Фредерик I (король Дании)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Фредерик I
дат. Frederik I
норв. Fredrik I
<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
король Дании и Норвегии
1523, 1524 — 1533
Предшественник: Кристиан II
Преемник: Кристиан III
 
 
Награды:

Фре́дерик I, Фридрих I (дат. Frederik 1., норв. Fredrik I; 7 октября 1471 — 10 апреля 1533, замок Готторп, Шлезвиг) — король Дании с 26 марта 1523 года (провозглашен королём в изгнании, низложил Кристиана II) и Норвегии с 23 августа 1524 года, герцог Шлезвиг-Гольштейна.

Фредерик был сыном короля Дании Кристиана I и Доротеи Бранденбургской (дат. Dorothea af Brandenburg, ок. 1430—1495). Представитель династии Ольденбургов. Он является ближайшим общим предком по прямой мужской линии между по старшей линии датскими, греческими, норвежскими и шлезвигскими монархами и нынешними британскими наследниками, и по младшей линии русскими, шведскими, готторпскими и ольденбургскими монархами.



Правление

В 1482 году ещё в несовершеннолетнем возрасте, вскоре после смерти отца, вместе со старшим братом, датским королём Гансом, был избран герцогом Шлезвиг-Гольштейна. Когда Фредерик в 1490 году достиг совершеннолетия, герцогства были разделены между братьями.

В 1500 году Фредерик убедил брата начать войну с Дитмаршеном. Огромная армия была созвана не только из Шлезвиг-Гольштейна, но и со всех стран, входивших в Кальмарскую унию. Также многочисленные немецкие наемники участвовали в войне на стороне Дании. Однако экспедиция провалилась, войска были разгромлены в битве при Хеммингштедте, в котором пала треть рыцарей Шлезвиг-Гольштейна.

В 1523 году его племянник Кристиан II, король Дании, Норвегии и Швеции, отказался от престола в результате восстания дворянства и герцог вступил на трон под именем Фредерика I. Чуть позже стал и норвежским королём. В 1513 году, когда умер король Ганс, группа дворян Ютландии уже предлагала Фредерику занять престол, но он тогда отклонил предложение, правильно оценив то, что большинство датской знати было лояльно принцу Кристиану.

После воцарения король продолжал проводить большую часть времени в замке Готторп в Шлезвиге. В Данию он наезжал на короткое время, а в Норвегию и вовсе не заглядывал.

Царствование Фредерика было крайне тревожное и положение его, как короля, шаткое. Ему постоянно угрожал низвергнутый Кристиан. В 1531 году Кристиан вторгся в Норвегию и угрожал отнять датский престол при содействии императора Священной Римской империи Карла V. В 1532 году Фредерику удалось захватить Кристиана и заточить в Сёндерборгскую крепость. С Карлом V он достиг дипломатического соглашения и поддерживал мир до своей смерти.

Во время своего правления Фредерик был вынужден подавлять крестьянские восстания, в то же время, когда протестантство набрало силу, начал оказывать поддержку возникшему в Дании реформационному движению и взял под своё покровительство лютеранское духовенство. Найдя поддержку в высшем дворянстве, он сумел вообще сильно ограничить права и привилегии высшего датского католического духовенства. Фредерику, не обладавшему выдающимися способностями к управлению государством, тем не менее, удавалось избегать открытых конфликтов.

Семья

В 1502 году Фредерик женился на Анне Бранденбургской (14871514). У них было двое детей:

Будучи вдовцом, в 1518 году он женился на Софии Померанской (14981568), дочери Богуслава, герцога Померании. Дети:

Напишите отзыв о статье "Фредерик I (король Дании)"

Литература

Предшественник:
Кристиан II
Король Дании
15231533
Преемник:
Кристиан III
Предшественник:
Кристиан II
Король Норвегии
15241533
Преемник:
Кристиан III
Предшественник:
Кристиан I
Герцог Гольштейн-Готторпский
15131523
Преемник:
Адольф

Отрывок, характеризующий Фредерик I (король Дании)


Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство.
Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе.
Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе.
Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи.
– Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.
Когда все, раздевшись и оправившись с дороги, пришли к чаю, Марья Дмитриевна по порядку перецеловала всех.
– Душой рада, что приехали и что у меня остановились, – говорила она. – Давно пора, – сказала она, значительно взглянув на Наташу… – старик здесь и сына ждут со дня на день. Надо, надо с ним познакомиться. Ну да об этом после поговорим, – прибавила она, оглянув Соню взглядом, показывавшим, что она при ней не желает говорить об этом. – Теперь слушай, – обратилась она к графу, – завтра что же тебе надо? За кем пошлешь? Шиншина? – она загнула один палец; – плаксу Анну Михайловну? – два. Она здесь с сыном. Женится сын то! Потом Безухова чтоль? И он здесь с женой. Он от нее убежал, а она за ним прискакала. Он обедал у меня в середу. Ну, а их – она указала на барышень – завтра свожу к Иверской, а потом и к Обер Шельме заедем. Ведь, небось, всё новое делать будете? С меня не берите, нынче рукава, вот что! Намедни княжна Ирина Васильевна молодая ко мне приехала: страх глядеть, точно два боченка на руки надела. Ведь нынче, что день – новая мода. Да у тебя то у самого какие дела? – обратилась она строго к графу.
– Всё вдруг подошло, – отвечал граф. – Тряпки покупать, а тут еще покупатель на подмосковную и на дом. Уж ежели милость ваша будет, я времечко выберу, съезжу в Маринское на денек, вам девчат моих прикину.
– Хорошо, хорошо, у меня целы будут. У меня как в Опекунском совете. Я их и вывезу куда надо, и побраню, и поласкаю, – сказала Марья Дмитриевна, дотрогиваясь большой рукой до щеки любимицы и крестницы своей Наташи.
На другой день утром Марья Дмитриевна свозила барышень к Иверской и к m me Обер Шальме, которая так боялась Марьи Дмитриевны, что всегда в убыток уступала ей наряды, только бы поскорее выжить ее от себя. Марья Дмитриевна заказала почти всё приданое. Вернувшись она выгнала всех кроме Наташи из комнаты и подозвала свою любимицу к своему креслу.
– Ну теперь поговорим. Поздравляю тебя с женишком. Подцепила молодца! Я рада за тебя; и его с таких лет знаю (она указала на аршин от земли). – Наташа радостно краснела. – Я его люблю и всю семью его. Теперь слушай. Ты ведь знаешь, старик князь Николай очень не желал, чтоб сын женился. Нравный старик! Оно, разумеется, князь Андрей не дитя, и без него обойдется, да против воли в семью входить нехорошо. Надо мирно, любовно. Ты умница, сумеешь обойтись как надо. Ты добренько и умненько обойдись. Вот всё и хорошо будет.