Хабрий

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Хабрий (др.-греч. Χαβρίας), сын Ктесиппа (? — 357 г. до н. э.) — знаменитый афинский военачальник IV в. до н. э.





Первые военные кампании

Военная карьера Хабрия началась во флоте Фрасибула (морская экспедиция 390—389 гг.). Затем он упоминается во время Коринфской войны, когда в 391 г. до н. э. сменил Ификрата на посту командующего наёмными подразделениями во время боевых действий на Коринфском перешейке.

Афинский военачальник

Хабрий прославился тремя годами позже, в 388 г. до н. э., когда во время боевых действий против спартанцев на Эгине одержал победу над их сильным отрядом, тем самым сняв морскую блокаду Афин. Тогда же он был послан на Кипр на помощь к союзному Афинам царю Эвагору. Оказав ему существенную помощь против персов, Хабрий несколько лет (386—380 гг. до н. э.) служил в Египте. По заключении мира между Афинами и Персией, был отозван в Афины, где получил должность стратега (379/378 гг. до н. э.).

Во время Беотийской войны успешно командовал подразделениями афинских наёмников в боях против спартанских отрядов царей Клеомброта и Агесилая. В 378 г. до н. э. он отразил атаку спартанцев под командованием Агесилая, чем впоследствии очень гордился.

В морской войне против спартанцев в 376 до н. э. одержал победу при Наксосе над спартанским флотом, когда афинский флот, укомплектованный афинскими гражданами (а не наёмниками) впервые после окончания Пелопоннесской войны одержал победу над спартанской эскадрой. Следствием этой победы стало то, что организованный за 2 года до этого Второй Афинский морской союз окончательно утвердился и окреп присоединением к нему новых союзников. В 375 г. до н. э. Хабрий предпринял поход на север, где во Фракии разбил трибаллов, напавших на город Абдеры. В 372 г. до н. э. вместе с Ификратом и Каллистратом стал участником их западного похода.

В 369 г. до н. э., когда интересы Афин и Фив разошлись, пытался преградить фиванцам путь из Пелопоннеса домой, но потерпел поражение от Эпаминонда. Некоторое время служил в Арголиде.

После битвы при Мантинее отправился в Египет, и в 360 г. до н. э. командовал египетским флотом царя Таха при его вторжении в Сирию.

В 358 г. до н. э. командовал афинской морской экспедицией на Херсонес Фракийский против наёмников Харидема, которая не увенчалась успехом.

Участвовал в Союзнической войне. В 357 г. до н. э. вместе с Харесом атаковал гавань Хиоса. Корабль Хабрия был протаранен триерой противника. Отказавшись вместе с другими моряками спасаться бегством с тонущего корабля, Хабрий погиб в рукопашной схватке. Был похоронен в Афинах у гробниц Перикла и Фрасибула.

Личность Хабрия

Наряду с Ификратом и Тимофеем Хабрий считается одним из лучших афинских полководцев первой половины IV в. до н. э. Будучи успешным военачальником и имея высокие заслуги перед афинянами, предпочитал жить вдали от Афин, чтобы избежать зависти афинян и иметь возможность жить по своим желаниям, хотя его характеризуют как независимого и скромного человека. Тем не менее, это не избавило Хабрия от судебного процесса 366 г. до н. э. по обвинению в государственном преступлении (передача пограничного города Оропа Фивам), в котором он, однако, был оправдан. Хабрий близко дружил с известным афинским политиком и военачальником Фокионом.

Напишите отзыв о статье "Хабрий"

Ссылки

  • [www.hrono.ru/biograf/bio_h/habriy.html Хабрий на сайте Хронос]

Литература

  • Ксенофонт. Греческая история
  • Штоль Г. В. История Древней Греции в биографиях. — Смоленск: Русич, 2003. — 528 с., ил. ISBN 5-8138-0506-0.

Отрывок, характеризующий Хабрий

Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то.
– Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка?
– Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу.
Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру.
– Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.


Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее.
– Душенька моя, – сказал он: слово, которое никогда не говорил ей. – Бог милостив. – Она вопросительно, детски укоризненно посмотрела на него.
– Я от тебя ждала помощи, и ничего, ничего, и ты тоже! – сказали ее глаза. Она не удивилась, что он приехал; она не поняла того, что он приехал. Его приезд не имел никакого отношения до ее страданий и облегчения их. Муки вновь начались, и Марья Богдановна посоветовала князю Андрею выйти из комнаты.
Акушер вошел в комнату. Князь Андрей вышел и, встретив княжну Марью, опять подошел к ней. Они шопотом заговорили, но всякую минуту разговор замолкал. Они ждали и прислушивались.
– Allez, mon ami, [Иди, мой друг,] – сказала княжна Марья. Князь Андрей опять пошел к жене, и в соседней комнате сел дожидаясь. Какая то женщина вышла из ее комнаты с испуганным лицом и смутилась, увидав князя Андрея. Он закрыл лицо руками и просидел так несколько минут. Жалкие, беспомощно животные стоны слышались из за двери. Князь Андрей встал, подошел к двери и хотел отворить ее. Дверь держал кто то.
– Нельзя, нельзя! – проговорил оттуда испуганный голос. – Он стал ходить по комнате. Крики замолкли, еще прошло несколько секунд. Вдруг страшный крик – не ее крик, она не могла так кричать, – раздался в соседней комнате. Князь Андрей подбежал к двери; крик замолк, послышался крик ребенка.