Фундаментализм

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Фундаментали́зм (от лат. Fundamentum — «основание») — собирательное наименование крайне консервативных религиозных, философских, моральных и социальных течений. Фундаментализм часто является реакцией на протекающие в современном обществе процессы глобализации и секуляризации.

Термин изначально применялся в отношении ряда протестантских деноминаций США, использующих буквальное прочтение религиозных христианских текстов (главным образом Библии) и полностью отвергающих любые рациональные и аллегорические толкования. В дальнейшем это обозначение распространилось на любые религиозные течения такого рода и некоторые внерелигиозные концепции. Но обычно под этим словом подразумевается именно религиозный фундаментализм.

В качестве одной из основных своих задач религиозный фундаментализм рассматривает возвращение религиозным структурам господствующих позиций в обществе[1][2][3][4]. Основными его идеологическими положениями являются необходимость строгого следования предписаниям, установленным в религиозных священных тестах, недопустимость критики, либо либерального толкования указанных текстов.





История термина

Термин изначально использовался для обозначения узконаправленных религиозных убеждений, развившихся в протестантском движении в США в начале XX века, и имеющих свои истоки в фундаменталистско-модернистских противоречиях, широко известных в тот период. Он был связан с публикацией серии произведений под заголовком «The Fundamentals. A Testimony to the Truth»[5] . До 1950-х гг. термин фундаментализм не был внесён в Оксфордский словарь английского языка.[6][7]. Термин широко используется в качестве пейоративного, негативно характеризующего определения, особенно часто сочетаясь с другими эпитетами (напр., часто употребляемые выражения «исламский фундаментализм», «праворадикальный/леворадикальный фундаментализм»)[8][9].

Наиболее активно фундаменталистское течение проявляется в исламе, христианстве, иудаизме и индуизме[5] тем не менее, направления, имеющие признаки фундаменталистских, выявляются специалистами в иных религиях[10] и вне религии.

Религиозный фундаментализм

Протестантский фундаментализм

Широкую популярность религиозный протестантский фундаментализм получил в южных штатах США среди групп пресвитериан, баптистов и методистов в 1910-е1912 годы. Идеологами движения отвергались любые попытки критики и модернистского истолковывания Священного писания.

С 1919 года существует Всемирная ассоциация фундаменталистов, которая в 1948 году была переименована в Международный совет христианских церквей (англ. International council of Christian churches), объединяющая около 140 протестантских организаций.

В 1920-е годы фундаменталисты провели ряд выступлений, критикующих победившие к тому времени эволюционистские основы в науке, а в южных штатах (например, штатах Теннеси, Арканзас, Миссисипи и др.) в 19211929 годах были приняты законы, запрещающие преподавание в государственных школах теории Дарвина о происхождении человека (см. Обезьяний процесс).

В 1973 году в штате Теннеси была принята поправка к закону, позволяющая преподавать дарвиновское учение в качестве гипотезы наряду с креационистской библейской версией.

Католический фундаментализм

Весьма влиятельны в христианском мире католические фундаменталисты. К ним относят, в частности, «Священническое братство св. Пия Х», основанное в 1970 году архиепископом Марселем Лефевром. Конфликт Лефевра с официальным Ватиканом привёл к отлучению архиепископа от церкви. Не менее известна организация «Opus Dei» («Божье дело»), основанная испанцем Эскривой де Балагером в 1928 году и оказавшая большое влияние на ряд правых политических режимов XX века в Европе и Латинской Америке. Известны также «Militas Dei» («Воины Божьи») или «Лига католической контр-реформации» (Франция).

Католические фундаменталисты выступают против модернизма, экуменизма и реформированного богослужения, принятого II Ватиканским собором.[11]

Православный фундаментализм

Зарождение православного фундаментализма в России относят к началу ХХ века. На общественном уровне его проявлением стали еврейские погромы (1881, 1903), а на политическом — созданием «Союза русского народа». Среди теоретиков того времени можно назвать А. И. Дубровина, В. А. Грингмута, о. Иоанна Восторгова, Н. Е. Маркова, В. М. Пуришкевича, архимандрита Макария (Гневушева), архиепископа Андроника (Никольского) и др.[5]

Второй волной роста фундаменталистских настроений отмечены 1980—1990-е годы. В политическом поле оно ознаменовалось появлением национально-патриотических объединений с православной риторикой (первым из них было Общество «Память»). Если на ранних этапах значительную роль для таких объединений играли антисемитские и монархические настроения, то позднее основную роль стал играть самостоятельный религиозный фактор. В стране действовал ряд религиозно-общественных организаций фундаменталистского характера, таких как «Братство», «Православие или смерть», «Общества ревнителей митрополита Иоанна», «Чёрной сотни», «Славянского мира», «Союза православных граждан», «Общественного комитета за нравственное возрождение отечества», Христианско-патриотического движения «Александр Невский».[5]

Значительное влияние на рост православно-фундаменталистских настроений в российском обществе играет позиция РПЦ. Уже к середине 1990-х годов иерархи Православной церкви участвовали в лоббировании ужесточения религиозного законодательства по отношению к другим конфессиям, прежде всего нетрадиционным. Начиная с 1998 года тенденция самостоятельной выработки консервативно-антилиберальных идей проявляется в выступлениях ряда церковных иерархов (в частности, митрополита Кирилла (Гундяева)[12]). Фундаменталистские круги объединялись вокруг широко известных проправославных СМИ (газета «Русь православная» и «Русь державная», «Радонеж», телепередача «Русский Дом»).[13] Вместе с тем, в целом сторонники радикального фундаментализма в православии в настоящее время составляют меньшинство верующих.[14]

Общими основами современного православного фундаментализма являются: бескомпромиссный антиэкуменизм (особенно антисектантство и антикатолицизм); антилиберализм, антииндивидуализм, критика «западных ценностей»; государственничество (державность), поддержка национально-патриотических движений. Идеологическими столпами можно назвать теоцентризм, благочестие, Святое Предание и традиция, следование истине Писания и святых Отцов, добродетель и целомудрие, концепции Христианского государства, народ и Родина.[5]

Во многих случаях фундаментализм представляет собой маргинальное проявление обрядоверия, проявляющееся в форме радикально-националистической идеологии, ненависти к чужакам, политического ангажирования.[15]

Исламский фундаментализм

В настоящее время, в условиях постколониализма, в исламе наблюдается «исламский фундаментализм» — течение, декларирующее необходимость возвращения мусульман к строгому соблюдению требований Корана и других священных в данной религии книг, а также «освобождения мусульманских земель от колонизаторов»[16][17][18][19].

Джон Эспозито в своей книге «Исламская угроза: миф или реальность?» отмечает[20]:

…Вдохнуть жизнь в мусульманские правящие учреждения и в общество можно лишь одним способом: вновь утвердить исламский закон, сделать его основой государства и общества, которые должны руководствоваться исламом и опираться на социальную справедливость… Современное национальное государство потерпело катастрофу… Слабость и подчинённое положение мусульманских государств — это следствие безбожия мусульман, которые уклонились от пути, начертанного Богом, и предпочли ему светские, материалистические идеологии и ценности Запада или Востока — капитализм или марксизм.

Теория и практика исламского фундаментализма отличается разнообразием, данное движение характерно, как для суннитского, так и для шиитского направления ислама. В отдельных государствах фундаменталистам удалось добиться принятия своей идеологии в качестве господствующей, в частности, в Исламской Республике Иран[10]. В ряде других фундаменталистские движения действуют в качестве оппозиции существующим светским или традиционным государственным институтам, в качестве метода борьбы с которыми отдельными группировками фундаменталистов используются методы терроризма.

Идеи исламского фундаментализма лежат в основе политического ислама (исламизма).

Исламофашизм

Категорическое отрицание либеральных ценностей и склонность к радикальным методам борьбы[21][22] дали основание ряду учёных, публицистов и политиков ввести в оборот термин «исламофашизм», которое впервые использовал французский писатель и публицист Максим Роденсон, обозначивший им режим революционной исламской диктатуры в Иране после событий 1979 года.[23] Некоторые источники утверждают, что автором термина была итальянская писательница Ориана Фаллачи.[24]

Известный философ Френсис Фукуяма в 2002 году утверждал, что сегодняшний «конфликт цивилизаций» — это не просто борьба с терроризмом и не борьба с исламом как религией или цивилизацией, а скорее «борьба с исламофашизмом», то есть с радикально нетерпимой и антисовременной доктриной, отрицающей ценности западной цивилизации, которая недавно получила распространение во многих частях исламского мира.[25][26]

Однако некоторые известные учёные и политики критикуют употребление данного термина. В частности, Евгений Примаков считает, что есть исламский экстремизм, но не исламофашизм, поскольку фашизм строится на национализме.[27] Некоторые критики утверждают, что термин используется для пропаганды.[28][29]

Иудейский фундаментализм

Иудейский фундаментализм проявляется в деятельности ряда организаций и политических партий Израиля, выступающих за организацию всей жизни в государстве в соответствии с религиозными законами иудаизма.[11] Некоторые группы ортодоксальных иудеев (так называемых харедим) часто конфликтуют с представителями светского населения Израиля в связи с несоблюдением последними строгих религиозных ограничений.[30][31] Данные группы часто вступают в прямые столкновения с полицией.[32][33]

Существует также ультрарадикальная иудейская организация «Нетурей карта», вовсе не признающая Израиль как государство в связи с тем, что оно основано до прихода Мессии.

Индуистский фундаментализм

В Индии действует несколько влиятельных и многочисленных фундаменталистских организаций, основанных на индуистской религии. В частности, «Раштрия Сваямсевак Сангх» («Союз добровольных служителей нации» — РСС) насчитывает около 4 млн членов. РСС имеет свои военизированные подразделения и профсоюзы. Кроме РСС известна также такая радикальная индуистская организация как «Шив сена» («Армия Шивы»).[11][34][35] и радикальная молодёжная организация «Баджранг Дал» (Отряд сильных)[36].

Нерелигиозный фундаментализм

Учёные выделяют ряд идеологий нерелигиозного фундаментализма, например государственно-политический, экономический, националистический, гендерный, феминистский, экологический фундаментализм и т. п.[37] Говоря об атеистическом фундаментализме, главный редактор журнала «Государство, религия, Церковь в России и за рубежом», кандидат философских наук, доцент РАНХиГС Д. А. Узланер отмечает: «Новые атеисты — это структурный аналог религиозных фундаменталистов. Это антирелигиозные фундаменталисты. Вообще, фундаментализм можно понимать и вне религиозного контекста. Он возникает как ответная реакция со стороны сообщества, чье спокойное, комфортное, размеренное существование было поколеблено радикальными социальными трансформациями. В основе фундаментализма стремление вернуть утраченную стабильность, восстановить поехавшую систему координат, с этим связана бескомпромиссность, любовь к простым решениям, поиск твердых, непоколебимых оснований и т. д.»[38].

Фундаменталистским часто называют любой подход, абсолютизирующий те или иные взгляды как истину в конечной инстанции[39][40].

Напишите отзыв о статье "Фундаментализм"

Литература

На русском языке

  • Левин З. И. Фундаментализм. М., Ин-т востоковед. РАН, Крафт+, 2003, 264 с, пер.
  • Фундаментализм. Крафт+, Институт Востоковедения РАН, 2003 г. ISBN 5-93675-051-5, ISBN 5-89282-214-1
  • Саватеев А. Д. Исламская цивилизация в Тропической Африке. М., 2006.
  • Жильбер Ашкар. 11 тезисов о возрождении исламского фундаментализма. Свободное Марксистское издательство, 2008 г.
  • Поляков. Арабский восток и Россия: проблемы Исламского фундаментализма. Едиториал УРСС, 2003
  • Свиридов, Андрей. Русский фундаментализм. Азбука Масштабных перемен: собр. Соч в 8 томах. Аркаим-Южноуральск-Москва Центр изучения Руссо-Тюркской Славянской Ведической цивилизации 2007—2008 г. ISBN 978-5-87184-408-3, ISBN 978-5-87184-408-3
  • Свиридов, Андрей. Славянский фундаментализм. Развенчание лжи о Русском Народе или Прорыв России. М., Асти-издат, 1999 г.
  • Челищев В.И. Особенности фундаменталистского мировоззрения // Челищев В.И. Феномен фундаментализма в современном мире: истоки, сущность и формы. М.: ИСПИ РАН, 2006. С. 4 — 56. ISBN 5-7556-0356-1.
  • Челищев В.И. Фундаментализм и фундаменталисты. М.: РГСУ, 2010. 524 С. ISBN 978-5-7139-0742-6.

На иностранных языках

  • Appleby, R. Scott, Gabriel Abraham Almond, and Emmanuel Sivan (2003). Strong Religion. Chicago: University of Chicago Press. ISBN 0-226-01497-5 (англ.)
  • Armstrong, Karen (2001). The Battle for God: A History of Fundamentalism. New York: Ballantine Books. ISBN 0-345-39169-1 (англ.)
  • Brasher, Brenda E. (2001). The Encyclopedia of Fundamentalism. New York: Routledge. ISBN 0-415-92244-5 (англ.)
  • Caplan, Lionel. (1987). «Studies in Religious Fundamentalism». London: The MacMillan Press Ltd. (англ.)
  • Dorff, Elliot N. and Rosett, Arthur, A Living Tree; The Roots and Growth of Jewish Law, SUNY Press, 1988. (англ.)
  • Gorenberg, Gershom. (2000). The End of Days: Fundamentalism and the Struggle for the Temple Mount. New York: The Free Press. (англ.)
  • Hindery, Roderick. 2001. Indoctrination and Self-deception or Free and Critical Thought? Mellen Press: aspects of fundamentalism, pp. 69–74. (англ.)
  • Lawrence, Bruce B. Defenders of God: The Fundamentalist Revolt against the Modern Age. San Francisco: Harper & Row, 1989. (англ.)
  • Marsden; George M. (1980). Fundamentalism and American Culture: The Shaping of Twentieth Century Evangelicalism, 1870—1925 Oxford University Press,[41] (англ.)
  • Marty, Martin E. and R. Scott Appleby (eds.). The Fundamentalism Project. Chicago: University of Chicago Press(англ.)
  • Noll, Mark A. A History of Christianity in the United States and Canada. Grand Rapids: Eerdmans, 1992. (англ.)
  • Ruthven, Malise (2005). «Fundamentalism: The Search for Meaning». Oxford: Oxford University Press. ISBN 0-19-280606-8 (англ.)
  • Torrey, R.A. (ed.). (1909). The Fundamentals. Los Angeles: The Bible Institute of Los Angeles (B.I.O.L.A. now Biola University). ISBN 0-8010-1264-3 (англ.)
  • «Religious movements: fundamentalist.» In Goldstein, Norm (Ed.) (2003). The Associated Press Stylebook and Briefing on Media Law 2003 (38th ed.), p. 218. New York: The Associated Press. ISBN 0-917360-22-2(англ.)
  • Cabrera, Hashim Ibrahim. Fanatismo y religion: El Islam ante el fanatismo (Ponencia del Director de Verde Islam, Revista de Información y Análisis. Seminario «Libertad religiosa», celebrado en Córdoba los días 26 y 27 de julio de 1997). (исп.)
  • Casanova, José. Dimensiones Públicas de la Religión en las modernas sociedades occidentales. En: Iglesia Viva, No. 178—179, julio/octubre de 1995, pp. 395–410. (исп.)
  • Gellner, Ernest. Posmodernismo, razón y religión. Ediciones Paidós Ibérica S.A., Barcelona, 1994. (исп.)
  • Kepel, Gilles. Al Oeste de Alá, La penetración del Islam en Occidente. Ediciones Paidós Ibérica S.A., Barcelona, 1995ª. (исп.)
  • Kepel, Gilles (Dir.). Las Políticas de Dios. Grupo Anaya & Mario Muchnik. Madrid, 1995b. (исп.)
  • Mardones, José María (Dir). 10 palabras clave sobre fundamentalismos. Editorial Verbo Divino, Estella (Navarra), 1999. (исп.)
  • Pace, Enzo y GUOLO, Renzo. Los fundamentalismos. SIGLO XXI Editores. México, 2006. (исп.)
  • Palomino, Rafael. [www.athenaintelligence.org/aij-vol3-a19.pdf Laicidad, laicismo y ética pública], [www.athenaintelligence.org/athenajournal.htm Athena Intelligence Journal], Vol. 3, No 4, pp. 77–97 (исп.)
  • Patino, Carlos. Política e Identidad en el comienzo del Siglo XXI. Editorial UNIVERSIDAD PONTIFÍCIA BOLIVARIANA. Medellín, 1998. (исп.)
  • Tamayo, Juán José. Fundamentalismos y diálogo entre religiones. Editorial TROTTA. Madrid, 2004. (исп.)
  • Saleh, Waleed. El ala radical del Islam. El Islam político: realidad y ficción, Siglo XXI, Madrid, 2007. (исп.)
  • Thomas Meyer: Fundamentalismus: Aufstand gegen die Moderne. Reinbek bei Hamburg 1989, ISBN 3-499-12414-9 (нем.)
  • Martin Riesebrodt: Fundamentalismus als patriarchalische Protestbewegung: amerikanische Protestanten (1910-28) und iranische Schiiten (1961-79) im Vergleich. Tübingen 1990, ISBN 3-16-145669-6 (нем.)
  • Stephan H. Pfürtner: Fundamentalismus — Die Flucht ins Radikale. Herder, Freiburg 1991, ISBN 3-451-04031-X (нем.)
  • Hubertus Mynarek: Denkverbot — Fundamentalismus in Christentum und Islam. 1992, ISBN 3-926901-45-4 (нем.)
  • Martin E. Marty, R. Scott Appleby (Hg.): Fundamentalisms observed. (The Fundamentalism project; v. 1). University of Chicago Press, Chicago u.a. 1994, XVI, ISBN 0-226-50878-1 (нем.)
  • Andreas Becke: Fundamentalismus in Indien? Säkularismus und Kommunalismus am Beispiel von Ayodhya, in: Zeitschrift für Missionswissenschaft und Religionswissenschaft, 78. Jahrgang, 1994, Heft 1, S. 3-24, ISSN 0044-3123 (нем.)
  • Martin E. Marty, R. Scott Appleby (Hg.): Fundamentalisms and the State. Remaking Polities, Militance, and Economies. (The Fundamentalism project; v. 3). University of Chicago Press, Chicago u.a. 1996, IX, ISBN 0-226-50884-6 (нем.)
  • Stephan Holthaus, Fundamentalismus in Deutschland: Der Kampf um die Bibel im Protestantismus des 19. und 20. Jahrhunderts, 2. Aufl. Bonn: Verlag für Kultur und Wissenschaft, 2003. (ISBN 3-932829-85-9(нем.)
  • Karen Armstrong: Im Kampf für Gott. Fundamentalismus in Christentum, Judentum und Islam. Siedler Verlag, München 2004. (нем.)
  • Clemens Six, Martin Riesebrodt, Siegfried Haas (Hg.): Religiöser Fundamentalismus. Vom Kolonialismus zur Globalisierung. StudienVerlag, Innsbruck u.a. 2004, ISBN 3-7065-4071-1 (нем.)
  • Heywood, A. (2007). Siyasî İdeolojiler, Adres Yayınları, Ankara (тур.)
  • Castells, M. (2006). Kimliğin Gücü c.2., İBÜY Y., İstanbul (тур.)

Примечания

  1. Beit-Hallahmi, Bennjamin. [www.globalpolicy.org/wtc/fundamentalism/0501def.htm «Fundamentalism»] (недоступная ссылка с 15-05-2013 (4031 день) — история), Global Policy Forum ([www.globalpolicy.org/visitctr/about/introduction.htm with «consultative status at the UN»]), May 2000, Accessed 14-05-2008.
  2. [www.thefreedictionary.com/fundamentalism thefreedictionary.com: «Fundamentalism»], Accessed 14-05-2008.
  3. [www.google.com/search?hl=en&q=define%3Afundamentalism Google define: fundamentalism]
  4. Marsden, George M. «Fundamentalism and American Culture», Oxford University Press US (1980/rev.2006)
  5. 1 2 3 4 5 [www.gumer.info/bogoslov_Buks/ortodox/Article/kost_prfund.php Костюк К. Н. Православный фундаментализм]
  6. Giddens Anthony. [books.google.com/books?id=OnR3yQh1ZRkC&printsec=frontcover#PPA6,M1 Beyond left and right: the future of radical politics]. — Stanford: Stanford University Press, 1994. — P. 6. — ISBN 0-8047-2451-2.
  7. [dictionary.oed.com/ Oxford English Dictionary, Oxford University Press, 2nd edition, 1989]
  8. Harris Harriet. Fundamentalism and Evangelicals. — Oxford: Oxford University Press, 2008. — ISBN 0-19-953253-2.
  9. Boer, Roland (2005), [www.blackwellpublishing.com/newkeywords/PDFs%20Sample%20Entries%20-%20New%20Keywords/Fundamentalism.pdf "Fundamentalism"], in Tony Bennett, Lawrence Grossberg, Meaghan Morris and Raymonnd Williams, New keywords: a revised vocabulary of culture and society, Cambridge, Massachusetts: Blackwell Publishing, pp. 134–137, ISBN 0-631-22568-4, OCLC [worldcat.org/oclc/230674627+57357498 230674627 57357498], <www.blackwellpublishing.com/newkeywords/PDFs%20Sample%20Entries%20-%20New%20Keywords/Fundamentalism.pdf>. Проверено 27 июля 2008. 
  10. 1 2 [addm.az.iatp.net/pitru.html Религиозный фундаментализм] (недоступная ссылка с 15-05-2013 (4031 день))
  11. 1 2 3 [www.ng.ru/religion/2001-09-26/10_fanatics.html Многоликий фундаментализм]
  12. [risu.org.ua/ua/index/expert_thought/analytic/40214/ Христианский консерватизм Патриарха Варфоломея и фундаментализм Патриарха Кирилла: существенные противоречия и угрозы для будущего]
  13. [www.kiev-orthodox.org/site/churchlife/332/ Виноградов Игорь Опасность «православного» фундаментализма]
  14. [www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=67&tek=3892&issue=112 А. Верховский Православный фундаментализм остался в меньшинстве]
  15. [www.krotov.info/libr_min/20_u/ulyahin.html В. Н. Уляхин Фундаментализм в православии: теория и практика]
  16. Azim A. Nanji, ed., «The Muslim Almanac» (Detroit: Gale Research, Inc., 1996), p. 123
  17. Arthur Goldschmidt Jr., «A Concise History of the Middle East», (Boulder, Colo.:Westview Press, 1988), p. 231
  18. John L. Esposito, «The Islamic Threat: Myth or Reality?» (New York: Oxford University Press, 1999), p. 50
  19. Fawaz A. Gerges, «America and Political Islam: Clash of Cultures or Clash of Interests?» (Cambridge: Cambridge University Press, 1999).
  20. John L. Esposito, The Islamic Threat: Myth or Reality ? (New York: Oxford University Press, 1992), p. 165.
  21. [www.rawa.org/gallery.html Исламизм. Фотодокументы]
  22. [www.nasledie.ru/terror/25_5/article.php?art=9 Исламский радикализм и его сущность](недоступная ссылка — история). nasledie.ru. Проверено 5 февраля 2010. [web.archive.org/20101204071720/www.nasledie.ru/terror/25_5/article.php?art=9 Архивировано из первоисточника 4 декабря 2010].
  23. Роджер Скратон [web.archive.org/web/20060821171340/www.inosmi.ru/stories/06/08/04/3485/229430.html 'Исламофашизм'] («The Wall Street Journal», США) (недоступная ссылка с 15-05-2013 (4031 день) — история)
  24. [www.centrasia.ru/newsA.php?st=1158328140 Умерла Ореанна Фаллачи — журналист и писатель, автор термина исламофашизм] // ЦентрАзия
  25. Рашкофф Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание. — М.: Ультра. Культура, 2003, стр. 299—322.
  26. Дугин А. Г.. Геополитика постмодерна. Глава 4. Малый шайтан исламо-фашизма (рецензия на статью Ф. Фукуямы «Исламо-фашизм»)
  27. [i-r-p.ru/page/stream-trends/index-13123.html «Исламская экономика», или пять тезисов профессора Игнатенко]
  28. Boyle, Michael, 'The War on Terror in American Grand Strategy', International Affairs, 84, (March 2008), p196
  29. Sobran J. [www.sobran.com/columns/2004/041111.shtml Words in Wartime].
  30. [nashe.orbita.co.il/blogs/events/6830 Наше Кафе — Новости Израиля Бейт-Шемеш: ортодоксы заплевали и избили «нескромно одетую» женщину / Происшествия / Nashe.co.il]
  31. [www.svobodanews.ru/archive/ru_news_zone/20111218/17/17.html?id=24425900 Русская репатриантка стала в Израиле символом борьбы с засильем ультраортодоксов]
  32. [korrespondent.net/world/951532 В Иерусалиме евреи-ортодоксы протестуют против работы стоянки по субботам: есть раненые]
  33. [cursorinfo.co.il/news/novosti/2010/02/03/haredim/ Драма в Иерусалиме: ортодоксы похитили труп женщины]
  34. [www.managd.com/site/?act=news&id=29451&topic=361 Индусские фундаменталисты продолжают проводить демонстративные церемонии «возвращения» христиан в индуизм]
  35. [media.worldpolitics.ru/index.php?action=show_mat&cat_id=17&mat_id=2957&highlite=%F0%E5%EB%E8%E3%E8%EE%E7%ED%E0%FF%20%ED%E5%F2%E5%F0%EF%E8%EC%EE%F1%F2%FC «Армия Шивы» против «Дня св. Валентина»]
  36. [www.guardantiterror.ru/index.php?st=75&rub=11 Баджранг Дал (Отряд сильных)]
  37. Челищев В. И. Фундаментализм и фундаменталисты. — РГСУ, 2010. — С. 16. — 523 с.
  38. [mtrpl.ru/uzlaner Дмитрий Узланер: «Новые атеисты — это фундаменталисты»] // Метрополь. — 13 апреля 2015. [web.archive.org/web/20150416230328/mtrpl.ru/uzlaner Архивировано] из первоисточника 16 апреля 2015.
  39. Гидденс Э. [magazines.russ.ru/oz/2003/1/2003_01_05.html Что завтра: фундаментализм или солидарность?] // Отечественные записки. — 2003. [www.webcitation.org/6IPUD6P3b Архивировано] из первоисточника 27 июля 2013.
  40. Челищев В. И. [dlib.rsl.ru/viewer/01003289583#?page=1 Фундаментализм в современном мире: истоки, социальная природа и политическая сущность] / автореферат дис. ... кандидата политических наук : 23.00.01. — М.: Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2006. — 26 с.
  41. [www.questia.com/PM.qst?a=o&d=98828304 Fundamentalism and American Culture: The Shaping of Twentieth Century Evangelicalism, 1870—1925]

См. также

Ссылки

  • [scepsis.ru/library/id_83.html#_ftnref19 Религиозная идеология: Судьбы и перспективы]
  • [www.gumer.info/blog/2008/10/29/религиозный-фанатизм-и-фундаментали/ Подборка книг по теме]
  • [www.athenaintelligence.org/aij-vol3-a18.pdf The Fundamentalist Distortion of the Islamic Message] by Syed Manzar Abbas Saidi, published in [www.athenaintelligence.org/spip.php?rubrique11&lang=en Athena Intelligence Journal] (англ.)
  • [waf.gn.apc.org/ Women Against Fundamentalism (UK)] (англ.)
  • [www.icapi.org International Coalition Against Political Islam] (англ.)
  • [www.awid.org/fre/A-Propos-de-l-AWID/Initiatives-de-l-AWID/Resister-et-S-opposer-aux-Fondamentalismes-Religieux Résister et s’opposer aux fondamentalismes religieux initiative stratégique de l’AWID] (фр.)

Отрывок, характеризующий Фундаментализм

«Господи Боже! Тот, Кто там в этом небе, спаси, прости и защити меня!» прошептал про себя Ростов.
Гусары подбежали к коноводам, голоса стали громче и спокойнее, носилки скрылись из глаз.
– Что, бг'ат, понюхал пог'оху?… – прокричал ему над ухом голос Васьки Денисова.
«Всё кончилось; но я трус, да, я трус», подумал Ростов и, тяжело вздыхая, взял из рук коновода своего отставившего ногу Грачика и стал садиться.
– Что это было, картечь? – спросил он у Денисова.
– Да еще какая! – прокричал Денисов. – Молодцами г'аботали! А г'абота сквег'ная! Атака – любезное дело, г'убай в песи, а тут, чог'т знает что, бьют как в мишень.
И Денисов отъехал к остановившейся недалеко от Ростова группе: полкового командира, Несвицкого, Жеркова и свитского офицера.
«Однако, кажется, никто не заметил», думал про себя Ростов. И действительно, никто ничего не заметил, потому что каждому было знакомо то чувство, которое испытал в первый раз необстреленный юнкер.
– Вот вам реляция и будет, – сказал Жерков, – глядишь, и меня в подпоручики произведут.
– Доложите князу, что я мост зажигал, – сказал полковник торжественно и весело.
– А коли про потерю спросят?
– Пустячок! – пробасил полковник, – два гусара ранено, и один наповал , – сказал он с видимою радостью, не в силах удержаться от счастливой улыбки, звучно отрубая красивое слово наповал .


Преследуемая стотысячною французскою армией под начальством Бонапарта, встречаемая враждебно расположенными жителями, не доверяя более своим союзникам, испытывая недостаток продовольствия и принужденная действовать вне всех предвидимых условий войны, русская тридцатипятитысячная армия, под начальством Кутузова, поспешно отступала вниз по Дунаю, останавливаясь там, где она бывала настигнута неприятелем, и отбиваясь ариергардными делами, лишь насколько это было нужно для того, чтоб отступать, не теряя тяжестей. Были дела при Ламбахе, Амштетене и Мельке; но, несмотря на храбрость и стойкость, признаваемую самим неприятелем, с которою дрались русские, последствием этих дел было только еще быстрейшее отступление. Австрийские войска, избежавшие плена под Ульмом и присоединившиеся к Кутузову у Браунау, отделились теперь от русской армии, и Кутузов был предоставлен только своим слабым, истощенным силам. Защищать более Вену нельзя было и думать. Вместо наступательной, глубоко обдуманной, по законам новой науки – стратегии, войны, план которой был передан Кутузову в его бытность в Вене австрийским гофкригсратом, единственная, почти недостижимая цель, представлявшаяся теперь Кутузову, состояла в том, чтобы, не погубив армии подобно Маку под Ульмом, соединиться с войсками, шедшими из России.
28 го октября Кутузов с армией перешел на левый берег Дуная и в первый раз остановился, положив Дунай между собой и главными силами французов. 30 го он атаковал находившуюся на левом берегу Дуная дивизию Мортье и разбил ее. В этом деле в первый раз взяты трофеи: знамя, орудия и два неприятельские генерала. В первый раз после двухнедельного отступления русские войска остановились и после борьбы не только удержали поле сражения, но прогнали французов. Несмотря на то, что войска были раздеты, изнурены, на одну треть ослаблены отсталыми, ранеными, убитыми и больными; несмотря на то, что на той стороне Дуная были оставлены больные и раненые с письмом Кутузова, поручавшим их человеколюбию неприятеля; несмотря на то, что большие госпитали и дома в Кремсе, обращенные в лазареты, не могли уже вмещать в себе всех больных и раненых, – несмотря на всё это, остановка при Кремсе и победа над Мортье значительно подняли дух войска. Во всей армии и в главной квартире ходили самые радостные, хотя и несправедливые слухи о мнимом приближении колонн из России, о какой то победе, одержанной австрийцами, и об отступлении испуганного Бонапарта.
Князь Андрей находился во время сражения при убитом в этом деле австрийском генерале Шмите. Под ним была ранена лошадь, и сам он был слегка оцарапан в руку пулей. В знак особой милости главнокомандующего он был послан с известием об этой победе к австрийскому двору, находившемуся уже не в Вене, которой угрожали французские войска, а в Брюнне. В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн. Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения. То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия. Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы. То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали. Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро. Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых. Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что то кричал, ругая грубыми словами солдата. В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых. Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
Князь Андрей велел остановиться и спросил у солдата, в каком деле ранены. «Позавчера на Дунаю», отвечал солдат. Князь Андрей достал кошелек и дал солдату три золотых.
– На всех, – прибавил он, обращаясь к подошедшему офицеру. – Поправляйтесь, ребята, – обратился он к солдатам, – еще дела много.
– Что, г. адъютант, какие новости? – спросил офицер, видимо желая разговориться.
– Хорошие! Вперед, – крикнул он ямщику и поскакал далее.
Уже было совсем темно, когда князь Андрей въехал в Брюнн и увидал себя окруженным высокими домами, огнями лавок, окон домов и фонарей, шумящими по мостовой красивыми экипажами и всею тою атмосферой большого оживленного города, которая всегда так привлекательна для военного человека после лагеря. Князь Андрей, несмотря на быструю езду и бессонную ночь, подъезжая ко дворцу, чувствовал себя еще более оживленным, чем накануне. Только глаза блестели лихорадочным блеском, и мысли изменялись с чрезвычайною быстротой и ясностью. Живо представились ему опять все подробности сражения уже не смутно, но определенно, в сжатом изложении, которое он в воображении делал императору Францу. Живо представились ему случайные вопросы, которые могли быть ему сделаны,и те ответы,которые он сделает на них.Он полагал,что его сейчас же представят императору. Но у большого подъезда дворца к нему выбежал чиновник и, узнав в нем курьера, проводил его на другой подъезд.
– Из коридора направо; там, Euer Hochgeboren, [Ваше высокородие,] найдете дежурного флигель адъютанта, – сказал ему чиновник. – Он проводит к военному министру.
Дежурный флигель адъютант, встретивший князя Андрея, попросил его подождать и пошел к военному министру. Через пять минут флигель адъютант вернулся и, особенно учтиво наклонясь и пропуская князя Андрея вперед себя, провел его через коридор в кабинет, где занимался военный министр. Флигель адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта. Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра. Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного. Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра. «Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он. Глаза его презрительно прищурились; он особенно медленно вошел в кабинет военного министра. Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего. Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги. Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру. «Но мне это совершенно всё равно», подумал он. Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову. У него была умная и характерная голова. Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
– От генерала фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести? Было столкновение с Мортье? Победа? Пора!
Он взял депешу, которая была на его имя, и стал читать ее с грустным выражением.
– Ах, Боже мой! Боже мой! Шмит! – сказал он по немецки. – Какое несчастие, какое несчастие!
Пробежав депешу, он положил ее на стол и взглянул на князя Андрея, видимо, что то соображая.
– Ах, какое несчастие! Дело, вы говорите, решительное? Мортье не взят, однако. (Он подумал.) Очень рад, что вы привезли хорошие вести, хотя смерть Шмита есть дорогая плата за победу. Его величество, верно, пожелает вас видеть, но не нынче. Благодарю вас, отдохните. Завтра будьте на выходе после парада. Впрочем, я вам дам знать.
Исчезнувшая во время разговора глупая улыбка опять явилась на лице военного министра.
– До свидания, очень благодарю вас. Государь император, вероятно, пожелает вас видеть, – повторил он и наклонил голову.
Когда князь Андрей вышел из дворца, он почувствовал, что весь интерес и счастие, доставленные ему победой, оставлены им теперь и переданы в равнодушные руки военного министра и учтивого адъютанта. Весь склад мыслей его мгновенно изменился: сражение представилось ему давнишним, далеким воспоминанием.


Князь Андрей остановился в Брюнне у своего знакомого, русского дипломата .Билибина.
– А, милый князь, нет приятнее гостя, – сказал Билибин, выходя навстречу князю Андрею. – Франц, в мою спальню вещи князя! – обратился он к слуге, провожавшему Болконского. – Что, вестником победы? Прекрасно. А я сижу больной, как видите.
Князь Андрей, умывшись и одевшись, вышел в роскошный кабинет дипломата и сел за приготовленный обед. Билибин покойно уселся у камина.
Князь Андрей не только после своего путешествия, но и после всего похода, во время которого он был лишен всех удобств чистоты и изящества жизни, испытывал приятное чувство отдыха среди тех роскошных условий жизни, к которым он привык с детства. Кроме того ему было приятно после австрийского приема поговорить хоть не по русски (они говорили по французски), но с русским человеком, который, он предполагал, разделял общее русское отвращение (теперь особенно живо испытываемое) к австрийцам.
Билибин был человек лет тридцати пяти, холостой, одного общества с князем Андреем. Они были знакомы еще в Петербурге, но еще ближе познакомились в последний приезд князя Андрея в Вену вместе с Кутузовым. Как князь Андрей был молодой человек, обещающий пойти далеко на военном поприще, так, и еще более, обещал Билибин на дипломатическом. Он был еще молодой человек, но уже немолодой дипломат, так как он начал служить с шестнадцати лет, был в Париже, в Копенгагене и теперь в Вене занимал довольно значительное место. И канцлер и наш посланник в Вене знали его и дорожили им. Он был не из того большого количества дипломатов, которые обязаны иметь только отрицательные достоинства, не делать известных вещей и говорить по французски для того, чтобы быть очень хорошими дипломатами; он был один из тех дипломатов, которые любят и умеют работать, и, несмотря на свою лень, он иногда проводил ночи за письменным столом. Он работал одинаково хорошо, в чем бы ни состояла сущность работы. Его интересовал не вопрос «зачем?», а вопрос «как?». В чем состояло дипломатическое дело, ему было всё равно; но составить искусно, метко и изящно циркуляр, меморандум или донесение – в этом он находил большое удовольствие. Заслуги Билибина ценились, кроме письменных работ, еще и по его искусству обращаться и говорить в высших сферах.
Билибин любил разговор так же, как он любил работу, только тогда, когда разговор мог быть изящно остроумен. В обществе он постоянно выжидал случая сказать что нибудь замечательное и вступал в разговор не иначе, как при этих условиях. Разговор Билибина постоянно пересыпался оригинально остроумными, законченными фразами, имеющими общий интерес.
Эти фразы изготовлялись во внутренней лаборатории Билибина, как будто нарочно, портативного свойства, для того, чтобы ничтожные светские люди удобно могли запоминать их и переносить из гостиных в гостиные. И действительно, les mots de Bilibine se colportaient dans les salons de Vienne, [Отзывы Билибина расходились по венским гостиным] и часто имели влияние на так называемые важные дела.
Худое, истощенное, желтоватое лицо его было всё покрыто крупными морщинами, которые всегда казались так чистоплотно и старательно промыты, как кончики пальцев после бани. Движения этих морщин составляли главную игру его физиономии. То у него морщился лоб широкими складками, брови поднимались кверху, то брови спускались книзу, и у щек образовывались крупные морщины. Глубоко поставленные, небольшие глаза всегда смотрели прямо и весело.
– Ну, теперь расскажите нам ваши подвиги, – сказал он.
Болконский самым скромным образом, ни разу не упоминая о себе, рассказал дело и прием военного министра.
– Ils m'ont recu avec ma nouvelle, comme un chien dans un jeu de quilles, [Они приняли меня с этою вестью, как принимают собаку, когда она мешает игре в кегли,] – заключил он.
Билибин усмехнулся и распустил складки кожи.
– Cependant, mon cher, – сказал он, рассматривая издалека свой ноготь и подбирая кожу над левым глазом, – malgre la haute estime que je professe pour le православное российское воинство, j'avoue que votre victoire n'est pas des plus victorieuses. [Однако, мой милый, при всем моем уважении к православному российскому воинству, я полагаю, что победа ваша не из самых блестящих.]
Он продолжал всё так же на французском языке, произнося по русски только те слова, которые он презрительно хотел подчеркнуть.
– Как же? Вы со всею массой своею обрушились на несчастного Мортье при одной дивизии, и этот Мортье уходит у вас между рук? Где же победа?
– Однако, серьезно говоря, – отвечал князь Андрей, – всё таки мы можем сказать без хвастовства, что это немного получше Ульма…
– Отчего вы не взяли нам одного, хоть одного маршала?
– Оттого, что не всё делается, как предполагается, и не так регулярно, как на параде. Мы полагали, как я вам говорил, зайти в тыл к семи часам утра, а не пришли и к пяти вечера.
– Отчего же вы не пришли к семи часам утра? Вам надо было притти в семь часов утра, – улыбаясь сказал Билибин, – надо было притти в семь часов утра.
– Отчего вы не внушили Бонапарту дипломатическим путем, что ему лучше оставить Геную? – тем же тоном сказал князь Андрей.
– Я знаю, – перебил Билибин, – вы думаете, что очень легко брать маршалов, сидя на диване перед камином. Это правда, а всё таки, зачем вы его не взяли? И не удивляйтесь, что не только военный министр, но и августейший император и король Франц не будут очень осчастливлены вашей победой; да и я, несчастный секретарь русского посольства, не чувствую никакой потребности в знак радости дать моему Францу талер и отпустить его с своей Liebchen [милой] на Пратер… Правда, здесь нет Пратера.
Он посмотрел прямо на князя Андрея и вдруг спустил собранную кожу со лба.
– Теперь мой черед спросить вас «отчего», мой милый, – сказал Болконский. – Я вам признаюсь, что не понимаю, может быть, тут есть дипломатические тонкости выше моего слабого ума, но я не понимаю: Мак теряет целую армию, эрцгерцог Фердинанд и эрцгерцог Карл не дают никаких признаков жизни и делают ошибки за ошибками, наконец, один Кутузов одерживает действительную победу, уничтожает charme [очарование] французов, и военный министр не интересуется даже знать подробности.
– Именно от этого, мой милый. Voyez vous, mon cher: [Видите ли, мой милый:] ура! за царя, за Русь, за веру! Tout ca est bel et bon, [все это прекрасно и хорошо,] но что нам, я говорю – австрийскому двору, за дело до ваших побед? Привезите вы нам свое хорошенькое известие о победе эрцгерцога Карла или Фердинанда – un archiduc vaut l'autre, [один эрцгерцог стоит другого,] как вам известно – хоть над ротой пожарной команды Бонапарте, это другое дело, мы прогремим в пушки. А то это, как нарочно, может только дразнить нас. Эрцгерцог Карл ничего не делает, эрцгерцог Фердинанд покрывается позором. Вену вы бросаете, не защищаете больше, comme si vous nous disiez: [как если бы вы нам сказали:] с нами Бог, а Бог с вами, с вашей столицей. Один генерал, которого мы все любили, Шмит: вы его подводите под пулю и поздравляете нас с победой!… Согласитесь, что раздразнительнее того известия, которое вы привозите, нельзя придумать. C'est comme un fait expres, comme un fait expres. [Это как нарочно, как нарочно.] Кроме того, ну, одержи вы точно блестящую победу, одержи победу даже эрцгерцог Карл, что ж бы это переменило в общем ходе дел? Теперь уж поздно, когда Вена занята французскими войсками.
– Как занята? Вена занята?
– Не только занята, но Бонапарте в Шенбрунне, а граф, наш милый граф Врбна отправляется к нему за приказаниями.
Болконский после усталости и впечатлений путешествия, приема и в особенности после обеда чувствовал, что он не понимает всего значения слов, которые он слышал.
– Нынче утром был здесь граф Лихтенфельс, – продолжал Билибин, – и показывал мне письмо, в котором подробно описан парад французов в Вене. Le prince Murat et tout le tremblement… [Принц Мюрат и все такое…] Вы видите, что ваша победа не очень то радостна, и что вы не можете быть приняты как спаситель…
– Право, для меня всё равно, совершенно всё равно! – сказал князь Андрей, начиная понимать,что известие его о сражении под Кремсом действительно имело мало важности ввиду таких событий, как занятие столицы Австрии. – Как же Вена взята? А мост и знаменитый tete de pont, [мостовое укрепление,] и князь Ауэрсперг? У нас были слухи, что князь Ауэрсперг защищает Вену, – сказал он.
– Князь Ауэрсперг стоит на этой, на нашей, стороне и защищает нас; я думаю, очень плохо защищает, но всё таки защищает. А Вена на той стороне. Нет, мост еще не взят и, надеюсь, не будет взят, потому что он минирован, и его велено взорвать. В противном случае мы были бы давно в горах Богемии, и вы с вашею армией провели бы дурную четверть часа между двух огней.
– Но это всё таки не значит, чтобы кампания была кончена, – сказал князь Андрей.
– А я думаю, что кончена. И так думают большие колпаки здесь, но не смеют сказать этого. Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffouree de Durenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. – Вопрос только в том, что скажет берлинское свидание императора Александра с прусским королем. Ежели Пруссия вступит в союз, on forcera la main a l'Autriche, [принудят Австрию,] и будет война. Ежели же нет, то дело только в том, чтоб условиться, где составлять первоначальные статьи нового Саmро Formio. [Кампо Формио.]
– Но что за необычайная гениальность! – вдруг вскрикнул князь Андрей, сжимая свою маленькую руку и ударяя ею по столу. – И что за счастие этому человеку!
– Buonaparte? [Буонапарте?] – вопросительно сказал Билибин, морща лоб и этим давая чувствовать, что сейчас будет un mot [словечко]. – Bu onaparte? – сказал он, ударяя особенно на u . – Я думаю, однако, что теперь, когда он предписывает законы Австрии из Шенбрунна, il faut lui faire grace de l'u . [надо его избавить от и.] Я решительно делаю нововведение и называю его Bonaparte tout court [просто Бонапарт].
– Нет, без шуток, – сказал князь Андрей, – неужели вы думаете,что кампания кончена?
– Я вот что думаю. Австрия осталась в дурах, а она к этому не привыкла. И она отплатит. А в дурах она осталась оттого, что, во первых, провинции разорены (on dit, le православное est terrible pour le pillage), [говорят, что православное ужасно по части грабежей,] армия разбита, столица взята, и всё это pour les beaux yeux du [ради прекрасных глаз,] Сардинское величество. И потому – entre nous, mon cher [между нами, мой милый] – я чутьем слышу, что нас обманывают, я чутьем слышу сношения с Францией и проекты мира, тайного мира, отдельно заключенного.
– Это не может быть! – сказал князь Андрей, – это было бы слишком гадко.
– Qui vivra verra, [Поживем, увидим,] – сказал Билибин, распуская опять кожу в знак окончания разговора.
Когда князь Андрей пришел в приготовленную для него комнату и в чистом белье лег на пуховики и душистые гретые подушки, – он почувствовал, что то сражение, о котором он привез известие, было далеко, далеко от него. Прусский союз, измена Австрии, новое торжество Бонапарта, выход и парад, и прием императора Франца на завтра занимали его.
Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба, стук колес экипажа, и вот опять спускаются с горы растянутые ниткой мушкатеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядом с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства.