Хаскинс, Чарльз Хомер

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Чарльз Хомер Хаскинс
англ. Charles Homer Haskins

Чарльз Хомер Хаскинс (англ. Charles Homer Haskins; 21.12.1870, Пенсильвания — 14.05.1937, Кембридж, Массачусетс) — американский историк-медиевист, первопроходец этой науки в США. Советник президента США Вудро Вильсона, вместе с которым принимал участие в Парижской мирной конференции 1919 года. Самая известная работа «The Renaissance of the Twelfth Century» (1927). Профессор и декан Гарварда (с 1902 года).

Окончил Университет Джонса Хопкинса, учился также в Париже и Берлине. Степень доктора философии по истории получил в 1890 г. в альма-матер. С того же года преподаватель Висконсинского университета, с 1892 года профессор и в 1892—1902 годах глава кафедры европейской истории. С 1902 г. в Гарварде, где преподавал до 1931 года. В 1920-26 гг. первый председатель Американского совета научных обществ. В 1922 году президент Американской исторической ассоциации (англ.).

Историк средневековых институтов — университетов и правительств. Его наиболее известный ученик — en:Joseph Strayer.

Его сын также стал профессором.

С 1940 года Американская академия средневековья (англ.) присуждает медаль его имени (англ.). В 1982 году было основано названное его именем общество.

По словам отечественного учёного П. Ю. Уварова, Хаскинс — это «человек, который привил США любовь к европейскому Средневековью»[1].

Напишите отзыв о статье "Хаскинс, Чарльз Хомер"



Ссылки

  1. [polit.ru/article/2010/02/04/university/ У истоков университетской корпорации - ПОЛИТ.РУ]
  • [www.britannica.com/biography/Charles-Homer-Haskins], [www.historians.org/about-aha-and-membership/aha-history-and-archives/presidential-addresses/charles-h-haskins-biography]
К:Википедия:Изолированные статьи (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий Хаскинс, Чарльз Хомер

– Он есть, но понять Его трудно, – заговорил опять масон, глядя не на лицо Пьера, а перед собою, своими старческими руками, которые от внутреннего волнения не могли оставаться спокойными, перебирая листы книги. – Ежели бы это был человек, в существовании которого ты бы сомневался, я бы привел к тебе этого человека, взял бы его за руку и показал тебе. Но как я, ничтожный смертный, покажу всё всемогущество, всю вечность, всю благость Его тому, кто слеп, или тому, кто закрывает глаза, чтобы не видать, не понимать Его, и не увидать, и не понять всю свою мерзость и порочность? – Он помолчал. – Кто ты? Что ты? Ты мечтаешь о себе, что ты мудрец, потому что ты мог произнести эти кощунственные слова, – сказал он с мрачной и презрительной усмешкой, – а ты глупее и безумнее малого ребенка, который бы, играя частями искусно сделанных часов, осмелился бы говорить, что, потому что он не понимает назначения этих часов, он и не верит в мастера, который их сделал. Познать Его трудно… Мы веками, от праотца Адама и до наших дней, работаем для этого познания и на бесконечность далеки от достижения нашей цели; но в непонимании Его мы видим только нашу слабость и Его величие… – Пьер, с замиранием сердца, блестящими глазами глядя в лицо масона, слушал его, не перебивал, не спрашивал его, а всей душой верил тому, что говорил ему этот чужой человек. Верил ли он тем разумным доводам, которые были в речи масона, или верил, как верят дети интонациям, убежденности и сердечности, которые были в речи масона, дрожанию голоса, которое иногда почти прерывало масона, или этим блестящим, старческим глазам, состарившимся на том же убеждении, или тому спокойствию, твердости и знанию своего назначения, которые светились из всего существа масона, и которые особенно сильно поражали его в сравнении с своей опущенностью и безнадежностью; – но он всей душой желал верить, и верил, и испытывал радостное чувство успокоения, обновления и возвращения к жизни.