Хасбулатов, Руслан Имранович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Руслан Имранович Хасбулатов
Ӏимранан кIант Хасбулатов Руслан<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Председатель
Верховного Совета
РСФСР/РФ
29 октября 1991 года4 октября 1993 года
(и.о. с 10 июля 1991)
Предшественник: Борис Ельцин
Преемник: должность упразднена Иван Рыбкин
(Председатель Государственной Думы)
 
Вероисповедание: ислам суннитского толка
Рождение: 22 ноября 1942(1942-11-22) (76 лет)
Грозный, Чечено-Ингушская АССР, РСФСР, СССР
Отец: Хасбулатов Имран Чукиевич (1905-1944)
Мать: Хасбулатова Джозван Якубовна (1907-2000)
Образование: МГУ
Учёная степень: Доктор экономических наук
Профессия: Юрист
 
Автограф:

Русла́н Имранович Хасбула́тов (чеч. Ӏимранан кIант Хасбулатов Руслан; р. 22 ноября 1942 года, Грозный) — российский политический деятель, учёный и публицист, член-корреспондент РАН (1991), последний председатель Верховного Совета Российской Федерации, сначала сподвижник первого президента России Бориса Ельцина, затем его основной оппонент и активный участник российского конституционного кризиса до октября 1993, в 1994 году — организатор так называемой «Миротворческой миссии профессора Хасбулатова» в Чечне. С 1994 года — заведующий кафедрой мировой экономики Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова.





Биография

Запись голоса Р.И. Хасбулатова
Из интервью «Эхо Москвы»
1 марта 2007
Помощь по воспроизведению

Руслан Хасбулатов родился 22 ноября 1942 года[1] в городе Грозный, происходит из тейпа Харачой, Чечено-Ингушской АССР[2]. После депортации чеченцев был переселён в Казахстан, где прошли его детство и юность. В 1962 отправился в Москву, где в 1965 окончил юридический факультет МГУ, а в 1970 году окончил аспирантуру экономического факультета этого же университета[2].

В 1970 году на учёном совете МГУ защитил кандидатскую диссертацию[1], в 1980 году — докторскую диссертацию[2].

С 1978 года он преподаёт в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова[2].

В период перестройки являлся членом научного совета Бюро Совета Министров СССР по социальному развитию, принимал деятельное участие в разработке закона об аренде[1].

4 марта 1990 года Руслан Хасбулатов был избран народным депутатом РСФСР от Грозненского национально-территориального избирательного округа № 37 Чечено-Ингушской АССР (c 9 января 1993 г. — Чеченской Республики). В предвыборной программе выступал за единую Россию с широкими правами автономий, за равноправный союз с другими суверенными республиками, за создание демократических структур власти и превращение местных Советов в действительные органы самоуправления с правом местного законотворчества[1].

С 5 июня 1990 года по 29 октября 1991 года — первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР[3][4].

С 10 июля 1991 года — и. о. председателя Верховного Совета РСФСР.

С 29 октября 1991 года — председатель Верховного Совета Российской Федерации[5].

С сентября 1992 года — председатель Совета Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ[1].

С 1994 года — заведующий кафедрой мировой экономики в Российском экономическом университете имени Г. В. Плеханова[6].

Роль в истории России

Роль Хасбулатова в событиях августа-декабря 1991 г.

Хасбулатов сыграл важную роль в провале «августовского путча», хотя, как он заявлял впоследствии, был недоволен проектом нового Союзного договора[7]. Лично написал воззвание «К гражданам России», осуждающее действия ГКЧП[8]. Выступил против ареста своего коллеги, председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова, что по его мнению сыграло роль в развале СССР[9]. Как утверждает Валентин Варенников, Хасбулатов вместе с генеральным прокурором Валентином Степанковым не хотели объективного судебного процесса по делу ГКЧП[10]. После августа 1991 деятельность Совета Министров РСФСР была парализована, в такой обстановке Хасбулатов вынужден был превратить Президиум Верховного Совета России в реальное правительство, и он вместе с аппаратом парламента управлял всеми делами республики до формирования «правительства реформаторов»[11].

Во время подписания беловежского соглашения о создании СНГ и о прекращении существования СССР 8 декабря 1991, Хасбулатов находился с визитом в Южной Корее[9]. Когда Хасбулатов председательствовал на сессии Верховного Совета 12 декабря, он призывал ратифицировать беловежское соглашение[12], что и было сделано[13]. Ряд членов Верховного Совета отмечали, что, согласно действовавшей на тот момент Конституции РСФСР для ратификации соглашения необходимо было созвать высший орган государственной власти — Съезд народных депутатов РСФСР, поскольку соглашение затрагивало государственное устройство республики как части Союза ССР и тем самым влекло за собой изменения в конституцию[14]. В сентябре 1992 года группа народных депутатов РСФСР во главе с Сергеем Бабуриным направила в Конституционный суд Российской Федерации ходатайство о проверке конституционности постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств»[15][16]. Это обращение так и не было рассмотрено[17].

В апреле 1992 года Съезд народных депутатов России, несмотря на усилия Ельцина и Хасбулатова, трижды откажется ратифицировать беловежское соглашение и исключить из текста конституции РСФСР упоминание о конституции и законах СССР, что впоследствии станет одной из причин противостояния Съезда с президентом Ельциным и в дальнейшем приведёт к трагическим событиям октября 1993 года[18][19]. Конституция СССР и законы СССР продолжали упоминаться в статьях 4 и 102 Конституции Российской Федерации — России (РСФСР) 1978 года[20] вплоть до 25 декабря 1993 года, когда вступила в силу принятая всенародным голосованием Конституция Российской Федерации, которая не содержала упоминания о Конституции и законах Союза ССР.

Для реализации беловежского соглашения Хасбулатов подписывал постановления об упразднении Госбанка СССР[21], о прекращении полномочий народных депутатов СССР на территории РСФСР[22], об упразднении судебных органов власти и Прокуратуры СССР[23]. В марте 1992 года Хасбулатов призывал не допустить проведения Vl съезда народных депутатов СССР[24]. Впоследствии он заявил, что развал СССР был субъективным и ошибочным решением[25].

Как вспоминает бывший президент СССР Михаил Горбачёв: «На утро 27 декабря 1991 года было назначено моё интервью японским журналистам. Я решил последний раз провести его в кремлёвском кабинете. Они уже ждали. При подъезде к Кремлю мне по телефону в автомобиль сообщили: „В вашем кабинете с утра сидят Ельцин, Полторанин, Бурбулис, Хасбулатов. Распили бутылку. Гуляют“… Ельцину не терпелось оказаться в президентском кабинете, который посвящённые в кремлёвские дела называли „высотой“. Не дождавшись трёх дней до 30 декабря, он со своей „компанией“ взял „высоту“ досрочно. Устроили победный междусобойчик под виски — те, кто два года спустя стрелял друг в друга при разгроме парламента![26]»

В 1998 году на заседании комиссии Госдумы Хасбулатов признался, что ратификация беловежского соглашения была только в компетенции Съезда народных депутатов:

Когда вы рассматривали в Думе вопрос о ратификации-нератификации, вы забыли самый существенный элемент: что документ не ратифицирован, повторяю, что юридически, с точки зрения Конституции это был вопрос Съезда. А то, что принял Верховный Совет, могло иметь всего лишь рекомандательный характер.»[27]
По его словам, Верховный Совет ратифицировал соглашение под давлением, в том числе и военного лобби (государственный советник РСФСР по обороне Константин Кобец и министр обороны СССР Евгений Шапошников)[27].

В 2011 году в своих воспоминаниях Хасбулатов напишет, что Ельцин настаивал на скорейшей ратификации соглашения о создании СНГ, ссылаясь на множество проблем, возникающих из-за неопределённости в этом вопросе[28].

Роспуск Верховного Совета Чечено-Ингушетии

События 19-21 августа 1991 г. стали катализатором социально-политического взрыва в Чечено-Ингушетии. Организатором и руководителем массового движения стал Исполком ОКЧН (Общенационального конгресса чеченского народа) во главе с Джохаром Дудаевым.

После провала ГКЧП Исполком ОКЧН и организации национал-радикального толка выступили с требованием отставки Верховного Совета Чечено—Ингушской АССР и проведения новых выборов. 1-2 сентября 3-я сессия ОКЧН объявила Верховный Совет низложенным и передала всю власть на территории Чечено-Ингушетии Исполкому ОКЧН.

15 сентября 1991 г. под руководством прибывшего в Чечню и. о.председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова состоялась последняя сессия Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР, принявшая решение о самороспуске. В результате переговоров между Р. Хасбулатовым и лидерами Исполкома ОКЧН в качестве временного органа власти на период до выборов (назначенных на 17 ноября) был сформирован Временный Высший Совет ЧИАССР (ВВС) из 32 депутатов, сокращённый вскоре до 13 депутатов, затем — до 9.

Председателем Временного Высшего Совета республики был избран заместитель председателя Исполкома ОКЧН Хусейн Ахмадов, зам. председателя ВВС — помощник Хасбулатова Юрий Чёрный.

27 октября 1991 г. Исполком ОКЧН провёл выборы Президента и Парламента Чеченской Республики Ичкерия. Президентом был избран председатель Исполкома Джохар Дудаев. ВВС и его сторонники объявили выборы сфальсифицированными и отказались признать их итоги. Не признали результаты выборов Совет министров Чечено-Ингушетии, руководители предприятий и ведомств, руководители ряда районов республики.

Коренным образом расстановку сил изменил указ Президента РСФСР от 7 ноября 1991 г. о введении чрезвычайного положения на территории Чечено-Ингушетии. Лидеры оппозиционных партий и движений заявили о поддержке президента Дудаева и его правительства, взявшего на себя миссию защиты суверенитета Ичкерии. Временный Высший Совет и его ополчение распались в первые дни кризиса[29].

Конституционный кризис 1992—1993

Кризис явился следствием противостояния двух политических сил: с одной стороны — президента Российской Федерации Бориса Ельцина и части народных депутатов — сторонников президента, а с другой стороны — противников социально-экономической политики президента и правительства: вице-президента Александра Руцкого, большей части народных депутатов во главе с Хасбулатовым. В середине января 1992 года в официальном заявлении Хасбулатов предложил Ельцину уволить практически недееспособное правительство Бурбулиса-Гайдара, однако в это время большинство депутатов не поддержало его, и Хасбулатов отказался тогда от требования отставки правительства.

Временно критика правительства с его стороны несколько ослабла, но перед началом шестого съезда народных депутатов он вновь усилил нажим.

Перед седьмым съездом народных депутатов Хасбулатов предлагал президенту поддержку и продление особых полномочий в обмен на право контроля над составом правительства с помощью внесения соответствовавших поправок в Конституцию. Несколько смягчил критику правительства Гайдара, заявив, что оно серьёзно изменило линию своего поведения. Но, несмотря на это, в день открытия седьмого съезда Хасбулатов выступил с программной речью, содержавшей резкую критику экономического курса правительства, что оказало большое влияние на настроение депутатов и их решение отклонить выдвинутую Ельциным на пост премьера кандидатуру Егора Гайдара.

21 сентября 1993 года Ельцин подписал указ о поэтапной конституционной реформе и распустил съезд народных депутатов и Верховный Совет, назначив на 12 декабря 1993 года выборы в новый, не предусмотренный Конституцией, орган власти — Федеральное Собрание[30]. Хасбулатов созвал заседание президиума Верховного Совета и, ссылаясь на статью 121.6 Конституции, которая предусматривает немедленное прекращение полномочий президента в случае, если он использует свои полномочия для роспуска законно избранных органов власти, констатировал прекращение полномочий президента Ельцина и переход их к вице-президенту Руцкому[31].

22 сентября Верховный Совет на основании заключения Конституционного суда[32] принял постановление о прекращении полномочий президента Ельцина с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года после подписания указа № 1400[33], и о переходе их к вице-президенту Руцкому[34]. Верховный Совет принял также постановление о созыве 23 сентября X (Чрезвычайного) Съезда народных депутатов[35].

23 сентября открылся Х внеочередной (чрезвычайный) Съезд народных депутатов Российской Федерации с повесткой дня «О политическом положении в Российской Федерации в связи с совершённым государственным переворотом»[36]. Были утверждены постановления Верховного Совета о прекращении президентских полномочий Ельцина с момента издания им указа № 1400 и переходе их, согласно Конституции, к вице-президенту Руцкому, а действия Ельцина квалифицированы как государственный переворот[37]. Съезд постановил провести одновременные досрочные выборы президента и народных депутатов не позднее марта 1994 года. Верховному Совету было поручено в месячный срок подготовить соответствующие нормативные акты, обеспечивающие проведение данных выборов[38]. Спустя несколько дней здание Верховного Совета РФ, где Хасбулатов продолжал вести заседания, было блокировано подразделениями армии и МВД.

24 сентября народный депутат РФ Евгений Кожокин выступил парламентёром между Хасбулатовым и Администрацией Президента РФ[39][40] . Предложения Бориса Ельцина о гарантиях безопасности и беспрепятственного выезда за границу, которые парламентёр по поручению Сергея Степашина доставил Хасбулатову лично, были им отвергнуты, более того Хасбулатов возразил, что ни в каких гарантиях не нуждается[41] и сам может предоставить гарантии безопасности Ельцину, если тот откажется от реализации своего указа о роспуске Съезда и парламента[42].

4 октября 1993 года после расстрела из танков Дома Советов, где находился Верховный Совет и проходил X (чрезвычайный) съезд народных депутатов, Хасбулатов был задержан. Бывший начальник службы безопасности Ельцина Александр Коржаков впоследствии вспоминал, что у него была задача «кокнуть» Руцкого и Хасбулатова, однако на глазах толпы депутатов сделать это не удалось[43]. Хасбулатов, как и ряд его соратников, был помещён в следственный изолятор Лефортово города Москвы. Ему было предъявлено обвинение в организации массовых беспорядков (ст.79 УК РСФСР)[44]. В докладе комиссии Госдумы по дополнительному изучению и анализу событий 21 сентября — 5 октября 1993 года, со ссылкой на бывшего члена президентского совета Алексея Казанника (который на следующий день после штурма Белого дома был назначен Ельциным на пост Генерального прокурора), утверждается, что Ельцин и его окружение предлагали Казаннику судить Хасбулатова и других лиц, выступивших против разгона Съезда и Верховного Совета, по ст. 102 УК РСФСР (Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), которая предусматривала смертную казнь[39]. Казанник в ответ сказал Ельцину, что нет юридических оснований для применения данной статьи[39]. 25 февраля 1994 года Хасбулатов освобождён из-под стражи по амнистии Государственной Думы[45]. Ельцин требовал не допустить проведения амнистии[46][47], значительную роль в её немедленной реализации сыграл генпрокурор РФ Алексей Казанник, вскоре уволенный со своего поста[48].

Как установила комиссия Госдумы:
Председатель Верховного Совета Российской Федерации Хасбулатов Р. И. был задержан и взят под стражу без предусмотренного законом специального решения об этом сессии Верховного Совета Российской Федерации, на основании незаконного приказа Ельцина Б. Н.[39]

В сентябре 1998 года на заседании комиссии Госдумы Хасбулатов заявил, что лично видел погибших в здании Верховного Совета[49].

В октябре 2010 года Хасбулатов сообщил, что группа народных депутатов России готовит обращение в Международный суд по поводу событий октября 1993 года[50][51].

До сих пор считает Ельцина, которого называет диктатором, главным виновником в бедах России[52]. Хасбулатов по-прежнему себя считает председателем Верховного Совета[53] и не признаёт законности проведения всенародного голосования по принятию новой конституции 12 декабря 1993 года, которая упразднила Съезд и Верховный Совет[54].

«Миротворческая миссия профессора Хасбулатова»

В 1994 году им была организована так называемая «Миротворческая миссия профессора Хасбулатова». Политик выезжал в Чечню, пытаясь организовать переговоры между лидером сепаратистов, президентом Чечни Джохаром Дудаевым и антидудаевской оппозицией, а также российскими властями[55]. Однако миссия оказалась неудачной, стороны не были готовы идти ни на какие компромиссы[56], вдобавок популярность Джохара Дудаева в то время в Чечне была чрезвычайно высокой[57], а сам Хасбулатов фактически примкнул к самой антидудаевской оппозиции[29].

За несколько месяцев до вступления российских войск в Чечню, 20 августа 1994 года Руслан Хасбулатов на митинге в городе Шали в Чечне призывал к созданию примирительной комиссии и подписанию соглашения о неприменении оружия вооружёнными группировками друг против друга[55].

21 августа того же года в селе Толстой-Юрт начинает действовать радиостанция сторонников Хасбулатова. С её появлением начинают говорить о «Миротворческой миссии профессора Хасбулатова».

По данным российского политолога Сергея Кургиняна, район поселения Толстой-Юрт входит в зону распространения тариката Накшбандья в среде верующих чеченцев[58]. Выбор Хасбулатовым данного населённого пункта в качестве своей базы может говорить о связи семьи самого Хасбулатова с накшбандийским толком суфийского ислама.

К «миротворческой миссии Хасбулатова» присоединяются 7 вооружённых группировок[29][55].

25 августа президент Джохар Дудаев выступает на митинге своих сторонников и, в частности, заявляет:

Цель Хасбулатова — спровоцировать войну в Чечне, чтобы на крови чеченцев вновь вернуться на российскую политическую арену
[55].

26 августа информационные агентства сообщили, что уже 20 вооружённых группировок присоединились к миротворческой миссии Хасбулатова. Лидер антидудаевской оппозиции, председатель Временного Совета Умар Автурханов и Руслан Хасбулатов встречаются в селе Знаменское Надтеречного района и договариваются о совместных действиях против режима Дудаева[55].

29 августа на встрече лидеров оппозиционных групп (Умар Автурханов, Руслан Хасбулатов, Руслан Лабазанов, Бислан Гантамиров) в Надтеречном районе было решено объединить действия противников режима под эгидой Временного Совета Чеченской Республики[29].

7 сентября представители «миротворческой миссии профессора Хасбулатова» прибыли в штаб антидудаевской оппозиции — Временного Совета Чечни для выработки стратегии дальнейших совместных действий[55].

С началом боевых действий в конце года Хасбулатов вернулся в Москву, где продолжил работу на кафедре в институте[56].

В 1995 году, когда в Чечне разворачивалась активная стадия военного конфликта, Хасбулатов, по данным газеты «Время новостей», имевший влияние в чеченской диаспоре, вновь предлагал выступить в качестве посредника. Однако российские власти отказались от его услуг[56]. В 2005 году Хасбулатов заявил, что Дудаев заигрывал с Ельциным, когда хотел лишить его (Хасбулатова) депутатских полномочий[59].

Заявление об участии в выборах президента Чечни

В 2003 году Хасбулатов намеревался баллотироваться в президенты Чеченской Республики и заявлял, что может одержать победу в первом же туре, но участия в выборах не принял[56][60].

Награды

Медаль «За доблестный труд»

Семья и увлечения

Руслан Хасбулатов женат, супруга — Раиса Хасановна (1952). Двое детей — сын Омар (1973), менеджер, и дочь Селима (1974)[1], врач. Есть внуки.

Семья живёт в московской квартире и загородном доме в дачном посёлке Ольгино Можайского района Московской области.

Руслан Имранович собирает коллекцию трубок, насчитывающую более 500 экземпляров. Среди них раритетная трубка британского премьер-министра Г. Макмиллана, подаренная сестрой политика[61].

Киновоплощения

Библиография

  • Экономика современной Канады. — М.,1977;
  • Освободившиеся страны. Политико-экономический анализ. — 1986;
  • Актуальные проблемы социалистического строительства. — М., 1986 ( в соавторстве с В. Я. Иохиным);
  • Development country and Imperialism. — India, 1985;
  • Современная международная торговля. — 1987;
  • Управление корпорациями: теория и опыт. — 1987;
  • Мировая экономика и международные экономические отношения. — М., 1988;
  • Бюрократия — тоже наш враг. — М.: Политиздат, 1989;
  • Бюрократическое государство. — М., 1991;
  • Власть: размышления спикера. — М., 1992;
  • Выбор судьбы. — М.: Республика, 1993;
  • Россия: пора перемен. — 1993;
  • Возможна ли «балканизация» России? — М.: Известия, 1993;
  • Международные экономические отношения: в 2 т. — М.: Новости, 1991; (редактор)
  • Мировая экономика. — М., 1994;
  • Чечня. Мне не дали остановить войну. — М., 1995;
  • Хасбулатов Р. И. Бессилие власти. Путинская Россия. — М.: Яуза, 2012;
  • Хасбулатов, Р. И. Мировая экономика и международные экономические отношения. — М.: Гардарики, 2006. — С. 671. — ISBN 5-8297-0280-0.
  • Хасбулатов, Р. И. [1993.sovnarkom.ru/KNIGI/HASBULAT/hasb0.htm Великая российская трагедия]. — М.: ТОО «СИМС», 1994. — ISBN 5-86020-310-1.
  • Эпоха США: Технология доминирования и грядущего упадка. — Экономика и политика России, № 2, Апрель 2000 г.;
  • Мировая экономика. Теория. Концепции. Политика: В 2 т. — 2001;
  • Взорванная жизнь: Кремль и российско-чеченская война. — М.: Грааль, 2002
  • Международные экономические отношения. Углублённый курс: Учебник. — 2011
  • Международные экономические отношения: Учебник для бакалавров. — М.: Юрийт, 2012. — 910 с. — («Бакалавр. Углублённый курс»). — 1 000 экз., ISBN 978-5-9916-1618-8
  • Мировая экономика: Учебник для бакалавров. — М.: Юрийт, 2012. — 884 с. — («Бакалавр»). — 1 000 экз., ISBN 978-5-9916-1528-0
  • Преступный режим: «Либеральная тирания» Ельцина. — М.: Яуза-пресс, 2011. — 416 с. — 3 000 экз., ISBN 978-5-9955-0304-0
  • [www.socionauki.ru/journal/articles/132573/ Идолы и идолопоклонники: крах либертаризма]. Статья первая. Век глобализации, № 1, 2011, с. 3-14
  • Иллюзия величия: Катастрофа лидерства. — М.: Яуза-Пресс, 2012. — 448 с. — (Главный свидетель. Сенационные мемуары). — 3000 экз., ISBN 978-5-9955-0335-4
  • Экономика: 10 кл.: Профильный уровень: Учебник для общеобразовательных учреждений. — М.: Дрофа, 2012. — 158 с., ил., 3000 экз., ISBN 978-5-358-08857-3
  • Экономика: 11 кл.: Профильный уровень: Учебное пособие для общеобразовательных учреждений. — М.: Дрофа, 2012. — 144 с., ил., 3000 экз., ISBN 978-5-358-09031-6
  • Полураспад СССР. Как развалили сверхдержаву — М.: Яуза-Пресс, 2011. ISBN 978-5-9955-0302-6

Напишите отзыв о статье "Хасбулатов, Руслан Имранович"

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 [www.biografija.ru/biography/khasbulatov-ruslan-imranovich.htm Хасбулатов Руслан Имранович — Биография]
  2. 1 2 3 4 [moscowwriters.ru/TVOR-P/x/xasbul/xasbul-tv.htm Биография на сайте «Московские писатели»]
  3. [vedomosti.rsfsr-rf.ru/1990/2/#17 Постановление Съезда народных депутатов Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 5 июня 1990 года об избрании Первого Заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР]
  4. [poisk-zakona.ru/267877.html Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 29.10.1991 № 1818-I]
  5. [poisk-zakona.ru/267878.html Постановление Съезда народных депутатов РСФСР от 29.10.1991 № 1817-I]
  6. [echo.msk.ru/guests/799/ Радиостанция «Эхо Москвы» / Гости / Хасбулатов Руслан]
  7. [www.voskres.ru/interview/hasbulat.htm Так разбивали Советский Союз.] Беседа с Русланом Хасбулатовым
  8. [survincity.ru.xsph.ru/2012/03/pervoe-soveshhanie-rossijskogo-rukovodstva/ Первое совещание российского руководства. Обращение «К гражданам России!»] // Полураспад СССР
  9. 1 2 [archive.svoboda.org/programs/ftf/2001/ftf.081201.asp [ Радио Свобода: Наши гости: Лицом к лицу ]]
  10. [www.x-libri.ru/elib/vrnkv000/00000029.htm Часть 29 из 175 — Варенников Валентин Иванович. Дело ГКЧП]
  11. [archive.is/20120708153007/gazeta-pravda.ru/content/view/3595/60/ Егор Гайдар: необъяснимый взлёт и закономерное падение — Газета «Правда»]
  12. [comstol.info/docs/stenogramma.pdf Стенограмма 21 заседания 4 сессии Верховного Совета РСФСР 12 декабря 1991]
  13. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=30726 Постановление Верховного Совета РСФСР от 12.12.1991 года № 2014-1 «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств»]
  14. [sssr.net.ru/denons.html Прибыловский В., Точкин Гр. Кто и как упразднил СССР]
  15. [www.kommersant.ru/doc/35277 Ъ-Газета — Планы Конституционного суда России]
  16. [www.ni-journal.ru/archive/14928136/n_1_2009/1f00f2d8/e99ca0f6/ Сергей Бабурин — политик в интерьере эпохи " Юбилей " № 1/2009 " 2009 " Архив | Национальные интересы]
  17. [1993.sovnarkom.ru/TEXT/STATYI/pavlov.htm pavlov]
  18. [www.zlev.ru/index.php?p=article&nomer=41&article=2411 Съезд народных депутатов РСФСР: триумф или падение]
  19. Бывший заместитель председателя Верховного Совета РСФСР Воронин Ю. М. [www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=587134 Беловежское предательство] // Советская Россия, 16 декабря 2010 г.
  20. Конституция Российской Федерации (РСФСР) 1978 года в редакции от 10 декабря 1992 года
  21. [russia.bestpravo.com/fed1991/data01/tex10222.htm Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР № 2066-1 от 20 декабря 1991 года «О ходе выполнения постановления Верховного Совета РСФСР „О финансово-кредитном обеспечении экономической реформы и реорганизации банковской системы в РСФСР“ и о Государственном банке СССР»]
  22. Постановление Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1991 года № 3025-1 «[zakon.7law.info/base49/part3/d49ru3824.htm О народных депутатах бывшего Союза Советских Социалистических Республик]» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. — 1992. — № 1. — 2 января. — ст. 8.
  23. [base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=EXP;n=222266 Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 декабря 1991 года № 3045-1 «Об упразднении Верховного Суда СССР, Высшего Арбитражного Суда СССР и Прокуратуры СССР»]
  24. Постановление Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2493-1 «[www.bestpravo.com/fed1992/data03/tex14624.htm О намерении ряда бывших народных депутатов СССР воссоздать структуры распавшегося Союза ССР]» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. — 1992. — № 12. — 19 марта. — ст. 655.
  25. [1993.sovnarkom.ru/TEXT/STATYI/zavtra_97_200_33.html Руслан Хасбулатов __ МОЯ СВЕЧА]
  26. [www.novayagazeta.ru/society/66087.html Как меня хоронили — Общество — Новая Газета]
  27. 1 2 Сборник документов и материалов Специальной комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по оценке соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, и их рассмотрения Государственной Думой 13 — 15 мая 1999 года/ Гос. Дума Федер. Собр. Рос. Федерации — М., стр. 247-248 (ответы Руслана Хасбулатова на вопросы Ю. П. Иванова)
  28. Хасбулатов Р. И. [survincity.ru/2012/03/ratifikaciya-soglasheniya-o-sozdanii-soyuza/ Полураспад СССР. Как развалили сверхдержаву // Ратификация «Соглашения о создании Союза Независимых Государств» на заседании Верховного Совета Российской Федерации]
  29. 1 2 3 4 [www.igpi.ru/monitoring/1047645476/oct_97/chechen.html IGPI.RU :: Политический мониторинг :: Выпуски политического мониторинга :: Чеченская республика Ичкерия. Общий обзор]
  30. Указ президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации»
  31. [poisk-zakona.ru/240540.html Постановление Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 5779-I «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина»] // Российская газета", № 184(800), 23 сентября 1993, с.2
  32. Заключение Конституционного Суда Российской Федерации № З-2 от 21 сентября 1993 года «О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина, связанных с его Указом „О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации“ от 21 сентября 1993 года № 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года»
  33. [poisk-zakona.ru/240353.html Постановление Верховного Совета Российской Федерации № 5780-I от 22 сентября 1993 года «О прекращении полномочий Президента Российской Федерации Ельцина Б. Н.»] // «Российская газета», № 184(800), 23 сентября 1993, с.2
  34. [poisk-zakona.ru/240352.html Постановление Верховного Совета Российской Федерации № 5781-I от 22 сентября 1993 года «Об исполнении полномочий Президента Российской Федерации вице-президентом Российской Федерации Руцким А. В.»] // «Российская газета», № 184(800), 23 сентября 1993, с.2
  35. [poisk-zakona.ru/240351.html Постановление Верховного Совета Российской Федерации № 5782-I от 22 сентября 1993 года «О созыве десятого чрезвычайного (внеочередного) Съезда народных депутатов Российской Федерации»] // «Российская газета», № 184(800), 23 сентября 1993, с.2
  36. [1993.sovnarkom.ru/KNIGI/HASBULAT/hasb1-05.htm ТЕХНОЛОГИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕРЕВОРОТА-II.] из книги Р. И. Хасбулатова «Великая российская трагедия»
  37. [www.rumiantsev.ru/1993/17/ Постановление Съезда народных депутатов Российской Федерации № 5807-I от 24 сентября 1993 года «О политическом положении в Российской Федерации в связи с государственным переворотом»]
  38. [www.rumiantsev.ru/1993/14/ Постановление Съезда народных депутатов Российской Федерации № 5813-I от 24 сентября 1993 года «О досрочных выборах народных депутатов Российской Федерации и Президента Российской Федерации»]
  39. 1 2 3 4 [1993.sovnarkom.ru/KNIGI/Astrahankina/doclad-1993.doc Доклад Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года]
  40. [www.vesti.ru/doc.html?id=1137699 Вести. Ru: Никто не хотел уходить: 20 лет трагическим событиям октября 1993 года]
  41. [1993.sovnarkom.ru/KNIGI/HASBULAT/hasb1-06.htm В БЛОКАДЕ] из книги Р. И. Хасбулатова «Великая российская трагедия»
  42. [www.kommersant.ru/doc/2270477?themeid=1304 Ъ-Огонёк — «Хасбулатов был уверен, что победа близка»]
  43. [top.rbc.ru/politics/04/10/2013/880513.shtml Герои и антигерои октября 93-го: кто есть кто :: Политика :: Top.rbc.ru]
  44. [1993.sovnarkom.ru/KNIGI/HASBULAT/hasb2-11.htm В «ЛЕФОРТОВО»] из книги Р. И. Хасбулатова «Великая российская трагедия»
  45. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1994 г. № 65-1 ГД «Об объявлении политической и экономической амнистии»
  46. [www.politika.su/gos/ndrs.html Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР/РФ. 1990—1993]
  47. [www.1tv.ru/documentary/fi=6941 Борис Ельцин. Первый]
  48. [www.kommersant.ru/doc/72478 Ъ-Газета — Кремль переживает амнистию]
  49. Сборник документов и материалов Специальной комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по оценке соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации, и их рассмотрения Государственной Думой 13 — 15 мая 1999 года/ Гос. Дума Федер. Собр. Рос. Федерации — М., стр. 244 (ответ Руслана Хасбулатова на вопрос Виктора Илюхина)
  50. [www.youtube.com/watch?v=a3rqicO3B2A&feature=relmfu Октябрь 93-го (Рен-ТВ) 4/4] см. на 09:30
  51. [stolica.fm/archive-view/3145/1/ Октябрь 93-го. Расстрел Белого дома. Защита демократии или произвол власти?]
  52. [inotv.rt.com/2013-02-17/Hasbulatov-Putin-ne-ispolzuet-resursi Хасбулатов: Путин не использует ресурсы России для индустриализации - ZMAN - INO TV]. Проверено 15 апреля 2013. [www.webcitation.org/6FwgUkgwz Архивировано из первоисточника 17 апреля 2013].
  53. [svpressa.ru/online/article/64045/ Р. Хасбулатов: «У нас ничтожеств делают государственными деятелями»]
  54. [rusplt.ru/policy/voyna-v-chechne-proizoshla-izza-nedoumkov-razgromivshih-parlament.html «У нас в России любой президент надевает шинель Сталина»]
  55. 1 2 3 4 5 6 [www.cidct.org.ua/ru/Avdet/21-24(94)/24.html Центр информации и документаци крымских татар]
  56. 1 2 3 4 [www.vremya.ru/2003/140/4/76728.html Время новостей: № 140, 01 августа 2003]
  57. [worldcrisis.ru/crisis/79988/thread_t Мировой кризис: взрыв в метро]
  58. [bookscafe.net/read/kurginyan_sergey-soderzhatelnoe_edinstvo_1994_2000-220802.html#p1 Содержательное единство 1994-2000 - Кургинян Сергей :: Читать онлайн в BooksCafe.Net]. bookscafe.net. Проверено 10 сентября 2015.
  59. [www.svobodanews.ru/content/article/126812.html Руслан Хасбулатов — Радио Свобода]
  60. [www.grankin.ru/archiv/reg20_el.htm Выборы Президента Чеченской Республики — 2003]
  61. Александр Братерский: [www.rollingstone.ru/articles/304 «Руслан Хасбулатов. Ковбой с тенью»]. Rolling Stone Russia, 15.09.2006

Ссылки

  • [svpressa.ru/politic/article/46946/ Руслан Хасбулатов: На стороне ГКЧП могли выступить Грачёв, Лебедь и Громов]
  • [www.svpressa.ru/politic/article/52139/ Руслан Хасбулатов: Путин — пленник привычек и образа жизни]
  • [www.echo.msk.ru/guests/799/ Все интервью Хасбулатова Р. И. на радиостанции] «Эхо Москвы»
  • [finam.fm/guestinfo/32/ Все интервью Хасбулатова Р. И. на радиостанции] «Финам FM»
  • [www.youtube.com/watch?v=E-CbXcz40Os Интервью телеканалу «Дождь»: «Руслан Хасбулатов. Ельцин не знал, что делать»]
  • www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=590019
  • www.kp.ru/daily/26205/3091201
  • www.kp.ru/daily/26241/3123604
  • www.aif.ru/politics/russia/1316873
  • www.youtube.com/watch?v=xPS8SA4Lo0A
  • Интервью Хасбулатова Р.И на радиостанции «Комсомольская правда» www.kp.ru/radio/stenography/120366/
  • lenta.ru/articles/2015/04/28/hasbulatov/
  • [www.youtube.com/watch?v=btbZaROXP30 Хасбулатов рассказал, как было написано "воззвание Ельцина"] [www.vestifinance.ru/articles/74257]

Отрывок, характеризующий Хасбулатов, Руслан Имранович

Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n'oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.
– Capitaine Ramball du treizieme leger, decore pour l'affaire du Sept, [Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября,] – отрекомендовался он с самодовольной, неудержимой улыбкой, которая морщила его губы под усами. – Voudrez vous bien me dire a present, a qui' j'ai l'honneur de parler aussi agreablement au lieu de rester a l'ambulance avec la balle de ce fou dans le corps. [Будете ли вы так добры сказать мне теперь, с кем я имею честь разговаривать так приятно, вместо того, чтобы быть на перевязочном пункте с пулей этого сумасшедшего в теле?]
Пьер отвечал, что не может сказать своего имени, и, покраснев, начал было, пытаясь выдумать имя, говорить о причинах, по которым он не может сказать этого, но француз поспешно перебил его.
– De grace, – сказал он. – Je comprends vos raisons, vous etes officier… officier superieur, peut etre. Vous avez porte les armes contre nous. Ce n'est pas mon affaire. Je vous dois la vie. Cela me suffit. Je suis tout a vous. Vous etes gentilhomme? [Полноте, пожалуйста. Я понимаю вас, вы офицер… штаб офицер, может быть. Вы служили против нас. Это не мое дело. Я обязан вам жизнью. Мне этого довольно, и я весь ваш. Вы дворянин?] – прибавил он с оттенком вопроса. Пьер наклонил голову. – Votre nom de bapteme, s'il vous plait? Je ne demande pas davantage. Monsieur Pierre, dites vous… Parfait. C'est tout ce que je desire savoir. [Ваше имя? я больше ничего не спрашиваю. Господин Пьер, вы сказали? Прекрасно. Это все, что мне нужно.]
Когда принесены были жареная баранина, яичница, самовар, водка и вино из русского погреба, которое с собой привезли французы, Рамбаль попросил Пьера принять участие в этом обеде и тотчас сам, жадно и быстро, как здоровый и голодный человек, принялся есть, быстро пережевывая своими сильными зубами, беспрестанно причмокивая и приговаривая excellent, exquis! [чудесно, превосходно!] Лицо его раскраснелось и покрылось потом. Пьер был голоден и с удовольствием принял участие в обеде. Морель, денщик, принес кастрюлю с теплой водой и поставил в нее бутылку красного вина. Кроме того, он принес бутылку с квасом, которую он для пробы взял в кухне. Напиток этот был уже известен французам и получил название. Они называли квас limonade de cochon (свиной лимонад), и Морель хвалил этот limonade de cochon, который он нашел в кухне. Но так как у капитана было вино, добытое при переходе через Москву, то он предоставил квас Морелю и взялся за бутылку бордо. Он завернул бутылку по горлышко в салфетку и налил себе и Пьеру вина. Утоленный голод и вино еще более оживили капитана, и он не переставая разговаривал во время обеда.
– Oui, mon cher monsieur Pierre, je vous dois une fiere chandelle de m'avoir sauve… de cet enrage… J'en ai assez, voyez vous, de balles dans le corps. En voila une (on показал на бок) a Wagram et de deux a Smolensk, – он показал шрам, который был на щеке. – Et cette jambe, comme vous voyez, qui ne veut pas marcher. C'est a la grande bataille du 7 a la Moskowa que j'ai recu ca. Sacre dieu, c'etait beau. Il fallait voir ca, c'etait un deluge de feu. Vous nous avez taille une rude besogne; vous pouvez vous en vanter, nom d'un petit bonhomme. Et, ma parole, malgre l'atoux que j'y ai gagne, je serais pret a recommencer. Je plains ceux qui n'ont pas vu ca. [Да, мой любезный господин Пьер, я обязан поставить за вас добрую свечку за то, что вы спасли меня от этого бешеного. С меня, видите ли, довольно тех пуль, которые у меня в теле. Вот одна под Ваграмом, другая под Смоленском. А эта нога, вы видите, которая не хочет двигаться. Это при большом сражении 7 го под Москвою. О! это было чудесно! Надо было видеть, это был потоп огня. Задали вы нам трудную работу, можете похвалиться. И ей богу, несмотря на этот козырь (он указал на крест), я был бы готов начать все снова. Жалею тех, которые не видали этого.]
– J'y ai ete, [Я был там,] – сказал Пьер.
– Bah, vraiment! Eh bien, tant mieux, – сказал француз. – Vous etes de fiers ennemis, tout de meme. La grande redoute a ete tenace, nom d'une pipe. Et vous nous l'avez fait cranement payer. J'y suis alle trois fois, tel que vous me voyez. Trois fois nous etions sur les canons et trois fois on nous a culbute et comme des capucins de cartes. Oh!! c'etait beau, monsieur Pierre. Vos grenadiers ont ete superbes, tonnerre de Dieu. Je les ai vu six fois de suite serrer les rangs, et marcher comme a une revue. Les beaux hommes! Notre roi de Naples, qui s'y connait a crie: bravo! Ah, ah! soldat comme nous autres! – сказал он, улыбаясь, поело минутного молчания. – Tant mieux, tant mieux, monsieur Pierre. Terribles en bataille… galants… – он подмигнул с улыбкой, – avec les belles, voila les Francais, monsieur Pierre, n'est ce pas? [Ба, в самом деле? Тем лучше. Вы лихие враги, надо признаться. Хорошо держался большой редут, черт возьми. И дорого же вы заставили нас поплатиться. Я там три раза был, как вы меня видите. Три раза мы были на пушках, три раза нас опрокидывали, как карточных солдатиков. Ваши гренадеры были великолепны, ей богу. Я видел, как их ряды шесть раз смыкались и как они выступали точно на парад. Чудный народ! Наш Неаполитанский король, который в этих делах собаку съел, кричал им: браво! – Га, га, так вы наш брат солдат! – Тем лучше, тем лучше, господин Пьер. Страшны в сражениях, любезны с красавицами, вот французы, господин Пьер. Не правда ли?]
До такой степени капитан был наивно и добродушно весел, и целен, и доволен собой, что Пьер чуть чуть сам не подмигнул, весело глядя на него. Вероятно, слово «galant» навело капитана на мысль о положении Москвы.
– A propos, dites, donc, est ce vrai que toutes les femmes ont quitte Moscou? Une drole d'idee! Qu'avaient elles a craindre? [Кстати, скажите, пожалуйста, правда ли, что все женщины уехали из Москвы? Странная мысль, чего они боялись?]
– Est ce que les dames francaises ne quitteraient pas Paris si les Russes y entraient? [Разве французские дамы не уехали бы из Парижа, если бы русские вошли в него?] – сказал Пьер.
– Ah, ah, ah!.. – Француз весело, сангвинически расхохотался, трепля по плечу Пьера. – Ah! elle est forte celle la, – проговорил он. – Paris? Mais Paris Paris… [Ха, ха, ха!.. А вот сказал штуку. Париж?.. Но Париж… Париж…]
– Paris la capitale du monde… [Париж – столица мира…] – сказал Пьер, доканчивая его речь.
Капитан посмотрел на Пьера. Он имел привычку в середине разговора остановиться и поглядеть пристально смеющимися, ласковыми глазами.
– Eh bien, si vous ne m'aviez pas dit que vous etes Russe, j'aurai parie que vous etes Parisien. Vous avez ce je ne sais, quoi, ce… [Ну, если б вы мне не сказали, что вы русский, я бы побился об заклад, что вы парижанин. В вас что то есть, эта…] – и, сказав этот комплимент, он опять молча посмотрел.
– J'ai ete a Paris, j'y ai passe des annees, [Я был в Париже, я провел там целые годы,] – сказал Пьер.
– Oh ca se voit bien. Paris!.. Un homme qui ne connait pas Paris, est un sauvage. Un Parisien, ca se sent a deux lieux. Paris, s'est Talma, la Duschenois, Potier, la Sorbonne, les boulevards, – и заметив, что заключение слабее предыдущего, он поспешно прибавил: – Il n'y a qu'un Paris au monde. Vous avez ete a Paris et vous etes reste Busse. Eh bien, je ne vous en estime pas moins. [О, это видно. Париж!.. Человек, который не знает Парижа, – дикарь. Парижанина узнаешь за две мили. Париж – это Тальма, Дюшенуа, Потье, Сорбонна, бульвары… Во всем мире один Париж. Вы были в Париже и остались русским. Ну что же, я вас за то не менее уважаю.]
Под влиянием выпитого вина и после дней, проведенных в уединении с своими мрачными мыслями, Пьер испытывал невольное удовольствие в разговоре с этим веселым и добродушным человеком.
– Pour en revenir a vos dames, on les dit bien belles. Quelle fichue idee d'aller s'enterrer dans les steppes, quand l'armee francaise est a Moscou. Quelle chance elles ont manque celles la. Vos moujiks c'est autre chose, mais voua autres gens civilises vous devriez nous connaitre mieux que ca. Nous avons pris Vienne, Berlin, Madrid, Naples, Rome, Varsovie, toutes les capitales du monde… On nous craint, mais on nous aime. Nous sommes bons a connaitre. Et puis l'Empereur! [Но воротимся к вашим дамам: говорят, что они очень красивы. Что за дурацкая мысль поехать зарыться в степи, когда французская армия в Москве! Они пропустили чудесный случай. Ваши мужики, я понимаю, но вы – люди образованные – должны бы были знать нас лучше этого. Мы брали Вену, Берлин, Мадрид, Неаполь, Рим, Варшаву, все столицы мира. Нас боятся, но нас любят. Не вредно знать нас поближе. И потом император…] – начал он, но Пьер перебил его.
– L'Empereur, – повторил Пьер, и лицо его вдруг привяло грустное и сконфуженное выражение. – Est ce que l'Empereur?.. [Император… Что император?..]
– L'Empereur? C'est la generosite, la clemence, la justice, l'ordre, le genie, voila l'Empereur! C'est moi, Ram ball, qui vous le dit. Tel que vous me voyez, j'etais son ennemi il y a encore huit ans. Mon pere a ete comte emigre… Mais il m'a vaincu, cet homme. Il m'a empoigne. Je n'ai pas pu resister au spectacle de grandeur et de gloire dont il couvrait la France. Quand j'ai compris ce qu'il voulait, quand j'ai vu qu'il nous faisait une litiere de lauriers, voyez vous, je me suis dit: voila un souverain, et je me suis donne a lui. Eh voila! Oh, oui, mon cher, c'est le plus grand homme des siecles passes et a venir. [Император? Это великодушие, милосердие, справедливость, порядок, гений – вот что такое император! Это я, Рамбаль, говорю вам. Таким, каким вы меня видите, я был его врагом тому назад восемь лет. Мой отец был граф и эмигрант. Но он победил меня, этот человек. Он завладел мною. Я не мог устоять перед зрелищем величия и славы, которым он покрывал Францию. Когда я понял, чего он хотел, когда я увидал, что он готовит для нас ложе лавров, я сказал себе: вот государь, и я отдался ему. И вот! О да, мой милый, это самый великий человек прошедших и будущих веков.]
– Est il a Moscou? [Что, он в Москве?] – замявшись и с преступным лицом сказал Пьер.
Француз посмотрел на преступное лицо Пьера и усмехнулся.
– Non, il fera son entree demain, [Нет, он сделает свой въезд завтра,] – сказал он и продолжал свои рассказы.
Разговор их был прерван криком нескольких голосов у ворот и приходом Мореля, который пришел объявить капитану, что приехали виртембергские гусары и хотят ставить лошадей на тот же двор, на котором стояли лошади капитана. Затруднение происходило преимущественно оттого, что гусары не понимали того, что им говорили.
Капитан велел позвать к себе старшего унтер офицера в строгим голосом спросил у него, к какому полку он принадлежит, кто их начальник и на каком основании он позволяет себе занимать квартиру, которая уже занята. На первые два вопроса немец, плохо понимавший по французски, назвал свой полк и своего начальника; но на последний вопрос он, не поняв его, вставляя ломаные французские слова в немецкую речь, отвечал, что он квартиргер полка и что ему ведено от начальника занимать все дома подряд, Пьер, знавший по немецки, перевел капитану то, что говорил немец, и ответ капитана передал по немецки виртембергскому гусару. Поняв то, что ему говорили, немец сдался и увел своих людей. Капитан вышел на крыльцо, громким голосом отдавая какие то приказания.
Когда он вернулся назад в комнату, Пьер сидел на том же месте, где он сидел прежде, опустив руки на голову. Лицо его выражало страдание. Он действительно страдал в эту минуту. Когда капитан вышел и Пьер остался один, он вдруг опомнился и сознал то положение, в котором находился. Не то, что Москва была взята, и не то, что эти счастливые победители хозяйничали в ней и покровительствовали ему, – как ни тяжело чувствовал это Пьер, не это мучило его в настоящую минуту. Его мучило сознание своей слабости. Несколько стаканов выпитого вина, разговор с этим добродушным человеком уничтожили сосредоточенно мрачное расположение духа, в котором жил Пьер эти последние дни и которое было необходимо для исполнения его намерения. Пистолет, и кинжал, и армяк были готовы, Наполеон въезжал завтра. Пьер точно так же считал полезным и достойным убить злодея; но он чувствовал, что теперь он не сделает этого. Почему? – он не знал, но предчувствовал как будто, что он не исполнит своего намерения. Он боролся против сознания своей слабости, но смутно чувствовал, что ему не одолеть ее, что прежний мрачный строй мыслей о мщенье, убийстве и самопожертвовании разлетелся, как прах, при прикосновении первого человека.
Капитан, слегка прихрамывая и насвистывая что то, вошел в комнату.
Забавлявшая прежде Пьера болтовня француза теперь показалась ему противна. И насвистываемая песенка, и походка, и жест покручиванья усов – все казалось теперь оскорбительным Пьеру.
«Я сейчас уйду, я ни слова больше не скажу с ним», – думал Пьер. Он думал это, а между тем сидел все на том же месте. Какое то странное чувство слабости приковало его к своему месту: он хотел и не мог встать и уйти.
Капитан, напротив, казался очень весел. Он прошелся два раза по комнате. Глаза его блестели, и усы слегка подергивались, как будто он улыбался сам с собой какой то забавной выдумке.
– Charmant, – сказал он вдруг, – le colonel de ces Wurtembourgeois! C'est un Allemand; mais brave garcon, s'il en fut. Mais Allemand. [Прелестно, полковник этих вюртембергцев! Он немец; но славный малый, несмотря на это. Но немец.]
Он сел против Пьера.
– A propos, vous savez donc l'allemand, vous? [Кстати, вы, стало быть, знаете по немецки?]
Пьер смотрел на него молча.
– Comment dites vous asile en allemand? [Как по немецки убежище?]
– Asile? – повторил Пьер. – Asile en allemand – Unterkunft. [Убежище? Убежище – по немецки – Unterkunft.]
– Comment dites vous? [Как вы говорите?] – недоверчиво и быстро переспросил капитан.
– Unterkunft, – повторил Пьер.
– Onterkoff, – сказал капитан и несколько секунд смеющимися глазами смотрел на Пьера. – Les Allemands sont de fieres betes. N'est ce pas, monsieur Pierre? [Экие дурни эти немцы. Не правда ли, мосье Пьер?] – заключил он.
– Eh bien, encore une bouteille de ce Bordeau Moscovite, n'est ce pas? Morel, va nous chauffer encore une pelilo bouteille. Morel! [Ну, еще бутылочку этого московского Бордо, не правда ли? Морель согреет нам еще бутылочку. Морель!] – весело крикнул капитан.
Морель подал свечи и бутылку вина. Капитан посмотрел на Пьера при освещении, и его, видимо, поразило расстроенное лицо его собеседника. Рамбаль с искренним огорчением и участием в лице подошел к Пьеру и нагнулся над ним.
– Eh bien, nous sommes tristes, [Что же это, мы грустны?] – сказал он, трогая Пьера за руку. – Vous aurai je fait de la peine? Non, vrai, avez vous quelque chose contre moi, – переспрашивал он. – Peut etre rapport a la situation? [Может, я огорчил вас? Нет, в самом деле, не имеете ли вы что нибудь против меня? Может быть, касательно положения?]
Пьер ничего не отвечал, но ласково смотрел в глаза французу. Это выражение участия было приятно ему.
– Parole d'honneur, sans parler de ce que je vous dois, j'ai de l'amitie pour vous. Puis je faire quelque chose pour vous? Disposez de moi. C'est a la vie et a la mort. C'est la main sur le c?ur que je vous le dis, [Честное слово, не говоря уже про то, чем я вам обязан, я чувствую к вам дружбу. Не могу ли я сделать для вас что нибудь? Располагайте мною. Это на жизнь и на смерть. Я говорю вам это, кладя руку на сердце,] – сказал он, ударяя себя в грудь.
– Merci, – сказал Пьер. Капитан посмотрел пристально на Пьера так же, как он смотрел, когда узнал, как убежище называлось по немецки, и лицо его вдруг просияло.
– Ah! dans ce cas je bois a notre amitie! [А, в таком случае пью за вашу дружбу!] – весело крикнул он, наливая два стакана вина. Пьер взял налитой стакан и выпил его. Рамбаль выпил свой, пожал еще раз руку Пьера и в задумчиво меланхолической позе облокотился на стол.
– Oui, mon cher ami, voila les caprices de la fortune, – начал он. – Qui m'aurait dit que je serai soldat et capitaine de dragons au service de Bonaparte, comme nous l'appellions jadis. Et cependant me voila a Moscou avec lui. Il faut vous dire, mon cher, – продолжал он грустным я мерным голосом человека, который сбирается рассказывать длинную историю, – que notre nom est l'un des plus anciens de la France. [Да, мой друг, вот колесо фортуны. Кто сказал бы мне, что я буду солдатом и капитаном драгунов на службе у Бонапарта, как мы его, бывало, называли. Однако же вот я в Москве с ним. Надо вам сказать, мой милый… что имя наше одно из самых древних во Франции.]
И с легкой и наивной откровенностью француза капитан рассказал Пьеру историю своих предков, свое детство, отрочество и возмужалость, все свои родственныеимущественные, семейные отношения. «Ma pauvre mere [„Моя бедная мать“.] играла, разумеется, важную роль в этом рассказе.
– Mais tout ca ce n'est que la mise en scene de la vie, le fond c'est l'amour? L'amour! N'est ce pas, monsieur; Pierre? – сказал он, оживляясь. – Encore un verre. [Но все это есть только вступление в жизнь, сущность же ее – это любовь. Любовь! Не правда ли, мосье Пьер? Еще стаканчик.]
Пьер опять выпил и налил себе третий.
– Oh! les femmes, les femmes! [О! женщины, женщины!] – и капитан, замаслившимися глазами глядя на Пьера, начал говорить о любви и о своих любовных похождениях. Их было очень много, чему легко было поверить, глядя на самодовольное, красивое лицо офицера и на восторженное оживление, с которым он говорил о женщинах. Несмотря на то, что все любовные истории Рамбаля имели тот характер пакостности, в котором французы видят исключительную прелесть и поэзию любви, капитан рассказывал свои истории с таким искренним убеждением, что он один испытал и познал все прелести любви, и так заманчиво описывал женщин, что Пьер с любопытством слушал его.
Очевидно было, что l'amour, которую так любил француз, была ни та низшего и простого рода любовь, которую Пьер испытывал когда то к своей жене, ни та раздуваемая им самим романтическая любовь, которую он испытывал к Наташе (оба рода этой любви Рамбаль одинаково презирал – одна была l'amour des charretiers, другая l'amour des nigauds) [любовь извозчиков, другая – любовь дурней.]; l'amour, которой поклонялся француз, заключалась преимущественно в неестественности отношений к женщине и в комбинация уродливостей, которые придавали главную прелесть чувству.
Так капитан рассказал трогательную историю своей любви к одной обворожительной тридцатипятилетней маркизе и в одно и то же время к прелестному невинному, семнадцатилетнему ребенку, дочери обворожительной маркизы. Борьба великодушия между матерью и дочерью, окончившаяся тем, что мать, жертвуя собой, предложила свою дочь в жены своему любовнику, еще и теперь, хотя уж давно прошедшее воспоминание, волновала капитана. Потом он рассказал один эпизод, в котором муж играл роль любовника, а он (любовник) роль мужа, и несколько комических эпизодов из souvenirs d'Allemagne, где asile значит Unterkunft, где les maris mangent de la choux croute и где les jeunes filles sont trop blondes. [воспоминаний о Германии, где мужья едят капустный суп и где молодые девушки слишком белокуры.]
Наконец последний эпизод в Польше, еще свежий в памяти капитана, который он рассказывал с быстрыми жестами и разгоревшимся лицом, состоял в том, что он спас жизнь одному поляку (вообще в рассказах капитана эпизод спасения жизни встречался беспрестанно) и поляк этот вверил ему свою обворожительную жену (Parisienne de c?ur [парижанку сердцем]), в то время как сам поступил во французскую службу. Капитан был счастлив, обворожительная полька хотела бежать с ним; но, движимый великодушием, капитан возвратил мужу жену, при этом сказав ему: «Je vous ai sauve la vie et je sauve votre honneur!» [Я спас вашу жизнь и спасаю вашу честь!] Повторив эти слова, капитан протер глаза и встряхнулся, как бы отгоняя от себя охватившую его слабость при этом трогательном воспоминании.
Слушая рассказы капитана, как это часто бывает в позднюю вечернюю пору и под влиянием вина, Пьер следил за всем тем, что говорил капитан, понимал все и вместе с тем следил за рядом личных воспоминаний, вдруг почему то представших его воображению. Когда он слушал эти рассказы любви, его собственная любовь к Наташе неожиданно вдруг вспомнилась ему, и, перебирая в своем воображении картины этой любви, он мысленно сравнивал их с рассказами Рамбаля. Следя за рассказом о борьбе долга с любовью, Пьер видел пред собою все малейшие подробности своей последней встречи с предметом своей любви у Сухаревой башни. Тогда эта встреча не произвела на него влияния; он даже ни разу не вспомнил о ней. Но теперь ему казалось, что встреча эта имела что то очень значительное и поэтическое.
«Петр Кирилыч, идите сюда, я узнала», – слышал он теперь сказанные сю слова, видел пред собой ее глаза, улыбку, дорожный чепчик, выбившуюся прядь волос… и что то трогательное, умиляющее представлялось ему во всем этом.
Окончив свой рассказ об обворожительной польке, капитан обратился к Пьеру с вопросом, испытывал ли он подобное чувство самопожертвования для любви и зависти к законному мужу.
Вызванный этим вопросом, Пьер поднял голову и почувствовал необходимость высказать занимавшие его мысли; он стал объяснять, как он несколько иначе понимает любовь к женщине. Он сказал, что он во всю свою жизнь любил и любит только одну женщину и что эта женщина никогда не может принадлежать ему.
– Tiens! [Вишь ты!] – сказал капитан.
Потом Пьер объяснил, что он любил эту женщину с самых юных лет; но не смел думать о ней, потому что она была слишком молода, а он был незаконный сын без имени. Потом же, когда он получил имя и богатство, он не смел думать о ней, потому что слишком любил ее, слишком высоко ставил ее над всем миром и потому, тем более, над самим собою. Дойдя до этого места своего рассказа, Пьер обратился к капитану с вопросом: понимает ли он это?
Капитан сделал жест, выражающий то, что ежели бы он не понимал, то он все таки просит продолжать.
– L'amour platonique, les nuages… [Платоническая любовь, облака…] – пробормотал он. Выпитое ли вино, или потребность откровенности, или мысль, что этот человек не знает и не узнает никого из действующих лиц его истории, или все вместе развязало язык Пьеру. И он шамкающим ртом и маслеными глазами, глядя куда то вдаль, рассказал всю свою историю: и свою женитьбу, и историю любви Наташи к его лучшему другу, и ее измену, и все свои несложные отношения к ней. Вызываемый вопросами Рамбаля, он рассказал и то, что скрывал сначала, – свое положение в свете и даже открыл ему свое имя.
Более всего из рассказа Пьера поразило капитана то, что Пьер был очень богат, что он имел два дворца в Москве и что он бросил все и не уехал из Москвы, а остался в городе, скрывая свое имя и звание.
Уже поздно ночью они вместе вышли на улицу. Ночь была теплая и светлая. Налево от дома светлело зарево первого начавшегося в Москве, на Петровке, пожара. Направо стоял высоко молодой серп месяца, и в противоположной от месяца стороне висела та светлая комета, которая связывалась в душе Пьера с его любовью. У ворот стояли Герасим, кухарка и два француза. Слышны были их смех и разговор на непонятном друг для друга языке. Они смотрели на зарево, видневшееся в городе.
Ничего страшного не было в небольшом отдаленном пожаре в огромном городе.
Глядя на высокое звездное небо, на месяц, на комету и на зарево, Пьер испытывал радостное умиление. «Ну, вот как хорошо. Ну, чего еще надо?!» – подумал он. И вдруг, когда он вспомнил свое намерение, голова его закружилась, с ним сделалось дурно, так что он прислонился к забору, чтобы не упасть.
Не простившись с своим новым другом, Пьер нетвердыми шагами отошел от ворот и, вернувшись в свою комнату, лег на диван и тотчас же заснул.


На зарево первого занявшегося 2 го сентября пожара с разных дорог с разными чувствами смотрели убегавшие и уезжавшие жители и отступавшие войска.
Поезд Ростовых в эту ночь стоял в Мытищах, в двадцати верстах от Москвы. 1 го сентября они выехали так поздно, дорога так была загромождена повозками и войсками, столько вещей было забыто, за которыми были посылаемы люди, что в эту ночь было решено ночевать в пяти верстах за Москвою. На другое утро тронулись поздно, и опять было столько остановок, что доехали только до Больших Мытищ. В десять часов господа Ростовы и раненые, ехавшие с ними, все разместились по дворам и избам большого села. Люди, кучера Ростовых и денщики раненых, убрав господ, поужинали, задали корму лошадям и вышли на крыльцо.
В соседней избе лежал раненый адъютант Раевского, с разбитой кистью руки, и страшная боль, которую он чувствовал, заставляла его жалобно, не переставая, стонать, и стоны эти страшно звучали в осенней темноте ночи. В первую ночь адъютант этот ночевал на том же дворе, на котором стояли Ростовы. Графиня говорила, что она не могла сомкнуть глаз от этого стона, и в Мытищах перешла в худшую избу только для того, чтобы быть подальше от этого раненого.
Один из людей в темноте ночи, из за высокого кузова стоявшей у подъезда кареты, заметил другое небольшое зарево пожара. Одно зарево давно уже видно было, и все знали, что это горели Малые Мытищи, зажженные мамоновскими казаками.
– А ведь это, братцы, другой пожар, – сказал денщик.
Все обратили внимание на зарево.
– Да ведь, сказывали, Малые Мытищи мамоновские казаки зажгли.
– Они! Нет, это не Мытищи, это дале.
– Глянь ка, точно в Москве.
Двое из людей сошли с крыльца, зашли за карету и присели на подножку.
– Это левей! Как же, Мытищи вон где, а это вовсе в другой стороне.
Несколько людей присоединились к первым.
– Вишь, полыхает, – сказал один, – это, господа, в Москве пожар: либо в Сущевской, либо в Рогожской.
Никто не ответил на это замечание. И довольно долго все эти люди молча смотрели на далекое разгоравшееся пламя нового пожара.
Старик, графский камердинер (как его называли), Данило Терентьич подошел к толпе и крикнул Мишку.
– Ты чего не видал, шалава… Граф спросит, а никого нет; иди платье собери.
– Да я только за водой бежал, – сказал Мишка.
– А вы как думаете, Данило Терентьич, ведь это будто в Москве зарево? – сказал один из лакеев.
Данило Терентьич ничего не отвечал, и долго опять все молчали. Зарево расходилось и колыхалось дальше и дальше.
– Помилуй бог!.. ветер да сушь… – опять сказал голос.
– Глянь ко, как пошло. О господи! аж галки видно. Господи, помилуй нас грешных!
– Потушат небось.
– Кому тушить то? – послышался голос Данилы Терентьича, молчавшего до сих пор. Голос его был спокоен и медлителен. – Москва и есть, братцы, – сказал он, – она матушка белока… – Голос его оборвался, и он вдруг старчески всхлипнул. И как будто только этого ждали все, чтобы понять то значение, которое имело для них это видневшееся зарево. Послышались вздохи, слова молитвы и всхлипывание старого графского камердинера.


Камердинер, вернувшись, доложил графу, что горит Москва. Граф надел халат и вышел посмотреть. С ним вместе вышла и не раздевавшаяся еще Соня, и madame Schoss. Наташа и графиня одни оставались в комнате. (Пети не было больше с семейством; он пошел вперед с своим полком, шедшим к Троице.)
Графиня заплакала, услыхавши весть о пожаре Москвы. Наташа, бледная, с остановившимися глазами, сидевшая под образами на лавке (на том самом месте, на которое она села приехавши), не обратила никакого внимания на слова отца. Она прислушивалась к неумолкаемому стону адъютанта, слышному через три дома.
– Ах, какой ужас! – сказала, со двора возвративись, иззябшая и испуганная Соня. – Я думаю, вся Москва сгорит, ужасное зарево! Наташа, посмотри теперь, отсюда из окошка видно, – сказала она сестре, видимо, желая чем нибудь развлечь ее. Но Наташа посмотрела на нее, как бы не понимая того, что у ней спрашивали, и опять уставилась глазами в угол печи. Наташа находилась в этом состоянии столбняка с нынешнего утра, с того самого времени, как Соня, к удивлению и досаде графини, непонятно для чего, нашла нужным объявить Наташе о ране князя Андрея и о его присутствии с ними в поезде. Графиня рассердилась на Соню, как она редко сердилась. Соня плакала и просила прощенья и теперь, как бы стараясь загладить свою вину, не переставая ухаживала за сестрой.
– Посмотри, Наташа, как ужасно горит, – сказала Соня.
– Что горит? – спросила Наташа. – Ах, да, Москва.
И как бы для того, чтобы не обидеть Сони отказом и отделаться от нее, она подвинула голову к окну, поглядела так, что, очевидно, не могла ничего видеть, и опять села в свое прежнее положение.
– Да ты не видела?
– Нет, право, я видела, – умоляющим о спокойствии голосом сказала она.
И графине и Соне понятно было, что Москва, пожар Москвы, что бы то ни было, конечно, не могло иметь значения для Наташи.
Граф опять пошел за перегородку и лег. Графиня подошла к Наташе, дотронулась перевернутой рукой до ее головы, как это она делала, когда дочь ее бывала больна, потом дотронулась до ее лба губами, как бы для того, чтобы узнать, есть ли жар, и поцеловала ее.
– Ты озябла. Ты вся дрожишь. Ты бы ложилась, – сказала она.
– Ложиться? Да, хорошо, я лягу. Я сейчас лягу, – сказала Наташа.
С тех пор как Наташе в нынешнее утро сказали о том, что князь Андрей тяжело ранен и едет с ними, она только в первую минуту много спрашивала о том, куда? как? опасно ли он ранен? и можно ли ей видеть его? Но после того как ей сказали, что видеть его ей нельзя, что он ранен тяжело, но что жизнь его не в опасности, она, очевидно, не поверив тому, что ей говорили, но убедившись, что сколько бы она ни говорила, ей будут отвечать одно и то же, перестала спрашивать и говорить. Всю дорогу с большими глазами, которые так знала и которых выражения так боялась графиня, Наташа сидела неподвижно в углу кареты и так же сидела теперь на лавке, на которую села. Что то она задумывала, что то она решала или уже решила в своем уме теперь, – это знала графиня, но что это такое было, она не знала, и это то страшило и мучило ее.
– Наташа, разденься, голубушка, ложись на мою постель. (Только графине одной была постелена постель на кровати; m me Schoss и обе барышни должны были спать на полу на сене.)
– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.
– Ложись, голубушка, ложись, мой дружок, – сказала графиня, слегка дотрогиваясь рукой до плеча Наташи. – Ну, ложись же.
– Ах, да… Я сейчас, сейчас лягу, – сказала Наташа, поспешно раздеваясь и обрывая завязки юбок. Скинув платье и надев кофту, она, подвернув ноги, села на приготовленную на полу постель и, перекинув через плечо наперед свою недлинную тонкую косу, стала переплетать ее. Тонкие длинные привычные пальцы быстро, ловко разбирали, плели, завязывали косу. Голова Наташи привычным жестом поворачивалась то в одну, то в другую сторону, но глаза, лихорадочно открытые, неподвижно смотрели прямо. Когда ночной костюм был окончен, Наташа тихо опустилась на простыню, постланную на сено с края от двери.
– Наташа, ты в середину ляг, – сказала Соня.
– Нет, я тут, – проговорила Наташа. – Да ложитесь же, – прибавила она с досадой. И она зарылась лицом в подушку.
Графиня, m me Schoss и Соня поспешно разделись и легли. Одна лампадка осталась в комнате. Но на дворе светлело от пожара Малых Мытищ за две версты, и гудели пьяные крики народа в кабаке, который разбили мамоновские казаки, на перекоске, на улице, и все слышался неумолкаемый стон адъютанта.
Долго прислушивалась Наташа к внутренним и внешним звукам, доносившимся до нее, и не шевелилась. Она слышала сначала молитву и вздохи матери, трещание под ней ее кровати, знакомый с свистом храп m me Schoss, тихое дыханье Сони. Потом графиня окликнула Наташу. Наташа не отвечала ей.