Хардкор-скинхеды

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Хардкор-скинхеды — ответвление скинхедов, которое в основном ассоциируется с хардкор-панк-сценой, а не Oi!, ска или регги.

Начиная с 1984 года, скинхеды стали всё более активно появляться в хардкор-сцене Нью-Йорка, одновременно хардкор-скинхед-сцена стала появляться в Детройте, Чикаго, Сиэтле и Бостоне. Пиком становления скинхедов в хардкор-сцене считается 1988 год.

Хардкор-скинхеды стали распространёнными в конце первой волны хардкора, что дало жизнь новой эпохи среди уличной молодёжи. Многие из ключевых в Нью-Йорке хардкор-групп испытывали сильное влияние набиравшей в то время популярность трэш-метал-сцены. В начале 1990-х годов начался резкий спад участия скинхедов в хардкор-сцене, многие из скинхедов перешли к американской Oi!-сцене. Тем не менее, эти американские Oi!-группы сильно отличались от своих британских предшественников. Хардкор-сцена скинхедов не полностью исчезла в Нью-Йорке, до сих пор существуют такие группы, как Madball, Agnostic Front и Murphy’s Law. Стоит напомнить, что хардкор-скинхеды сохранили идею своих предшественников, и большинство из них не имело расовых предрассудков.



Стиль и одежда

Хотя характерные черты британской волны скинхедов все же остались (короткие куртки, рубашки, высокие ботинки), стиль хардкор скинхедов менее строгий, чем стиль классических скинов Англии. Пункты, которые популярны в субкультуру хардкор скинхедов, включают: кожаные куртки, армейские куртки, ветровки с капюшоном, толстовки, банданы,кепки''жиганки''и с прямым козырьком,футболки (часто даже с металлическими группами), кроссовки (в частности, «самбы» Adidas, Nike, Reebok, New Balance, Saucony Jazz). Некоторые элементы стиля были ответом на стереотип английской моды, другие — протестом против неё. В России и за рубежом весь этот стиль-мода очень популярны и с каждым годом всё набирает обороты.

Группы, связанные с хардкор-скинхед-сценой:


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Напишите отзыв о статье "Хардкор-скинхеды"

Отрывок, характеризующий Хардкор-скинхеды

– Vous n'etes pas ce que vous dites, [Вы не то, что вы говорите.] – опять сказал Даву.
Пьер дрожащим, прерывающимся голосом стал приводить доказательства справедливости своего показания.
Но в это время вошел адъютант и что то доложил Даву.
Даву вдруг просиял при известии, сообщенном адъютантом, и стал застегиваться. Он, видимо, совсем забыл о Пьере.
Когда адъютант напомнил ему о пленном, он, нахмурившись, кивнул в сторону Пьера и сказал, чтобы его вели. Но куда должны были его вести – Пьер не знал: назад в балаган или на приготовленное место казни, которое, проходя по Девичьему полю, ему показывали товарищи.
Он обернул голову и видел, что адъютант переспрашивал что то.
– Oui, sans doute! [Да, разумеется!] – сказал Даву, но что «да», Пьер не знал.
Пьер не помнил, как, долго ли он шел и куда. Он, в состоянии совершенного бессмыслия и отупления, ничего не видя вокруг себя, передвигал ногами вместе с другими до тех пор, пока все остановились, и он остановился. Одна мысль за все это время была в голове Пьера. Это была мысль о том: кто, кто же, наконец, приговорил его к казни. Это были не те люди, которые допрашивали его в комиссии: из них ни один не хотел и, очевидно, не мог этого сделать. Это был не Даву, который так человечески посмотрел на него. Еще бы одна минута, и Даву понял бы, что они делают дурно, но этой минуте помешал адъютант, который вошел. И адъютант этот, очевидно, не хотел ничего худого, но он мог бы не войти. Кто же это, наконец, казнил, убивал, лишал жизни его – Пьера со всеми его воспоминаниями, стремлениями, надеждами, мыслями? Кто делал это? И Пьер чувствовал, что это был никто.
Это был порядок, склад обстоятельств.
Порядок какой то убивал его – Пьера, лишал его жизни, всего, уничтожал его.


От дома князя Щербатова пленных повели прямо вниз по Девичьему полю, левее Девичьего монастыря и подвели к огороду, на котором стоял столб. За столбом была вырыта большая яма с свежевыкопанной землей, и около ямы и столба полукругом стояла большая толпа народа. Толпа состояла из малого числа русских и большого числа наполеоновских войск вне строя: немцев, итальянцев и французов в разнородных мундирах. Справа и слева столба стояли фронты французских войск в синих мундирах с красными эполетами, в штиблетах и киверах.