Чуйская область

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Фрунзенская область»)
Перейти к: навигация, поиск
Область Киргизской Республики

Чуйская область
кирг. Чүй облусу

Флаг Герб

Административный центр

Бишкек

Площадь

- Всего
- % водн. пов.

20 200 км²

Население

- Всего
- Плотность

870 300 (2015)

43,1/км²

Государственный язык

киргизский, русский

Полномочный представитель Правительства КР в Чуйской области

Бактыбек Жапарович Кудайбергенов

Часовой пояс

UTC +6

Автомобильный код

C, S, 08

Официальный сайт:

gov.btour.kg/chuy/

Чу́йская о́бласть (кирг. Чүй облусу) — находится в северной части Киргизии, образована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 ноября 1939 года как Фрунзенская область, упразднена в 1959 году, восстановлена из районов республиканского подчинения в 1990 году под современным названием.

Граничит на севере и западе с Республикой Казахстан, на юго-западе — Таласской, Джалал-Абадской, на юге — Нарынской, на юго-востоке — Иссык-Кульской областями Киргизии.





География

Включает в себя территории Чуйской, Чон-Кеминской, Кичи-Кеминской и Суусамырской долин, склоны гор Киргизского Ала-Тоо, Зайлийского Ала-Тоо, Кюнгей-Ала-Тоо.

Расположена на высоте 550-4895 м над уровнем моря.

Основные показатели

  • Население: 862 700 ( на 2014)[1]
  • Численность занятого населения: 328,0 тыс. чел. (на 2008)[2]
  • Численность зарегистрированных безработных: 7089 (на 2008)[3]
  • Валовой внутренний продукт (2002): 15,9 млн сом.
  • ВВП на душу населения: 21,1 тыс. сом.
  • Экспорт: 248,1 млн долл. США (2008)[4]
  • Импорт: 220,9 млн долл. США (2008)[4]
  • Прямые иностранные инвестиции на 2008: 66,2 млн долл. США[5]

Города области

Административным центром области считается город Бишкек, также являющийся и столицей Киргизии, несмотря на то, что Бишкек является городом республиканского подчинения, а не частью области. Поэтому статистические данные для области (население и т. д.) не включают цифры для Бишкека.

Крупные города — Токмак (бывший столицей области с 2003 по 2007 годы), Кант, Кара-Балта.

Административно-территориальное деление

Административным центром является город Бишкек.

В состав современной Чуйской области входит:

  • 1 город областного подчинения:

История административного деления

При образовании Фрунзенской области в 1939 году она делилась на 11 районов: Будённовский, Ворошиловский, Кагановичский, Калининский, Кантский, Кеминский, Кировский, Ленинпольский, Сталинский, Таласский и Чуйский. В 1942 году были образованы Ивановский и Панфиловский районы, в 1944 — Быстровский, Кызыл-Аскерский, Петровский и Покровский. В том же году Будённовский, Кировский, Ленинпольский, Покровский и Таласский районы были переданы в новую Таласскую область. В 1956 году Таласская область была упразднена, и 5 вышеназванных районов вернулись в состав Фрунзенской области. В 1957 году Кагановичский район был переименован в Сокулукский, а годом позже Ворошиловский район переименовали в Аламединский. В 1958 году были упразднены Будённовский, Быстровский, Петровский и Покровский районы, а в 1959 году упразднена и сама Фрунзенская область. Все её районы перешли в прямое республиканское подчинение.

При создании Чуйской области в 1990 году она делилась на 9 районов: Аламединский, Иссык-Атинский, Калининский, Кантский, Кеминский, Московский, Панфиловский, Сокулукский и Чуйский. В 1993 году Калининский район был переименован в Жайыльский. В 1994 году в состав Чуйской области из Нарынской был передан Суусамырский район, но через уже год он был объединён с Жайыльским. В 1998 году Кантский район был присоединён к Ысык-Атинскому.

Население

Чуйская область является самым промышленно и сельскохозяйственно развитым регионом Киргизии и имеет довольно своеобразную демолингвистическую ситуацию. Исторически основной степной массив области был слабо заселён до появления здесь первых русских и украинских поселенцев в последней четверти XIX века. Массовое миграция сюда киргизов с гор началась только во второй половине XX века. Поэтому, киргизы до сих пор не составлают абсолютного большинства населения области, хотя их численность и доля здесь после 1990 года резко возросла и русские перестали быть самым многочисленным этносом области. Киргизы по-прежнему составляют менее половины населения в 6 из 8 районов области. Типично киргизские сёла расположены в горах, а также, как следствие массовой миграции из юга Киргизии и естественного прироста — в саманных новостройках южных и восточных пригородов Бишкека (Фрунзе), где киргизы впервые составили свыше половины всего населения. Но в силу своего трансграничного положения, в области высока доля различных этноязыковых меньшинств. Хотя основная масса депортированных в Киргизию до и после войны народов уже вернулась на родину, некоторые из них (корейцы, а также менее многочисленные даргинцы, лезгины, карачаевцы и др.) остались на территории республики и их численность возрастает. Кроме этого в области довольно значительно присутствие народов из Китая — дунган и уйгуров, а в последнее время и граждан КНР — китайцев. По данным переписи 1999 года, в области проживали 772 тыс. жителей, что на 3 % меньше чем в 1989 году — 16 % населения страны (818 тыс. в 2005 году). В горных районах области плотность населения невысока, гораздо выше она в долинах и у государственной границы, вдоль реки Чу и её притоков. Основные демографические показатели области носят двойственный характер, так как демографическое поведение европейских и азиатских народов очень сильно различаются. Для области, по сравнению с другими областями характерна средняя рождаемость (хотя она несколько возросла по мере роста доли киргизов и других азиатских народов), средний уровень смертности, невысокое значение естественного прироста и значительный уровень эмиграции за пределы Киргизии в последнее десятилетие (особенно среди европейцев, а в последнее время также и киргизов) и высокий уровень иммиграции киргизов из южных областей и горных сёл.

Национальный состав

Национальный состав области по-прежнему имеет очень пёстрый характер. Налицо тенденция роста доли азиатских народов и сокращения европейских, ранее преобладавших.

1926 год

Фрунзенский европейский и Чуйские кантоны[6]

Всего 214 тысяч

1939 год

Фрунзенская область с городом Фрунзе

Всего 482 тысячи

Последние годы

Этнический состав населения области:[7]
(без города республиканского подчинения Бишкек)
Численность
в 1989 году
 % Численность
в 1999 году
 % Численность
в 2010 году
 %
всего 796 692 100,00 % 770 811 100,00 % 803 230 100,00 %
Киргизы 233 699 29,33 % 337 236 43,75 % 474 805 59,11 %
Русские 331 049 41,55 % 245 863 31,90 % 167 135 20,81 %
Дунгане 30 099 3,78 % 43 958 5,70 % 49 802 6,20 %
Уйгуры 10 402 1,31 % 14 706 1,91 % 15 276 1,90 %
Узбеки 12 096 1,52 % 13 662 1,77 % 14 755 1,84 %
Казахи 15 384 1,93 % 17 510 2,27 % 12 800 1,59 %
Турки 6 471 0,81 % 13 286 1,72 % 11 124 1,38 %
Украинцы 43 598 5,47 % 25 713 3,34 % 10 850 1,35 %
Азербайджанцы 5 882 0,74 % 7 399 0,96 % 10 196 1,27 %
Татары 8 803 1,10 % 8 494 1,10 % 6 482 0,81 %
Немцы 71 880 9,02 % 14 095 1,83 % 5 919 0,74 %
Курды 638 0,08 % 3 741 0,49 % 4 544 0,57 %
Корейцы 5 792 0,73 % 5 684 0,74 % 4 388 0,55 %
Таджики 412 0,05 % 2 569 0,33 % 2 600 0,32 %
Лезгины 2 090 0,26 % 2 283 0,30 % 2 246 0,28 %
Даргинцы 1 719 0,22 % 1 993 0,26 % 1 812 0,23 %
Карачаевцы 1 991 0,25 % 1 760 0,23 % 1 379 0,17 %
Чеченцы 1 820 0,23 % 1 784 0,23 % 1 316 0,16 %
Балкарцы 856 0,11 % 806 0,10 % 692 0,09 %
Белорусы 2 468 0,31 % 1 360 0,18 % 574 0,07 %
Цыгане 599 0,08 % 663 0,09 % 409 0,05 %
Аварцы 624 0,08 % 451 0,06 % 353 0,04 %
Башкиры 484 0,06 % 421 0,05 % 270 0,03 %
Молдаване 753 0,09 % 481 0,06 % 267 0,03 %
Армяне 315 0,04 % 314 0,04 % 240 0,03 %
Китайцы 258 0,03 % 282 0,04 % 238 0,03 %
Мордва 1 274 0,16 % 652 0,08 % 217 0,03 %
Болгары 246 0,03 % 210 0,03 % 209 0,03 %
Поляки 618 0,08 % 435 0,06 % 189 0,02 %
Агулы 122 0,02 % 243 0,03 % 159 0,02 %
Чуваши 776 0,10 % 397 0,05 % 141 0,02 %
Туркмены 88 0,01 % 91 0,01 % 123 0,02 %
Греки 177 0,02 % 135 0,02 % 121 0,02 %
Калмыки 124 0,02 % 139 0,02 % 109 0,01 %
другие 3 085 0,39 % 1 995 0,25 % 1 490 0,19 %
  • Русский язык выступает в качестве основного средства межнационального общения, языка образования и делового сектора, в качестве родного распространён также и киргизский язык и многие другие.

Известные люди

В области родились

См.: Категория:Родившиеся в Чуйской области

См. также

Напишите отзыв о статье "Чуйская область"

Примечания

  1. [web.archive.org/web/20110722132638/www.stat.kg/stat.files/tematika/%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84/%D0%9A%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%20%D0%B2%20%D1%86%D0%B8%D1%84%D1%80%D0%B0%D1%85/%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD.pdf Национальный Статистический Комитет]
  2. [www.stat.kg/stat.files/din.files/trud/1070004%20.pdf Национальный Статистический Комитет]
  3. [www.stat.kg/stat.files/din.files/trud/1070018.pdf Национальный Статистический Комитет]
  4. 1 2 [web.archive.org/web/20110722132602/www.stat.kg/stat.files/tematika/%D0%B2%D1%8D%D0%B4/%D0%9A%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%20%D0%B2%20%D1%86%D0%B8%D1%84%D1%80%D0%B0%D1%85/ved%20regiony.pdf Национальный Статистический Комитет]
  5. [web.archive.org/web/20110722132617/www.stat.kg/stat.files/tematika/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82/%D0%9A%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%20%D0%B2%20%D1%86%D0%B8%D1%84%D1%80%D0%B0%D1%85/%D0%B8%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%826.pdf Национальный Статистический Комитет]
  6. [rarebooks.net.kg/ru/view/30/ Всесоюзная перепись населения 1926 года: Киргизская АССР]
  7. [web.archive.org/web/20110810174007/212.42.101.100:8088/nacstat/sites/default/files/%D0%A7%D1%83%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C.pdf Перепись населения Киргизии 2009. Чуйская область]

Ссылки

  • [chuy.e-region.kg/default.aspx Информационный портал Чуйской областной государственной администрации]
  • [www.local.gov.kg/index.php?name=EZCMS&menu=17&page_id=135 Чуйская область: Информация об области]
  • [tokmok.org/ Сайт города Токмок] - Новости города Токмок и Чуйской области.
  • [forum.tokmok.org/ Форум города Токмок] - Общение жителей Чуйской области.
  • [photo.tokmok.org/ Фото галерея города] - Фотографии Чуйской области.
  • [board.tokmok.org/ Объявления Чуйской области и города токмок]
  • [love.tokmok.org/ Знакомства Кыргызстан, Чуй, Токмок]
  • [meria.tokmok.org/ Мэрия Токмока]


Отрывок, характеризующий Чуйская область

– Я сама не знаю, – быстро отвечала Наташа, – но я ничего бы не хотела сделать, что бы вам не нравилось. Я вам верю во всем. Вы не знаете, как вы для меля важны и как вы много для меня сделали!.. – Она говорила быстро и не замечая того, как Пьер покраснел при этих словах. – Я видела в том же приказе он, Болконский (быстро, шепотом проговорила она это слово), он в России и опять служит. Как вы думаете, – сказала она быстро, видимо, торопясь говорить, потому что она боялась за свои силы, – простит он меня когда нибудь? Не будет он иметь против меня злого чувства? Как вы думаете? Как вы думаете?
– Я думаю… – сказал Пьер. – Ему нечего прощать… Ежели бы я был на его месте… – По связи воспоминаний, Пьер мгновенно перенесся воображением к тому времени, когда он, утешая ее, сказал ей, что ежели бы он был не он, а лучший человек в мире и свободен, то он на коленях просил бы ее руки, и то же чувство жалости, нежности, любви охватило его, и те же слова были у него на устах. Но она не дала ему времени сказать их.
– Да вы – вы, – сказала она, с восторгом произнося это слово вы, – другое дело. Добрее, великодушнее, лучше вас я не знаю человека, и не может быть. Ежели бы вас не было тогда, да и теперь, я не знаю, что бы было со мною, потому что… – Слезы вдруг полились ей в глаза; она повернулась, подняла ноты к глазам, запела и пошла опять ходить по зале.
В это же время из гостиной выбежал Петя.
Петя был теперь красивый, румяный пятнадцатилетний мальчик с толстыми, красными губами, похожий на Наташу. Он готовился в университет, но в последнее время, с товарищем своим Оболенским, тайно решил, что пойдет в гусары.
Петя выскочил к своему тезке, чтобы переговорить о деле.
Он просил его узнать, примут ли его в гусары.
Пьер шел по гостиной, не слушая Петю.
Петя дернул его за руку, чтоб обратить на себя его вниманье.
– Ну что мое дело, Петр Кирилыч. Ради бога! Одна надежда на вас, – говорил Петя.
– Ах да, твое дело. В гусары то? Скажу, скажу. Нынче скажу все.
– Ну что, mon cher, ну что, достали манифест? – спросил старый граф. – А графинюшка была у обедни у Разумовских, молитву новую слышала. Очень хорошая, говорит.
– Достал, – отвечал Пьер. – Завтра государь будет… Необычайное дворянское собрание и, говорят, по десяти с тысячи набор. Да, поздравляю вас.
– Да, да, слава богу. Ну, а из армии что?
– Наши опять отступили. Под Смоленском уже, говорят, – отвечал Пьер.
– Боже мой, боже мой! – сказал граф. – Где же манифест?
– Воззвание! Ах, да! – Пьер стал в карманах искать бумаг и не мог найти их. Продолжая охлопывать карманы, он поцеловал руку у вошедшей графини и беспокойно оглядывался, очевидно, ожидая Наташу, которая не пела больше, но и не приходила в гостиную.
– Ей богу, не знаю, куда я его дел, – сказал он.
– Ну уж, вечно растеряет все, – сказала графиня. Наташа вошла с размягченным, взволнованным лицом и села, молча глядя на Пьера. Как только она вошла в комнату, лицо Пьера, до этого пасмурное, просияло, и он, продолжая отыскивать бумаги, несколько раз взглядывал на нее.
– Ей богу, я съезжу, я дома забыл. Непременно…
– Ну, к обеду опоздаете.
– Ах, и кучер уехал.
Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать.
– Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие.
За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец.
– Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время.
– А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.]
– Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру.
Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении.
– Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может.
После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать.
– «Первопрестольной столице нашей Москве.
Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах.
Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера.
Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога.
Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!»
– Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем.
Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу.
– Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением.
– Вот так патриотка! – сказал Шиншин.
– Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка…
– Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь…
– А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания».
– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…
– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.
«Оттого, что я тебя люблю! – хотел он сказать, но он не сказал этого, до слез покраснел и опустил глаза.
– Оттого, что мне лучше реже бывать у вас… Оттого… нет, просто у меня дела.
– Отчего? нет, скажите, – решительно начала было Наташа и вдруг замолчала. Они оба испуганно и смущенно смотрели друг на друга. Он попытался усмехнуться, но не мог: улыбка его выразила страдание, и он молча поцеловал ее руку и вышел.
Пьер решил сам с собою не бывать больше у Ростовых.


Петя, после полученного им решительного отказа, ушел в свою комнату и там, запершись от всех, горько плакал. Все сделали, как будто ничего не заметили, когда он к чаю пришел молчаливый и мрачный, с заплаканными глазами.
На другой день приехал государь. Несколько человек дворовых Ростовых отпросились пойти поглядеть царя. В это утро Петя долго одевался, причесывался и устроивал воротнички так, как у больших. Он хмурился перед зеркалом, делал жесты, пожимал плечами и, наконец, никому не сказавши, надел фуражку и вышел из дома с заднего крыльца, стараясь не быть замеченным. Петя решился идти прямо к тому месту, где был государь, и прямо объяснить какому нибудь камергеру (Пете казалось, что государя всегда окружают камергеры), что он, граф Ростов, несмотря на свою молодость, желает служить отечеству, что молодость не может быть препятствием для преданности и что он готов… Петя, в то время как он собирался, приготовил много прекрасных слов, которые он скажет камергеру.
Петя рассчитывал на успех своего представления государю именно потому, что он ребенок (Петя думал даже, как все удивятся его молодости), а вместе с тем в устройстве своих воротничков, в прическе и в степенной медлительной походке он хотел представить из себя старого человека. Но чем дальше он шел, чем больше он развлекался все прибывающим и прибывающим у Кремля народом, тем больше он забывал соблюдение степенности и медлительности, свойственных взрослым людям. Подходя к Кремлю, он уже стал заботиться о том, чтобы его не затолкали, и решительно, с угрожающим видом выставил по бокам локти. Но в Троицких воротах, несмотря на всю его решительность, люди, которые, вероятно, не знали, с какой патриотической целью он шел в Кремль, так прижали его к стене, что он должен был покориться и остановиться, пока в ворота с гудящим под сводами звуком проезжали экипажи. Около Пети стояла баба с лакеем, два купца и отставной солдат. Постояв несколько времени в воротах, Петя, не дождавшись того, чтобы все экипажи проехали, прежде других хотел тронуться дальше и начал решительно работать локтями; но баба, стоявшая против него, на которую он первую направил свои локти, сердито крикнула на него:
– Что, барчук, толкаешься, видишь – все стоят. Что ж лезть то!
– Так и все полезут, – сказал лакей и, тоже начав работать локтями, затискал Петю в вонючий угол ворот.
Петя отер руками пот, покрывавший его лицо, и поправил размочившиеся от пота воротнички, которые он так хорошо, как у больших, устроил дома.
Петя чувствовал, что он имеет непрезентабельный вид, и боялся, что ежели таким он представится камергерам, то его не допустят до государя. Но оправиться и перейти в другое место не было никакой возможности от тесноты. Один из проезжавших генералов был знакомый Ростовых. Петя хотел просить его помощи, но счел, что это было бы противно мужеству. Когда все экипажи проехали, толпа хлынула и вынесла и Петю на площадь, которая была вся занята народом. Не только по площади, но на откосах, на крышах, везде был народ. Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.
Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! урра! ура!Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.
На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.
– Отец, ангел, батюшка! – приговаривала она, отирая пальцем слезы.
– Ура! – кричали со всех сторон. С минуту толпа простояла на одном месте; но потом опять бросилась вперед.
Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича «ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту, но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками «ура!».
«Так вот что такое государь! – думал Петя. – Нет, нельзя мне самому подать ему прошение, это слишком смело!Несмотря на то, он все так же отчаянно пробивался вперед, и из за спин передних ему мелькнуло пустое пространство с устланным красным сукном ходом; но в это время толпа заколебалась назад (спереди полицейские отталкивали надвинувшихся слишком близко к шествию; государь проходил из дворца в Успенский собор), и Петя неожиданно получил в бок такой удар по ребрам и так был придавлен, что вдруг в глазах его все помутилось и он потерял сознание. Когда он пришел в себя, какое то духовное лицо, с пучком седевших волос назади, в потертой синей рясе, вероятно, дьячок, одной рукой держал его под мышку, другой охранял от напиравшей толпы.