Фронт (войсковое объединение)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фронт — формирование, высшее (до 1935 года) оперативно-стратегическое объединение войск (сил) вооруженных сил на континентальном театре военных действий (ТВД), предназначенное для проведения стратегических операций по уничтожению крупных вражеских группировок либо обороны жизненно важных территорий в русской военной традиции.

В военном деле России применяется сокращение — Ф (пример: Дальневосточный фронтДВФ).

Фронт предназначен для выполнения оперативных и оперативно-стратегических задач на одном из стратегических или на нескольких операционных направлениях и выполняет их путём проведения операций и военных (боевых) действий, как правило во взаимодействии с соседними фронтами или с объединениями и соединениями входящими в их состав, так же может взаимодействовать с объединениями и соединениями видов вооруженных сил государства или союзников, или действует самостоятельно.

Передняя часть построения фронта или рубеж (линия), достигнутый передовыми частями войск (сил) фронта в наступлении или занимаемый ими в обороне называется Линией фронта.

Зачастую (просторечие) фронтом называют театр военных действий, например, Восточный фронт Первой мировой войны.

Фронтом командует командующий войсками фронта, в ВС СССР штатная категория должностигенерал армии.





История

Ранее Фронтом называлась лицевая сторона военного (боевого) построения войска, позднее военном деле России понятие «фронт» стало использоваться в качестве значительно территориально рассредоточенной и сложно-подчиненной группы войск (сил), и применялось уже во время Русско-турецкой войны 1877—1878 годов (Западный, Южный и Восточный фронты[1]) и позднее в Первой и Второй мировых войн, а также в Красной Армии (РККА) во время Гражданской войны. «Фронты» в СССР и России также несколько раз образовывались из состава военных округов при проведении масштабных военных учений.

В зарубежных военных традициях понятию «фронт» примерно соответствуют германская «Группа армий» (нем.: Heeresgruppe и Armeegruppe) и англо-саксонская «Армейская группа» (англ.: Army group).

Силы, сосредоточиваемые для проведения масштабной локальной операции (например, в ходе афганской кампании, подавления сепаратистского сопротивления в Чечне, исполнения миротворческого мандата в Южной Осетии) обычно именуются «группировкой». Для войсковых объединений ВС СССР, присутствующих в мирное время на территории иностранных государств применяется наименование «группа войск» (ГСВГ, ЦГВ, и так далее).

В Русско-турецкой войне, 18771878 годов:

  • Западный фронт;
  • Южный фронт;
  • Восточный фронт[1].

А в некоторой литературе упомянуты иные наименования:

  • Балканский фронт;
  • Кавказский фронт.

В Первой мировой войне:

Северо-Западный фронт (1914—1915)
Северный фронт (1915—1918)
Западный фронт (1915—1918)
Юго-Западный фронт (1914—1918)
Румынский фронт (1916—1918)
Кавказский фронт — (1914—1918)

17 мая 1935 года была радикально изменено военно-административное деление в РККА, в связи с возрастающей угрозой вооруженной агрессии против СССР старая мобилизационная доктрина РККА и её структуры были признаны не отвечающей потенциальным военным угрозам для СССР. И поэтому вместо 8 военных округов (ВО) и двух отдельных армий (ОА) создавали 13 военных округов — Московский, Ленинградский, Белорусский, Киевский, Харьковский, Северо-Кавказский, Закавказский, Средне-Азиатский, Приволжский, Уральский, Сибирский, Забайкальский и Дальневосточный. Практически во всех военных округах изменился их территориальный состав. Так же помимо бывшего деления ВО на «приграничные» и «внутренние», появилось новое деление на «лобовые» и «тыловые» военные округа. Предполагалось, что «лобовые» (приграничные) округа будут разворачиваться во фронты, а мобилизационный ресурсы «тыловых» (внутренних) округов будут их питать людскими и материальными ресурсами.

В межвоенный период:

Во Второй мировой войне — см. Список фронтов вооружённых сил РККА (1941—1945)

Состав

Состав фронта зависит от поставленных задач, обстановки, важности и оперативной ёмкости направления, на континентальном театре военных действий где он действует. Обычно в состав фронта входят:

Фронт может усиливаться соединениями и частями других видов вооружённых сил и резерва Верховного Главнокомандования.

См. также

Напишите отзыв о статье "Фронт (войсковое объединение)"

Примечания

  1. 1 2 Сборник Материалов по Русско-Турецкой войне 1877—78 г.г. на Балканском полуострове., авторы: (ред.) Военно-Историческая Комиссия Главного Управления Генерального штаба, Дата создания: 1877 — 1878, опубл.: 1898 — 1911.

Литература

  • Сборник Материалов по Русско-Турецкой войне 1877—78 г.г. на Балканском полуострове., авторы: (ред.) Военно-Историческая Комиссия Главного Управления Генерального штаба, Дата создания: 1877 — 1878, опубл.: 1898 — 1911.
  • М. Попов, Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке, 1907 год;
  • Ф. Павленков, Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка, 1907 год;
  • А. Н. Чудинов, Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка, 1910 год;
  • Краткий словарь оперативно-тактических и общевоенных терминов. — Москва. 1958 год;
  • Составители А. М. Плехов, С. Г. Шапкин, Словарь военных терминов. — М.: Воениздат 1988 год;

Ссылки

  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
  • Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ / Г. Ф. Кривошеев. — Москва: Воениздат, 1993. — 370 с. — ISBN 5-203-01400-0.
  • Феськов В.И., Калашников К.А., Голиков В.И. Красная Армия в победах и поражениях 1941-1945 гг. / Э.И. Черняк. — Томск: Томского университета, 2003. — 614 с. — ISBN 5-7511-1624-0.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: Действующая армия / В.А. Золотарев. — Москва: Animi Fortitudo, Кучково поле, 2005. — 664 с. — ISBN 5-86090-114-3.

Отрывок, характеризующий Фронт (войсковое объединение)

– Да, как осеклась, так с угонки всякая дворняшка поймает, – говорил в то же время Илагин, красный, насилу переводивший дух от скачки и волнения. В то же время Наташа, не переводя духа, радостно и восторженно визжала так пронзительно, что в ушах звенело. Она этим визгом выражала всё то, что выражали и другие охотники своим единовременным разговором. И визг этот был так странен, что она сама должна бы была стыдиться этого дикого визга и все бы должны были удивиться ему, ежели бы это было в другое время.
Дядюшка сам второчил русака, ловко и бойко перекинул его через зад лошади, как бы упрекая всех этим перекидыванием, и с таким видом, что он и говорить ни с кем не хочет, сел на своего каураго и поехал прочь. Все, кроме его, грустные и оскорбленные, разъехались и только долго после могли притти в прежнее притворство равнодушия. Долго еще они поглядывали на красного Ругая, который с испачканной грязью, горбатой спиной, побрякивая железкой, с спокойным видом победителя шел за ногами лошади дядюшки.
«Что ж я такой же, как и все, когда дело не коснется до травли. Ну, а уж тут держись!» казалось Николаю, что говорил вид этой собаки.
Когда, долго после, дядюшка подъехал к Николаю и заговорил с ним, Николай был польщен тем, что дядюшка после всего, что было, еще удостоивает говорить с ним.


Когда ввечеру Илагин распростился с Николаем, Николай оказался на таком далеком расстоянии от дома, что он принял предложение дядюшки оставить охоту ночевать у него (у дядюшки), в его деревеньке Михайловке.
– И если бы заехали ко мне – чистое дело марш! – сказал дядюшка, еще бы того лучше; видите, погода мокрая, говорил дядюшка, отдохнули бы, графинечку бы отвезли в дрожках. – Предложение дядюшки было принято, за дрожками послали охотника в Отрадное; а Николай с Наташей и Петей поехали к дядюшке.
Человек пять, больших и малых, дворовых мужчин выбежало на парадное крыльцо встречать барина. Десятки женщин, старых, больших и малых, высунулись с заднего крыльца смотреть на подъезжавших охотников. Присутствие Наташи, женщины, барыни верхом, довело любопытство дворовых дядюшки до тех пределов, что многие, не стесняясь ее присутствием, подходили к ней, заглядывали ей в глаза и при ней делали о ней свои замечания, как о показываемом чуде, которое не человек, и не может слышать и понимать, что говорят о нем.
– Аринка, глянь ка, на бочькю сидит! Сама сидит, а подол болтается… Вишь рожок!
– Батюшки светы, ножик то…
– Вишь татарка!
– Как же ты не перекувыркнулась то? – говорила самая смелая, прямо уж обращаясь к Наташе.
Дядюшка слез с лошади у крыльца своего деревянного заросшего садом домика и оглянув своих домочадцев, крикнул повелительно, чтобы лишние отошли и чтобы было сделано всё нужное для приема гостей и охоты.
Всё разбежалось. Дядюшка снял Наташу с лошади и за руку провел ее по шатким досчатым ступеням крыльца. В доме, не отштукатуренном, с бревенчатыми стенами, было не очень чисто, – не видно было, чтобы цель живших людей состояла в том, чтобы не было пятен, но не было заметно запущенности.
В сенях пахло свежими яблоками, и висели волчьи и лисьи шкуры. Через переднюю дядюшка провел своих гостей в маленькую залу с складным столом и красными стульями, потом в гостиную с березовым круглым столом и диваном, потом в кабинет с оборванным диваном, истасканным ковром и с портретами Суворова, отца и матери хозяина и его самого в военном мундире. В кабинете слышался сильный запах табаку и собак. В кабинете дядюшка попросил гостей сесть и расположиться как дома, а сам вышел. Ругай с невычистившейся спиной вошел в кабинет и лег на диван, обчищая себя языком и зубами. Из кабинета шел коридор, в котором виднелись ширмы с прорванными занавесками. Из за ширм слышался женский смех и шопот. Наташа, Николай и Петя разделись и сели на диван. Петя облокотился на руку и тотчас же заснул; Наташа и Николай сидели молча. Лица их горели, они были очень голодны и очень веселы. Они поглядели друг на друга (после охоты, в комнате, Николай уже не считал нужным выказывать свое мужское превосходство перед своей сестрой); Наташа подмигнула брату и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха.
Немного погодя, дядюшка вошел в казакине, синих панталонах и маленьких сапогах. И Наташа почувствовала, что этот самый костюм, в котором она с удивлением и насмешкой видала дядюшку в Отрадном – был настоящий костюм, который был ничем не хуже сюртуков и фраков. Дядюшка был тоже весел; он не только не обиделся смеху брата и сестры (ему в голову не могло притти, чтобы могли смеяться над его жизнию), а сам присоединился к их беспричинному смеху.
– Вот так графиня молодая – чистое дело марш – другой такой не видывал! – сказал он, подавая одну трубку с длинным чубуком Ростову, а другой короткий, обрезанный чубук закладывая привычным жестом между трех пальцев.
– День отъездила, хоть мужчине в пору и как ни в чем не бывало!
Скоро после дядюшки отворила дверь, по звуку ног очевидно босая девка, и в дверь с большим уставленным подносом в руках вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком, и полными, румяными губами. Она, с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движеньи, оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им. Несмотря на толщину больше чем обыкновенную, заставлявшую ее выставлять вперед грудь и живот и назад держать голову, женщина эта (экономка дядюшки) ступала чрезвычайно легко. Она подошла к столу, поставила поднос и ловко своими белыми, пухлыми руками сняла и расставила по столу бутылки, закуски и угощенья. Окончив это она отошла и с улыбкой на лице стала у двери. – «Вот она и я! Теперь понимаешь дядюшку?» сказало Ростову ее появление. Как не понимать: не только Ростов, но и Наташа поняла дядюшку и значение нахмуренных бровей, и счастливой, самодовольной улыбки, которая чуть морщила его губы в то время, как входила Анисья Федоровна. На подносе были травник, наливки, грибки, лепешечки черной муки на юраге, сотовой мед, мед вареный и шипучий, яблоки, орехи сырые и каленые и орехи в меду. Потом принесено было Анисьей Федоровной и варенье на меду и на сахаре, и ветчина, и курица, только что зажаренная.
Всё это было хозяйства, сбора и варенья Анисьи Федоровны. Всё это и пахло и отзывалось и имело вкус Анисьи Федоровны. Всё отзывалось сочностью, чистотой, белизной и приятной улыбкой.
– Покушайте, барышня графинюшка, – приговаривала она, подавая Наташе то то, то другое. Наташа ела все, и ей показалось, что подобных лепешек на юраге, с таким букетом варений, на меду орехов и такой курицы никогда она нигде не видала и не едала. Анисья Федоровна вышла. Ростов с дядюшкой, запивая ужин вишневой наливкой, разговаривали о прошедшей и о будущей охоте, о Ругае и Илагинских собаках. Наташа с блестящими глазами прямо сидела на диване, слушая их. Несколько раз она пыталась разбудить Петю, чтобы дать ему поесть чего нибудь, но он говорил что то непонятное, очевидно не просыпаясь. Наташе так весело было на душе, так хорошо в этой новой для нее обстановке, что она только боялась, что слишком скоро за ней приедут дрожки. После наступившего случайно молчания, как это почти всегда бывает у людей в первый раз принимающих в своем доме своих знакомых, дядюшка сказал, отвечая на мысль, которая была у его гостей:
– Так то вот и доживаю свой век… Умрешь, – чистое дело марш – ничего не останется. Что ж и грешить то!
Лицо дядюшки было очень значительно и даже красиво, когда он говорил это. Ростов невольно вспомнил при этом всё, что он хорошего слыхал от отца и соседей о дядюшке. Дядюшка во всем околотке губернии имел репутацию благороднейшего и бескорыстнейшего чудака. Его призывали судить семейные дела, его делали душеприказчиком, ему поверяли тайны, его выбирали в судьи и другие должности, но от общественной службы он упорно отказывался, осень и весну проводя в полях на своем кауром мерине, зиму сидя дома, летом лежа в своем заросшем саду.
– Что же вы не служите, дядюшка?
– Служил, да бросил. Не гожусь, чистое дело марш, я ничего не разберу. Это ваше дело, а у меня ума не хватит. Вот насчет охоты другое дело, это чистое дело марш! Отворите ка дверь то, – крикнул он. – Что ж затворили! – Дверь в конце коридора (который дядюшка называл колидор) вела в холостую охотническую: так называлась людская для охотников. Босые ноги быстро зашлепали и невидимая рука отворила дверь в охотническую. Из коридора ясно стали слышны звуки балалайки, на которой играл очевидно какой нибудь мастер этого дела. Наташа уже давно прислушивалась к этим звукам и теперь вышла в коридор, чтобы слышать их яснее.