Французские Южные и Антарктические территории

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Французские Южные и Антарктические территории
фр. Terres australes et antarctiques françaises'
(Флаг ФЮАТ) (Герб ФЮАТ)
Местоположение
Администрация
Административный центр Сен-Пьер или Порт-о-Франсэ (неофиц.)
Префект Паскаль Болот
(фр. Pascal Bolot)
Округа 5
Статистика
Площадь1 439 672
без Земли Адели 7829 км²
Население ( место)
 * 01.01.2009
(по оценкам)
0 чел.
 * 08.03.2011
(по переписи)
0 чел.
 * Плотность (2011) 0 чел./км²
1 По земельному реестру, исключая озёра, пруды и ледники площадью более 1 км², а также эстуарии рек.

Францу́зские Ю́жные и Антаркти́ческие террито́рии[неавторитетный источник? 1511 дней], сокращённо ФЮАТ[неавторитетный источник? 1511 дней], Французские Южные территории[1][2], Французские Австральные и Антарктические земли[3] (фр. Terres australes et antarctiques françaises, сокращённо TAAF, более официальное полное название Territoire des Terres australes et antarctiques françaises) — заморское особое административно-территориальное образование Франции.





География

Острова Сен-Поль и Амстердам (архипелаг Амстердам), острова Крозе́ и архипелаг Кергеле́н находятся в южной части Индийского океана, а острова Эпарсе́ находятся в его западной части недалеко от острова Мадагаскар. Земля Адели́, на которую претендует Франция, находится в Антарктиде.

Архипелаг Амстердам

Архипелаг представляет собой два острова вулканического происхождения с прилегающими к ним скалами. Высшая точка архипелага находится на высоте 867 метров над уровнем моря (гора Де ля Див).

Несмотря на то, что острова расположены ближе к экватору, нежели к Южному полюсу, их часто относят к субантарктическим островам. Климат очень мягкий и ровный: температура самого холодного месяца (июль и август) — около 11 °С, самого тёплого (февраль) — 17,5 °C.

На островах много деревьев, хотя до открытия человеком там росла лишь трава и несколько видов кустарников. Животный мир представлен пингвинами, тюленями и морскими птицами; также есть коровы, завезённые сюда человеком.

Острова Крозе

Архипелаг состоит из шести вулканических островов и небольшого количества окружающих их маленьких островков и скал. Расстояние от самого западного до самого восточного острова составляет более 100 километров. Наивысшая точка — гора Марион Дюфрен (1050 метров).

Острова Крозе не покрыты ледниками, но климат влажный и ветреный. Количество осадков составляет около 2000 миллиметров в год, преимущественно в виде дождя. Более 300 дней на островах идёт дождь. Более 100 дней в году среднедневная скорость ветра превышает 100 км/ч. Температура воздуха колеблется от −5 °С зимой до +18 °C летом. Среднемесячные температуры — от +2 °С до +11 °C.

На островах расположена большая популяция золотоволосых и королевских пингвинов. На острове также обитают тюлени, а из морских птиц наиболее распространены буревестники и альбатросы.

Архипелаг Кергелен

Группа островов, состоящая из одного большого острова и около 300 маленьких островов и скал. Площадь всего архипелага составляет 7215 км². Главный остров под названием Гран-Тер имеет протяжённость с запада на восток около 150 километров, с севера на юг — 120 километров. Высочайшая точка острова и всего архипелага, Монт-Росс, имеет высоту 1850 метров.

Климат острова суровый, дождливый и ветреный. Часто ветра достигают скорости 150 км/ч, а иногда даже 200 км/ч. Температура самого холодного месяца (август) −1—0 °С, самого тёплого (февраль) — +9 °C. На архипелаге не бывает ни больших морозов, ни сильной жары. Дневная температура выше +15 °C бывает весьма редко.

На архипелаге Кергелен находятся крупные колонии пингвинов, других морских птиц и тюленей — южных морских слонов. Обитают также популяции вторично одичавших кроликов и домашних кошек (были завезены людьми). В прошлом там разводили овец породы бизе, но в конце 2000 годов было принято решение об их полной эрадикации, так как они оказывали негативное воздействие на эндемические растения и почвы островов[4]. Острова покрыты травой, на главном острове местами растёт стелющийся по земле из-за сильных ветров кустарник. Самое распространённое растение — кергеленская капуста.

Острова Эпарсе

Острова Глорьёз, Жуан-ди-Нова, Бассас-да-Индия и Европа находятся в Мозамбикском проливе между Мозамбиком и Мадагаскаром. К востоку от Мадагаскара находится остров Тромлен. Их общая площадь — 44 км². Крупнейший остров — Европа (28 км²).

Климат островов Эпарсе тропический. Они расположены на пути циклонов, движущихся с северо-востока, но, тем не менее, некоторые гористые острова блокируют движение облаков.

Растительный мир каждого острова уникален. Так, на острове Европа произрастают молочайные леса, на островах Глорьёзмангровые леса, на островах Жуан-ди-Нова — уникальные кокосовые пальмы и казуарины, на острове Тромлентравянистые растения и кустарники, а на островах Бассас-да-Индия растительность вообще отсутствует. Но, несмотря на небольшое количество видов растений, животный мир островов удивительно богат и разнообразен. В частности, подводная фауна представлена кораллами, образующими рифы, которые опоясывают каждый остров, и морскими черепахами, делающими кладки на побережьях островов Европа и Тромлен. Также на острове Европа есть колонии морских птиц, таких как фрегаты, олуши, розовые фламинго и крачки, причём последние обитают и на островах Жуан-ди-Нова и Глорьёз (самая большая колония тёмных крачек в Индийском океане). Наконец, на острове Европа есть дикие козы. Из насекомых можно выделить комаров.

Земля Адели

Границы территории проходят по побережью Антарктиды между точками с координатами 66°12′ ю. ш. 136°11′ в. д. и 66°48′ ю. ш. 142°02′ в. д., от этих точек граница идёт вглубь континента на 2600 километров вплоть до Южного полюса. Общая длина береговой линии составляет около 350 километров. Образуемая территория занимает площадь свыше 432 000 км², которая почти полностью покрыта льдом.

Климат суровый, из-за сильных ветров часто бывают метели, температуры воздуха крайне низкие. На станции Дюмон д’Юрвиль средняя летняя температура (январь, февраль) варьируется в пределах от −1 °C до +7 °C, а зимняя (июль, август) — от −15 °C до −20 °C (следует учитывать, что станция находится на побережье).

Особенно богата фауна региона птицами. Так, на Земле Адели обитают императорские и антарктические пингвины, пингвины Адели, южнополярные поморники, капские голубки, южные гигантские и снежные буревестники, серебристый (южный) глупыш. Млекопитающие представлены в основном тюленями (тюлень Уэдделла, тюлень-крабоед, морской леопард) и косатками.

История

В 1774 году Франция объявила архипелаг Кергелен своим владением. То же самое произошло с островами Глорьёз 23 августа 1892 года. Затем, в октябре 1897 года, французскими стали острова Бассас-да-Индия, Европа и Жуан-ди-Нова. 21 ноября 1924 года острова Сен-Поль и Амстердам были включены в состав территорий Мадагаскара, но в 1955 году эти острова вновь отошли Франции; вместе с архипелагами Кергелен, Крозе́ и Землёй Адели́ они были объявлены заморским владением и приобрели административную и финансовую автономию. Закон от 21 февраля 2007 года включил острова Бассас-да-Индия, Европа, Глорьёз, Жуан-ди-Нова и Тромлен в состав Французских Южных и Антарктических территорий.

Политическое устройство

С 6 августа 1955 года Французские Южные и Антарктические территории являются заморским административно-территориальным образованием Франции с особым статусом. Изначально территории управлялись из Парижа, но с 2000 года ФЮАТ управляются с Реюньона (город Сен‑Пьер), хотя территориально и не входят в его состав.

Во главе стои́т префект (на 30 ноября 2013 года — Паскаль Болот), которому подчиняются главы округов. Другой институт власти — Консультативный совет, который представлен главами различных управлений: технического, медицинского, административных и финансовых дел, сохранения природного наследия, международных дел, безопасности и др.[5]

Территориальные споры

Права Франции на Землю Адели не признаны международным сообществом: например, согласно договору об Антарктике 1959 года, эти территории могут использоваться только в целях проведения научных исследований и как площадка для международного сотрудничества.

Республика Мадагаскар оспаривает острова Бассас-да-Индия, Глорьёз, Европа и Жуан-ди-Нова, входящие в состав островов Эпарсе — одного из административных округов Французских Южных и Антарктических территорий.

Административное деление

В состав ФЮАТ входят пять административных округов:

Округ Административный центр Глава административной единицы Население, чел. Площадь, км²
Зима Лето
Острова Сен-Поль и Амстердам Мартин-де-Вивье Эрик Морбо (фр. Eric Morbo) 25 45 61
Острова Крозе Альфред-Фор Серж Фустер (Serge Fuster) 25 45 352
Архипелаг Кергелен Порт-о-Франсэ Кристиан Фрессиньяк (Christian Fressignac) 70 110 7215
Земля Адели Дюмон-д’Юрвиль Максим Эметти (Maxime Aimetti) 30 110 432 000
Острова Эпарсе Сен‑Пьер Кристоф Жан (Christophe Jean) 38,6
ФЮАТ Сен‑Пьер Паскаль Болот (Pascal Bolot) 150 310 439 781
Источник: [www.taaf.fr/IMG/pdf/organigramme_suite_reorg_v34_octobre_2013_avec_districts.pdf Organigramme des Terres australes et antarctiques francaises]  (фр.)

Население

Территории никогда не имели коренного или постоянного населения (без учёта нескольких предпринятых в прошлом попыток колонизировать их), однако некоторые земли имеют непостоянное население: это французские учёные и военные. К примеру, в 2006 году в регионе пребывало около 600 человек, из них 400 — командированные учёные, а остальные 200 — военные. Вследствие тяжёлых климатических условий, летом (в декабре—феврале) численность населения выше, нежели зимой. Острова Эпарсе не заселены вообще.

Экономика

В экономическом отношении эти территории ценны в первую очередь своими морскими исключительными экономическими зонами, на которых может вестись добыча полезных ископаемых (к примеру, гидрата метана), рыбы и крабов. Добыча морепродуктов иногда осуществляется судами, не имеющими на то прав, из-за чего во́ды патрулируются судами французских ВМС. Чаще всего ведётся промысел патагонского клыкача и лангустов.

Другой вид экономической активности — обслуживание метеорологических и геофизических станций. Кроме того, ФЮАТ с 1955 года выпускают собственные почтовые марки.

Суммарные доходы территории составляют около 16 миллионов евро в год. Французские Южные и Антарктические территории имеют национальный домен верхнего уровня.tf.

Транспорт

Море — единственное, что связывает ФЮАТ с внешним миром. На этих территориях нет ни аэропортов, ни аэродромов. Исключениями являются острова Европа, Глорьёз, Жуан-ди-Нова и Тромлен — они имеют примитивные ВПП, используемые только учёными. С 1980 года предпринимались попытки соорудить аэродром неподалёку от антарктической станции Дюмон д’Юрвиль, но в 1996 эта идея была заброшена окончательно: расчёты показали, что затраты на его содержание будут слишком велики.

Место для административного центра островов КергеленПорт-о-Франсэ — сразу выбиралось с расчётом на то, что рядом будет расположена взлётно-посадочная полоса, но проект также не был реализован.

Французские Южные и Антарктические территории не имеют крупных портов — лишь небольшие якорные стоянки. Из-за отсутствия альтернатив населённые пункты и научно-технические станции снабжаются исследовательским судном «Марион Дюфрен II» (фр. Marion Dufresne 2e), которое базируется в Реюньоне. Антарктические же земли ФЮАТ обслуживает судно «Астролябия» (фр. L'Astrolabe), базирующееся в городе Хобарт (Австралия).

На островах Кергелен, несмотря на отсутствие дорог, используются автомобили. Автопарк довольно скромен и состоит в основном из машин «Renault». Каждое транспортное средство в обязательном порядке регистрируется официально и получает номер, в котором первые две цифры указывают год ввода в эксплуатацию, а остальные четыре — последние четыре цифры серийного номера автомобиля.

Туризм

C 1994 года ФЮАТ полностью открыты для посещения туристами. Добраться до островов Крозе, Кергелен и Амстердам можно на борту судна «Марион Дюфрен II»: путешествие занимает около 28 дней, 12–14 из которых проходят в море (без учёта непредвиденных промежуточных остановок из-за плохих погодных условий). Первые туристы (около тридцати человек) добрались туда таким способом в 2009 году. Однако администрация ФЮАТ не организует доставку туристов на Землю Адели.

Доступ на собственных судах возможен, но строго регламентирован. Чтобы причалить, нужно предварительно получить разрешение у местного префекта. В некоторые зоны доступ открыт исключительно для научно-исследовательских миссий. Люди, не являющиеся гражданами Франции, должны иметь действующую визу.

См. также

Напишите отзыв о статье "Французские Южные и Антарктические территории"

Примечания

  1. [www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34516/1f93873ba975a49a6750550208632ea9ec2bc676 ОК (МК (ИСО 3166) 004-97) 025-2001 Общероссийский классификатор стран мира]
  2. Атлас мира. — М.: ПКО «Картография» Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии Министерства экономического развития Российской Федерации: Издательство Оникс, 2010. — 256с.
  3. Военный энциклопедический словарь. — М.: Воениздат, 1986. — с. 786.
  4. [www.taaf.fr/IMG/pdf/bilan_activites_rnn_terres_australes_francaises_2012web.pdf Bilan d'activités 2012 - Taaf], page 28.
  5. [www.taaf.fr/IMG/pdf/organigramme_suite_reorg_v34_octobre_2013_avec_districts.pdf Organigramme des Terres australes et antarctiques francaises] (фр.) (PDF). Официальный сайт ФЮАТ (4 octobre 2013). Проверено 30 ноября 2013.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Французские Южные и Антарктические территории

Люди Запада двигались на Восток для того, чтобы убивать друг друга. И по закону совпадения причин подделались сами собою и совпали с этим событием тысячи мелких причин для этого движения и для войны: укоры за несоблюдение континентальной системы, и герцог Ольденбургский, и движение войск в Пруссию, предпринятое (как казалось Наполеону) для того только, чтобы достигнуть вооруженного мира, и любовь и привычка французского императора к войне, совпавшая с расположением его народа, увлечение грандиозностью приготовлений, и расходы по приготовлению, и потребность приобретения таких выгод, которые бы окупили эти расходы, и одурманившие почести в Дрездене, и дипломатические переговоры, которые, по взгляду современников, были ведены с искренним желанием достижения мира и которые только уязвляли самолюбие той и другой стороны, и миллионы миллионов других причин, подделавшихся под имеющее совершиться событие, совпавших с ним.
Когда созрело яблоко и падает, – отчего оно падает? Оттого ли, что тяготеет к земле, оттого ли, что засыхает стержень, оттого ли, что сушится солнцем, что тяжелеет, что ветер трясет его, оттого ли, что стоящему внизу мальчику хочется съесть его?
Ничто не причина. Все это только совпадение тех условий, при которых совершается всякое жизненное, органическое, стихийное событие. И тот ботаник, который найдет, что яблоко падает оттого, что клетчатка разлагается и тому подобное, будет так же прав, и так же не прав, как и тот ребенок, стоящий внизу, который скажет, что яблоко упало оттого, что ему хотелось съесть его и что он молился об этом. Так же прав и не прав будет тот, кто скажет, что Наполеон пошел в Москву потому, что он захотел этого, и оттого погиб, что Александр захотел его погибели: как прав и не прав будет тот, кто скажет, что завалившаяся в миллион пудов подкопанная гора упала оттого, что последний работник ударил под нее последний раз киркою. В исторических событиях так называемые великие люди суть ярлыки, дающие наименований событию, которые, так же как ярлыки, менее всего имеют связи с самым событием.
Каждое действие их, кажущееся им произвольным для самих себя, в историческом смысле непроизвольно, а находится в связи со всем ходом истории и определено предвечно.


29 го мая Наполеон выехал из Дрездена, где он пробыл три недели, окруженный двором, составленным из принцев, герцогов, королей и даже одного императора. Наполеон перед отъездом обласкал принцев, королей и императора, которые того заслуживали, побранил королей и принцев, которыми он был не вполне доволен, одарил своими собственными, то есть взятыми у других королей, жемчугами и бриллиантами императрицу австрийскую и, нежно обняв императрицу Марию Луизу, как говорит его историк, оставил ее огорченною разлукой, которую она – эта Мария Луиза, считавшаяся его супругой, несмотря на то, что в Париже оставалась другая супруга, – казалось, не в силах была перенести. Несмотря на то, что дипломаты еще твердо верили в возможность мира и усердно работали с этой целью, несмотря на то, что император Наполеон сам писал письмо императору Александру, называя его Monsieur mon frere [Государь брат мой] и искренно уверяя, что он не желает войны и что всегда будет любить и уважать его, – он ехал к армии и отдавал на каждой станции новые приказания, имевшие целью торопить движение армии от запада к востоку. Он ехал в дорожной карете, запряженной шестериком, окруженный пажами, адъютантами и конвоем, по тракту на Позен, Торн, Данциг и Кенигсберг. В каждом из этих городов тысячи людей с трепетом и восторгом встречали его.
Армия подвигалась с запада на восток, и переменные шестерни несли его туда же. 10 го июня он догнал армию и ночевал в Вильковисском лесу, в приготовленной для него квартире, в имении польского графа.
На другой день Наполеон, обогнав армию, в коляске подъехал к Неману и, с тем чтобы осмотреть местность переправы, переоделся в польский мундир и выехал на берег.
Увидав на той стороне казаков (les Cosaques) и расстилавшиеся степи (les Steppes), в середине которых была Moscou la ville sainte, [Москва, священный город,] столица того, подобного Скифскому, государства, куда ходил Александр Македонский, – Наполеон, неожиданно для всех и противно как стратегическим, так и дипломатическим соображениям, приказал наступление, и на другой день войска его стали переходить Неман.
12 го числа рано утром он вышел из палатки, раскинутой в этот день на крутом левом берегу Немана, и смотрел в зрительную трубу на выплывающие из Вильковисского леса потоки своих войск, разливающихся по трем мостам, наведенным на Немане. Войска знали о присутствии императора, искали его глазами, и, когда находили на горе перед палаткой отделившуюся от свиты фигуру в сюртуке и шляпе, они кидали вверх шапки, кричали: «Vive l'Empereur! [Да здравствует император!] – и одни за другими, не истощаясь, вытекали, всё вытекали из огромного, скрывавшего их доселе леса и, расстрояясь, по трем мостам переходили на ту сторону.
– On fera du chemin cette fois ci. Oh! quand il s'en mele lui meme ca chauffe… Nom de Dieu… Le voila!.. Vive l'Empereur! Les voila donc les Steppes de l'Asie! Vilain pays tout de meme. Au revoir, Beauche; je te reserve le plus beau palais de Moscou. Au revoir! Bonne chance… L'as tu vu, l'Empereur? Vive l'Empereur!.. preur! Si on me fait gouverneur aux Indes, Gerard, je te fais ministre du Cachemire, c'est arrete. Vive l'Empereur! Vive! vive! vive! Les gredins de Cosaques, comme ils filent. Vive l'Empereur! Le voila! Le vois tu? Je l'ai vu deux fois comme jete vois. Le petit caporal… Je l'ai vu donner la croix a l'un des vieux… Vive l'Empereur!.. [Теперь походим! О! как он сам возьмется, дело закипит. Ей богу… Вот он… Ура, император! Так вот они, азиатские степи… Однако скверная страна. До свиданья, Боше. Я тебе оставлю лучший дворец в Москве. До свиданья, желаю успеха. Видел императора? Ура! Ежели меня сделают губернатором в Индии, я тебя сделаю министром Кашмира… Ура! Император вот он! Видишь его? Я его два раза как тебя видел. Маленький капрал… Я видел, как он навесил крест одному из стариков… Ура, император!] – говорили голоса старых и молодых людей, самых разнообразных характеров и положений в обществе. На всех лицах этих людей было одно общее выражение радости о начале давно ожидаемого похода и восторга и преданности к человеку в сером сюртуке, стоявшему на горе.
13 го июня Наполеону подали небольшую чистокровную арабскую лошадь, и он сел и поехал галопом к одному из мостов через Неман, непрестанно оглушаемый восторженными криками, которые он, очевидно, переносил только потому, что нельзя было запретить им криками этими выражать свою любовь к нему; но крики эти, сопутствующие ему везде, тяготили его и отвлекали его от военной заботы, охватившей его с того времени, как он присоединился к войску. Он проехал по одному из качавшихся на лодках мостов на ту сторону, круто повернул влево и галопом поехал по направлению к Ковно, предшествуемый замиравшими от счастия, восторженными гвардейскими конными егерями, расчищая дорогу по войскам, скакавшим впереди его. Подъехав к широкой реке Вилии, он остановился подле польского уланского полка, стоявшего на берегу.
– Виват! – также восторженно кричали поляки, расстроивая фронт и давя друг друга, для того чтобы увидать его. Наполеон осмотрел реку, слез с лошади и сел на бревно, лежавшее на берегу. По бессловесному знаку ему подали трубу, он положил ее на спину подбежавшего счастливого пажа и стал смотреть на ту сторону. Потом он углубился в рассматриванье листа карты, разложенного между бревнами. Не поднимая головы, он сказал что то, и двое его адъютантов поскакали к польским уланам.
– Что? Что он сказал? – слышалось в рядах польских улан, когда один адъютант подскакал к ним.
Было приказано, отыскав брод, перейти на ту сторону. Польский уланский полковник, красивый старый человек, раскрасневшись и путаясь в словах от волнения, спросил у адъютанта, позволено ли ему будет переплыть с своими уланами реку, не отыскивая брода. Он с очевидным страхом за отказ, как мальчик, который просит позволения сесть на лошадь, просил, чтобы ему позволили переплыть реку в глазах императора. Адъютант сказал, что, вероятно, император не будет недоволен этим излишним усердием.
Как только адъютант сказал это, старый усатый офицер с счастливым лицом и блестящими глазами, подняв кверху саблю, прокричал: «Виват! – и, скомандовав уланам следовать за собой, дал шпоры лошади и подскакал к реке. Он злобно толкнул замявшуюся под собой лошадь и бухнулся в воду, направляясь вглубь к быстрине течения. Сотни уланов поскакали за ним. Было холодно и жутко на середине и на быстрине теченья. Уланы цеплялись друг за друга, сваливались с лошадей, лошади некоторые тонули, тонули и люди, остальные старались плыть кто на седле, кто держась за гриву. Они старались плыть вперед на ту сторону и, несмотря на то, что за полверсты была переправа, гордились тем, что они плывут и тонут в этой реке под взглядами человека, сидевшего на бревне и даже не смотревшего на то, что они делали. Когда вернувшийся адъютант, выбрав удобную минуту, позволил себе обратить внимание императора на преданность поляков к его особе, маленький человек в сером сюртуке встал и, подозвав к себе Бертье, стал ходить с ним взад и вперед по берегу, отдавая ему приказания и изредка недовольно взглядывая на тонувших улан, развлекавших его внимание.
Для него было не ново убеждение в том, что присутствие его на всех концах мира, от Африки до степей Московии, одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения. Он велел подать себе лошадь и поехал в свою стоянку.
Человек сорок улан потонуло в реке, несмотря на высланные на помощь лодки. Большинство прибилось назад к этому берегу. Полковник и несколько человек переплыли реку и с трудом вылезли на тот берег. Но как только они вылезли в обшлепнувшемся на них, стекающем ручьями мокром платье, они закричали: «Виват!», восторженно глядя на то место, где стоял Наполеон, но где его уже не было, и в ту минуту считали себя счастливыми.
Ввечеру Наполеон между двумя распоряжениями – одно о том, чтобы как можно скорее доставить заготовленные фальшивые русские ассигнации для ввоза в Россию, и другое о том, чтобы расстрелять саксонца, в перехваченном письме которого найдены сведения о распоряжениях по французской армии, – сделал третье распоряжение – о причислении бросившегося без нужды в реку польского полковника к когорте чести (Legion d'honneur), которой Наполеон был главою.
Qnos vult perdere – dementat. [Кого хочет погубить – лишит разума (лат.) ]


Русский император между тем более месяца уже жил в Вильне, делая смотры и маневры. Ничто не было готово для войны, которой все ожидали и для приготовления к которой император приехал из Петербурга. Общего плана действий не было. Колебания о том, какой план из всех тех, которые предлагались, должен быть принят, только еще более усилились после месячного пребывания императора в главной квартире. В трех армиях был в каждой отдельный главнокомандующий, но общего начальника над всеми армиями не было, и император не принимал на себя этого звания.
Чем дольше жил император в Вильне, тем менее и менее готовились к войне, уставши ожидать ее. Все стремления людей, окружавших государя, казалось, были направлены только на то, чтобы заставлять государя, приятно проводя время, забыть о предстоящей войне.
После многих балов и праздников у польских магнатов, у придворных и у самого государя, в июне месяце одному из польских генерал адъютантов государя пришла мысль дать обед и бал государю от лица его генерал адъютантов. Мысль эта радостно была принята всеми. Государь изъявил согласие. Генерал адъютанты собрали по подписке деньги. Особа, которая наиболее могла быть приятна государю, была приглашена быть хозяйкой бала. Граф Бенигсен, помещик Виленской губернии, предложил свой загородный дом для этого праздника, и 13 июня был назначен обед, бал, катанье на лодках и фейерверк в Закрете, загородном доме графа Бенигсена.
В тот самый день, в который Наполеоном был отдан приказ о переходе через Неман и передовые войска его, оттеснив казаков, перешли через русскую границу, Александр проводил вечер на даче Бенигсена – на бале, даваемом генерал адъютантами.
Был веселый, блестящий праздник; знатоки дела говорили, что редко собиралось в одном месте столько красавиц. Графиня Безухова в числе других русских дам, приехавших за государем из Петербурга в Вильну, была на этом бале, затемняя своей тяжелой, так называемой русской красотой утонченных польских дам. Она была замечена, и государь удостоил ее танца.
Борис Друбецкой, en garcon (холостяком), как он говорил, оставив свою жену в Москве, был также на этом бале и, хотя не генерал адъютант, был участником на большую сумму в подписке для бала. Борис теперь был богатый человек, далеко ушедший в почестях, уже не искавший покровительства, а на ровной ноге стоявший с высшими из своих сверстников.
В двенадцать часов ночи еще танцевали. Элен, не имевшая достойного кавалера, сама предложила мазурку Борису. Они сидели в третьей паре. Борис, хладнокровно поглядывая на блестящие обнаженные плечи Элен, выступавшие из темного газового с золотом платья, рассказывал про старых знакомых и вместе с тем, незаметно для самого себя и для других, ни на секунду не переставал наблюдать государя, находившегося в той же зале. Государь не танцевал; он стоял в дверях и останавливал то тех, то других теми ласковыми словами, которые он один только умел говорить.
При начале мазурки Борис видел, что генерал адъютант Балашев, одно из ближайших лиц к государю, подошел к нему и непридворно остановился близко от государя, говорившего с польской дамой. Поговорив с дамой, государь взглянул вопросительно и, видно, поняв, что Балашев поступил так только потому, что на то были важные причины, слегка кивнул даме и обратился к Балашеву. Только что Балашев начал говорить, как удивление выразилось на лице государя. Он взял под руку Балашева и пошел с ним через залу, бессознательно для себя расчищая с обеих сторон сажени на три широкую дорогу сторонившихся перед ним. Борис заметил взволнованное лицо Аракчеева, в то время как государь пошел с Балашевым. Аракчеев, исподлобья глядя на государя и посапывая красным носом, выдвинулся из толпы, как бы ожидая, что государь обратится к нему. (Борис понял, что Аракчеев завидует Балашеву и недоволен тем, что какая то, очевидно, важная, новость не через него передана государю.)
Но государь с Балашевым прошли, не замечая Аракчеева, через выходную дверь в освещенный сад. Аракчеев, придерживая шпагу и злобно оглядываясь вокруг себя, прошел шагах в двадцати за ними.
Пока Борис продолжал делать фигуры мазурки, его не переставала мучить мысль о том, какую новость привез Балашев и каким бы образом узнать ее прежде других.
В фигуре, где ему надо было выбирать дам, шепнув Элен, что он хочет взять графиню Потоцкую, которая, кажется, вышла на балкон, он, скользя ногами по паркету, выбежал в выходную дверь в сад и, заметив входящего с Балашевым на террасу государя, приостановился. Государь с Балашевым направлялись к двери. Борис, заторопившись, как будто не успев отодвинуться, почтительно прижался к притолоке и нагнул голову.
Государь с волнением лично оскорбленного человека договаривал следующие слова:
– Без объявления войны вступить в Россию. Я помирюсь только тогда, когда ни одного вооруженного неприятеля не останется на моей земле, – сказал он. Как показалось Борису, государю приятно было высказать эти слова: он был доволен формой выражения своей мысли, но был недоволен тем, что Борис услыхал их.
– Чтоб никто ничего не знал! – прибавил государь, нахмурившись. Борис понял, что это относилось к нему, и, закрыв глаза, слегка наклонил голову. Государь опять вошел в залу и еще около получаса пробыл на бале.
Борис первый узнал известие о переходе французскими войсками Немана и благодаря этому имел случай показать некоторым важным лицам, что многое, скрытое от других, бывает ему известно, и через то имел случай подняться выше во мнении этих особ.

Неожиданное известие о переходе французами Немана было особенно неожиданно после месяца несбывавшегося ожидания, и на бале! Государь, в первую минуту получения известия, под влиянием возмущения и оскорбления, нашел то, сделавшееся потом знаменитым, изречение, которое самому понравилось ему и выражало вполне его чувства. Возвратившись домой с бала, государь в два часа ночи послал за секретарем Шишковым и велел написать приказ войскам и рескрипт к фельдмаршалу князю Салтыкову, в котором он непременно требовал, чтобы были помещены слова о том, что он не помирится до тех пор, пока хотя один вооруженный француз останется на русской земле.