Хабихт, Христиан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Христиан Хабихт
Christian Habicht
Дата рождения:

23 февраля 1926(1926-02-23) (96 лет)

Место рождения:

Дортмунд

Научная сфера:

историк

Место работы:

Гамбургский университет
Марбургский университет
Гейдельбергский университет
Институт перспективных исследований

Известные ученики:

Александер Демандт

Христиан Хабихт (нем. Christian Habicht; р. 23 февраля 1926, Дортмунд) — немецкий историк-антиковед и эпиграфист.





Биография

В 1952 получил докторскую степень в Гамбургском университете, после этого до 1957 работал помощником профессора, в 1957—1961 — приват-доцентом. В 1961 назначен ординарным профессором Марбургского университета, в 1965—1973 профессор в Гейдельбергском университете. В 1972 стал сотрудником Института перспективных исследований в Принстоне, в 1973—1998 профессор в этом институте. Оставался почетным профессором Гейдельберга. До 1983 также преподавал в качестве приглашенного профессора в Принстонском университете. В 1998 вышел в отставку в ранге заслуженного профессора.

Первые публикации были посвящены эллинистической эпиграфике и истории эллинизма, в том числе вопросам хронологии. В дальнейшем Хабихтом были написаны двенадцать книг и более 130 статей по истории эллинистической и римской эпох. В 1956 вышла монография «Богочеловечество и греческие города», открывшая новые аспекты обожествления правителей в греческих полисах. В 1976 было опубликовано исследование Второй Маккавейской книги и её связей с эллинизмом, а в 1985 исследование о Павсании. Работа о политической деятельности Цицерона была издана в 1989 и 1990 в США и ФРГ. Также Хабихт занимался историей Вифинии, был автором статей по этой теме в энциклопедии Паули-Виссовы и обобщающей главы «Селевкиды и их соперники» во втором издании Кембриджской древней истории.

В 1962—1996 был соредактором журнала Hypomnemata, в 1976—2000 — American Journal of Ancient History.

В последний период научной деятельности занимался историей эллинистических Афин, опубликовав книги «Исследования по политической истории Афин в III веке до нашей эры» (1979) и «Исследования по истории Афин в период эллинизма» (1983), где были тщательно проанализированы все имеющиеся источники, в том числе новые надписи, а затем обобщающее исследование «Афины. История города в эллинистическую эпоху» (1995), переведенное на несколько языков, в том числе французский и русский.

Эта монография стала первой сводной работой по данной теме со времени издания классического труда Вильяма Фергюсона «Эллинистические Афины» (1911). Автор возражает против традиционного представления о снижении политической активности афинян после поражения при Херонее и установления власти Александра, и показывает последовательную борьбу горожан за демократию и освобождение от македонского господства.

Почетные звания и награды

Публикации

  • Gottmenschentum und griechische Städte. — München: Beck, 1956; 2. Auflage 1970
  • Altertümer von Pergamon Bd. 8, 3. Die Inschriften des Asklepieions. — Berlin: de Gruyter, 1969
  • 2. Makkabäerbuch. — Mohn: Gütersloch, 1976
  • Untersuchungen zur politischen Geschichte Athens im 3. Jahrhundert v. Chr. — München: Beck, 1979. — ISBN 3-406-04800-5
  • Studien zur Geschichte Athens in hellenistischer Zeit. — Göttingen: Vandenhoeck und Ruprecht, 1983. — ISBN 3-525-25171-8
  • Pausanias und seine „Beschreibung Griechenlands“. — München: Beck, 1985. — ISBN 3-406-30829-5
  • Cicero the Politician. — Baltimore: Johns Hopkins University Press, 1989. — ISBN 978-0801838729
  • Cicero der Politiker. — München: Beck, 1990. — ISBN 3-406-34355-4
  • Athen in hellenistischer Zeit. Gesammelte Aufsätze. — München: Beck, 1994. — ISBN 3-406-38164-2
  • Athen. Die Geschichte der Stadt in hellenistischer Zeit. — München: Beck, 1995. — ISBN 3-406-39758-1
  • Афины. История города в эллинистическую эпоху. — М.: Ладомир, 1999. — ISBN 5-86218-339-6
  • Athènes hellénistique. Histoire de la cité d'Alexandre le Grand à Marc Antoine. — P.: Les Belles Lettres, 2000. — ISBN 978-2251380773
  • The Hellenistic Monarchies: Selected Papers. — University of Michigan Press, 2006. — ISBN 978-0-472-11109-1

Напишите отзыв о статье "Хабихт, Христиан"

Литература

  • Свенцицкая И. С. Открытие эллинистических Афин // Хабихт. Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху. — М.: Ладомир, 1999. — ISBN 5-86218-339-6

Ссылки

  • [www.ias.edu/people/faculty-and-emeriti/habicht Christian Habicht — Institute for Advanced Study]

Отрывок, характеризующий Хабихт, Христиан

Игнат, поправляя поясок, перестав улыбаться и покорно опустив глаза, пошел вон из комнаты.
– Тетенька, я полегоньку, – сказал мальчик.
– Я те дам полегоньку. Постреленок! – крикнула Мавра Кузминишна, замахиваясь на него рукой. – Иди деду самовар ставь.
Мавра Кузминишна, смахнув пыль, закрыла клавикорды и, тяжело вздохнув, вышла из гостиной и заперла входную дверь.
Выйдя на двор, Мавра Кузминишна задумалась о том, куда ей идти теперь: пить ли чай к Васильичу во флигель или в кладовую прибрать то, что еще не было прибрано?
В тихой улице послышались быстрые шаги. Шаги остановились у калитки; щеколда стала стучать под рукой, старавшейся отпереть ее.
Мавра Кузминишна подошла к калитке.
– Кого надо?
– Графа, графа Илью Андреича Ростова.
– Да вы кто?
– Я офицер. Мне бы видеть нужно, – сказал русский приятный и барский голос.
Мавра Кузминишна отперла калитку. И на двор вошел лет восемнадцати круглолицый офицер, типом лица похожий на Ростовых.
– Уехали, батюшка. Вчерашнего числа в вечерни изволили уехать, – ласково сказала Мавра Кузмипишна.
Молодой офицер, стоя в калитке, как бы в нерешительности войти или не войти ему, пощелкал языком.
– Ах, какая досада!.. – проговорил он. – Мне бы вчера… Ах, как жалко!..
Мавра Кузминишна между тем внимательно и сочувственно разглядывала знакомые ей черты ростовской породы в лице молодого человека, и изорванную шинель, и стоптанные сапоги, которые были на нем.
– Вам зачем же графа надо было? – спросила она.
– Да уж… что делать! – с досадой проговорил офицер и взялся за калитку, как бы намереваясь уйти. Он опять остановился в нерешительности.
– Видите ли? – вдруг сказал он. – Я родственник графу, и он всегда очень добр был ко мне. Так вот, видите ли (он с доброй и веселой улыбкой посмотрел на свой плащ и сапоги), и обносился, и денег ничего нет; так я хотел попросить графа…
Мавра Кузминишна не дала договорить ему.
– Вы минуточку бы повременили, батюшка. Одною минуточку, – сказала она. И как только офицер отпустил руку от калитки, Мавра Кузминишна повернулась и быстрым старушечьим шагом пошла на задний двор к своему флигелю.
В то время как Мавра Кузминишна бегала к себе, офицер, опустив голову и глядя на свои прорванные сапоги, слегка улыбаясь, прохаживался по двору. «Как жалко, что я не застал дядюшку. А славная старушка! Куда она побежала? И как бы мне узнать, какими улицами мне ближе догнать полк, который теперь должен подходить к Рогожской?» – думал в это время молодой офицер. Мавра Кузминишна с испуганным и вместе решительным лицом, неся в руках свернутый клетчатый платочек, вышла из за угла. Не доходя несколько шагов, она, развернув платок, вынула из него белую двадцатипятирублевую ассигнацию и поспешно отдала ее офицеру.
– Были бы их сиятельства дома, известно бы, они бы, точно, по родственному, а вот может… теперича… – Мавра Кузминишна заробела и смешалась. Но офицер, не отказываясь и не торопясь, взял бумажку и поблагодарил Мавру Кузминишну. – Как бы граф дома были, – извиняясь, все говорила Мавра Кузминишна. – Христос с вами, батюшка! Спаси вас бог, – говорила Мавра Кузминишна, кланяясь и провожая его. Офицер, как бы смеясь над собою, улыбаясь и покачивая головой, почти рысью побежал по пустым улицам догонять свой полк к Яузскому мосту.
А Мавра Кузминишна еще долго с мокрыми глазами стояла перед затворенной калиткой, задумчиво покачивая головой и чувствуя неожиданный прилив материнской нежности и жалости к неизвестному ей офицерику.


В недостроенном доме на Варварке, внизу которого был питейный дом, слышались пьяные крики и песни. На лавках у столов в небольшой грязной комнате сидело человек десять фабричных. Все они, пьяные, потные, с мутными глазами, напруживаясь и широко разевая рты, пели какую то песню. Они пели врозь, с трудом, с усилием, очевидно, не для того, что им хотелось петь, но для того только, чтобы доказать, что они пьяны и гуляют. Один из них, высокий белокурый малый в чистой синей чуйке, стоял над ними. Лицо его с тонким прямым носом было бы красиво, ежели бы не тонкие, поджатые, беспрестанно двигающиеся губы и мутные и нахмуренные, неподвижные глаза. Он стоял над теми, которые пели, и, видимо воображая себе что то, торжественно и угловато размахивал над их головами засученной по локоть белой рукой, грязные пальцы которой он неестественно старался растопыривать. Рукав его чуйки беспрестанно спускался, и малый старательно левой рукой опять засучивал его, как будто что то было особенно важное в том, чтобы эта белая жилистая махавшая рука была непременно голая. В середине песни в сенях и на крыльце послышались крики драки и удары. Высокий малый махнул рукой.
– Шабаш! – крикнул он повелительно. – Драка, ребята! – И он, не переставая засучивать рукав, вышел на крыльцо.
Фабричные пошли за ним. Фабричные, пившие в кабаке в это утро под предводительством высокого малого, принесли целовальнику кожи с фабрики, и за это им было дано вино. Кузнецы из соседних кузень, услыхав гульбу в кабаке и полагая, что кабак разбит, силой хотели ворваться в него. На крыльце завязалась драка.
Целовальник в дверях дрался с кузнецом, и в то время как выходили фабричные, кузнец оторвался от целовальника и упал лицом на мостовую.