Фреденсборг

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 55°58′57″ с. ш. 12°23′42″ в. д. / 55.9826028° с. ш. 12.3952667° в. д. / 55.9826028; 12.3952667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.9826028&mlon=12.3952667&zoom=16 (O)] (Я) Фреденсборг (дат. Fredensborg Slot, букв. «замок мира») — дворец на восточном берегу озера Эсрум (дат. Esrum Sø) на датском острове Зеландия. Фреденсборг является весенней и осенней резиденцией датской королевской семьи. Это одна из наиболее используемых резиденций датских монархов. Дворец расположен в 30 км от Копенгагена в поселке при станции Фреденсборг.





История

В конце Северной войны датский король Фредерик IV попросил архитектора Иохана Корнелиуса Кригера, работавшего королевским садовником в замке Розенборг, построить небольшой дворец в районе фермы Ёструп (дат. Østrup). Кригер построил дворец в стиле французского барокко. Строительство продолжалось с 1720 по 1726 год. Король лично принимал активное участие в планировании здания и дворцового парка и тщательно следил за строительством. Человеком, ответственным за постройку, был Иохан Конрад Эрнст, руководивший и строительством дворца Фредериксберг. Основное здание было закончено в 1722 году, а часовня — в 1726-м.

Дворцовый комплекс состоял из почти квадратного, полутораэтажного главного здания с куполом. Он был расположен в центре так называемой «охотничьей звезды» (дат. jagtstjerne) — нескольких прямых пересекающихся дорожек в охотничьем угодье. Во время охоты было разрешено стрелять вдоль этих дорожек, расходившихся от центра.

Зал под куполом имел размеры 15×15 м и высоту 27 м. Зал был отделан С. Е. Бренно и Хендриком Кроком. Перед главным зданием расположен восьмиугольный двор, окружённый одноэтажными крыльями. С восточной стороны двора была расположена площадка для верховой езды и длинные конюшни. С восточной стороны к главному зданию примыкала оранжерея и так называемый «дом маркграфа». Оранжерея была соединена с главным зданием небольшим секретным проходом, чтобы монархи и придворные могли проходить в часовню, «не замочив ног».

Над часовней возвышался медный шпиль, а её фасад был украшен пилястрами и фронтоном с выгравированным бюстом Фредерика IV. К часовне примыкало крыло придворных (дат. kavalerfløj). Эта часть здания была построена в 1724—1726 и имеет черты голландского барокко и рококо.

Дворец расширялся в течение первой половины XVIII века, но он сохранил основную структуру со времени своего открытия 11 октября 1722 года в день 51-летия короля.

Кригер закончил работу над дворцом с возведением «нового здания судебной канцелярии» в 1731 году. Оно примыкает к южной стороне площадки для верховой езды. До своей смерти, королева Ингрид использовала это здание как свою резиденцию. Сейчас оно реставрировано и с 2004 года является резиденцией принца Фредерика.

Важнейшая перестройка была произведена в 17411744 годах, когда Лауриц де Тура (Lauritz de Thurah) поднял крышу главного здания дворца. Косая крыша была заменена на плоскую. Также была возведена балюстрада. В 1751 году де Тура перестроил оранжерею в резиденцию для придворных дам. В 1753 году Николай Эйгтвед расширил дворец, добавив к главному зданию четыре симметрично расположенных угловых павильона с медными пирамидальными крышами.

После смерти королевы Юлианы Марии в 1796 году дворец редко использовался до правления короля Кристиана IX, который неоднократно жил в нём продолжительное время.

Современное состояние

В настоящее время дворец Френенсборг является весенней и осенней резиденцией датских монархов. Здесь празднуются важные для королевской семьи события — свадьбы, годовщины, дни рождения. Королева устраивает торжественные приёмы в честь глав иностранных государств и правительств, посещающих Данию, а также проводит церемонии принятия верительных грамот от иностранных послов.

Существует традиция, что, если глава иностранного государства проводит ночь во дворце Фреденсборг, он должен нацарапать своё имя бриллиантом на оконном стекле.

По приказу королевы дворцовая часовня открыта для прихожан и в ней проходят ежевоскресные службы.

Сады и парк

Дворцовые сады Фреденсборга, являющиеся одними из самых больших садов Дании (300 акров), выполнены в стиле барокко. Они также были первоначально разработаны Кригером, но расширялись и изменялись в течение всего XVIII века. Длинные прямые аллеи, восстановленные в 1970—1990-х, лучами расходятся от замка. Между ними раскинулись широкие засаженные деревьями участки с извилистыми дорожками.

В парке расположено множество скульптур. Особый интерес представляет Норвежская долина (дат. Nordmandsdalen), в которой находятся 68 скульптур норвежских и фарерских фермеров и рыбаков.

Часть парка, смежная с дворцом, открыта только в июле. Остальное время в ней имеют право находиться только члены королевской семьи. Здесь находятся сады, где выращивают овощи для королевского двора и новая оранжерея, открытая в 1995 году. Сады были вновь открыты в сентябре 2002-го после серьёзных реставрационных работ.

Русский зал

Один из залов дворца называется «русским», так как здесь собраны предметы прикладного искусства и живопись, связанные с Россией, в частности, портрет Николая II. В связи с годовщиной 500-летия первого российско-датского договора о дружбе российский художник Д. Д. Жилинский в 1993 году написал парадные портреты Маргрете II и её супруга. Эти картины украшают теперь один из залов Фреденсборга.

Напишите отзыв о статье "Фреденсборг"

Литература

  • Claus Olsen, Lene Andersen. Fredensborg. — Denmark: Thaning & Appel, 1978. — ISBN 87-413-6125-3.
  • Niels Peter Stilling. Royal Residences for 1000 years. — Politiken Books, 2003.

Ссылки

  • [kongehuset.dk/publish.php?dogtag=k_en_pal_freden Статья о дворце на датском королевском сайте] (англ.)
  • [www.ses.dk/161000c Статья о Фреденсборге, карты дворца и парка]

Отрывок, характеризующий Фреденсборг

– Да мне что за дело! – крикнул он вдруг и пошел быстрыми шагами вперед по ряду. В одной отпертой лавке слышались удары и ругательства, и в то время как офицер подходил к ней, из двери выскочил вытолкнутый человек в сером армяке и с бритой головой.
Человек этот, согнувшись, проскочил мимо купцов и офицера. Офицер напустился на солдат, бывших в лавке. Но в это время страшные крики огромной толпы послышались на Москворецком мосту, и офицер выбежал на площадь.
– Что такое? Что такое? – спрашивал он, но товарищ его уже скакал по направлению к крикам, мимо Василия Блаженного. Офицер сел верхом и поехал за ним. Когда он подъехал к мосту, он увидал снятые с передков две пушки, пехоту, идущую по мосту, несколько поваленных телег, несколько испуганных лиц и смеющиеся лица солдат. Подле пушек стояла одна повозка, запряженная парой. За повозкой сзади колес жались четыре борзые собаки в ошейниках. На повозке была гора вещей, и на самом верху, рядом с детским, кверху ножками перевернутым стульчиком сидела баба, пронзительно и отчаянно визжавшая. Товарищи рассказывали офицеру, что крик толпы и визги бабы произошли оттого, что наехавший на эту толпу генерал Ермолов, узнав, что солдаты разбредаются по лавкам, а толпы жителей запружают мост, приказал снять орудия с передков и сделать пример, что он будет стрелять по мосту. Толпа, валя повозки, давя друг друга, отчаянно кричала, теснясь, расчистила мост, и войска двинулись вперед.


В самом городе между тем было пусто. По улицам никого почти не было. Ворота и лавки все были заперты; кое где около кабаков слышались одинокие крики или пьяное пенье. Никто не ездил по улицам, и редко слышались шаги пешеходов. На Поварской было совершенно тихо и пустынно. На огромном дворе дома Ростовых валялись объедки сена, помет съехавшего обоза и не было видно ни одного человека. В оставшемся со всем своим добром доме Ростовых два человека были в большой гостиной. Это были дворник Игнат и казачок Мишка, внук Васильича, оставшийся в Москве с дедом. Мишка, открыв клавикорды, играл на них одним пальцем. Дворник, подбоченившись и радостно улыбаясь, стоял пред большим зеркалом.
– Вот ловко то! А? Дядюшка Игнат! – говорил мальчик, вдруг начиная хлопать обеими руками по клавишам.
– Ишь ты! – отвечал Игнат, дивуясь на то, как все более и более улыбалось его лицо в зеркале.
– Бессовестные! Право, бессовестные! – заговорил сзади их голос тихо вошедшей Мавры Кузминишны. – Эка, толсторожий, зубы то скалит. На это вас взять! Там все не прибрано, Васильич с ног сбился. Дай срок!
Игнат, поправляя поясок, перестав улыбаться и покорно опустив глаза, пошел вон из комнаты.
– Тетенька, я полегоньку, – сказал мальчик.
– Я те дам полегоньку. Постреленок! – крикнула Мавра Кузминишна, замахиваясь на него рукой. – Иди деду самовар ставь.
Мавра Кузминишна, смахнув пыль, закрыла клавикорды и, тяжело вздохнув, вышла из гостиной и заперла входную дверь.
Выйдя на двор, Мавра Кузминишна задумалась о том, куда ей идти теперь: пить ли чай к Васильичу во флигель или в кладовую прибрать то, что еще не было прибрано?
В тихой улице послышались быстрые шаги. Шаги остановились у калитки; щеколда стала стучать под рукой, старавшейся отпереть ее.
Мавра Кузминишна подошла к калитке.
– Кого надо?
– Графа, графа Илью Андреича Ростова.
– Да вы кто?
– Я офицер. Мне бы видеть нужно, – сказал русский приятный и барский голос.
Мавра Кузминишна отперла калитку. И на двор вошел лет восемнадцати круглолицый офицер, типом лица похожий на Ростовых.
– Уехали, батюшка. Вчерашнего числа в вечерни изволили уехать, – ласково сказала Мавра Кузмипишна.
Молодой офицер, стоя в калитке, как бы в нерешительности войти или не войти ему, пощелкал языком.
– Ах, какая досада!.. – проговорил он. – Мне бы вчера… Ах, как жалко!..
Мавра Кузминишна между тем внимательно и сочувственно разглядывала знакомые ей черты ростовской породы в лице молодого человека, и изорванную шинель, и стоптанные сапоги, которые были на нем.
– Вам зачем же графа надо было? – спросила она.
– Да уж… что делать! – с досадой проговорил офицер и взялся за калитку, как бы намереваясь уйти. Он опять остановился в нерешительности.
– Видите ли? – вдруг сказал он. – Я родственник графу, и он всегда очень добр был ко мне. Так вот, видите ли (он с доброй и веселой улыбкой посмотрел на свой плащ и сапоги), и обносился, и денег ничего нет; так я хотел попросить графа…
Мавра Кузминишна не дала договорить ему.
– Вы минуточку бы повременили, батюшка. Одною минуточку, – сказала она. И как только офицер отпустил руку от калитки, Мавра Кузминишна повернулась и быстрым старушечьим шагом пошла на задний двор к своему флигелю.
В то время как Мавра Кузминишна бегала к себе, офицер, опустив голову и глядя на свои прорванные сапоги, слегка улыбаясь, прохаживался по двору. «Как жалко, что я не застал дядюшку. А славная старушка! Куда она побежала? И как бы мне узнать, какими улицами мне ближе догнать полк, который теперь должен подходить к Рогожской?» – думал в это время молодой офицер. Мавра Кузминишна с испуганным и вместе решительным лицом, неся в руках свернутый клетчатый платочек, вышла из за угла. Не доходя несколько шагов, она, развернув платок, вынула из него белую двадцатипятирублевую ассигнацию и поспешно отдала ее офицеру.
– Были бы их сиятельства дома, известно бы, они бы, точно, по родственному, а вот может… теперича… – Мавра Кузминишна заробела и смешалась. Но офицер, не отказываясь и не торопясь, взял бумажку и поблагодарил Мавру Кузминишну. – Как бы граф дома были, – извиняясь, все говорила Мавра Кузминишна. – Христос с вами, батюшка! Спаси вас бог, – говорила Мавра Кузминишна, кланяясь и провожая его. Офицер, как бы смеясь над собою, улыбаясь и покачивая головой, почти рысью побежал по пустым улицам догонять свой полк к Яузскому мосту.