Харинги

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Харринги (боро Лондона)»)
Перейти к: навигация, поиск
Лондонский боро Харинги
London Borough of Haringey
Герб
Страна

Великобритания

Статус

Лондонский боро

Входит в

Большой Лондон

Административный центр

Вуд-Грин

Дата образования

1 апреля 1965

Население (2011)

255 500[1] (55-е место)

Плотность

8 600 чел./км²

Площадь

29,59[2] км²
(311-е место)

Часовой пояс

UTC+0
летом UTC+1

Телефонный код

+44 020

[www.haringey.gov.uk/ Официальный сайт]
Координаты: 51°36′05″ с. ш. 0°06′46″ з. д. / 51.6016306° с. ш. 0.1129139° з. д. / 51.6016306; -0.1129139 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=51.6016306&mlon=-0.1129139&zoom=12 (O)] (Я)

Лондонский боро Харинги (англ. London Borough of Haringey, hærɪŋɡeɪ ) — один из 32 лондонских боро, часть исторического графства Мидлсекс. Площадь — 29,59 км².





История

Район был образован 1 апреля 1965 года объединением районов Хорнси, Вуд-Грин и Тоттенем[3].

Население

По данным переписи 2011 года население боро Харринги составляет 255 500 человек, из них 20,3 % составили дети (до 15 лет), 69,2 % лица трудоспособного возраста (от 16 до 64 лет) и 10,5 % лица пожилого возраста (от 65 лет и выше)[1]. В Тоттенеме находится район, называемый «Литтл Раша» (англ. Little Russia), который состоит преимущественно из русских иммигрантов[4][5].

Этнический состав

Основные этнические группы, согласно переписи 2011 года[6]:

60,5 % — белые, в том числе 34,7 % — белые британцы, 2,7 % — белые ирландцы, 0,1 — ирландские путешественники и 23,0 % — другие белые (греки и греки-киприоты, поляки, русские, евреи, итальянцы, португальцы, албанцы, болгары, американцы);

4,8 % — выходцы из Южной Азии, в том числе 2,3 % — индийцы, 1,7 % — бенгальцы и 0,8 % — пакистанцы;

1,5 % — китайцы;

3,2 % — другие азиаты (турки, турки-киприоты, афганцы, курды, ливанцы, иракцы, тайцы, малайзийцы);

18,7 % — чёрные, в том числе 9,0 % — чёрные африканцы (сомалийцы, конголезцы, ганцы), 7,1 % — чёрные карибцы (ямайцы, барбадосцы, тринидадцы) и 2,6 % — другие чёрные;

0,9 % — арабы;

6,5 % — метисы, в том числе 1,9 % — чёрные карибцы, смешавшиеся с белыми, 1,5 % — азиаты, смешавшиеся с белыми, 1,0 % — чёрные африканцы, смешавшиеся с белыми и 2,1 % — другие метисы;

3,9 % — другие (колумбийцы, эквадорцы, боливийцы, алжирцы).

Религия

Статистические данные по религии в боро Харринги на 2011 год[7]:

Религия Харринги
%
Лондон
%
Англия
%
Христианство 45,0 48,4 59,4
Ислам 14,2 12,4 5,0
Иудаизм 3,1 1,8 0,5
Индуизм 1,8 5,0 1,5
Буддизм 1,1 1,0 0,5
Сикхизм 0,3 1,5 0,8
Другие 0,5 0,6 0,4
Нет религии 25,2 20,7 24,7
Не указана 8,9 8,5 7,2

Транспорт

По территории Харринги проходят линии Лондонского метрополитена и Лондонской надземки.

Спорт

В боро базируется футбольный клуб Тоттенхэм Хотспур, выступающий в Премьер-лиге.

Напишите отзыв о статье "Харинги"

Примечания

  1. 1 2 [www.ons.gov.uk/ons/rel/pop-estimate/population-estimates-for-england-and-wales/mid-2011--2011-census-based-/rft---mid-2011--census-based--population-estimates-for-england-and-wales.zip "Table 8a Mid-2011 Population Estimates: Selected age groups for local authorities in England and Wales; estimated resident population;"] (англ.) Перепись населения Англии и Уэльса, 2011 год, ONS
  2. [www.ons.gov.uk/ons/guide-method/geography/products/other/uk-standard-area-measurements--sam-/index.html "Standard Area Measurements - Local Authorities - Dec 2010 (SAM_LAD_DEC_2010_UK)"], измерение площади земельных участков, не включая водные объекты площадью больше 1 км2, ONS
  3. [www.britannica.com/EBchecked/topic/255310 Haringey] (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online. Проверено 1 марта 2014.
  4. Terry Webb. An Edmonton Boy. — Biograph, 2000. — С. 1. — 83 с. — ISBN 1-903981-00-X.
  5. [www.bbc.co.uk/programmes/b00j5tgn The Ghosts of Little Russia] (англ.)
  6. Классификация этнических групп приведена Национальной статистической службой Великобритании (ONS), подробнее см. [www.ons.gov.uk/ons/rel/census/2011-census/key-statistics-for-local-authorities-in-england-and-wales/rft-table-ks201ew.xls ONS Population Estimates by Ethnic Group, 2011] (англ.) (2012).
  7. Neighbourhood Statistics. [www.neighbourhood.statistics.gov.uk/dissemination/LeadTableView.do?a=5&b=6275119&c=Haringey&d=13&e=62&g=6326901&i=1001x1003x1032x1004&o=362&m=0&r=1&s=1393725429293&enc=1&dsFamilyId=2479 Religions - 2011 Census - ONS] (англ.). Neighbourhood.statistics.gov.uk. Проверено 6 апреля 2012.

Ссылки

  • [www.haringey.gov.uk/ Официальный сайт совета Харринги].

Отрывок, характеризующий Харинги

– Иди, съешь что нибудь. Ну выпей! – кричал ему из другой комнаты Долохов.
– Не хочу! – ответил Анатоль, всё продолжая улыбаться.
– Иди, Балага приехал.
Анатоль встал и вошел в столовую. Балага был известный троечный ямщик, уже лет шесть знавший Долохова и Анатоля, и служивший им своими тройками. Не раз он, когда полк Анатоля стоял в Твери, с вечера увозил его из Твери, к рассвету доставлял в Москву и увозил на другой день ночью. Не раз он увозил Долохова от погони, не раз он по городу катал их с цыганами и дамочками, как называл Балага. Не раз он с их работой давил по Москве народ и извозчиков, и всегда его выручали его господа, как он называл их. Не одну лошадь он загнал под ними. Не раз он был бит ими, не раз напаивали они его шампанским и мадерой, которую он любил, и не одну штуку он знал за каждым из них, которая обыкновенному человеку давно бы заслужила Сибирь. В кутежах своих они часто зазывали Балагу, заставляли его пить и плясать у цыган, и не одна тысяча их денег перешла через его руки. Служа им, он двадцать раз в году рисковал и своей жизнью и своей шкурой, и на их работе переморил больше лошадей, чем они ему переплатили денег. Но он любил их, любил эту безумную езду, по восемнадцати верст в час, любил перекувырнуть извозчика и раздавить пешехода по Москве, и во весь скок пролететь по московским улицам. Он любил слышать за собой этот дикий крик пьяных голосов: «пошел! пошел!» тогда как уж и так нельзя было ехать шибче; любил вытянуть больно по шее мужика, который и так ни жив, ни мертв сторонился от него. «Настоящие господа!» думал он.
Анатоль и Долохов тоже любили Балагу за его мастерство езды и за то, что он любил то же, что и они. С другими Балага рядился, брал по двадцати пяти рублей за двухчасовое катанье и с другими только изредка ездил сам, а больше посылал своих молодцов. Но с своими господами, как он называл их, он всегда ехал сам и никогда ничего не требовал за свою работу. Только узнав через камердинеров время, когда были деньги, он раз в несколько месяцев приходил поутру, трезвый и, низко кланяясь, просил выручить его. Его всегда сажали господа.
– Уж вы меня вызвольте, батюшка Федор Иваныч или ваше сиятельство, – говорил он. – Обезлошадничал вовсе, на ярманку ехать уж ссудите, что можете.
И Анатоль и Долохов, когда бывали в деньгах, давали ему по тысяче и по две рублей.
Балага был русый, с красным лицом и в особенности красной, толстой шеей, приземистый, курносый мужик, лет двадцати семи, с блестящими маленькими глазами и маленькой бородкой. Он был одет в тонком синем кафтане на шелковой подкладке, надетом на полушубке.
Он перекрестился на передний угол и подошел к Долохову, протягивая черную, небольшую руку.
– Федору Ивановичу! – сказал он, кланяясь.
– Здорово, брат. – Ну вот и он.
– Здравствуй, ваше сиятельство, – сказал он входившему Анатолю и тоже протянул руку.
– Я тебе говорю, Балага, – сказал Анатоль, кладя ему руки на плечи, – любишь ты меня или нет? А? Теперь службу сослужи… На каких приехал? А?
– Как посол приказал, на ваших на зверьях, – сказал Балага.
– Ну, слышишь, Балага! Зарежь всю тройку, а чтобы в три часа приехать. А?
– Как зарежешь, на чем поедем? – сказал Балага, подмигивая.
– Ну, я тебе морду разобью, ты не шути! – вдруг, выкатив глаза, крикнул Анатоль.
– Что ж шутить, – посмеиваясь сказал ямщик. – Разве я для своих господ пожалею? Что мочи скакать будет лошадям, то и ехать будем.
– А! – сказал Анатоль. – Ну садись.
– Что ж, садись! – сказал Долохов.
– Постою, Федор Иванович.
– Садись, врешь, пей, – сказал Анатоль и налил ему большой стакан мадеры. Глаза ямщика засветились на вино. Отказываясь для приличия, он выпил и отерся шелковым красным платком, который лежал у него в шапке.
– Что ж, когда ехать то, ваше сиятельство?
– Да вот… (Анатоль посмотрел на часы) сейчас и ехать. Смотри же, Балага. А? Поспеешь?
– Да как выезд – счастлив ли будет, а то отчего же не поспеть? – сказал Балага. – Доставляли же в Тверь, в семь часов поспевали. Помнишь небось, ваше сиятельство.
– Ты знаешь ли, на Рожество из Твери я раз ехал, – сказал Анатоль с улыбкой воспоминания, обращаясь к Макарину, который во все глаза умиленно смотрел на Курагина. – Ты веришь ли, Макарка, что дух захватывало, как мы летели. Въехали в обоз, через два воза перескочили. А?
– Уж лошади ж были! – продолжал рассказ Балага. – Я тогда молодых пристяжных к каурому запрег, – обратился он к Долохову, – так веришь ли, Федор Иваныч, 60 верст звери летели; держать нельзя, руки закоченели, мороз был. Бросил вожжи, держи, мол, ваше сиятельство, сам, так в сани и повалился. Так ведь не то что погонять, до места держать нельзя. В три часа донесли черти. Издохла левая только.


Анатоль вышел из комнаты и через несколько минут вернулся в подпоясанной серебряным ремнем шубке и собольей шапке, молодцовато надетой на бекрень и очень шедшей к его красивому лицу. Поглядевшись в зеркало и в той самой позе, которую он взял перед зеркалом, став перед Долоховым, он взял стакан вина.
– Ну, Федя, прощай, спасибо за всё, прощай, – сказал Анатоль. – Ну, товарищи, друзья… он задумался… – молодости… моей, прощайте, – обратился он к Макарину и другим.
Несмотря на то, что все они ехали с ним, Анатоль видимо хотел сделать что то трогательное и торжественное из этого обращения к товарищам. Он говорил медленным, громким голосом и выставив грудь покачивал одной ногой. – Все возьмите стаканы; и ты, Балага. Ну, товарищи, друзья молодости моей, покутили мы, пожили, покутили. А? Теперь, когда свидимся? за границу уеду. Пожили, прощай, ребята. За здоровье! Ура!.. – сказал он, выпил свой стакан и хлопнул его об землю.
– Будь здоров, – сказал Балага, тоже выпив свой стакан и обтираясь платком. Макарин со слезами на глазах обнимал Анатоля. – Эх, князь, уж как грустно мне с тобой расстаться, – проговорил он.