июне, состоит из 21 этапа, каждый из которых длится один день.

Биатлон

Биатлон становится популярен во Франции благодаря таким спортсменам, как Рафаэль Пуаре, Мартен и Симон Фуркады, Мари-Лор Брюне и Мари Дорен Абер. В декабре 2013 во Франции был дан старт этапу кубка мира по биатлону 2013/2014 в городе Анси.

См. также

Напишите отзыв о статье "Франция"

Примечания

  1. [www.gouvernement.fr/ Accueil | Portail du Gouvernement]
  2. Данные по Франции с заморскими регионами и территориями.
  3. Данные по Франции-метрополии (европейская часть).
  4. 1 2 [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2013/01/weodata/weorept.aspx?pr.x=53&pr.y=4&sy=2011&ey=2018&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=132&s=NGDPD%2CNGDPDPC&grp=0&a= Международный валютный фонд (апрель 2013)]
  5. [hdr.undp.org/en/media/HDR_2013_EN_Table1.pdf Human Development Report 2013]. United Nations. Проверено 14 марта 2013.
  6. До 1999 французский франк.
  7. Также .eu, как член Евросоюза.
  8. www.conseil-constitutionnel.fr/conseil-constitutionnel/root/bank_mm/constitution/constitution_russe_version_aout2009.pdf
  9. 1 2 [www.insee.fr/fr/themes/document.asp?ref_id=ip1276#inter1 INSEE — Bilan démographique 2009]
  10. 1 2 Alexandre Pouchard et Samuel Laurent. [www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2015/01/21/que-pese-l-islam-en-france_4559859_4355770.html Quel est le poids de l'islam en France ?] (фр.). Le Monde (21 janvier 2015). Проверено 31 января 2016.)
  11. Encyclopédie Encarta. [fr.encarta.msn.com/text_941505463___297/France.html France (population et société)] (фр.) (2012). Проверено 18 октября 2009.
  12. 2005, 28 октября — 7 ноября 2005 г. — Массовые беспорядки, спровоцированные гибелью двух мусульманских подростков алжирского происхождения, пытавшихся укрыться от полиции в трансформаторной будке
  13. [www.etnograf.ru/node/168 Североафриканская иммиграция во Франции]
  14. 1 2 [i-r-p.ru/page/stream-trends/index-25845.html Институт религии и политики]
  15. [www.liberation.fr/societe/2013/04/23/la-france-autorise-le-mariage-homosexuel_898329 La France autorise le mariage homosexuel]. // Liberation, 23.04.2013
  16. [lawers-ssu.narod.ru/subjects/constzs/france.htm Конституция Французской Республики] (рус.). Проверено 16 сентября 2009.
  17. Конституция Франции 1958 года. Раздел III. Статьи 20-23.
  18. [www.senat.fr/lng/en/election_senateurs.html Welcome to the french Senate]
  19. Боботов С. В. Гарантии независимости судебной власти во Франции // Судебная власть: надежды и реальность. Сборник научных статей. — М.: Манускрипт, 1993. — С. 143—149.
  20. Маклаков В. В. Судебная власть во Франции. Новое законодательство. ИНИОН РАН, — 2007. ISBN 978-5-248-00427-0
  21. [www.humanite.fr/le-front-national-xenophobe-souhait-et-antisocial-sang-froid-571827 «Le Front national, xénophobe à souhait et antisocial à sang froid», L’Humanité]
  22. Ю. Акимов, Р. Костюк, И. Чернов Франция в мировом порядке XXI века // Издательство СПбГУ 2007.
  23. [www.osce.org/mg/66926 Overview — Minsk Group]
  24. Бжезинский, З. [www.lib.ru/POLITOLOG/AMERICA/bzhezinskij.txt Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы] = The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives — New York: Basic books, October 1997 / Пер. с англ. О. Ю. Уральской. — М.: Международные отношения, 1998.
  25. Ю. Акимов, Р. Костюк, И. Чернов. Франция в мировом порядке XXI века // Издательство СПбГУ, 2007.
  26. [web.archive.org/web/20120111134739/www.kommersant.ua/doc.html?DocID=903931&IssueId=46947 Газета КоммерсантЪ-УКРАИНА № 101 от 18.06.2008, СР. Франция ужимает армию в кулак.]
  27. Островной регион Майотта (Маоре) является объектом территориального спора между Францией, контролирующей спорную территорию, и Коморами. Согласно административно-территориальному делению Франции, Майотта имеет статус заморского региона Франции. Согласно административно-территориальному делению Комор, Майотта имеет статус одного из четырёх автономных островов государства Союз Коморских Островов.
  28. [weather.yandex.ru/7149/climate/ Яндекс. Погода. Франция. Общее описание климата]
  29. [www.insee.fr/fr/ppp/bases-de-donnees/recensement/populations-legales/france-regions.asp?annee=2007 Данные переписи 2007 года на сайте INSEE]
  30. [www.demographia.com/db-worldua.pdf Demographia World Urban Areas. 12th Annual Edition] (англ.). Demographia (April 2016). Проверено 25 октября 2016.
  31. [www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=0&ref_id=NATTEF02131 Отчёт INSEE «Население страны по гражданству»]
  32. [demoscope.ru/weekly/2009/0371/analit04.php Особенности интеграции этнических и конфессиональных меньшинств во Франции]
  33. Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  34. [www.ia-centr.ru/expert/8941/ Информационно-аналитический центр]
  35. [www.etnograf.ru/node/74 Народы Франции]
  36. [www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?ref_id=NATnon04145 Данные INSEE по SMIC]
  37. [www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=0&ref_id=NATTEF04112 Отчёт INSEE «Доля SMIC в заработных платах во Франции»]
  38. [www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=0&ref_id=NATSEF04142 Отчёт INSEE «Распределение зарплат»]
  39. [www.insee.fr/fr/themes/tableau.asp?reg_id=99&ref_id=CMRSEF04124 Отчёт INSEE «Зарплаты по регионам»]
  40. [www.insee.fr/fr/ppp/comm_presse/comm/dp_revenus_patrimoine_2010_web.pdf Досье INSEE «Доход и благосостояние семей»]
  41. WIN-Gallup International. [www.wingia.com/web/files/news/14/file/14.pdf Global Index of Religiosity and Atheism 2012]. — P. 10—11,15. — 25 p.
  42. [www.eglise-protestante-unie.fr/Decouvrir-les-protestants/Qui-sommes-nous Qui sommes-nous] (фр.). Eglise protestante unie de France. Проверено 26 июня 2014.
  43. [www.lutheranworld.org/sites/default/files/LWF-Statistics-2011.pdf 2011 World Lutheran Membership Details] (англ.). Lutheran World Federation (15 January 2012). Проверено 15 марта 2014.
  44. Patrick Johnstone, Jason Mandryk. France // [books.google.md/books/about/Operation_World_2001.html?id=NuQCRAAACAAJ&redir_esc=y Operation World 2001]. — London: Paternoster Publishing, 2001. — 798 p. — (Operation World Series). — ISBN 1-8507-8357-8.
  45. [www.academie-francaise.fr/langue/index.html Du francois au francais] (фр.)
  46. М. А. Бородина. Диалекты или региональные языки?(К проблеме языковой ситуации в современной Франции)//Вопросы языкознания. — М., 1982, № 5. — С. 29-38
  47. [www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2010/01/weodata/weorept.aspx?sy=2008&ey=2015&scsm=1&ssd=1&sort=country&ds=.&br=1&c=132&s=NGDP%2CNGDPD%2CNGDPRPC%2CNGDPPC&grp=0&a=&pr1.x=26&pr1.y=6 Report for Selected Countries and Subjects]
  48. [data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?order=wbapi_data_value_2013+wbapi_data_value+wbapi_data_value-last&sort=desc GDP (current US$). Worldbank.org]
  49. [www.nefte.ru/events/reliz/2004/news_comp_221204.htm Независимое нефтяное обозрение «СКВАЖИНА». ЛУКОЙЛ ЗАВЕРШИЛ СДЕЛКУ ПО КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ КОМПАНИИ «ЛУКАДЖИП Н. В.»]
  50. Грибоедова И. А. Анализ и адаптация мировой продовольственной системы в Республике Беларусь // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2015. — № 1 (37). — С. 204
  51. [newsfeed.time.com/2011/07/27/the-friendly-french-france-looks-to-be-more-welcoming-to-tourists/ The Friendly French? France Looks to Be More Welcoming to Tourists]. (англ.) // The Time, 27.07.2011
  52. CIA World Factbook. [www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/fr.html France].
  53. Elisa Valtonen. [francegothic.boom.ru/ Готика во Франции]. boom.ru (2004). Проверено 14 сентября 2009.
  54. [encarta.msn.com/encyclopedia_761595616/modern_architecture.html Modern Architecture]. Encarta (1993). Проверено 16 сентября 2009.
  55. 1 2 Rough guide to France David Abram. Rough Guide France. Edition 8, illustrated. Rough Guides, 2003. ISBN 1-84353-056-2, 9781843530565
  56. [www.education.gouv.fr/cid162/les-grands-principes.html Министерство образования Франции] (фр.).
  57. 1 2 3 4 5 6 7 www.ieras.ru/pub/monografii/france.pdf
  58. Исследование EPIQ, проведённое институтом социальных исследований TNS-Sofres в сентябре 2007 года
  59. </ol>

Литература

  • [new.runivers.ru/lib/book6196/ Иванов И. И. Политическая роль французского театра в связи с философией XVIII века. — М.: Университетская Типография, 1895] на сайте Руниверс
  • Смирнов В. П. Франция: Страна, люди, традиции. — М.: Мысль, 1988. — 288, [32] с. — 50 000 экз. — ISBN 5-244-00089-6. (в пер.)
  • Бурыгин С. М., Непомнящий Н. Н., Шейко Н. И. Замки Франции. Путешествие в глубь истории. — М.: Вече, 2008. — ISBN 978-5-9533-3483-9.
  • Василенко И. А. Административно-государственное управление в странах запада: США, Великобритания, Франция, Германия. — М.: Логос, 2001. — ISBN 5-94010-090-2.
  • Верт, Александр. Франция. 1940—1955 годы. М.: Издательство иностранной литературы, 1959.
  • Загрязкина Т. Ю. Франция сегодня. — М.: КДУ, 2008. — ISBN 978-5-98227-484-7.
  • Крешимбене Симона. Франция. — М.: АСТ, 2003. — ISBN 5-17-021031-0.
  • Крылов Дмитрий, Бетаки Василий, Кассел Елена, Великсон Борис. Франция. — М.: Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-29416-9.
  • История Франции. В трёх томах — М.: «Наука», 1972—1973
  • Франция. Лингвострановедческий словарь / Под ред. Л. Г. Ведениной. — М.: Интердиалект+ : АМТ, 1997. — С. 460–461. — 1040 с. — ISBN 5-89520-003-6.

Отрывок, характеризующий Франция

– Прощай, племянница дорогая, – крикнул из темноты его голос, не тот, который знала прежде Наташа, а тот, который пел: «Как со вечера пороша».
В деревне, которую проезжали, были красные огоньки и весело пахло дымом.
– Что за прелесть этот дядюшка! – сказала Наташа, когда они выехали на большую дорогу.
– Да, – сказал Николай. – Тебе не холодно?
– Нет, мне отлично, отлично. Мне так хорошо, – с недоумением даже cказала Наташа. Они долго молчали.
Ночь была темная и сырая. Лошади не видны были; только слышно было, как они шлепали по невидной грязи.
Что делалось в этой детской, восприимчивой душе, так жадно ловившей и усвоивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни? Как это всё укладывалось в ней? Но она была очень счастлива. Уже подъезжая к дому, она вдруг запела мотив песни: «Как со вечера пороша», мотив, который она ловила всю дорогу и наконец поймала.
– Поймала? – сказал Николай.
– Ты об чем думал теперь, Николенька? – спросила Наташа. – Они любили это спрашивать друг у друга.
– Я? – сказал Николай вспоминая; – вот видишь ли, сначала я думал, что Ругай, красный кобель, похож на дядюшку и что ежели бы он был человек, то он дядюшку всё бы еще держал у себя, ежели не за скачку, так за лады, всё бы держал. Как он ладен, дядюшка! Не правда ли? – Ну а ты?
– Я? Постой, постой. Да, я думала сначала, что вот мы едем и думаем, что мы едем домой, а мы Бог знает куда едем в этой темноте и вдруг приедем и увидим, что мы не в Отрадном, а в волшебном царстве. А потом еще я думала… Нет, ничего больше.
– Знаю, верно про него думала, – сказал Николай улыбаясь, как узнала Наташа по звуку его голоса.
– Нет, – отвечала Наташа, хотя действительно она вместе с тем думала и про князя Андрея, и про то, как бы ему понравился дядюшка. – А еще я всё повторяю, всю дорогу повторяю: как Анисьюшка хорошо выступала, хорошо… – сказала Наташа. И Николай услыхал ее звонкий, беспричинный, счастливый смех.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь.
– Вот вздор, глупости, вранье – сказал Николай и подумал: «Что за прелесть эта моя Наташа! Такого другого друга у меня нет и не будет. Зачем ей выходить замуж, всё бы с ней ездили!»
«Экая прелесть этот Николай!» думала Наташа. – А! еще огонь в гостиной, – сказала она, указывая на окна дома, красиво блестевшие в мокрой, бархатной темноте ночи.


Граф Илья Андреич вышел из предводителей, потому что эта должность была сопряжена с слишком большими расходами. Но дела его всё не поправлялись. Часто Наташа и Николай видели тайные, беспокойные переговоры родителей и слышали толки о продаже богатого, родового Ростовского дома и подмосковной. Без предводительства не нужно было иметь такого большого приема, и отрадненская жизнь велась тише, чем в прежние годы; но огромный дом и флигеля всё таки были полны народом, за стол всё так же садилось больше человек. Всё это были свои, обжившиеся в доме люди, почти члены семейства или такие, которые, казалось, необходимо должны были жить в доме графа. Таковы были Диммлер – музыкант с женой, Иогель – танцовальный учитель с семейством, старушка барышня Белова, жившая в доме, и еще многие другие: учителя Пети, бывшая гувернантка барышень и просто люди, которым лучше или выгоднее было жить у графа, чем дома. Не было такого большого приезда как прежде, но ход жизни велся тот же, без которого не могли граф с графиней представить себе жизни. Та же была, еще увеличенная Николаем, охота, те же 50 лошадей и 15 кучеров на конюшне, те же дорогие подарки в именины, и торжественные на весь уезд обеды; те же графские висты и бостоны, за которыми он, распуская всем на вид карты, давал себя каждый день на сотни обыгрывать соседям, смотревшим на право составлять партию графа Ильи Андреича, как на самую выгодную аренду.
Граф, как в огромных тенетах, ходил в своих делах, стараясь не верить тому, что он запутался и с каждым шагом всё более и более запутываясь и чувствуя себя не в силах ни разорвать сети, опутавшие его, ни осторожно, терпеливо приняться распутывать их. Графиня любящим сердцем чувствовала, что дети ее разоряются, что граф не виноват, что он не может быть не таким, каким он есть, что он сам страдает (хотя и скрывает это) от сознания своего и детского разорения, и искала средств помочь делу. С ее женской точки зрения представлялось только одно средство – женитьба Николая на богатой невесте. Она чувствовала, что это была последняя надежда, и что если Николай откажется от партии, которую она нашла ему, надо будет навсегда проститься с возможностью поправить дела. Партия эта была Жюли Карагина, дочь прекрасных, добродетельных матери и отца, с детства известная Ростовым, и теперь богатая невеста по случаю смерти последнего из ее братьев.
Графиня писала прямо к Карагиной в Москву, предлагая ей брак ее дочери с своим сыном и получила от нее благоприятный ответ. Карагина отвечала, что она с своей стороны согласна, что всё будет зависеть от склонности ее дочери. Карагина приглашала Николая приехать в Москву.
Несколько раз, со слезами на глазах, графиня говорила сыну, что теперь, когда обе дочери ее пристроены – ее единственное желание состоит в том, чтобы видеть его женатым. Она говорила, что легла бы в гроб спокойной, ежели бы это было. Потом говорила, что у нее есть прекрасная девушка на примете и выпытывала его мнение о женитьбе.
В других разговорах она хвалила Жюли и советовала Николаю съездить в Москву на праздники повеселиться. Николай догадывался к чему клонились разговоры его матери, и в один из таких разговоров вызвал ее на полную откровенность. Она высказала ему, что вся надежда поправления дел основана теперь на его женитьбе на Карагиной.
– Что ж, если бы я любил девушку без состояния, неужели вы потребовали бы, maman, чтобы я пожертвовал чувством и честью для состояния? – спросил он у матери, не понимая жестокости своего вопроса и желая только выказать свое благородство.
– Нет, ты меня не понял, – сказала мать, не зная, как оправдаться. – Ты меня не понял, Николинька. Я желаю твоего счастья, – прибавила она и почувствовала, что она говорит неправду, что она запуталась. – Она заплакала.
– Маменька, не плачьте, а только скажите мне, что вы этого хотите, и вы знаете, что я всю жизнь свою, всё отдам для того, чтобы вы были спокойны, – сказал Николай. Я всем пожертвую для вас, даже своим чувством.
Но графиня не так хотела поставить вопрос: она не хотела жертвы от своего сына, она сама бы хотела жертвовать ему.
– Нет, ты меня не понял, не будем говорить, – сказала она, утирая слезы.
«Да, может быть, я и люблю бедную девушку, говорил сам себе Николай, что ж, мне пожертвовать чувством и честью для состояния? Удивляюсь, как маменька могла мне сказать это. Оттого что Соня бедна, то я и не могу любить ее, думал он, – не могу отвечать на ее верную, преданную любовь. А уж наверное с ней я буду счастливее, чем с какой нибудь куклой Жюли. Пожертвовать своим чувством я всегда могу для блага своих родных, говорил он сам себе, но приказывать своему чувству я не могу. Ежели я люблю Соню, то чувство мое сильнее и выше всего для меня».
Николай не поехал в Москву, графиня не возобновляла с ним разговора о женитьбе и с грустью, а иногда и озлоблением видела признаки всё большего и большего сближения между своим сыном и бесприданной Соней. Она упрекала себя за то, но не могла не ворчать, не придираться к Соне, часто без причины останавливая ее, называя ее «вы», и «моя милая». Более всего добрая графиня за то и сердилась на Соню, что эта бедная, черноглазая племянница была так кротка, так добра, так преданно благодарна своим благодетелям, и так верно, неизменно, с самоотвержением влюблена в Николая, что нельзя было ни в чем упрекнуть ее.
Николай доживал у родных свой срок отпуска. От жениха князя Андрея получено было 4 е письмо, из Рима, в котором он писал, что он уже давно бы был на пути в Россию, ежели бы неожиданно в теплом климате не открылась его рана, что заставляет его отложить свой отъезд до начала будущего года. Наташа была так же влюблена в своего жениха, так же успокоена этой любовью и так же восприимчива ко всем радостям жизни; но в конце четвертого месяца разлуки с ним, на нее начинали находить минуты грусти, против которой она не могла бороться. Ей жалко было самое себя, жалко было, что она так даром, ни для кого, пропадала всё это время, в продолжение которого она чувствовала себя столь способной любить и быть любимой.
В доме Ростовых было невесело.


Пришли святки, и кроме парадной обедни, кроме торжественных и скучных поздравлений соседей и дворовых, кроме на всех надетых новых платьев, не было ничего особенного, ознаменовывающего святки, а в безветренном 20 ти градусном морозе, в ярком ослепляющем солнце днем и в звездном зимнем свете ночью, чувствовалась потребность какого нибудь ознаменования этого времени.
На третий день праздника после обеда все домашние разошлись по своим комнатам. Было самое скучное время дня. Николай, ездивший утром к соседям, заснул в диванной. Старый граф отдыхал в своем кабинете. В гостиной за круглым столом сидела Соня, срисовывая узор. Графиня раскладывала карты. Настасья Ивановна шут с печальным лицом сидел у окна с двумя старушками. Наташа вошла в комнату, подошла к Соне, посмотрела, что она делает, потом подошла к матери и молча остановилась.
– Что ты ходишь, как бесприютная? – сказала ей мать. – Что тебе надо?
– Его мне надо… сейчас, сию минуту мне его надо, – сказала Наташа, блестя глазами и не улыбаясь. – Графиня подняла голову и пристально посмотрела на дочь.
– Не смотрите на меня. Мама, не смотрите, я сейчас заплачу.
– Садись, посиди со мной, – сказала графиня.
– Мама, мне его надо. За что я так пропадаю, мама?… – Голос ее оборвался, слезы брызнули из глаз, и она, чтобы скрыть их, быстро повернулась и вышла из комнаты. Она вышла в диванную, постояла, подумала и пошла в девичью. Там старая горничная ворчала на молодую девушку, запыхавшуюся, с холода прибежавшую с дворни.
– Будет играть то, – говорила старуха. – На всё время есть.
– Пусти ее, Кондратьевна, – сказала Наташа. – Иди, Мавруша, иди.
И отпустив Маврушу, Наташа через залу пошла в переднюю. Старик и два молодые лакея играли в карты. Они прервали игру и встали при входе барышни. «Что бы мне с ними сделать?» подумала Наташа. – Да, Никита, сходи пожалуста… куда бы мне его послать? – Да, сходи на дворню и принеси пожалуста петуха; да, а ты, Миша, принеси овса.
– Немного овса прикажете? – весело и охотно сказал Миша.
– Иди, иди скорее, – подтвердил старик.
– Федор, а ты мелу мне достань.
Проходя мимо буфета, она велела подавать самовар, хотя это было вовсе не время.
Буфетчик Фока был самый сердитый человек из всего дома. Наташа над ним любила пробовать свою власть. Он не поверил ей и пошел спросить, правда ли?
– Уж эта барышня! – сказал Фока, притворно хмурясь на Наташу.
Никто в доме не рассылал столько людей и не давал им столько работы, как Наташа. Она не могла равнодушно видеть людей, чтобы не послать их куда нибудь. Она как будто пробовала, не рассердится ли, не надуется ли на нее кто из них, но ничьих приказаний люди не любили так исполнять, как Наташиных. «Что бы мне сделать? Куда бы мне пойти?» думала Наташа, медленно идя по коридору.
– Настасья Ивановна, что от меня родится? – спросила она шута, который в своей куцавейке шел навстречу ей.
– От тебя блохи, стрекозы, кузнецы, – отвечал шут.
– Боже мой, Боже мой, всё одно и то же. Ах, куда бы мне деваться? Что бы мне с собой сделать? – И она быстро, застучав ногами, побежала по лестнице к Фогелю, который с женой жил в верхнем этаже. У Фогеля сидели две гувернантки, на столе стояли тарелки с изюмом, грецкими и миндальными орехами. Гувернантки разговаривали о том, где дешевле жить, в Москве или в Одессе. Наташа присела, послушала их разговор с серьезным задумчивым лицом и встала. – Остров Мадагаскар, – проговорила она. – Ма да гас кар, – повторила она отчетливо каждый слог и не отвечая на вопросы m me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты. Петя, брат ее, был тоже наверху: он с своим дядькой устраивал фейерверк, который намеревался пустить ночью. – Петя! Петька! – закричала она ему, – вези меня вниз. с – Петя подбежал к ней и подставил спину. Она вскочила на него, обхватив его шею руками и он подпрыгивая побежал с ней. – Нет не надо – остров Мадагаскар, – проговорила она и, соскочив с него, пошла вниз.
Как будто обойдя свое царство, испытав свою власть и убедившись, что все покорны, но что всё таки скучно, Наташа пошла в залу, взяла гитару, села в темный угол за шкапчик и стала в басу перебирать струны, выделывая фразу, которую она запомнила из одной оперы, слышанной в Петербурге вместе с князем Андреем. Для посторонних слушателей у ней на гитаре выходило что то, не имевшее никакого смысла, но в ее воображении из за этих звуков воскресал целый ряд воспоминаний. Она сидела за шкапчиком, устремив глаза на полосу света, падавшую из буфетной двери, слушала себя и вспоминала. Она находилась в состоянии воспоминания.
Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.
Она приняла участие только в том, когда они вспоминали первый приезд Сони. Соня рассказала, как она боялась Николая, потому что у него на курточке были снурки, и ей няня сказала, что и ее в снурки зашьют.
– А я помню: мне сказали, что ты под капустою родилась, – сказала Наташа, – и помню, что я тогда не смела не поверить, но знала, что это не правда, и так мне неловко было.
Во время этого разговора из задней двери диванной высунулась голова горничной. – Барышня, петуха принесли, – шопотом сказала девушка.
– Не надо, Поля, вели отнести, – сказала Наташа.
В середине разговоров, шедших в диванной, Диммлер вошел в комнату и подошел к арфе, стоявшей в углу. Он снял сукно, и арфа издала фальшивый звук.
– Эдуард Карлыч, сыграйте пожалуста мой любимый Nocturiene мосье Фильда, – сказал голос старой графини из гостиной.
Диммлер взял аккорд и, обратясь к Наташе, Николаю и Соне, сказал: – Молодежь, как смирно сидит!
– Да мы философствуем, – сказала Наташа, на минуту оглянувшись, и продолжала разговор. Разговор шел теперь о сновидениях.
Диммлер начал играть. Наташа неслышно, на цыпочках, подошла к столу, взяла свечу, вынесла ее и, вернувшись, тихо села на свое место. В комнате, особенно на диване, на котором они сидели, было темно, но в большие окна падал на пол серебряный свет полного месяца.
– Знаешь, я думаю, – сказала Наташа шопотом, придвигаясь к Николаю и Соне, когда уже Диммлер кончил и всё сидел, слабо перебирая струны, видимо в нерешительности оставить, или начать что нибудь новое, – что когда так вспоминаешь, вспоминаешь, всё вспоминаешь, до того довоспоминаешься, что помнишь то, что было еще прежде, чем я была на свете…
– Это метампсикова, – сказала Соня, которая всегда хорошо училась и все помнила. – Египтяне верили, что наши души были в животных и опять пойдут в животных.
– Нет, знаешь, я не верю этому, чтобы мы были в животных, – сказала Наташа тем же шопотом, хотя музыка и кончилась, – а я знаю наверное, что мы были ангелами там где то и здесь были, и от этого всё помним…
– Можно мне присоединиться к вам? – сказал тихо подошедший Диммлер и подсел к ним.
– Ежели бы мы были ангелами, так за что же мы попали ниже? – сказал Николай. – Нет, это не может быть!
– Не ниже, кто тебе сказал, что ниже?… Почему я знаю, чем я была прежде, – с убеждением возразила Наташа. – Ведь душа бессмертна… стало быть, ежели я буду жить всегда, так я и прежде жила, целую вечность жила.
– Да, но трудно нам представить вечность, – сказал Диммлер, который подошел к молодым людям с кроткой презрительной улыбкой, но теперь говорил так же тихо и серьезно, как и они.
– Отчего же трудно представить вечность? – сказала Наташа. – Нынче будет, завтра будет, всегда будет и вчера было и третьего дня было…
– Наташа! теперь твой черед. Спой мне что нибудь, – послышался голос графини. – Что вы уселись, точно заговорщики.
– Мама! мне так не хочется, – сказала Наташа, но вместе с тем встала.
Всем им, даже и немолодому Диммлеру, не хотелось прерывать разговор и уходить из уголка диванного, но Наташа встала, и Николай сел за клавикорды. Как всегда, став на средину залы и выбрав выгоднейшее место для резонанса, Наташа начала петь любимую пьесу своей матери.
Она сказала, что ей не хотелось петь, но она давно прежде, и долго после не пела так, как она пела в этот вечер. Граф Илья Андреич из кабинета, где он беседовал с Митинькой, слышал ее пенье, и как ученик, торопящийся итти играть, доканчивая урок, путался в словах, отдавая приказания управляющему и наконец замолчал, и Митинька, тоже слушая, молча с улыбкой, стоял перед графом. Николай не спускал глаз с сестры, и вместе с нею переводил дыхание. Соня, слушая, думала о том, какая громадная разница была между ей и ее другом и как невозможно было ей хоть на сколько нибудь быть столь обворожительной, как ее кузина. Старая графиня сидела с счастливо грустной улыбкой и слезами на глазах, изредка покачивая головой. Она думала и о Наташе, и о своей молодости, и о том, как что то неестественное и страшное есть в этом предстоящем браке Наташи с князем Андреем.
Диммлер, подсев к графине и закрыв глаза, слушал.
– Нет, графиня, – сказал он наконец, – это талант европейский, ей учиться нечего, этой мягкости, нежности, силы…
– Ах! как я боюсь за нее, как я боюсь, – сказала графиня, не помня, с кем она говорит. Ее материнское чутье говорило ей, что чего то слишком много в Наташе, и что от этого она не будет счастлива. Наташа не кончила еще петь, как в комнату вбежал восторженный четырнадцатилетний Петя с известием, что пришли ряженые.
Наташа вдруг остановилась.
– Дурак! – закричала она на брата, подбежала к стулу, упала на него и зарыдала так, что долго потом не могла остановиться.
– Ничего, маменька, право ничего, так: Петя испугал меня, – говорила она, стараясь улыбаться, но слезы всё текли и всхлипывания сдавливали горло.
Наряженные дворовые, медведи, турки, трактирщики, барыни, страшные и смешные, принеся с собою холод и веселье, сначала робко жались в передней; потом, прячась один за другого, вытеснялись в залу; и сначала застенчиво, а потом всё веселее и дружнее начались песни, пляски, хоровые и святочные игры. Графиня, узнав лица и посмеявшись на наряженных, ушла в гостиную. Граф Илья Андреич с сияющей улыбкой сидел в зале, одобряя играющих. Молодежь исчезла куда то.
Через полчаса в зале между другими ряжеными появилась еще старая барыня в фижмах – это был Николай. Турчанка был Петя. Паяс – это был Диммлер, гусар – Наташа и черкес – Соня, с нарисованными пробочными усами и бровями.
После снисходительного удивления, неузнавания и похвал со стороны не наряженных, молодые люди нашли, что костюмы так хороши, что надо было их показать еще кому нибудь.
Николай, которому хотелось по отличной дороге прокатить всех на своей тройке, предложил, взяв с собой из дворовых человек десять наряженных, ехать к дядюшке.
– Нет, ну что вы его, старика, расстроите! – сказала графиня, – да и негде повернуться у него. Уж ехать, так к Мелюковым.
Мелюкова была вдова с детьми разнообразного возраста, также с гувернантками и гувернерами, жившая в четырех верстах от Ростовых.
– Вот, ma chere, умно, – подхватил расшевелившийся старый граф. – Давай сейчас наряжусь и поеду с вами. Уж я Пашету расшевелю.
Но графиня не согласилась отпустить графа: у него все эти дни болела нога. Решили, что Илье Андреевичу ехать нельзя, а что ежели Луиза Ивановна (m me Schoss) поедет, то барышням можно ехать к Мелюковой. Соня, всегда робкая и застенчивая, настоятельнее всех стала упрашивать Луизу Ивановну не отказать им.
Наряд Сони был лучше всех. Ее усы и брови необыкновенно шли к ней. Все говорили ей, что она очень хороша, и она находилась в несвойственном ей оживленно энергическом настроении. Какой то внутренний голос говорил ей, что нынче или никогда решится ее судьба, и она в своем мужском платье казалась совсем другим человеком. Луиза Ивановна согласилась, и через полчаса четыре тройки с колокольчиками и бубенчиками, визжа и свистя подрезами по морозному снегу, подъехали к крыльцу.
Наташа первая дала тон святочного веселья, и это веселье, отражаясь от одного к другому, всё более и более усиливалось и дошло до высшей степени в то время, когда все вышли на мороз, и переговариваясь, перекликаясь, смеясь и крича, расселись в сани.
Две тройки были разгонные, третья тройка старого графа с орловским рысаком в корню; четвертая собственная Николая с его низеньким, вороным, косматым коренником. Николай в своем старушечьем наряде, на который он надел гусарский, подпоясанный плащ, стоял в середине своих саней, подобрав вожжи.
Было так светло, что он видел отблескивающие на месячном свете бляхи и глаза лошадей, испуганно оглядывавшихся на седоков, шумевших под темным навесом подъезда.
В сани Николая сели Наташа, Соня, m me Schoss и две девушки. В сани старого графа сели Диммлер с женой и Петя; в остальные расселись наряженные дворовые.
– Пошел вперед, Захар! – крикнул Николай кучеру отца, чтобы иметь случай перегнать его на дороге.
Тройка старого графа, в которую сел Диммлер и другие ряженые, визжа полозьями, как будто примерзая к снегу, и побрякивая густым колокольцом, тронулась вперед. Пристяжные жались на оглобли и увязали, выворачивая как сахар крепкий и блестящий снег.
Николай тронулся за первой тройкой; сзади зашумели и завизжали остальные. Сначала ехали маленькой рысью по узкой дороге. Пока ехали мимо сада, тени от оголенных деревьев ложились часто поперек дороги и скрывали яркий свет луны, но как только выехали за ограду, алмазно блестящая, с сизым отблеском, снежная равнина, вся облитая месячным сиянием и неподвижная, открылась со всех сторон. Раз, раз, толконул ухаб в передних санях; точно так же толконуло следующие сани и следующие и, дерзко нарушая закованную тишину, одни за другими стали растягиваться сани.
– След заячий, много следов! – прозвучал в морозном скованном воздухе голос Наташи.
– Как видно, Nicolas! – сказал голос Сони. – Николай оглянулся на Соню и пригнулся, чтоб ближе рассмотреть ее лицо. Какое то совсем новое, милое, лицо, с черными бровями и усами, в лунном свете, близко и далеко, выглядывало из соболей.
«Это прежде была Соня», подумал Николай. Он ближе вгляделся в нее и улыбнулся.
– Вы что, Nicolas?
– Ничего, – сказал он и повернулся опять к лошадям.
Выехав на торную, большую дорогу, примасленную полозьями и всю иссеченную следами шипов, видными в свете месяца, лошади сами собой стали натягивать вожжи и прибавлять ходу. Левая пристяжная, загнув голову, прыжками подергивала свои постромки. Коренной раскачивался, поводя ушами, как будто спрашивая: «начинать или рано еще?» – Впереди, уже далеко отделившись и звеня удаляющимся густым колокольцом, ясно виднелась на белом снегу черная тройка Захара. Слышны были из его саней покрикиванье и хохот и голоса наряженных.
– Ну ли вы, разлюбезные, – крикнул Николай, с одной стороны подергивая вожжу и отводя с кнутом pуку. И только по усилившемуся как будто на встречу ветру, и по подергиванью натягивающих и всё прибавляющих скоку пристяжных, заметно было, как шибко полетела тройка. Николай оглянулся назад. С криком и визгом, махая кнутами и заставляя скакать коренных, поспевали другие тройки. Коренной стойко поколыхивался под дугой, не думая сбивать и обещая еще и еще наддать, когда понадобится.
Николай догнал первую тройку. Они съехали с какой то горы, выехали на широко разъезженную дорогу по лугу около реки.
«Где это мы едем?» подумал Николай. – «По косому лугу должно быть. Но нет, это что то новое, чего я никогда не видал. Это не косой луг и не Дёмкина гора, а это Бог знает что такое! Это что то новое и волшебное. Ну, что бы там ни было!» И он, крикнув на лошадей, стал объезжать первую тройку.
Захар сдержал лошадей и обернул свое уже объиндевевшее до бровей лицо.
Николай пустил своих лошадей; Захар, вытянув вперед руки, чмокнул и пустил своих.
– Ну держись, барин, – проговорил он. – Еще быстрее рядом полетели тройки, и быстро переменялись ноги скачущих лошадей. Николай стал забирать вперед. Захар, не переменяя положения вытянутых рук, приподнял одну руку с вожжами.
– Врешь, барин, – прокричал он Николаю. Николай в скок пустил всех лошадей и перегнал Захара. Лошади засыпали мелким, сухим снегом лица седоков, рядом с ними звучали частые переборы и путались быстро движущиеся ноги, и тени перегоняемой тройки. Свист полозьев по снегу и женские взвизги слышались с разных сторон.
Опять остановив лошадей, Николай оглянулся кругом себя. Кругом была всё та же пропитанная насквозь лунным светом волшебная равнина с рассыпанными по ней звездами.
«Захар кричит, чтобы я взял налево; а зачем налево? думал Николай. Разве мы к Мелюковым едем, разве это Мелюковка? Мы Бог знает где едем, и Бог знает, что с нами делается – и очень странно и хорошо то, что с нами делается». Он оглянулся в сани.
– Посмотри, у него и усы и ресницы, всё белое, – сказал один из сидевших странных, хорошеньких и чужих людей с тонкими усами и бровями.
«Этот, кажется, была Наташа, подумал Николай, а эта m me Schoss; а может быть и нет, а это черкес с усами не знаю кто, но я люблю ее».
– Не холодно ли вам? – спросил он. Они не отвечали и засмеялись. Диммлер из задних саней что то кричал, вероятно смешное, но нельзя было расслышать, что он кричал.
– Да, да, – смеясь отвечали голоса.
– Однако вот какой то волшебный лес с переливающимися черными тенями и блестками алмазов и с какой то анфиладой мраморных ступеней, и какие то серебряные крыши волшебных зданий, и пронзительный визг каких то зверей. «А ежели и в самом деле это Мелюковка, то еще страннее то, что мы ехали Бог знает где, и приехали в Мелюковку», думал Николай.
Действительно это была Мелюковка, и на подъезд выбежали девки и лакеи со свечами и радостными лицами.
– Кто такой? – спрашивали с подъезда.
– Графские наряженные, по лошадям вижу, – отвечали голоса.


Пелагея Даниловна Мелюкова, широкая, энергическая женщина, в очках и распашном капоте, сидела в гостиной, окруженная дочерьми, которым она старалась не дать скучать. Они тихо лили воск и смотрели на тени выходивших фигур, когда зашумели в передней шаги и голоса приезжих.
Гусары, барыни, ведьмы, паясы, медведи, прокашливаясь и обтирая заиндевевшие от мороза лица в передней, вошли в залу, где поспешно зажигали свечи. Паяц – Диммлер с барыней – Николаем открыли пляску. Окруженные кричавшими детьми, ряженые, закрывая лица и меняя голоса, раскланивались перед хозяйкой и расстанавливались по комнате.
– Ах, узнать нельзя! А Наташа то! Посмотрите, на кого она похожа! Право, напоминает кого то. Эдуард то Карлыч как хорош! Я не узнала. Да как танцует! Ах, батюшки, и черкес какой то; право, как идет Сонюшке. Это еще кто? Ну, утешили! Столы то примите, Никита, Ваня. А мы так тихо сидели!
– Ха ха ха!… Гусар то, гусар то! Точно мальчик, и ноги!… Я видеть не могу… – слышались голоса.
Наташа, любимица молодых Мелюковых, с ними вместе исчезла в задние комнаты, куда была потребована пробка и разные халаты и мужские платья, которые в растворенную дверь принимали от лакея оголенные девичьи руки. Через десять минут вся молодежь семейства Мелюковых присоединилась к ряженым.
Пелагея Даниловна, распорядившись очисткой места для гостей и угощениями для господ и дворовых, не снимая очков, с сдерживаемой улыбкой, ходила между ряжеными, близко глядя им в лица и никого не узнавая. Она не узнавала не только Ростовых и Диммлера, но и никак не могла узнать ни своих дочерей, ни тех мужниных халатов и мундиров, которые были на них.
– А это чья такая? – говорила она, обращаясь к своей гувернантке и глядя в лицо своей дочери, представлявшей казанского татарина. – Кажется, из Ростовых кто то. Ну и вы, господин гусар, в каком полку служите? – спрашивала она Наташу. – Турке то, турке пастилы подай, – говорила она обносившему буфетчику: – это их законом не запрещено.
Иногда, глядя на странные, но смешные па, которые выделывали танцующие, решившие раз навсегда, что они наряженные, что никто их не узнает и потому не конфузившиеся, – Пелагея Даниловна закрывалась платком, и всё тучное тело ее тряслось от неудержимого доброго, старушечьего смеха. – Сашинет то моя, Сашинет то! – говорила она.
После русских плясок и хороводов Пелагея Даниловна соединила всех дворовых и господ вместе, в один большой круг; принесли кольцо, веревочку и рублик, и устроились общие игры.
Через час все костюмы измялись и расстроились. Пробочные усы и брови размазались по вспотевшим, разгоревшимся и веселым лицам. Пелагея Даниловна стала узнавать ряженых, восхищалась тем, как хорошо были сделаны костюмы, как шли они особенно к барышням, и благодарила всех за то, что так повеселили ее. Гостей позвали ужинать в гостиную, а в зале распорядились угощением дворовых.
– Нет, в бане гадать, вот это страшно! – говорила за ужином старая девушка, жившая у Мелюковых.
– Отчего же? – спросила старшая дочь Мелюковых.
– Да не пойдете, тут надо храбрость…
– Я пойду, – сказала Соня.
– Расскажите, как это было с барышней? – сказала вторая Мелюкова.
– Да вот так то, пошла одна барышня, – сказала старая девушка, – взяла петуха, два прибора – как следует, села. Посидела, только слышит, вдруг едет… с колокольцами, с бубенцами подъехали сани; слышит, идет. Входит совсем в образе человеческом, как есть офицер, пришел и сел с ней за прибор.
– А! А!… – закричала Наташа, с ужасом выкатывая глаза.
– Да как же, он так и говорит?
– Да, как человек, всё как должно быть, и стал, и стал уговаривать, а ей бы надо занять его разговором до петухов; а она заробела; – только заробела и закрылась руками. Он ее и подхватил. Хорошо, что тут девушки прибежали…
– Ну, что пугать их! – сказала Пелагея Даниловна.
– Мамаша, ведь вы сами гадали… – сказала дочь.
– А как это в амбаре гадают? – спросила Соня.
– Да вот хоть бы теперь, пойдут к амбару, да и слушают. Что услышите: заколачивает, стучит – дурно, а пересыпает хлеб – это к добру; а то бывает…
– Мама расскажите, что с вами было в амбаре?
Пелагея Даниловна улыбнулась.
– Да что, я уж забыла… – сказала она. – Ведь вы никто не пойдете?
– Нет, я пойду; Пепагея Даниловна, пустите меня, я пойду, – сказала Соня.
– Ну что ж, коли не боишься.
– Луиза Ивановна, можно мне? – спросила Соня.
Играли ли в колечко, в веревочку или рублик, разговаривали ли, как теперь, Николай не отходил от Сони и совсем новыми глазами смотрел на нее. Ему казалось, что он нынче только в первый раз, благодаря этим пробочным усам, вполне узнал ее. Соня действительно этот вечер была весела, оживлена и хороша, какой никогда еще не видал ее Николай.
«Так вот она какая, а я то дурак!» думал он, глядя на ее блестящие глаза и счастливую, восторженную, из под усов делающую ямочки на щеках, улыбку, которой он не видал прежде.
– Я ничего не боюсь, – сказала Соня. – Можно сейчас? – Она встала. Соне рассказали, где амбар, как ей молча стоять и слушать, и подали ей шубку. Она накинула ее себе на голову и взглянула на Николая.
«Что за прелесть эта девочка!» подумал он. «И об чем я думал до сих пор!»
Соня вышла в коридор, чтобы итти в амбар. Николай поспешно пошел на парадное крыльцо, говоря, что ему жарко. Действительно в доме было душно от столпившегося народа.
На дворе был тот же неподвижный холод, тот же месяц, только было еще светлее. Свет был так силен и звезд на снеге было так много, что на небо не хотелось смотреть, и настоящих звезд было незаметно. На небе было черно и скучно, на земле было весело.
«Дурак я, дурак! Чего ждал до сих пор?» подумал Николай и, сбежав на крыльцо, он обошел угол дома по той тропинке, которая вела к заднему крыльцу. Он знал, что здесь пойдет Соня. На половине дороги стояли сложенные сажени дров, на них был снег, от них падала тень; через них и с боку их, переплетаясь, падали тени старых голых лип на снег и дорожку. Дорожка вела к амбару. Рубленная стена амбара и крыша, покрытая снегом, как высеченная из какого то драгоценного камня, блестели в месячном свете. В саду треснуло дерево, и опять всё совершенно затихло. Грудь, казалось, дышала не воздухом, а какой то вечно молодой силой и радостью.
С девичьего крыльца застучали ноги по ступенькам, скрыпнуло звонко на последней, на которую был нанесен снег, и голос старой девушки сказал:
– Прямо, прямо, вот по дорожке, барышня. Только не оглядываться.
– Я не боюсь, – отвечал голос Сони, и по дорожке, по направлению к Николаю, завизжали, засвистели в тоненьких башмачках ножки Сони.
Соня шла закутавшись в шубку. Она была уже в двух шагах, когда увидала его; она увидала его тоже не таким, каким она знала и какого всегда немножко боялась. Он был в женском платье со спутанными волосами и с счастливой и новой для Сони улыбкой. Соня быстро подбежала к нему.
«Совсем другая, и всё та же», думал Николай, глядя на ее лицо, всё освещенное лунным светом. Он продел руки под шубку, прикрывавшую ее голову, обнял, прижал к себе и поцеловал в губы, над которыми были усы и от которых пахло жженой пробкой. Соня в самую середину губ поцеловала его и, выпростав маленькие руки, с обеих сторон взяла его за щеки.
– Соня!… Nicolas!… – только сказали они. Они подбежали к амбару и вернулись назад каждый с своего крыльца.


Когда все поехали назад от Пелагеи Даниловны, Наташа, всегда всё видевшая и замечавшая, устроила так размещение, что Луиза Ивановна и она сели в сани с Диммлером, а Соня села с Николаем и девушками.
Николай, уже не перегоняясь, ровно ехал в обратный путь, и всё вглядываясь в этом странном, лунном свете в Соню, отыскивал при этом всё переменяющем свете, из под бровей и усов свою ту прежнюю и теперешнюю Соню, с которой он решил уже никогда не разлучаться. Он вглядывался, и когда узнавал всё ту же и другую и вспоминал, слышав этот запах пробки, смешанный с чувством поцелуя, он полной грудью вдыхал в себя морозный воздух и, глядя на уходящую землю и блестящее небо, он чувствовал себя опять в волшебном царстве.
– Соня, тебе хорошо? – изредка спрашивал он.
– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.
– Садись, Наташа, может быть ты увидишь его, – сказала Соня. Наташа зажгла свечи и села. – Какого то с усами вижу, – сказала Наташа, видевшая свое лицо.
– Не надо смеяться, барышня, – сказала Дуняша.
Наташа нашла с помощью Сони и горничной положение зеркалу; лицо ее приняло серьезное выражение, и она замолкла. Долго она сидела, глядя на ряд уходящих свечей в зеркалах, предполагая (соображаясь с слышанными рассказами) то, что она увидит гроб, то, что увидит его, князя Андрея, в этом последнем, сливающемся, смутном квадрате. Но как ни готова она была принять малейшее пятно за образ человека или гроба, она ничего не видала. Она часто стала мигать и отошла от зеркала.
– Отчего другие видят, а я ничего не вижу? – сказала она. – Ну садись ты, Соня; нынче непременно тебе надо, – сказала она. – Только за меня… Мне так страшно нынче!
Соня села за зеркало, устроила положение, и стала смотреть.
– Вот Софья Александровна непременно увидят, – шопотом сказала Дуняша; – а вы всё смеетесь.
Соня слышала эти слова, и слышала, как Наташа шопотом сказала:
– И я знаю, что она увидит; она и прошлого года видела.
Минуты три все молчали. «Непременно!» прошептала Наташа и не докончила… Вдруг Соня отсторонила то зеркало, которое она держала, и закрыла глаза рукой.
– Ах, Наташа! – сказала она.
– Видела? Видела? Что видела? – вскрикнула Наташа, поддерживая зеркало.
Соня ничего не видала, она только что хотела замигать глазами и встать, когда услыхала голос Наташи, сказавшей «непременно»… Ей не хотелось обмануть ни Дуняшу, ни Наташу, и тяжело было сидеть. Она сама не знала, как и вследствие чего у нее вырвался крик, когда она закрыла глаза рукою.
– Его видела? – спросила Наташа, хватая ее за руку.
– Да. Постой… я… видела его, – невольно сказала Соня, еще не зная, кого разумела Наташа под словом его: его – Николая или его – Андрея.
«Но отчего же мне не сказать, что я видела? Ведь видят же другие! И кто же может уличить меня в том, что я видела или не видала?» мелькнуло в голове Сони.
– Да, я его видела, – сказала она.
– Как же? Как же? Стоит или лежит?
– Нет, я видела… То ничего не было, вдруг вижу, что он лежит.
– Андрей лежит? Он болен? – испуганно остановившимися глазами глядя на подругу, спрашивала Наташа.
– Нет, напротив, – напротив, веселое лицо, и он обернулся ко мне, – и в ту минуту как она говорила, ей самой казалось, что она видела то, что говорила.
– Ну а потом, Соня?…
– Тут я не рассмотрела, что то синее и красное…
– Соня! когда он вернется? Когда я увижу его! Боже мой, как я боюсь за него и за себя, и за всё мне страшно… – заговорила Наташа, и не отвечая ни слова на утешения Сони, легла в постель и долго после того, как потушили свечу, с открытыми глазами, неподвижно лежала на постели и смотрела на морозный, лунный свет сквозь замерзшие окна.


Вскоре после святок Николай объявил матери о своей любви к Соне и о твердом решении жениться на ней. Графиня, давно замечавшая то, что происходило между Соней и Николаем, и ожидавшая этого объяснения, молча выслушала его слова и сказала сыну, что он может жениться на ком хочет; но что ни она, ни отец не дадут ему благословения на такой брак. В первый раз Николай почувствовал, что мать недовольна им, что несмотря на всю свою любовь к нему, она не уступит ему. Она, холодно и не глядя на сына, послала за мужем; и, когда он пришел, графиня хотела коротко и холодно в присутствии Николая сообщить ему в чем дело, но не выдержала: заплакала слезами досады и вышла из комнаты. Старый граф стал нерешительно усовещивать Николая и просить его отказаться от своего намерения. Николай отвечал, что он не может изменить своему слову, и отец, вздохнув и очевидно смущенный, весьма скоро перервал свою речь и пошел к графине. При всех столкновениях с сыном, графа не оставляло сознание своей виноватости перед ним за расстройство дел, и потому он не мог сердиться на сына за отказ жениться на богатой невесте и за выбор бесприданной Сони, – он только при этом случае живее вспоминал то, что, ежели бы дела не были расстроены, нельзя было для Николая желать лучшей жены, чем Соня; и что виновен в расстройстве дел только один он с своим Митенькой и с своими непреодолимыми привычками.
Отец с матерью больше не говорили об этом деле с сыном; но несколько дней после этого, графиня позвала к себе Соню и с жестокостью, которой не ожидали ни та, ни другая, графиня упрекала племянницу в заманивании сына и в неблагодарности. Соня, молча с опущенными глазами, слушала жестокие слова графини и не понимала, чего от нее требуют. Она всем готова была пожертвовать для своих благодетелей. Мысль о самопожертвовании была любимой ее мыслью; но в этом случае она не могла понять, кому и чем ей надо жертвовать. Она не могла не любить графиню и всю семью Ростовых, но и не могла не любить Николая и не знать, что его счастие зависело от этой любви. Она была молчалива и грустна, и не отвечала. Николай не мог, как ему казалось, перенести долее этого положения и пошел объясниться с матерью. Николай то умолял мать простить его и Соню и согласиться на их брак, то угрожал матери тем, что, ежели Соню будут преследовать, то он сейчас же женится на ней тайно.
Графиня с холодностью, которой никогда не видал сын, отвечала ему, что он совершеннолетний, что князь Андрей женится без согласия отца, и что он может то же сделать, но что никогда она не признает эту интригантку своей дочерью.
Взорванный словом интригантка , Николай, возвысив голос, сказал матери, что он никогда не думал, чтобы она заставляла его продавать свои чувства, и что ежели это так, то он последний раз говорит… Но он не успел сказать того решительного слова, которого, судя по выражению его лица, с ужасом ждала мать и которое может быть навсегда бы осталось жестоким воспоминанием между ними. Он не успел договорить, потому что Наташа с бледным и серьезным лицом вошла в комнату от двери, у которой она подслушивала.
– Николинька, ты говоришь пустяки, замолчи, замолчи! Я тебе говорю, замолчи!.. – почти кричала она, чтобы заглушить его голос.
– Мама, голубчик, это совсем не оттого… душечка моя, бедная, – обращалась она к матери, которая, чувствуя себя на краю разрыва, с ужасом смотрела на сына, но, вследствие упрямства и увлечения борьбы, не хотела и не могла сдаться.
– Николинька, я тебе растолкую, ты уйди – вы послушайте, мама голубушка, – говорила она матери.
Слова ее были бессмысленны; но они достигли того результата, к которому она стремилась.
Графиня тяжело захлипав спрятала лицо на груди дочери, а Николай встал, схватился за голову и вышел из комнаты.
Наташа взялась за дело примирения и довела его до того, что Николай получил обещание от матери в том, что Соню не будут притеснять, и сам дал обещание, что он ничего не предпримет тайно от родителей.
С твердым намерением, устроив в полку свои дела, выйти в отставку, приехать и жениться на Соне, Николай, грустный и серьезный, в разладе с родными, но как ему казалось, страстно влюбленный, в начале января уехал в полк.
После отъезда Николая в доме Ростовых стало грустнее чем когда нибудь. Графиня от душевного расстройства сделалась больна.
Соня была печальна и от разлуки с Николаем и еще более от того враждебного тона, с которым не могла не обращаться с ней графиня. Граф более чем когда нибудь был озабочен дурным положением дел, требовавших каких нибудь решительных мер. Необходимо было продать московский дом и подмосковную, а для продажи дома нужно было ехать в Москву. Но здоровье графини заставляло со дня на день откладывать отъезд.
Наташа, легко и даже весело переносившая первое время разлуки с своим женихом, теперь с каждым днем становилась взволнованнее и нетерпеливее. Мысль о том, что так, даром, ни для кого пропадает ее лучшее время, которое бы она употребила на любовь к нему, неотступно мучила ее. Письма его большей частью сердили ее. Ей оскорбительно было думать, что тогда как она живет только мыслью о нем, он живет настоящею жизнью, видит новые места, новых людей, которые для него интересны. Чем занимательнее были его письма, тем ей было досаднее. Ее же письма к нему не только не доставляли ей утешения, но представлялись скучной и фальшивой обязанностью. Она не умела писать, потому что не могла постигнуть возможности выразить в письме правдиво хоть одну тысячную долю того, что она привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом. Она писала ему классически однообразные, сухие письма, которым сама не приписывала никакого значения и в которых, по брульонам, графиня поправляла ей орфографические ошибки.
Здоровье графини все не поправлялось; но откладывать поездку в Москву уже не было возможности. Нужно было делать приданое, нужно было продать дом, и притом князя Андрея ждали сперва в Москву, где в эту зиму жил князь Николай Андреич, и Наташа была уверена, что он уже приехал.
Графиня осталась в деревне, а граф, взяв с собой Соню и Наташу, в конце января поехал в Москву.



Пьер после сватовства князя Андрея и Наташи, без всякой очевидной причины, вдруг почувствовал невозможность продолжать прежнюю жизнь. Как ни твердо он был убежден в истинах, открытых ему его благодетелем, как ни радостно ему было то первое время увлечения внутренней работой самосовершенствования, которой он предался с таким жаром, после помолвки князя Андрея с Наташей и после смерти Иосифа Алексеевича, о которой он получил известие почти в то же время, – вся прелесть этой прежней жизни вдруг пропала для него. Остался один остов жизни: его дом с блестящею женой, пользовавшеюся теперь милостями одного важного лица, знакомство со всем Петербургом и служба с скучными формальностями. И эта прежняя жизнь вдруг с неожиданной мерзостью представилась Пьеру. Он перестал писать свой дневник, избегал общества братьев, стал опять ездить в клуб, стал опять много пить, опять сблизился с холостыми компаниями и начал вести такую жизнь, что графиня Елена Васильевна сочла нужным сделать ему строгое замечание. Пьер почувствовав, что она была права, и чтобы не компрометировать свою жену, уехал в Москву.
В Москве, как только он въехал в свой огромный дом с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной дворней, как только он увидал – проехав по городу – эту Иверскую часовню с бесчисленными огнями свеч перед золотыми ризами, эту Кремлевскую площадь с незаезженным снегом, этих извозчиков и лачужки Сивцева Вражка, увидал стариков московских, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь, московские балы и Московский Английский клуб, – он почувствовал себя дома, в тихом пристанище. Ему стало в Москве покойно, тепло, привычно и грязно, как в старом халате.
Московское общество всё, начиная от старух до детей, как своего давно жданного гостя, которого место всегда было готово и не занято, – приняло Пьера. Для московского света, Пьер был самым милым, добрым, умным веселым, великодушным чудаком, рассеянным и душевным, русским, старого покроя, барином. Кошелек его всегда был пуст, потому что открыт для всех.
Бенефисы, дурные картины, статуи, благотворительные общества, цыгане, школы, подписные обеды, кутежи, масоны, церкви, книги – никто и ничто не получало отказа, и ежели бы не два его друга, занявшие у него много денег и взявшие его под свою опеку, он бы всё роздал. В клубе не было ни обеда, ни вечера без него. Как только он приваливался на свое место на диване после двух бутылок Марго, его окружали, и завязывались толки, споры, шутки. Где ссорились, он – одной своей доброй улыбкой и кстати сказанной шуткой, мирил. Масонские столовые ложи были скучны и вялы, ежели его не было.
Когда после холостого ужина он, с доброй и сладкой улыбкой, сдаваясь на просьбы веселой компании, поднимался, чтобы ехать с ними, между молодежью раздавались радостные, торжественные крики. На балах он танцовал, если не доставало кавалера. Молодые дамы и барышни любили его за то, что он, не ухаживая ни за кем, был со всеми одинаково любезен, особенно после ужина. «Il est charmant, il n'a pas de seхе», [Он очень мил, но не имеет пола,] говорили про него.
Пьер был тем отставным добродушно доживающим свой век в Москве камергером, каких были сотни.
Как бы он ужаснулся, ежели бы семь лет тому назад, когда он только приехал из за границы, кто нибудь сказал бы ему, что ему ничего не нужно искать и выдумывать, что его колея давно пробита, определена предвечно, и что, как он ни вертись, он будет тем, чем были все в его положении. Он не мог бы поверить этому! Разве не он всей душой желал, то произвести республику в России, то самому быть Наполеоном, то философом, то тактиком, победителем Наполеона? Разве не он видел возможность и страстно желал переродить порочный род человеческий и самого себя довести до высшей степени совершенства? Разве не он учреждал и школы и больницы и отпускал своих крестьян на волю?
А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад.
Иногда он утешал себя мыслями, что это только так, покамест, он ведет эту жизнь; но потом его ужасала другая мысль, что так, покамест, уже сколько людей входили, как он, со всеми зубами и волосами в эту жизнь и в этот клуб и выходили оттуда без одного зуба и волоса.
В минуты гордости, когда он думал о своем положении, ему казалось, что он совсем другой, особенный от тех отставных камергеров, которых он презирал прежде, что те были пошлые и глупые, довольные и успокоенные своим положением, «а я и теперь всё недоволен, всё мне хочется сделать что то для человечества», – говорил он себе в минуты гордости. «А может быть и все те мои товарищи, точно так же, как и я, бились, искали какой то новой, своей дороги в жизни, и так же как и я силой обстановки, общества, породы, той стихийной силой, против которой не властен человек, были приведены туда же, куда и я», говорил он себе в минуты скромности, и поживши в Москве несколько времени, он не презирал уже, а начинал любить, уважать и жалеть, так же как и себя, своих по судьбе товарищей.
На Пьера не находили, как прежде, минуты отчаяния, хандры и отвращения к жизни; но та же болезнь, выражавшаяся прежде резкими припадками, была вогнана внутрь и ни на мгновенье не покидала его. «К чему? Зачем? Что такое творится на свете?» спрашивал он себя с недоумением по нескольку раз в день, невольно начиная вдумываться в смысл явлений жизни; но опытом зная, что на вопросы эти не было ответов, он поспешно старался отвернуться от них, брался за книгу, или спешил в клуб, или к Аполлону Николаевичу болтать о городских сплетнях.
«Елена Васильевна, никогда ничего не любившая кроме своего тела и одна из самых глупых женщин в мире, – думал Пьер – представляется людям верхом ума и утонченности, и перед ней преклоняются. Наполеон Бонапарт был презираем всеми до тех пор, пока он был велик, и с тех пор как он стал жалким комедиантом – император Франц добивается предложить ему свою дочь в незаконные супруги. Испанцы воссылают мольбы Богу через католическое духовенство в благодарность за то, что они победили 14 го июня французов, а французы воссылают мольбы через то же католическое духовенство о том, что они 14 го июня победили испанцев. Братья мои масоны клянутся кровью в том, что они всем готовы жертвовать для ближнего, а не платят по одному рублю на сборы бедных и интригуют Астрея против Ищущих манны, и хлопочут о настоящем Шотландском ковре и об акте, смысла которого не знает и тот, кто писал его, и которого никому не нужно. Все мы исповедуем христианский закон прощения обид и любви к ближнему – закон, вследствие которого мы воздвигли в Москве сорок сороков церквей, а вчера засекли кнутом бежавшего человека, и служитель того же самого закона любви и прощения, священник, давал целовать солдату крест перед казнью». Так думал Пьер, и эта вся, общая, всеми признаваемая ложь, как он ни привык к ней, как будто что то новое, всякий раз изумляла его. – «Я понимаю эту ложь и путаницу, думал он, – но как мне рассказать им всё, что я понимаю? Я пробовал и всегда находил, что и они в глубине души понимают то же, что и я, но стараются только не видеть ее . Стало быть так надо! Но мне то, мне куда деваться?» думал Пьер. Он испытывал несчастную способность многих, особенно русских людей, – способность видеть и верить в возможность добра и правды, и слишком ясно видеть зло и ложь жизни, для того чтобы быть в силах принимать в ней серьезное участие. Всякая область труда в глазах его соединялась со злом и обманом. Чем он ни пробовал быть, за что он ни брался – зло и ложь отталкивали его и загораживали ему все пути деятельности. А между тем надо было жить, надо было быть заняту. Слишком страшно было быть под гнетом этих неразрешимых вопросов жизни, и он отдавался первым увлечениям, чтобы только забыть их. Он ездил во всевозможные общества, много пил, покупал картины и строил, а главное читал.
Он читал и читал всё, что попадалось под руку, и читал так что, приехав домой, когда лакеи еще раздевали его, он, уже взяв книгу, читал – и от чтения переходил ко сну, и от сна к болтовне в гостиных и клубе, от болтовни к кутежу и женщинам, от кутежа опять к болтовне, чтению и вину. Пить вино для него становилось всё больше и больше физической и вместе нравственной потребностью. Несмотря на то, что доктора говорили ему, что с его корпуленцией, вино для него опасно, он очень много пил. Ему становилось вполне хорошо только тогда, когда он, сам не замечая как, опрокинув в свой большой рот несколько стаканов вина, испытывал приятную теплоту в теле, нежность ко всем своим ближним и готовность ума поверхностно отзываться на всякую мысль, не углубляясь в сущность ее. Только выпив бутылку и две вина, он смутно сознавал, что тот запутанный, страшный узел жизни, который ужасал его прежде, не так страшен, как ему казалось. С шумом в голове, болтая, слушая разговоры или читая после обеда и ужина, он беспрестанно видел этот узел, какой нибудь стороной его. Но только под влиянием вина он говорил себе: «Это ничего. Это я распутаю – вот у меня и готово объяснение. Но теперь некогда, – я после обдумаю всё это!» Но это после никогда не приходило.
Натощак, поутру, все прежние вопросы представлялись столь же неразрешимыми и страшными, и Пьер торопливо хватался за книгу и радовался, когда кто нибудь приходил к нему.
Иногда Пьер вспоминал о слышанном им рассказе о том, как на войне солдаты, находясь под выстрелами в прикрытии, когда им делать нечего, старательно изыскивают себе занятие, для того чтобы легче переносить опасность. И Пьеру все люди представлялись такими солдатами, спасающимися от жизни: кто честолюбием, кто картами, кто писанием законов, кто женщинами, кто игрушками, кто лошадьми, кто политикой, кто охотой, кто вином, кто государственными делами. «Нет ни ничтожного, ни важного, всё равно: только бы спастись от нее как умею»! думал Пьер. – «Только бы не видать ее , эту страшную ее ».


В начале зимы, князь Николай Андреич Болконский с дочерью приехали в Москву. По своему прошедшему, по своему уму и оригинальности, в особенности по ослаблению на ту пору восторга к царствованию императора Александра, и по тому анти французскому и патриотическому направлению, которое царствовало в то время в Москве, князь Николай Андреич сделался тотчас же предметом особенной почтительности москвичей и центром московской оппозиции правительству.
Князь очень постарел в этот год. В нем появились резкие признаки старости: неожиданные засыпанья, забывчивость ближайших по времени событий и памятливость к давнишним, и детское тщеславие, с которым он принимал роль главы московской оппозиции. Несмотря на то, когда старик, особенно по вечерам, выходил к чаю в своей шубке и пудренном парике, и начинал, затронутый кем нибудь, свои отрывистые рассказы о прошедшем, или еще более отрывистые и резкие суждения о настоящем, он возбуждал во всех своих гостях одинаковое чувство почтительного уважения. Для посетителей весь этот старинный дом с огромными трюмо, дореволюционной мебелью, этими лакеями в пудре, и сам прошлого века крутой и умный старик с его кроткою дочерью и хорошенькой француженкой, которые благоговели перед ним, – представлял величественно приятное зрелище. Но посетители не думали о том, что кроме этих двух трех часов, во время которых они видели хозяев, было еще 22 часа в сутки, во время которых шла тайная внутренняя жизнь дома.
В последнее время в Москве эта внутренняя жизнь сделалась очень тяжела для княжны Марьи. Она была лишена в Москве тех своих лучших радостей – бесед с божьими людьми и уединения, – которые освежали ее в Лысых Горах, и не имела никаких выгод и радостей столичной жизни. В свет она не ездила; все знали, что отец не пускает ее без себя, а сам он по нездоровью не мог ездить, и ее уже не приглашали на обеды и вечера. Надежду на замужество княжна Марья совсем оставила. Она видела ту холодность и озлобление, с которыми князь Николай Андреич принимал и спроваживал от себя молодых людей, могущих быть женихами, иногда являвшихся в их дом. Друзей у княжны Марьи не было: в этот приезд в Москву она разочаровалась в своих двух самых близких людях. М lle Bourienne, с которой она и прежде не могла быть вполне откровенна, теперь стала ей неприятна и она по некоторым причинам стала отдаляться от нее. Жюли, которая была в Москве и к которой княжна Марья писала пять лет сряду, оказалась совершенно чужою ей, когда княжна Марья вновь сошлась с нею лично. Жюли в это время, по случаю смерти братьев сделавшись одной из самых богатых невест в Москве, находилась во всем разгаре светских удовольствий. Она была окружена молодыми людьми, которые, как она думала, вдруг оценили ее достоинства. Жюли находилась в том периоде стареющейся светской барышни, которая чувствует, что наступил последний шанс замужества, и теперь или никогда должна решиться ее участь. Княжна Марья с грустной улыбкой вспоминала по четвергам, что ей теперь писать не к кому, так как Жюли, Жюли, от присутствия которой ей не было никакой радости, была здесь и виделась с нею каждую неделю. Она, как старый эмигрант, отказавшийся жениться на даме, у которой он проводил несколько лет свои вечера, жалела о том, что Жюли была здесь и ей некому писать. Княжне Марье в Москве не с кем было поговорить, некому поверить своего горя, а горя много прибавилось нового за это время. Срок возвращения князя Андрея и его женитьбы приближался, а его поручение приготовить к тому отца не только не было исполнено, но дело напротив казалось совсем испорчено, и напоминание о графине Ростовой выводило из себя старого князя, и так уже большую часть времени бывшего не в духе. Новое горе, прибавившееся в последнее время для княжны Марьи, были уроки, которые она давала шестилетнему племяннику. В своих отношениях с Николушкой она с ужасом узнавала в себе свойство раздражительности своего отца. Сколько раз она ни говорила себе, что не надо позволять себе горячиться уча племянника, почти всякий раз, как она садилась с указкой за французскую азбуку, ей так хотелось поскорее, полегче перелить из себя свое знание в ребенка, уже боявшегося, что вот вот тетя рассердится, что она при малейшем невнимании со стороны мальчика вздрагивала, торопилась, горячилась, возвышала голос, иногда дергала его за руку и ставила в угол. Поставив его в угол, она сама начинала плакать над своей злой, дурной натурой, и Николушка, подражая ей рыданьями, без позволенья выходил из угла, подходил к ней и отдергивал от лица ее мокрые руки, и утешал ее. Но более, более всего горя доставляла княжне раздражительность ее отца, всегда направленная против дочери и дошедшая в последнее время до жестокости. Ежели бы он заставлял ее все ночи класть поклоны, ежели бы он бил ее, заставлял таскать дрова и воду, – ей бы и в голову не пришло, что ее положение трудно; но этот любящий мучитель, самый жестокий от того, что он любил и за то мучил себя и ее, – умышленно умел не только оскорбить, унизить ее, но и доказать ей, что она всегда и во всем была виновата. В последнее время в нем появилась новая черта, более всего мучившая княжну Марью – это было его большее сближение с m lle Bourienne. Пришедшая ему, в первую минуту по получении известия о намерении своего сына, мысль шутка о том, что ежели Андрей женится, то и он сам женится на Bourienne, – видимо понравилась ему, и он с упорством последнее время (как казалось княжне Марье) только для того, чтобы ее оскорбить, выказывал особенную ласку к m lle Bоurienne и выказывал свое недовольство к дочери выказываньем любви к Bourienne.
Однажды в Москве, в присутствии княжны Марьи (ей казалось, что отец нарочно при ней это сделал), старый князь поцеловал у m lle Bourienne руку и, притянув ее к себе, обнял лаская. Княжна Марья вспыхнула и выбежала из комнаты. Через несколько минут m lle Bourienne вошла к княжне Марье, улыбаясь и что то весело рассказывая своим приятным голосом. Княжна Марья поспешно отерла слезы, решительными шагами подошла к Bourienne и, видимо сама того не зная, с гневной поспешностью и взрывами голоса, начала кричать на француженку: «Это гадко, низко, бесчеловечно пользоваться слабостью…» Она не договорила. «Уйдите вон из моей комнаты», прокричала она и зарыдала.
На другой день князь ни слова не сказал своей дочери; но она заметила, что за обедом он приказал подавать кушанье, начиная с m lle Bourienne. В конце обеда, когда буфетчик, по прежней привычке, опять подал кофе, начиная с княжны, князь вдруг пришел в бешенство, бросил костылем в Филиппа и тотчас же сделал распоряжение об отдаче его в солдаты. «Не слышат… два раза сказал!… не слышат!»
«Она – первый человек в этом доме; она – мой лучший друг, – кричал князь. – И ежели ты позволишь себе, – закричал он в гневе, в первый раз обращаясь к княжне Марье, – еще раз, как вчера ты осмелилась… забыться перед ней, то я тебе покажу, кто хозяин в доме. Вон! чтоб я не видал тебя; проси у ней прощенья!»
Княжна Марья просила прощенья у Амальи Евгеньевны и у отца за себя и за Филиппа буфетчика, который просил заступы.
В такие минуты в душе княжны Марьи собиралось чувство, похожее на гордость жертвы. И вдруг в такие то минуты, при ней, этот отец, которого она осуждала, или искал очки, ощупывая подле них и не видя, или забывал то, что сейчас было, или делал слабевшими ногами неверный шаг и оглядывался, не видал ли кто его слабости, или, что было хуже всего, он за обедом, когда не было гостей, возбуждавших его, вдруг задремывал, выпуская салфетку, и склонялся над тарелкой, трясущейся головой. «Он стар и слаб, а я смею осуждать его!» думала она с отвращением к самой себе в такие минуты.


В 1811 м году в Москве жил быстро вошедший в моду французский доктор, огромный ростом, красавец, любезный, как француз и, как говорили все в Москве, врач необыкновенного искусства – Метивье. Он был принят в домах высшего общества не как доктор, а как равный.
Князь Николай Андреич, смеявшийся над медициной, последнее время, по совету m lle Bourienne, допустил к себе этого доктора и привык к нему. Метивье раза два в неделю бывал у князя.
В Николин день, в именины князя, вся Москва была у подъезда его дома, но он никого не велел принимать; а только немногих, список которых он передал княжне Марье, велел звать к обеду.
Метивье, приехавший утром с поздравлением, в качестве доктора, нашел приличным de forcer la consigne [нарушить запрет], как он сказал княжне Марье, и вошел к князю. Случилось так, что в это именинное утро старый князь был в одном из своих самых дурных расположений духа. Он целое утро ходил по дому, придираясь ко всем и делая вид, что он не понимает того, что ему говорят, и что его не понимают. Княжна Марья твердо знала это состояние духа тихой и озабоченной ворчливости, которая обыкновенно разрешалась взрывом бешенства, и как перед заряженным, с взведенными курками, ружьем, ходила всё это утро, ожидая неизбежного выстрела. Утро до приезда доктора прошло благополучно. Пропустив доктора, княжна Марья села с книгой в гостиной у двери, от которой она могла слышать всё то, что происходило в кабинете.
Сначала она слышала один голос Метивье, потом голос отца, потом оба голоса заговорили вместе, дверь распахнулась и на пороге показалась испуганная, красивая фигура Метивье с его черным хохлом, и фигура князя в колпаке и халате с изуродованным бешенством лицом и опущенными зрачками глаз.
– Не понимаешь? – кричал князь, – а я понимаю! Французский шпион, Бонапартов раб, шпион, вон из моего дома – вон, я говорю, – и он захлопнул дверь.
Метивье пожимая плечами подошел к mademoiselle Bourienne, прибежавшей на крик из соседней комнаты.
– Князь не совсем здоров, – la bile et le transport au cerveau. Tranquillisez vous, je repasserai demain, [желчь и прилив к мозгу. Успокойтесь, я завтра зайду,] – сказал Метивье и, приложив палец к губам, поспешно вышел.
За дверью слышались шаги в туфлях и крики: «Шпионы, изменники, везде изменники! В своем доме нет минуты покоя!»
После отъезда Метивье старый князь позвал к себе дочь и вся сила его гнева обрушилась на нее. Она была виновата в том, что к нему пустили шпиона. .Ведь он сказал, ей сказал, чтобы она составила список, и тех, кого не было в списке, чтобы не пускали. Зачем же пустили этого мерзавца! Она была причиной всего. С ней он не мог иметь ни минуты покоя, не мог умереть спокойно, говорил он.
– Нет, матушка, разойтись, разойтись, это вы знайте, знайте! Я теперь больше не могу, – сказал он и вышел из комнаты. И как будто боясь, чтобы она не сумела как нибудь утешиться, он вернулся к ней и, стараясь принять спокойный вид, прибавил: – И не думайте, чтобы я это сказал вам в минуту сердца, а я спокоен, и я обдумал это; и это будет – разойтись, поищите себе места!… – Но он не выдержал и с тем озлоблением, которое может быть только у человека, который любит, он, видимо сам страдая, затряс кулаками и прокричал ей:
– И хоть бы какой нибудь дурак взял ее замуж! – Он хлопнул дверью, позвал к себе m lle Bourienne и затих в кабинете.
В два часа съехались избранные шесть персон к обеду. Гости – известный граф Ростопчин, князь Лопухин с своим племянником, генерал Чатров, старый, боевой товарищ князя, и из молодых Пьер и Борис Друбецкой – ждали его в гостиной.
На днях приехавший в Москву в отпуск Борис пожелал быть представленным князю Николаю Андреевичу и сумел до такой степени снискать его расположение, что князь для него сделал исключение из всех холостых молодых людей, которых он не принимал к себе.
Дом князя был не то, что называется «свет», но это был такой маленький кружок, о котором хотя и не слышно было в городе, но в котором лестнее всего было быть принятым. Это понял Борис неделю тому назад, когда при нем Ростопчин сказал главнокомандующему, звавшему графа обедать в Николин день, что он не может быть:
– В этот день уж я всегда езжу прикладываться к мощам князя Николая Андреича.
– Ах да, да, – отвечал главнокомандующий. – Что он?..
Небольшое общество, собравшееся в старомодной, высокой, с старой мебелью, гостиной перед обедом, было похоже на собравшийся, торжественный совет судилища. Все молчали и ежели говорили, то говорили тихо. Князь Николай Андреич вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья еще более казалась тихою и робкою, чем обыкновенно. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Граф Ростопчин один держал нить разговора, рассказывая о последних то городских, то политических новостях.
Лопухин и старый генерал изредка принимали участие в разговоре. Князь Николай Андреич слушал, как верховный судья слушает доклад, который делают ему, только изредка молчанием или коротким словцом заявляя, что он принимает к сведению то, что ему докладывают. Тон разговора был такой, что понятно было, никто не одобрял того, что делалось в политическом мире. Рассказывали о событиях, очевидно подтверждающих то, что всё шло хуже и хуже; но во всяком рассказе и суждении было поразительно то, как рассказчик останавливался или бывал останавливаем всякий раз на той границе, где суждение могло относиться к лицу государя императора.
За обедом разговор зашел о последней политической новости, о захвате Наполеоном владений герцога Ольденбургского и о русской враждебной Наполеону ноте, посланной ко всем европейским дворам.
– Бонапарт поступает с Европой как пират на завоеванном корабле, – сказал граф Ростопчин, повторяя уже несколько раз говоренную им фразу. – Удивляешься только долготерпению или ослеплению государей. Теперь дело доходит до папы, и Бонапарт уже не стесняясь хочет низвергнуть главу католической религии, и все молчат! Один наш государь протестовал против захвата владений герцога Ольденбургского. И то… – Граф Ростопчин замолчал, чувствуя, что он стоял на том рубеже, где уже нельзя осуждать.
– Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. – Точно я мужиков из Лысых Гор переселял в Богучарово и в рязанские, так и он герцогов.
– Le duc d'Oldenbourg supporte son malheur avec une force de caractere et une resignation admirable, [Герцог Ольденбургский переносит свое несчастие с замечательной силой воли и покорностью судьбе,] – сказал Борис, почтительно вступая в разговор. Он сказал это потому, что проездом из Петербурга имел честь представляться герцогу. Князь Николай Андреич посмотрел на молодого человека так, как будто он хотел бы ему сказать кое что на это, но раздумал, считая его слишком для того молодым.
– Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом.
Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты.
– Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно.
– Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты.
– Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся.
Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание.
– Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал!
– Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве.
– Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему.
Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения.
– Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал.
За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему.
Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь.
Когда вышли в гостиную к кофе, старики сели вместе.
Князь Николай Андреич более оживился и высказал свой образ мыслей насчет предстоящей войны.
Он сказал, что войны наши с Бонапартом до тех пор будут несчастливы, пока мы будем искать союзов с немцами и будем соваться в европейские дела, в которые нас втянул Тильзитский мир. Нам ни за Австрию, ни против Австрии не надо было воевать. Наша политика вся на востоке, а в отношении Бонапарта одно – вооружение на границе и твердость в политике, и никогда он не посмеет переступить русскую границу, как в седьмом году.
– И где нам, князь, воевать с французами! – сказал граф Ростопчин. – Разве мы против наших учителей и богов можем ополчиться? Посмотрите на нашу молодежь, посмотрите на наших барынь. Наши боги – французы, наше царство небесное – Париж.
Он стал говорить громче, очевидно для того, чтобы его слышали все. – Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют. А сами чуть не голые сидят, как вывески торговых бань, с позволенья сказать. Эх, поглядишь на нашу молодежь, князь, взял бы старую дубину Петра Великого из кунсткамеры, да по русски бы обломал бока, вся бы дурь соскочила!
Все замолчали. Старый князь с улыбкой на лице смотрел на Ростопчина и одобрительно покачивал головой.
– Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю.
– Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие.


Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме.
Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной.
– Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи.
– Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд.
Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался.
– Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он.
– Какого?
– Друбецкого?
– Нет, недавно…
– Что он вам нравится?
– Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете? – сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом.
– Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте.
– Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья.
– Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он. Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d'elle. [Он очень к ней внимателен.]
– Он ездит к ним?
– Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя.
– Нет, – сказала княжна Марья.
– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.
– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»
– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.
– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…
– Что вы, что с вами, княжна?
Но княжна, не договорив, заплакала.
– Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.
Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.
– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.
– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.
– Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…
Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.
– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».
– Умна она? – спросила княжна Марья. Пьер задумался.
– Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой.
– Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня.
– Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер.
Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя.


Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.
Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.
Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.
Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.
Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]
В другом месте он нарисовал гробницу и написал:
«La mort est secourable et la mort est tranquille
«Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile».
[Смерть спасительна и смерть спокойна;
О! против страданий нет другого убежища.]
Жюли сказала, что это прелестно.
– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.
– C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:
«Aliment de poison d'une ame trop sensible,
«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,
«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,
«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite
«Et mele une douceur secrete
«A ces pleurs, que je sens couler».
[Ядовитая пища слишком чувствительной души,
Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,
Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,
Приди, утиши муки моего мрачного уединения
И присоедини тайную сладость
К этим слезам, которых я чувствую течение.]
Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.
Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.
– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.
– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!
Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.
Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.
– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.
Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.
– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.
Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.
Наташа молчала, как думала Марья Дмитриевна от застенчивости, но в сущности Наташе было неприятно, что вмешивались в ее дело любви князя Андрея, которое представлялось ей таким особенным от всех людских дел, что никто, по ее понятиям, не мог понимать его. Она любила и знала одного князя Андрея, он любил ее и должен был приехать на днях и взять ее. Больше ей ничего не нужно было.
– Ты видишь ли, я его давно знаю, и Машеньку, твою золовку, люблю. Золовки – колотовки, ну а уж эта мухи не обидит. Она меня просила ее с тобой свести. Ты завтра с отцом к ней поедешь, да приласкайся хорошенько: ты моложе ее. Как твой то приедет, а уж ты и с сестрой и с отцом знакома, и тебя полюбили. Так или нет? Ведь лучше будет?
– Лучше, – неохотно отвечала Наташа.


На другой день, по совету Марьи Дмитриевны, граф Илья Андреич поехал с Наташей к князю Николаю Андреичу. Граф с невеселым духом собирался на этот визит: в душе ему было страшно. Последнее свидание во время ополчения, когда граф в ответ на свое приглашение к обеду выслушал горячий выговор за недоставление людей, было памятно графу Илье Андреичу. Наташа, одевшись в свое лучшее платье, была напротив в самом веселом расположении духа. «Не может быть, чтобы они не полюбили меня, думала она: меня все всегда любили. И я так готова сделать для них всё, что они пожелают, так готова полюбить его – за то, что он отец, а ее за то, что она сестра, что не за что им не полюбить меня!»
Они подъехали к старому, мрачному дому на Вздвиженке и вошли в сени.
– Ну, Господи благослови, – проговорил граф, полу шутя, полу серьезно; но Наташа заметила, что отец ее заторопился, входя в переднюю, и робко, тихо спросил, дома ли князь и княжна. После доклада о их приезде между прислугой князя произошло смятение. Лакей, побежавший докладывать о них, был остановлен другим лакеем в зале и они шептали о чем то. В залу выбежала горничная девушка, и торопливо тоже говорила что то, упоминая о княжне. Наконец один старый, с сердитым видом лакей вышел и доложил Ростовым, что князь принять не может, а княжна просит к себе. Первая навстречу гостям вышла m lle Bourienne. Она особенно учтиво встретила отца с дочерью и проводила их к княжне. Княжна с взволнованным, испуганным и покрытым красными пятнами лицом выбежала, тяжело ступая, навстречу к гостям, и тщетно пытаясь казаться свободной и радушной. Наташа с первого взгляда не понравилась княжне Марье. Она ей показалась слишком нарядной, легкомысленно веселой и тщеславной. Княжна Марья не знала, что прежде, чем она увидала свою будущую невестку, она уже была дурно расположена к ней по невольной зависти к ее красоте, молодости и счастию и по ревности к любви своего брата. Кроме этого непреодолимого чувства антипатии к ней, княжна Марья в эту минуту была взволнована еще тем, что при докладе о приезде Ростовых, князь закричал, что ему их не нужно, что пусть княжна Марья принимает, если хочет, а чтоб к нему их не пускали. Княжна Марья решилась принять Ростовых, но всякую минуту боялась, как бы князь не сделал какую нибудь выходку, так как он казался очень взволнованным приездом Ростовых.
– Ну вот, я вам, княжна милая, привез мою певунью, – сказал граф, расшаркиваясь и беспокойно оглядываясь, как будто он боялся, не взойдет ли старый князь. – Уж как я рад, что вы познакомились… Жаль, жаль, что князь всё нездоров, – и сказав еще несколько общих фраз он встал. – Ежели позволите, княжна, на четверть часика вам прикинуть мою Наташу, я бы съездил, тут два шага, на Собачью Площадку, к Анне Семеновне, и заеду за ней.
Илья Андреич придумал эту дипломатическую хитрость для того, чтобы дать простор будущей золовке объясниться с своей невесткой (как он сказал это после дочери) и еще для того, чтобы избежать возможности встречи с князем, которого он боялся. Он не сказал этого дочери, но Наташа поняла этот страх и беспокойство своего отца и почувствовала себя оскорбленною. Она покраснела за своего отца, еще более рассердилась за то, что покраснела и смелым, вызывающим взглядом, говорившим про то, что она никого не боится, взглянула на княжну. Княжна сказала графу, что очень рада и просит его только пробыть подольше у Анны Семеновны, и Илья Андреич уехал.
M lle Bourienne, несмотря на беспокойные, бросаемые на нее взгляды княжны Марьи, желавшей с глазу на глаз поговорить с Наташей, не выходила из комнаты и держала твердо разговор о московских удовольствиях и театрах. Наташа была оскорблена замешательством, происшедшим в передней, беспокойством своего отца и неестественным тоном княжны, которая – ей казалось – делала милость, принимая ее. И потом всё ей было неприятно. Княжна Марья ей не нравилась. Она казалась ей очень дурной собою, притворной и сухою. Наташа вдруг нравственно съёжилась и приняла невольно такой небрежный тон, который еще более отталкивал от нее княжну Марью. После пяти минут тяжелого, притворного разговора, послышались приближающиеся быстрые шаги в туфлях. Лицо княжны Марьи выразило испуг, дверь комнаты отворилась и вошел князь в белом колпаке и халате.
– Ах, сударыня, – заговорил он, – сударыня, графиня… графиня Ростова, коли не ошибаюсь… прошу извинить, извинить… не знал, сударыня. Видит Бог не знал, что вы удостоили нас своим посещением, к дочери зашел в таком костюме. Извинить прошу… видит Бог не знал, – повторил он так не натурально, ударяя на слово Бог и так неприятно, что княжна Марья стояла, опустив глаза, не смея взглянуть ни на отца, ни на Наташу. Наташа, встав и присев, тоже не знала, что ей делать. Одна m lle Bourienne приятно улыбалась.
– Прошу извинить, прошу извинить! Видит Бог не знал, – пробурчал старик и, осмотрев с головы до ног Наташу, вышел. M lle Bourienne первая нашлась после этого появления и начала разговор про нездоровье князя. Наташа и княжна Марья молча смотрели друг на друга, и чем дольше они молча смотрели друг на друга, не высказывая того, что им нужно было высказать, тем недоброжелательнее они думали друг о друге.
Когда граф вернулся, Наташа неучтиво обрадовалась ему и заторопилась уезжать: она почти ненавидела в эту минуту эту старую сухую княжну, которая могла поставить ее в такое неловкое положение и провести с ней полчаса, ничего не сказав о князе Андрее. «Ведь я не могла же начать первая говорить о нем при этой француженке», думала Наташа. Княжна Марья между тем мучилась тем же самым. Она знала, что ей надо было сказать Наташе, но она не могла этого сделать и потому, что m lle Bourienne мешала ей, и потому, что она сама не знала, отчего ей так тяжело было начать говорить об этом браке. Когда уже граф выходил из комнаты, княжна Марья быстрыми шагами подошла к Наташе, взяла ее за руки и, тяжело вздохнув, сказала: «Постойте, мне надо…» Наташа насмешливо, сама не зная над чем, смотрела на княжну Марью.
– Милая Натали, – сказала княжна Марья, – знайте, что я рада тому, что брат нашел счастье… – Она остановилась, чувствуя, что она говорит неправду. Наташа заметила эту остановку и угадала причину ее.