Футболофилия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Футболофилияколлекционирование самых разных материалов о футболе, футболистах, спортивных матчах и их результатах. В лексикон коллекционеров термин «футболофил» вошел в конце 1960-х гг, первым кто стал их применять, был замечательный пропагандист футбола, доцент Ростовского института инженеров железнодорожного транспорта, составитель ростовских программ футбольных матчей и радиокомментатор Игорь Кулжинский (1915 – 1980 гг.). В своей книге «Словарь любителя футбола», изданной Ростовским издательством «Молот» в 1969 и 1970 гг., И. Кулжинский впервые в печатном издании не только впервые употребил термин «футболофил», но и дал его определение: «Футболофил» - любитель, коллекционирующий все, что относится к чемпионату, либо занимается статистикой. Футболофилы собирают программки, календари - справочники, различную литературу, значки, вымпелы, афиши, сувениры, фотографии спортсменов и т.д.

Футболофилия может служить примером тематического интереса, ибо в материалы о футболе могут включаться значки (фалеристика), вымпелы и флаги (вексиллология), юбилейные монеты (нумизматика), биографические сведения о футболистах (просопография) и т.д.

В Лондоне действует музей футбола в котором показывают пятнадцатиминутные фильмы о выдающихся матчах прошлого. В залах музея есть восковые фигуры знаменитых игроков.



См. также

Коллекционирование

Напишите отзыв о статье "Футболофилия"

Ссылки

  • С.Кочнев: [footballophil.narod.ru/article13.htm Страна футболофилия] //«Арена». №27, 10 июля 2009
  • [www.dayperm.ru/node/39788 Футболофилия] // «Мир увлечений» - «Страна футболофилия».
  • Авладеев А. А. Структура спортивной аудитории футбольного состязания / А. А. Авладеев // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 527-530.

Примечания

Отрывок, характеризующий Футболофилия

На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.