Хакни

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Лондонский боро Хакни
London Borough of Hackney
Герб
Страна

Великобритания

Статус

Лондонский боро

Входит в

Большой Лондон

Дата образования

1 апреля 1965

Население (2011)

247 200[1] (61-е место)

Плотность

13 000 чел./км²

Площадь

19,06[2] км²
(321-е место)

Часовой пояс

UTC+0
летом UTC+1

Почтовые индексы

E, EC, N

[www.hackney.gov.uk Официальный сайт]
Координаты: 51°32′00″ с. ш. 0°05′00″ з. д. / 51.53333° с. ш. 0.08333° з. д. / 51.53333; -0.08333 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.53333&mlon=-0.08333&zoom=12 (O)] (Я)

Лондонский боро Хакни (англ. London Borough of Hackney, ˈhækni ) — один из 32 лондонских боро, находится во внутреннем Лондоне в северо-восточной части города, неофициально носящей название Ист-Энд. В начале своей истории являлся отдельным поселением. Принадлежит историческому графству Миддлсекс[3].





История

Хакни как район Лондона был сформирован в 1965 году из области разбросанных столичных городков рабочего Хакни, Шордитч и Нижнего Ньювинтона[3].

У отдельных частей городка богатая история. Римская дорога или Эрмин-стрит формирует западную границу района[4]. Большая часть земли современного Хакни в доримскую эпоху была покрыта зарослями дуба и ореховыми лесами, а вокруг мелких притоков Темзы зияло болото. Хакни располагалось на территории племени Катувеллаунов[5]. Восточную границу городка формировал приток Ли. Таковы были границы городка вплоть до правления династии Тюдор.

Население

По данным переписи 2011 года в Хакни проживало 247 200 человек. Из них 20,7 % составили дети (до 15 лет), 70,9 % лица трудоспособного возраста (от 16 до 64 лет) и 8,4 % лица пожилого возраста (от 65 лет и выше)[1].

Этнический состав

Основные этнические группы, согласно переписи 2007 года[6]:

60,9 % — белые, в том числе 47,1 % — белые британцы, 2,6 % — белые ирландцы и 11,2 % — другие белые (евреи, поляки, русские, грузины);

22,2 % — чёрные, в том числе 10,8 % — чёрные африканцы (нигерийцы, ганцы, сьерралеонцы, сомалийцы, танзанийцы, конголезцы), 9,2 % — чёрные карибцы (ямайцы) и 2,2 % — другие чёрные;

8,3 % — выходцы из Южной Азии, в том числе 2,8 % — бенгальцы, 4,1 % — индийцы и 1,4 % — пакистанцы;

4,6 % — метисы, в том числе 1,6 % — чёрные карибцы, смешавшиеся с белыми, 0,8 % — азиаты, смешавшиеся с белыми, 0,8 % — чёрные африканцы, смешавшиеся с белыми и 1,2 % — другие метисы;

1,4 % — китайцы;

1,0 % — другие азиаты (турки, турки-киприоты, курды, вьетнамцы, камбоджийцы, лаосцы);

1,6 % — другие (алжирцы, перуанцы).

Религия

Наиболее популярной религией в боро является христианство[7].

Религия Хакни
%
Лондон
%
Англия
%
Христианство 38,6 48,4 59,4
Ислам 14,1 12,4 5,0
Иудаизм 6,3 1,8 0,5
Буддизм 1,3 1,0 0,5
Сикхизм 0,8 1,5 0,8
Индуизм 0,6 5,0 1,5
Другие 0,5 0,6 0,4
Нет религии 28,2 20,7 24,7
Не указана 9,6 8,5 7,2

Достопримечательности

В Хакни находится галерея Белый куб.

Известные люди

В Хакни родились английская писательница Грейс Агилар и британский актер Идрис Эльба.

Напишите отзыв о статье "Хакни"

Примечания

  1. 1 2 [www.ons.gov.uk/ons/rel/pop-estimate/population-estimates-for-england-and-wales/mid-2011--2011-census-based-/rft---mid-2011--census-based--population-estimates-for-england-and-wales.zip "Table 8a Mid-2011 Population Estimates: Selected age groups for local authorities in England and Wales; estimated resident population;"] (англ.) Перепись населения Англии и Уэльса, 2011 год, ONS
  2. [www.ons.gov.uk/ons/guide-method/geography/products/other/uk-standard-area-measurements--sam-/index.html "Standard Area Measurements - Local Authorities - Dec 2010 (SAM_LAD_DEC_2010_UK)"], измерение площади земельных участков, не включая водные объекты площадью больше 1 км2, ONS
  3. 1 2 [www.britannica.com/EBchecked/topic/250999 Hackney] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 30 октября 2013.
  4. [h2g2.com/approved_entry/A26655573 Ermine Street — A Journey through Roman Britain]
  5. [www.brickfields.org.uk/text/roman-landscape.html Brickfields — roman landscape] (англ.)
  6. Классификация этнических групп приведена Национальной статистической службой Великобритании (ONS), подробнее см. [legacy.london.gov.uk/gla/publications/factsandfigures/dmag-update-20-2007-ons-ethnic-group-estimates.pdf ONS Population Estimates by Ethnic Group, 2001 to 2005] (англ.) (2007).
  7. Neighbourhood Statistics. [www.neighbourhood.statistics.gov.uk/dissemination/LeadTableView.do?a=7&b=6275114&c=Hackney&d=13&e=61&g=6326084&i=1001x1003x1032x1004&o=362&m=0&r=1&s=1383197731121&enc=1&dsFamilyId=2579 Religions - 2011 Census - ONS] (англ.). Neighbourhood.statistics.gov.uk. Проверено 6 апреля 2012.

Отрывок, характеризующий Хакни

Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.