Хартли, Ральф

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ральф Винтон Лайон Хартли
англ. Ralph Vinton Lyon Hartley
Дата рождения:

30 ноября 1888(1888-11-30)

Место рождения:

Спрус, Невада, США

Дата смерти:

1 мая 1970(1970-05-01) (81 год)

Место смерти:

Нью-Джерси, США

Страна:

США

Научная сфера:

электротехника

Альма-матер:

Университет Юты
Оксфордский университет

Награды и премии:

Медаль Почёта IEEE
Стипендия Родса

Ральф Винтон Лайон Хартли (англ. Ralph Vinton Lyon Hartley, 30 ноября 1888, Спрус, Невада1 мая 1970, Нью-Джерси) — американский учёный-электронщик. Он предложил генератор Хартли, преобразование Хартли и сделал вклад в теорию информации, введя в 1928 году логарифмическую меру информации <math>H = K \log_2(M)</math>, которая называется хартлиевским количеством информации или просто мерой Хартли.





Биография

Он получил высшее образование со степенью A.B. (бакалавр искусств) в Университете Юты в 1909. Как стипендиат Родса, он получил степень B.A. (бакалавр искусств) в 1912 и степень B.Sc. (бакалавр наук) в 1913 в Оксфордском университете.

Научная деятельность

После возвращения из Англии, Хартли присоединился к Научно-исследовательской лаборатории Западной Электрической Компании и принял участие в создании радиоприёмника для трансатлантических тестов. В течение Первой мировой войны, Хартли решил проблемы, которые препятствовали развитию направленных искателей звукового типа. После войны учёный вплотную занялся проблемой передачи информации (в частности звуковой). В течение этого периода он сформулировал закон: «общая сумма информации, которая может быть передана, пропорциональна переданному частотному диапазону и времени передачи».

Хартли был пионером в области Информационной Теории. Он ввёл понятие «информации» (энтропии) как случайной переменной и был первым, кто попытался определить «меру информации». Хартли развивал понятие информации, основанной на «физическом как противопоставлено с психологическими рассмотрениями» для использования в изучении электронных коммуникаций. Фактически, Хартли соответственно определяет это основное понятие. Вместо этого он обращается к «точности ... информации» и «количеству информации».

Информация существует в передаче символов, с символами, имеющими «определённые значения к партийному сообщению». Когда кто-то получает информацию, каждый полученный символ позволяет получателю «устранять возможности», исключая другие возможные символы и их связанные значения.

Точность информации зависит от того, что другие последовательности символа, возможно, были выбраны; мера этих других последовательностей обеспечивает признак количества переданной информации. Таким образом, если бы мы получили 4 различных символа, происходящие с равной частотой, то это представило бы 2 бита.

Хартли награждён премиями за отличия в области науки, этот учёный состоял в американской Ассоциации Продвижения Науки. Хартли принадлежат больше чем 70 патентов (изобретений).

Публикации

  1. Hartley, R.V.L., [www.dotrose.com/etext/90_Miscellaneous/transmission_of_information_1928b.pdf "Transmission of Information"], Bell System Technical Journal, July 1928, pp. 535–563.
  2. Hartley, R.V.L., "A Wave Mechanism of Quantum Phenomena", Physical Review, Volume 33, Page 289, 1929 (abstract only)
  3. Hartley, R.V.L., "Oscillations in Systems with Non-Linear Reactance", The Bell System Technical Journal, Volume 15, Number 3, July 1936, pp 424 – 440
  4. Hartley, R.V.L., "A More Symmetrical Fourier Analysis Applied to Transmission Problems," Proceedings of the IRE 30, pp. 144–150 (1942).
  5. Hartley, R.V.L., "A New System of Logarithmic Units", Proceedings of the IRE, January 1955, Vol. 43, No. 1.
  6. Hartley, R.V.L., "Information Theory of The Fourier Analysis and Wave Mechanics", August 10, 1955, publication information unknown.
  7. Hartley, R.V.L., "The Mechanism of Gravitation", January 11, 1956, publication information unknown.

Цитата

Хотя частотные отношения в электрических связях интересны сами по себе, их обсуждение в этой ситуации едва ли будет оправдано, если мы не сможем вывести из них достаточно общие практические применения к разработке систем связи. То, что я надеюсь достичь в этом направлении, должно установить количественную меру, посредством которой могут быть сравнены мощности различных систем передачи информации» – [1, стр.535]

Библиография

  1. Hartley R.V.L. Transmission of information. — Bell System Technical Journal - 7. — 1928. — С. 535-63.
перевод:Хартли Р.В.Л. Передача информации. // Теория информации и её приложения. — Физматгиз, 1959.

См. также

Напишите отзыв о статье "Хартли, Ральф"

Отрывок, характеризующий Хартли, Ральф

– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.
Ростов не спуская глаз, несмотря на топтание лошадьми французских жандармов, осаживавших толпу, следил за каждым движением императора Александра и Бонапарте. Его, как неожиданность, поразило то, что Александр держал себя как равный с Бонапарте, и что Бонапарте совершенно свободно, как будто эта близость с государем естественна и привычна ему, как равный, обращался с русским царем.
Александр и Наполеон с длинным хвостом свиты подошли к правому флангу Преображенского батальона, прямо на толпу, которая стояла тут. Толпа очутилась неожиданно так близко к императорам, что Ростову, стоявшему в передних рядах ее, стало страшно, как бы его не узнали.