Фумарола

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фумаро́ла (итал. fumarola, от лат. fumo — дым[1]) — трещины и отверстия, располагающиеся в кратерах, на склонах и у подножия вулканов и служащие источниками горячих газов. Выделяются первичные фумаролы, по которым поднимаются выделяющиеся из магмы газы[2] и вторичные фумаролы, в которых источником газов служат ещё не остывшие лавовые потоки и пирокластические отложения, не имеющие прямой связи с жерлом вулкана.[3]

Выход вулканического газа через фумаролы является поствулканическим явлением и свидетельствует о переходе вулкана в промежуточную между извержениями стадию или его окончательном затухании.[4]

Фумаролы подразделяются на сухие высокотемпературные, кислые, щёлочно-нашатырные, сернистые, или сероводородные (сольфатары), углекислые (мофеты)[4]. Горячие (650—1000 °C) сухие фумаролы, содержат незначительное количество водяного пара, а выделяемые ими газы содержат сублиматы щелочных галогенидов (NaCl, KCl и других).[5]

Фумарольные дымы большинства остальных фумарол содержат большое количество водяного пара. Его основным источником являются грунтовые воды, разогретые лежащими близко к поверхности слоями магмы и высокотемпературными фумарольными газами.[6] Помимо воды, через фумаролы выделяется углекислый газ, всевозможные оксиды серы, сероводород, галогеноводороды и другие химические соединения[2], что делает эти выделения опасными для человека.

В случае недостаточого разогрева подземных вод водяные пары после выхода из фумаролы или незадолго до этого вновь переходят в жидкое состояние. Таким образом появляются специальные гидротермальные растворы — фумарольные термы. Подобные источники обычно содержат кислые сульфатные воды и встречаются неподалёку от кратеров вулканов.[7]

Большое количество фумарол имеется в регионах с активной вулканической деятельностью: в Йеллоустоунском национальном парке и национальном парке Катмай (Долина десяти тысяч дымов) в США, в России (на Камчатке и Курильских островах, в том числе возле вулкана Авачинская сопка, расположенного недалеко от Петропавловска-Камчатского), Исландии, Чили и Китае. Обследованное марсоходом MER-A «Spirit» образование «Home Plate» на холмах Колумбии в кратере Гусева предположительно также является остатками фумаролы.[8]

Напишите отзыв о статье "Фумарола"



Примечания

  1. Чудинов А.Н. [www.inslov.ru/html-komlev/f/fumarola.html Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка] (1910). Проверено 19 декабря 2011. [www.webcitation.org/65OHVDyYz Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].
  2. 1 2 Фумаролы // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  3. Под редакцией К. Н. Паффенгольца и др. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geolog/19638/%D0%A4%D0%A3%D0%9C%D0%90%D0%A0%D0%9E%D0%9B%D0%AB Геологический словарь: "Фумаролы вторичные"]. Проверено 19 декабря 2011. [www.webcitation.org/65OHWxxHV Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].
  4. 1 2 Короновский Николай Владимирович, Якушова Александра Федоровна. [web.ru/db/msg.html?mid=1163814&uri=part11-03-4.htm Курс лекций "Основы Геологии": 11.3.4. Поствулканические явления]. М., Высшая школа (1991). Проверено 19 декабря 2011. [www.webcitation.org/65OHXuZNY Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].
  5. Под редакцией К. Н. Паффенгольца и др. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geolog/19642/%D0%A4%D0%A3%D0%9C%D0%90%D0%A0%D0%9E%D0%9B%D0%AB Геологический словарь: "Фумаролы сухие"]. Проверено 19 декабря 2011. [www.webcitation.org/65OHYtI0f Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].
  6. Plate Tectonics, Volcanoes, and Earthquakes / John P. Rafferty. — First Edition. — New York: Britannica Educational Publishing, 2010. — P. 194. — 312 p. — ISBN 978-1615301065.
  7. Подземные воды // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  8. R. V. Morris. D. W. Ming, R. Gellert, A. Yen, B. C. Clark, T. G. Graff, R. E. Arvidson, S. W. Squyres, and the Athena and CRISM Science Teams [www.lpi.usra.edu/meetings/lpsc2008/pdf/2208.pdf The Hydrothermal System at Home Plate in Gusev Crater, Mars] (англ.) // Lunar and Planetary Science XXXIX. — Lunar and Planetary Institute, 2008.
  9. </ol>

См. также

Отрывок, характеризующий Фумарола

Князь Андрей, так же как и все окружавшие рассказчика, блестящим взглядом смотрел на него и испытывал утешительное чувство. «Но разве не все равно теперь, – подумал он. – А что будет там и что такое было здесь? Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».


Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза.
– Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку.
В толпе ожидавших раненых поднялся ропот.
– Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один.
Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon [мясо для пушек], вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас.
В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак – по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что то резал в его коричневой, мускулистой спине.
– Ух, ух, ух!.. – как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжат ь пронзительно звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча – один был бледен и дрожал – что то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею. Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся.
– Раздеть! Что стоите? – крикнул он сердито на фельдшеров.
Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою. Как только князь Андрей открыл глаза, доктор нагнулся над ним, молча поцеловал его в губы и поспешно отошел.
После перенесенного страдания князь Андрей чувствовал блаженство, давно не испытанное им. Все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела над ним, когда, зарывшись головой в подушки, он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни, – представлялись его воображению даже не как прошедшее, а как действительность.
Около того раненого, очертания головы которого казались знакомыми князю Андрею, суетились доктора; его поднимали и успокоивали.
– Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами.